home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

В час пополудни Пита Лонго отпустили под его собственную гарантию из департамента муниципальной полиции Лас-Вегаса, при этом его временно отстранили от службы без оплаты и намекнули, что он — главный подозреваемый в деле об убийстве Крис Блейк, стриптизерши, с которой у него были отношения.

Лонго не удивился, что его назвали подозреваемым. Его алиби на предыдущую ночь еще предстояло проверить. Но оно подтвердится, ведь он выпивал с двумя другими полицейскими. Они в один голос заявят, что он не ездил к Крис в момент убийства. Тогда он будет чист.

Вот только слово «чист» весьма относительно. Позора ему не избежать. От стыда-то куда денешься?

Лонго жил на полдороге между Лас-Вегасом и Хендерсоном, в новом комплексе, от которого рукой подать до шоссе на Боулдер-Сити. Скромный пригород, где ежемесячно устраиваются вечеринки для всех соседей, а собаки сплошь добродушны, так что нет нужды сажать их на цепь. Там хорошие школы. Обе его дочери стали учиться лучше.

Дом Лонго стоял в конце тупика. Затормозив на подъездной дорожке, он почувствовал, что краснеет. Он позвонил Синди из участка и во всем признался. Уж лучше самому рассказать, чем это сделает какой-нибудь газетчик, решил Лонго.

Теперь он уже не был так уверен. Его одежда была кучей свалена посреди двора. Рядом валялся открытый чемодан. Все было ясно без слов: «Пошел вон».

Лонго вылез из машины и принялся укладывать вещи. Ему на глаза попался его единственный приличный костюм в ужасном состоянии. Синди явно была в ярости.

Он придавил коленом чемодан, чтобы закрыть, и ощутил, что трясется. В последний раз он чувствовал себя таким униженным на выпускном балу в школе, когда его вырвало в чашу с пуншем. На окнах гостиной трепетали занавески. Может быть, его дочери подглядывают за ним? Он попытался представить, что они думают. «Папаша наш — полное дерьмо», — вот и все, что пришло ему на ум.


Выехав на шоссе, он начал успокаиваться. Дочери со временем перестанут сердиться. Клинтона же они простили. Вот с Синди сложнее. Этот мост уже не починишь.

Лонго въехал в Хендерсон, один из спальных пригородов Лас-Вегаса, с торговыми центрами, вырастающими в пустыне каждую неделю. Были там и казино, но большого дохода они не приносили. Местные были осмотрительны.

Он подъехал к автозакусочной. Впереди два бездельника на «БМВ» смеялись над работником заведения. Лонго посигналил, водитель вылез из машины и вразвалочку подошел к нему. Лет шестнадцати, с ног до головы в дизайнерских шмотках.

— Тебе что-то мешает? — проворчал он.

Лонго показал ему полицейский значок.

— Ты. Вали отсюда.

— Но нам еще жратву не принесли.

— Уродам не положено.

Лонго пообедал на парковке. Он любил Вегас и не мог представить себя в другом городе. Но теперь, наверное, придется переехать. Почему-то ему никогда не приходило в голову, что из-за романа на стороне он может потерять все, чем дорожит.

Зазвонил сотовый. Лонго вытащил телефон из кармана и посмотрел на экран. Джимми Берне, бывший напарник.

— Ты хоть понимаешь, в какие неприятности вляпался? — спросил Джимми.

— Да уж, — устало ответил он. — Понимаю.


Они встретились в туалете «Главной станции», старомодного казино на улице Фримонт.

У этого туалета было две особенности. Первая состояла в том, что писсуары крепились к разукрашенному граффити куску Берлинской стены, который поливали все без исключения пьяницы, входившие в эту комнату. Второй особенностью был тайный вход, о котором знали немногие. Лонго сжал руку Джимми.

— Привет, козявка.

— Привет, толстячок.

— Спасибо, что пришел.

— День какой-то вялый.

Джимми служил в элитном убойном отделе городской полиции, носил сшитые на заказ костюмы и стригся раз в две-три недели. Для города, где имидж — это все, Джимми подходил как нельзя лучше. Все знали, что со временем ему светит место начальника.

Потайная дверь скрывалась за огромным зеркалом. Джимми толкнул его и вышел. Лонго шагнул за ним в темный коридор. Они вынырнули из заднего входа в казино.

Приближаясь к улице Фримонт, оба машинально глянули через плечо. За ними никто не крался, и они прошли под здоровенным стальным куполом, названным «Приключение на улице Фримонт».

«Приключение» было авантюрой ценой семьдесят миллионов долларов, задуманной для привлечения туристов в старый центр города. Раз в час купол превращался в балет гипнотизирующих образов, создаваемых двумя миллионами разноцветных синхронизированных лучей. Зрелище получалось потрясающее, но полюбоваться им собирались только дети.

— Может, зайдем в «Фицджеральд»? — предложил Джимми.

— Отличная мысль.

В «Фицджеральде», дымном заведении с низким потолком, стояли игровые автоматы и рулетка, где ставили по пять центов. За доллар подавали большой бокал Маргариты. Местные жители посещали «Фицджеральд», когда на них нападала тоска по прошлому. Эскалатор отвез их наверх, и они заняли последний свободный столик у бара «Гнездо счастливчика».

Не успели они опуститься на стулья, как перед ними нарисовалась официантка, крупная дама с большими руками. Джимми заказал два разливных пива. Она ушла. Лонго поставил локти на стол.

— Ну, что слышно?

— Все плохо. Насколько близко ты знал эту стриптизершу?

— Мы познакомились полтора месяца назад.

— ФБР проводило расследование, она там фигурировала.

Лонго показалось, что на его плечи свалился тяжелый груз. Где ФБР, там прослушка и хвосты. Сколько фотографий они сделали? Сколько телефонных разговоров записали?

— В чем ее подозревают?

Джимми опустил глаза на лужицу воды на столе, потом поднял их на Лонго. Было совершенно ясно, что он серьезен.

— Отмывание денег. Они обыскали дом твоей подруги и весь участок. И обнаружили спортивную сумку с казиношными фишками в мусорном контейнере.

Лонго нервно заерзал. Официантка принесла пиво, чем спасла его, пусть и на несколько минут. Стер ли он отпечатки пальцев с сумки? Нет, не стер.

— Я нашел эту сумку под столом в кухне, — признался Лонго.

Джимми передернуло. Эта привычка появилась у него с тех пор, как он стал инспектором убойного отдела.

— То есть ты о ней знал?

— Нет, ничего я не знал. Я нашел сумку сегодня утром, после того как увидел Крис мертвой.

— Зачем ты ее спрятал?

— Знал, что из-за нее возникнут вопросы, ответов на которые у меня нет.

— Ты не в курсе ее дел?

Лонго покачал головой. Он был прав на все сто. Всем плевать на то, что Крис убили. Их волнуют только казиношные фишки под кухонным столом.

— Не думаешь, что тебя использовали? — спросил Джимми.

— Каким образом?

— Как щит, за которым она могла прятаться.

— Нет.

Джимми посмотрел в окно на улицу, на гостиницу «Эль-Кортес», на пространство, заполненное попрошайками, порнобарами, карманниками и самым унылым в мире рядом мотелей, облюбованных тараканами. Когда-то это был первый район их совместной работы — кажется, в прошлой жизни. Джимми перевел взгляд на друга.

— Хочешь спасти свою задницу?

— Конечно, хочу.

— Тогда вот тебе сделка. Департамент сомкнет ряды вокруг тебя. У тебя был роман с этой девицей — и все. ФБР может тебя арестовать, так что не отклоняйся от своей истории. Мы не дадим сделать из тебя козла отпущения.

Лонго разглядывал пену, собравшуюся у стенок кружки. Его не уволят со службы. Он сохранит какое-то подобие прежней жизни. Ему захотелось перегнуться через стол и сжать Джимми в объятиях, но он сдержался.

— Спасибо, старик.

Джимми отпил пива.

— Хочу задать тебе один вопрос.

— Какой?

— Ты ведь заглянул в эту спортивную сумку, да?

Лонго утвердительно кивнул.

— Там были шоколадные фишки?

Лонго отодвинулся на стуле от стола.

— Ты меня в чем-то обвиняешь?

Джимми посмотрел на него недоброжелательно.

— Трое полицейских прикасались к этой сумке после того, как ты бросил ее в контейнер. ФБР хочет знать, Пит. Ты нашел там шоколадные фишки?

Так вот почему Джимми позвонил ему. Долбанное ФБР. Лонго достал из кармана шоколадную фишку на пять тысяч долларов, которую стянул из сумки, и бросил бывшему напарнику.

— Одна всего.

Джимми спрятал фишку в карман и швырнул на стол пять долларов за пиво. Официантка бросилась на купюру, как акула, и не уточнила, нужна ли сдача. Джимми поднялся.

— Знаешь, кому принадлежит сумка?

— Да, знаю.

— Ты знаком с ним?

— Шапочно.

— Держись от него подальше, если не хочешь еще больших неприятностей, — посоветовал Джимми и ушел из бара.


Лонго остался на месте и допил свое пиво, потом пиво Джимми. Официантка вертелась вокруг стола, желая усадить за него других клиентов.

— Нет, — твердо сказал он ей.

Она бросила на него злобный взгляд и удалилась. На улице зазвучало объявление. «Приключение» должно было вот-вот ожить. Лонго подвинул стул, чтобы лучше видеть шоу, но его отвлек сотовый. Он вытащил его и посмотрел на экран. Лу Снайдер, человек, связанный с гостиничным бизнесом.

— Привет, — ответил Лонго. — Накопал что-нибудь?

— Валентайн поселился в «Грехе» вчера вечером, — сказал Лу — Съехал сегодня утром. Но мне кажется, он еще в городе.

— Почему ты так думаешь?

— Я залез в компьютеры авиакомпаний, но ни в одном списке пассажиров его не нашел. И машину он еще не сдал.

Световое шоу началось под аккомпанемент громкой музыки из «Звездных войн». Вот такие глупости любила Крис. Ему захотелось позвонить ей, но он вспомнил, что ее убили. Лонго вытер глаза рукавом.

— Я так думаю, Валентайн остановился в «Акрополе», — продолжал Лу. — Ходят слухи, что они с Ником Никокрополисом на короткой ноге. Хочешь, позвоню туда и узнаю, в каком он номере?

Лонго вспомнил предостережение Джимми и решил пренебречь им. Ему нужно было знать, за что Валентайн застрелил ее. Чем Крис заслужила такое? Полиция его не спросит, потому что полиции все до лампочки. Их волнуют только фишки.

— Да, хочу, — согласился он.


предыдущая глава | Заряженные кости | cледующая глава