home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Райли подождала несколько секунд, потом осмотрелась из-под ресниц как раз вовремя, чтобы заметить, как один громадный принц Атлантиды растворился в облаке тумана.

— Какого черта? — она поморгала, потом протерла глаза. — Великолепно. Гудини из Атлантиды.

Но у нее не было времени волноваться насчет него и его глупых трюков — боль Квинн обжигала ее. Она распахнула дверцу машины и выскочила, потом посмотрела на ту дорожку, по которой воины пробежали всего лишь несколько минут назад.

— Как будто какой-то глупый мужчина может удержать меня вдали от Квинн, когда она во мне нуждается. Ни сейчас, ни когда-либо еще, — она бросилась бежать, благодаря старую обувь для бега, которую нацепила прошлой ночью, и которая все еще была на ней.

Еще один приступ оглушающей боли от Квинн прошел через нее. На минутку она согнулась вдвое, потом выпрямилась и побежала еще быстрее, посылая заверения Квинн единственным способом, который ей был известен.

— Я иду, Квинн. Я иду. Только попробуй умереть — ты всё, что у меня есть.

Конлан обогнал Вэна и Семерку, бежавших по дорожке, когда та расширилась и свернула налево. Завернув за угол, все еще в форме полупрозрачного тумана, он оказался на месте насильственной смерти.

Этот шок уничтожил его сосредоточенность, и он снова обратился в себя, испытывая приступ тошноты. Грубо говоря, дюжина тел, в крови, изуродованные и разорванные, лежали на тропинке. Он почувствовал, как комок поднимается по его горлу, когда воины прибежали за ним. Спокойные, освещенные солнцем деревья словно насмехались по контрасту с этим ужасным зрелищем.

— Это недозволенно, — прорычал позади него Вэн. — Это даже выходит за рамки недозволенного.

Джастис плечами проложил себе путь и стал рядом с Конланом с другой стороны, вынув меч из ножен и скривив губы так, что показались зубы.

— Вы видели Райзена? Он не один из этих трупов?

Алексиос обошел их и вместе с Конланом стал осматривать упавшие тела. Остальные последовали за ними, держа наготове кинжалы и ружья, их глаза все время осматривали лес на предмет возвращающейся опасности.

— Этот — оборотень, — выкрикнул Конлан, видя оригинальные глаза. Глаза оборотня возвращались к животной форме и свету, когда тот умирал.

Этот, разорванный на куски у его ног, был похож на волка.

Потом он резко поднял голову, и осмотрелся в поисках того, кто должен был быть здесь до него.

— Аларик. Ты где?

— Я здесь, и мне нужна твоя помощь, — ответил Аларик позади него. Конлан развернулся и увидел, что жрец вышел из-за упавшего дерева, и начал было подходить к нему, но на полпути остановился.

На лице Аларика показались жесткие, грубые линии, его глаза окрасились в дикий и жестокий зеленый цвет. Он снова заговорил, его голос обещал жестокую смерть архитекторам этого уничтожения.

— Я не могу ей помочь. Она умрет.

Паническое топанье ног не дало ему сказать что-то в ответ, они с Алариком повернулись, чтобы увидеть Райли, выбегающую из-за угла на полном ходу.

Она увидела это зрелище и резко остановилась, дрожа и принявшись кричать.

— Квинн! Где ты?

Конлан подбежал к ней, но именно Джастис подхватил ее, когда она упала. Он поднял ее и осторожно передал Конлану, потом слегка поклонился.

— Ваш человек, мой принц.

Конлан проигнорировал намек на насмешку его воина, и наклонил голову к Райли.

— Тс…Она еще не ушла. У тебя есть время, чтобы попрощаться.

Она тяжело дышала и снова начала кричать, отталкивая и впиваясь в него ногтями, пытаясь оказаться на земле.

— Нет! Только не моя сестра. Отпусти меня. Сейчас же отпусти меня!

Вместо этого он притянул ее ближе, повернув ее лицо к своей груди, чтобы ей не пришлось смотреть на резню, которая их окружала. Потом он прошел, переступая и обходя тела, направляясь к Аларику.

Когда они подошли к павшим деревьям, Конлан ослабил свою хватку и нежно опустил Райли на землю. Аларик стоял на коленях перед телом женщины. Рана на ее плече сочилась кровью. Конлан понюхал воздух. Запах серы и пороха.

Ее пристрелили.

У Квинн были короткие темные волосы, в отличие от золотых волос Райли, но ее шелковистая белая кожа, и тонкие черты лица были наполнены силой и красотой, как у Райли.

Райли бросилась на землю, и с рыданием обхватила свою сестру. На секунду, — на долю секунды, которая прошла так быстро, что Конлан не был уверен, что видел это на самом деле, — Аларик напрягся, его пальцы согнулись, как когти, будто он собирался атаковать Райли.

Но когда Конлан передвинулся, чтобы стать между ними, это прошло. Зеленые огни в глазах Аларика слегка поутихли.

— Помоги ей! — Райли осторожно положила голову сестры себе на колени, — Ты лечил отравление, раны от меча и разбитые головы. Ты, конечно, можешь вылечить небольшую рану, о Боже, это же пулевое ранение. Пожалуйста, прошу, — молила она, каким-то образом рыдая и выдавая команды одновременно.

Аларик покачал головой, а его лицо было ошеломленным. Его глаза — дикими, почти закатившимися. Конлан никогда его прежде таким не видел.

— Я не могу, — разбито пробормотал он. — Я не могу до нее добраться. Я только чувствую ту боль, которую она транслирует. Я не могу пройти через нее.


Конлан опустился на одно колено возле Райли и обнял ее, надеясь, что это принесет ей хоть какое успокоение. Она резко ударила его локтем и стряхнула с себя, не отрывая ни на миг взгляда от Аларика. Она закусила губу и показала зубы, а потом зарычала так дико, что стала почти похожа на оборотня.

— Ты можешь и ты сделаешь это, потому что я проведу тебя через боль, — сказав это, она обхватила рукой предплечье Аларика, словно клещами, и с силой опустила его руку на плечо своей сестры. — Я видела на телевидении программы по лечению. Про колдовские лечения. Им необходимо было касаться раны, чтобы провести сеанс. Я считаю, что таким же образом это пройдет и с тобой.

Конлан наблюдал, как Райли каким-то образом сумела выиграть схватку с Алариком, поборов его сопротивление настоящим отчаянием. И когда рука жреца преодолела последний дюйм до плеча Квинн, Конлан увидел, как аквамариновое сияние переходит от ладони Аларика в сестру Райли.

Когда пальцы Аларика наконец коснулись Квинн, ее тело, лежащее на коленях Райли, подпрыгнуло при соприкосновении, а ноги опустились с грохотом в красно-золотистую кучу опавших листьев, на которой они лежали. Райли, все еще крепко державшая руку Аларика, закрыла глаза.

Аларик, корчась, откинул голову назад, жилы на его шее сильно расслабились, а вот все мышцы его тела, казалось, напряглись.

Конлан поднял руки, что положить их Райли на плечи, но его отбросило от нее электрошоком. На несколько секунд все трое — Аларик, Квинн и Райли — застыли в картине боли, купаясь в сияющем сине-зеленом свете.

Потом одновременно Аларик и Райли резко упали вперед, силясь дышать. Конлан подхватил Райли, прежде чем та упала на свою сестру, нежно взяв ее за подбородок рукой и изучая ее лицо на предмет того, был ли ей причинен вред.

Аларик удержался, одну руку положив на свое колено, а другая все еще находилась на плече Квинн.

— Я не знаю, почему ты оказалась вовлечена в процесс излечения, Райли. Я никогда раньше не передавал свою лечебную силу подобным образом. Ты не пострадала?

Прежде чем Райли смогла ответить, тихий, хрипловатый женский голос прорвался сквозь звуки резких вздохов.

— Если ты передвинешь свою руку еще на дюйм ближе к моей груди, я отрежу ее.

Аларик только взглянул в открывшиеся глаза Квинн и упал на спину. Резко вскочив на ноги с такой скоростью, что Конлан практически этого не заметил, Аларик ушел от них, качая головой и что-то бормоча себе под нос.

Конлан не смог различить слова, но он расслышал ритм языка Атлантиды, и удивился этому. Он погладил Райли по волосам, легкое прикосновение, скорее, чтобы успокоить себя, чем ее, а потом встал и последовал за Алариком.

Он догнал жреца на другой стороне тропинки, когда Аларик начал обращаться в туман.

— Остановись, — приказал он. — Куда, во имя девяти кругов ада, ты собрался? Что только что произошло?

Аларик вернулся в телесную форму и резко развернулся лицом к нему.

— Ты хочешь знать, что только что случилось? — спросил он, в его голосе звучала дикая ярость, а резкие черты лица потемнели от отчаяния. — Ты хочешь знать, что только что случилось! — в два шага он навис над Конланом. — Я расскажу тебе, что случилось, мой принц, — продолжал Аларик, резко чеканя слова. — А случилось то, что я направил целительную энергию в Квинн. В того человека. И она захватила меня.

Он запустил руку в волосы и диковато рассмеялся, его глаза горели зеленью и жаром.

Они были дикими.

— Она запустила свои ментальные когти в мои яйца, вот, что случилось. Я ее вылечил, а она что-то уничтожила во мне. Разорвала на мелкие клочки.

— Что… — Конлан так и не закончил свой вопрос.

— Мой контроль, — выкрикнул Аларик. — Совершенный, каменный контроль, который я доводил до совершенства веками. Сестра твоей подружки потянулась своими эмоциями или своей колдовской природой эмпата, или чем-то там еще, и все, что я желал сделать — это трахнуть ее.

Конлан отступил на полшага от жестокости в голосе жреца и опустил руки на рукоятки кинжалов. На секунду, между ними мелькнула угроза ледяной смерти.

Аларик снова горько рассмеялся.

— Ох, нет нужды в оружии. Несмотря на тот факт, что я желаю ее больше, чем я когда-либо чего-то желал в своей жизни, я не прикоснусь к ней. Хотя, даже теперь мой разум пытает меня картинами того, как я врезаюсь в ее тело вот там, на земле, в ее собственной крови, трахая, трахая ее, пока не доберусь до ее души, — Аларик зло пнул дерево, и щепки полетели в воздух, потом они уничтожились зелеными энергетическими шарами, которые он в них запускал.

Это была новая и опасная территория, и Конлан попытался осторожно ее изучить.

— Аларик, ты обязан…

— Да, я обязан, я обязан никогда не поддаваться желаниям, или моя власть закончится. Разумеется, тогда я уже никакой пользы не принесу ни тебе, ни Атлантиде. А также этому ревнивому ублюдку, Богу Морей, которому я служу, — просто сказал жрец, его голос вдруг перестал быть полон ярости и страсти, как за несколько мгновений до того. — Я должен уйти от нее, — продолжил он. — Сейчас же. От этого места. Я бесполезен сегодня, в любом варианте. Это…этот энергетический отток лишил нас надежды найти Трезубец, пока я не оправлюсь. Я встречусь с вами в убежище Вэна вечером.

Конлан схватил своего друга за плечи, потрясенный богохульством, которого он прежде не слышал от него.

— Аларик, знай, что ты всегда полезен мне и Атлантиде, и не только благодаря силе, которую ты черпаешь от Посейдона. Твой мудрый совет веками хорошо служил мне, и ты будешь необходим мне, когда я взойду на трон.

Аларик посмотрел через плечо Конлана на Райли и ее сестру.

— Эти эмпаты. Они являются признаком ужасной перемены в наших порядках, Конлан. Я чувствую это. Перемены грядут. Угроза, идущая из наших душ.

Сказав это, он пробежал два шага, а потом прыгнул в воздух, превращаясь в сияющий туман, который быстро исчез.

Конлан долго смотрел на воздух, в котором испарился Аларик, раздумывая над его последними словами.

Аларик ошибался. Перемены не грядут.

Они уже здесь.


Глава 18 | Возрождение Атлантиды | Глава 20