home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5.

Проснулась Марисабель от нежноголосых напевов, практически над самым ее ухом. Безмятежная улыбка в обнимку с ярким солнечным зайчиком, прокравшимся сквозь шторы, вспорхнула на свежее, розовое со сна личико. Девушка с наслаждением потянулась всем телом, заскользила бархатом молодой кожи по ластящемуся шелку простыней, ее веки затрепетали и она… вскочила, как подброшенная пружиной.

Обманутая усталостью, она совсем забыла вчера про все неприятности, и… о, ужас, забыла, что проблем-то прибавилось. Преследователи оказались проворнее, чем она даже предполагала, они уже совсем рядом. Может быть прямо за дверью, готовятся войти и, тогда… о, ужас. Коварное гостеприимство мага сыграло с ней злую шутку, опутало и обезоружило, обмануло, словно глупую курицу. Теперь все пропало.

Приступ нерассуждающего страха продолжался ровно секунду, а может быть и того меньше. Потом она окончательно проснулась и поняла, что причин для паники пока, в общем-то, нет. Действительно, окажись поблизости враги, соловьиное пение было бы последним, чего можно было ожидать. И не солнечные лучи били бы сейчас в лицо, а кое-что гораздо весомее, например кулак сорганазельского убийцы, или, что еще вероятнее, клюв боевого молота.

"Ничего себе, разоспалась", — все же возмутилась Марисабель собственным нечаянным проступком. — "Принцесса, блин, нашлась".

Однако, несмотря на такое вроде бы опрометчивое поведение, разозлиться толком на себя она так и не смогла. Сытный ужин и полноценный отдых разом компенсировали все те неудобства и волнения, что ей пришлось претерпеть во время дальнего пути. Наполнили силой и уверенностью. Обнадежили. Одним словом, настроение у девушки было просто великолепным.

Кроме того, Марисабель вспомнила в гостях у какого замечательного человека она находится. Добрый, воспитанный, знает толк в прекрасном и, при всем при этом, разбирается в магии. Как он лихо, без суеты, стреножил адскую ищейку. Это ж надо. Просто взял и, р-р-р-раз… скатал в клубок. Интересно, а он так с любым может? Хорошо бы, если да.

Девушка выбралась из постели и, первым делом, как была, голышом, отправилась в ванную. Раковина вчера опустела едва путешественница вышла из нее, но люминевая нимфа никуда за ночь не делась и, по-прежнему, была готова услужить. С визгом окатившись ледяной водой, Марисабель закуталась в огромное махровое полотенце и вернулась в комнату. Невидимый соловей продолжал услаждать слух. Похоже, что птице было наплевать на осеннюю пору. Наверное, для нее всегда была весна.

А что, говорят, в старину волшебники могли законсервировать то или иное время года и, по мере необходимости, доставать его, словно соленые огурцы к обеду. Если это правда, и такое, в принципе, возможно, то и д'Аранж вполне мог проделать такой трюк.[8]

Марисабель задумалась. Похоже, что могуществом чародей не обделен, а, раз так, то и дом его, скорее всего, не так беззащитен, как выглядит снаружи. Девушка вспомнила, как ее шокировало различие между внешним видом и содержанием особняка. Что он там говорил про пятое измерение? Раздвигает стены? Она в своей маленькой комнатке, дома, могла разве что поклеить светлые обои, а колдун вон что придумал. Чудно. Хотя главное, конечно, не это, а то, что в нем наверняка полно и других сюрпризов.

И, уж если волшебник соизволил задуматься о безопасности (а это, несомненно так, пограничная система оповещения подтверждает), то, можно поспорить, обустроил все с размахом. То-то же, известие о приближении целой толпы головорезов воспринял с неподдельным олимпийским спокойствием. Можно подумать ему не впервой.

Размышляя подобным образом Марисабель растерлась докрасна, сложила полотенце и подошла к вешалке на которой, укладываясь спать, развесила костюм.

Девушка потрогала ткань камзола. Вчера она, как могла, почистила его, но идеального порядка добиться, конечно, так и не сумела. Это смущало юную воительницу. Не пристало женщине ходить в измазанной глиной и травой одежде; то что понятно и приемлемо в лесу, обычно не находит понимания в парадной зале. Придется сейчас снова все «побыстренькому» застирать… Однако, думала она так зря. Ее наряд выглядел так, словно побывал в королевской прачечной: выстиранный, заштопанный, накрахмаленный и отутюженный; весь такой свежий и хрустящий. Празднично сверкают начищенные пуговицы, обновленный глянец на ремнях портупеи радует глаз веселым блеском, сапоги как новые. И все это при том обстоятельстве, что никто ночью в комнату не входил — даже смертельно усталая, лейтенант услышала бы это. Да и одежда сложена так же, как и с вечера, Марисабель узнавала собственную руку.

Девушка неопределенно хмыкнула — теперь понятно, как маг обходится без слуг в таком огромном доме. Здесь все просто происходило само собой.

д'Аранж, д'Аранж, д'Аранж, — она ему этого не стала говорить, но его имя было ей известно. Так же как и несколько невероятных историй о нем. В том числе и та, где фигурировал мореход Марко Ниндау. Кажется, ни одна из них не врала, выставляя мага этаким сверхчеловеком. Суперменом. Каждый новый бард, пересказывая их, разумеется, привирал, но, в целом… В целом, скорее всего, нет.

В коридоре ее терпеливо дожидался камердинер-светлячок. Подмигнув ему, как живому, Марисабель смело ступила на, теперь уже предсказуемо, ожившую под ней дорожку. И-и-и-э-эх, с ветерком. Поехали. Теперь они двигались в обратном направлении и девушка справедливо полагала, что попадет в кабинет, где протекал ужин. Не было ни единого поворота или подъема со спуском, однако пункт прибытия, к ее удивлению, оказался совсем иным. Войдя вроде бы в те же самые двери, из которых вчера выходила, она попала на открытое пространство.

Огромный балкон. Розовый мрамор и слоновая кость, лакированное дерево и драгоценная расшитая парча отделки… Марисабель, как представитель генерала, и, в некоторых других, не столь известных, качествах, не единожды бывала в покоях знати и имела представление о жизни высшего света. Так вот, тамошняя роскошь выглядела по сравнению с балконом чародея, сущей срамотой. Однако именно эти посещения в какой-то мере подготовили ее и помогли не застыть, разинув рот, словно деревенщине на приеме у архиерея, а спокойно подойти и поприветствовать волшебника, ожидающего ее у резных перил. Перила были очень похожи на те, что она видела на крошечном балконе особнячка, когда подходила к нему, вот только те тянулись хорошо если на метр-полтора, а этих хватило бы на ограждение кормы фрегата.

— Как прошла ночь? — радушно поинтересовался волшебник. — Не было ли неудобств?

Похоже, что происшествий за ночь не случилось, значит и время до прихода врагов, еще есть. Марисабель решила подыграть хозяину.

— Благодарю вас, все было просто великолепно. Комната — чудо! — ответила девушка. — Наверное, было не просто построить такой дом в полной изоляции?

"О какой это полной изоляции она говорит?" — подумал д'Аранж. — "Скорее, было не протолкнуться от подрядчиков, пришлось тратить время на отбор достойнейшего".

— Как сказать? — пожал плечами колдун. — Определенных трудов он мне конечно стоил. Но не мог же я внести диссонанс в обстановку Парка?!! Смотрите.

С балкона открывалось редкостное зрелище. Насыщенное голубизной небо, чистое, без единого облачка над ними, по глубине колера соревновалось с зеленью и желтизной растительного моря, волнующегося внизу. Из изумрудно-золотистых волн там и сям поднимались ослепительно белые мраморные острова — эстакады, шпили, колонны, стелы и павильоны. Прямые, словно лучи, ухоженные аллеи прорезали его в нескольких направлениях и вели к, заметным даже отсюда, веселым радугам в роскошных гривах фонтанов. И везде, где было хоть небольшое открытое пространство, виднелись статуи. Словно многие шахматные армии собрались здесь развлечь людей гладиаторскими боями. Изваяния выстраивались в ряды и колонны, группировались и стояли поодиночке. Каждый в строгом соответствии с каким-то сложным планом или тайной схемой.

На площади прямо под балконом могучий герой пытался переломить хребет змееобразному монстру. Спина у гада была гибкой и воину приходилось нелегко. Человек хмурился, бугрил гипертрофированные мышцы, но змей держался.

— Утром здесь особенно красиво, — доверительно сообщил волшебник. — Поэтому я здесь и завтракаю.

Марисабель повернулась и обнаружила, что пока она наслаждалась видом с балкона, позади нее появился небольшой, но очень мило сервированный на две персоны, столик. Воздух наполнился тонкими ароматами изысканных яств и напитков, и девушка поняла, что уже успела проголодаться. А может и не успела, но при виде разносолов было решительно невозможно устоять. Тем более, после того как д'Аранж заявил, что в присутствии прекрасной дамы, даже такая скромная трапеза, похожа на пир царя царей. Немного смущенная, Марисабель, позволила за собой поухаживать. Завязалась легкая, ничего не значащая, беседа. Стараниями чародея атмосфера получилась настолько безмятежная, что у девушки долго не хватило смелости ее нарушить.

Однако едва настала очередь чашки шоколада, которой предполагалось подвести черту под завтраком, лейтенант, решительно отбросила прочь призрачные тенета самообмана и напомнила сама себе о цели путешествия. Посылали ее совсем не затем, чтобы она прохлаждалась в гостях. Со вздохом отвернувшись от пейзажа, она обратилась к чародею.

— Мне очень жаль, господин волшебник, что я причинила вам столько хлопот…

— Ну что вы, что вы, какое беспокойство.

Похоже, волшебник так и не понял ее тревогу за будущее Парка. Пришлось объяснять. В детали своего поручения, она вдаваться, конечно же, не стала.

— Есть некое обстоятельство, — тщательно и осторожно подбирая слова начала офицер Гранде. — Некое задание… То есть, условие, и от его успешного выполнения зависит то, как сложится дальнейший ход противостояния Коргадола и Сорганазеллы. Я послана, чтобы выполнить его. Очевидно, что сорганазельцы… те солдаты, что идут за мной, намерены приложить все усилия, чтобы мне помешать.

Д'Аранж кивнул.

— Да, это было бы логично с их стороны так поступить.

Маг был вежлив, но обстановку совершенно не воспринимал как что-то серьезное. Пришлось Марисабель постараться. Она поведала о бесчинствах, творимых заклятыми врагами ее города на захваченных территориях, когда не оставалось камня на камне, равно от военных ли объектов, жилых строений или же памятников старины. И когда д'Аранж, по ее мнению, созрел, перешла к главному. Гранде старалась казаться убедительной, когда просила мага, оказавшего ей услугу, принять меры к спасению собственной жизни и достоинства.

— Бегите отсюда, д'Аранж, — взволнованно проговорила Марисабель. — Ради всего что вам дорого, ради собственной жизни, бегите.

— Куда же я побегу?

— Знаете, для вас есть один замечательный вариант… на время оккупации, принять помощь, как мою лично, так и всей армии Коргадола, — предложила лейтенант.

— Иными словами переехать к вам на вашу родину?

— Именно!

Тут случилось то чего Марисабель ну никак не ожидала. Вместо отказа или согласия, она получила (при иных обстоятельствах, забавное) контрпредложение.

— Что-то я не желаю впутывать в свои «малозначимые» дела такую массу титулованных военных, чье покровительство вы мне сейчас пообещали, — сказал волшебник. — Но я согласен принять ваше содействие лейтенант-адъютант в качестве… военного советника.

— Что?

— Я все-таки, первостепенный маг, а это кое-что да значит. Устроим вашим преследователям встречу прямо здесь. Вы подскажете мне, если я что-то упущу, а все действия за мной.

— Собираетесь следовать моим советам? — поинтересовалась девушка, не удержавшись от коварной мурлыкающей нотки в голосе.

— Приму их к сведению, — волшебник деликатно и изящно дал понять, что эта ее хитрость для него совершенно прозрачна.

— Кто бы мне посоветовал, что делать дальше? — неожиданно искренне, призналась Марисабель.

— Так оставайтесь, — предложил маг. — Когда разберемся с захватчиками, я обещаю вам мое посильное содействие.

Он испытующе глядел на гостью, пока та взвешивала все за и против. Настал довольно деликатный момент, от которого зависело абсолютно все и, решать надо было быстро но безошибочно.

Марисабель было совершенно ясно, какие именно «советы» волшебник собирается от нее получать, но это то как раз и не пугало. Чай, он, не урод… далеко не мальчик, разумеется, но ведь и она не девочка. Давно знает, что к чему и, было бы крайне заманчиво в награду за необременительное времяпровождение с приятным человеком получить еще и его магическое (в потенциале довольно значительное) покровительство.

Настораживало другое. Не было у нее твердой уверенности что, оказавшись перед выбором — поддержать ли смазливую незнакомку, перед которой у него нет ни единого серьезного обязательства и нажить, тем самым, кучу врагов, или же сдать ее им потихоньку, под гарантии невмешательства и неразглашения — маг не выберет второе. Волшебник, безусловно, силен и, кажется, честно готов выступить на ее стороне, но ведь могла она в нем ошибиться? Конечно могла. Да и он мог себя переоценивать.

Не испугается ли интеллигентный и отвыкший за годы отшельничества от суровой прозы жизни чародей, грубой, многоголовой и многорукой, словно гидра, слепой и нерассуждающей, силы? Не предпочтет ли он не смертельные угрызения совести как следствие случайного и, по большей части, вынужденного предательства, перспективе собственной гибели? Или даже не гибели, а разрушения дела всей жизни, что гораздо страшнее? А значит и вероятней его уступка? Вполне может быть. Значит, есть и риск провала, причем случится он или нет, от нее лично зависит мало, больше от случая и от искусства чародея.

…Нам, знакомым с характером д'Аранжа и со всей этой историей, сомнения Гранде кажутся абсолютно излишними и безосновательными, но вы, уважаемые читатели, только представьте себя на ее месте и сразу поймете, что думать иначе она просто не могла. Одна одинешенька, в окружении враждебно настроенной растительной стихии и под многозубым дамокловым мечем приближающихся врагов…

"Ладно", — решила про себя девушка. — "Ничего другого то, в общем, и не остается. На место прибыла, что делать дальше лучше всего может подсказать только д'Аранж, да и повлиять на него вблизи получится лучше… может, даже удастся увезти отсюда. Посмотрим тогда, как запоют сорганазельцы, если не только у них будет боевой маг".

Было и еще одно соображение, пожалуй, решающее. Действовать в Парке против воли чародея было бы чревато, а согласие на сотрудничество приоткрывало двери. По крайней мере, до прихода вражеских солдат.

— Военный советник говорите? — переспросила она. — Заманчиво. Всегда мечтала о карьере атташе. Что ж, принимаю пост. Но и вы не забудьте про обещание.

— Ни в коем случае, — заверил ее волшебник и продолжил торжественным тоном. — Сим назначаю вас, лейтенант-адъютант Марисабель Гранде, советником по боевой подготовке армии обороны Большого Парка, с присвоением соответствующего знака отличия.

Жестом фокусника он извлек прямо из воздуха небольшую плоскую коробочку из пурпурного бархата и, раскрыв, достал из нее знак. Перекрещенные меч и чародейский посох, на фоне пентаграммы в обрамлении венков из знамен и молний. Тематика вроде бы жесткая, даже жестокая, но выполнено все было очень легко и весело. Чувствовалась рука мастера, сумевшего скомбинировать воинский чин, женственность советника и неповторимый стиль, присущий всему окружению чародея-отшельника.

— На основании всего вышесказанного, теперь это ваше, — заявил маг, передавая брошь из рук в руки.

— Благодарю, мой командир, — ответила Марисабель браво, с едва заметным придыханием на слове, «командир». Мужчинам это нравится.

В следующий раз, согласно теории обольщения, следовало сделать акцент на слове, «благодарю», ну а завершался процесс, безапелляционным "мой!" во время церемонии бракосочетания.

"Так, знак отличия получен", — подумала Марисабель, прикалывая украшение на камзол и, чувствуя грудью оценивающий взгляд д'Аранжа. — "Теперь осталось только отдать честь".

Усмехнувшись про себя над двусмысленностью этой фразы, она лихо отсалютовала чародею.

— Проведем смотр войск? — не то чтобы всерьез веря, что он продемонстрирует ей всю подноготную системы безопасности, но все же рассчитывая кое что увидеть, поинтересовалась юная лейтенант.

— Разумеется, — колдун добродушно допил шоколад. — Но немного позже. Сейчас я хотел бы узнать о волшебнике, от которого вы бежите.



* * * | Гамбит старого генерала | * * *