home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9. Этап третий

— Вижу, доктор Гесселиус, вы не упускаете ни слова из моего рассказа, поэтому не стоит и предупреждать вас отнестись к последующим событиям с особым вниманием. Все твердят о зрительных нервах, о галлюцинациях, словно орган зрения единственно подвластен овладевшим мною силам зла. Я-то лучше знаю. Почти два года мои страдания ограничивались пугающими видениями. Но, подобно тому, как пища сначала касается губ, затем попадает на зубы, как мизинец, захваченный мельничным жерновом, тянет за собой сначала руку, а затем и все тело, так и преисподняя сначала ухватывает несчастного смертного за кончик самого чувствительного нерва, а потом втягивает его в чудовищную машину зла. Так случилось и со мной. Да, доктор, зло овладело мною до конца, ибо, взывая к вам о помощи, чувствую, что избавления ждать не приходится.

Возбуждение его заметно усилилось. Я попытался успокоить мистера Дженнингса, сказав ему, что не стоит раньше времени в дать в отчаяние.

Разговор наш затянулся допоздна; за окном опустилась ночь. Полная луна залила окрестности призрачным сиянием. Я сказал:

— Может быть, стоит зажечь свечи. Этот свет, знаете ли, меняет облик предметов. Дабы поставить диагноз, я хотел бы видеть вас в более привычной обстановке.

— Мне все равно, какое освещение, — сказал он. — Свет важен мне лишь для того, чтобы писать или читать, а в остальном — пусть стоит хоть вечная ночь. Я расскажу вам то, что случилось год назад. Эта тварь начала со мной разговаривать.

— Разговаривать! Каким образом — как человек?

— Да, словами и развернутыми предложениями, вполне связно и с хорошим произношением. Но есть одна особенность. Голос ее не похож на человеческий. Он не касался моих ушей, а раздавался внутри головы.

С того дня, как эта тварь заговорила со мной, и началась моя погибель. Она не позволяла мне молиться, перебивала проповедь жуткими богохульствами. У меня нет сил продолжать. О, доктор, неужели человеческое мастерство, разум и молитвы не принесу мне облегчения!

— Обещайте мне, милейший, не тревожить себя ненужными волнениями. Ограничьтесь строгим пересказом фактов, а кроме того не забывайте, что даже если вам кажется, будто гений зла, овладевший вами, обладает реальной силой и ведет независимую жизнь, а самом деле он не способен причинить вам зло, и власть его ограничена свыше. Влияние его на ваши чувства зависит от вашего физического состояния — от того, насколько хорошо и уверено вы чувствуете себя. Такие создания окружают всех нас. Единственное отличие заключается в том, что в вашем случае перегородка, отделяющая вас от призрачного мира, немного нарушилась и стала проницаемой для картин и звуков. Не теряйте надежды, сэр, мы начнем новый курс лечения. Сегодня ночью я всесторонне обдумаю ваш случай.

— Вы очень добры, сэр, что нашли мой случай достойным размышления и не отказываетесь от меня сразу. Но, сэр, надо сказать, эта тварь приобретает все больше влияние на меня. Она повелевает мною, как тиран, а я становлюсь все более беспомощным.

— Повелевает — то есть отдает устные приказы?

— Да, да. Она подстрекает меня на преступления, призывает наносить вред другим и себе. Как видите, доктор, дело не терпит отлагательства. Несколько недель назад, будучи в Шропшире, — мистер Дженнингс взял меня за руку, заглянул в лицо и заговорил быстро, сбивчиво, — я пошел прогуляться в компании друзей; мой преследователь неизменно был со мной. Я медленно брел позади остальных. Местность вокруг Ди, как вы знаете, отличается редкой красотой. Путь наш пролегал близ угольной шахты, расположенной у опушки леса; глубина ее, говорят, достигает ста пятидесяти футов. Племянница отстала от остальных вместе со мной; она, разумеется, ничего не знала о природе моих страданий. Она догадывалась, что я нездоров, и держалась поблизости, чтобы не дать мне остаться одному. Вдруг чудовище стало требовать, чтобы я бросился в шахту. Спасло меня от ужасной смерти — вдумайтесь, сэр! — только одно: я подумал, что бедная девочка, увидев случившееся, чрезмерно расстроится. Я сказал ей, что не хочу идти дальше, и попросил оставить меня одного и догнать друзей. Она отказалась, и чем дольше я ее уговаривал, тем тверже она стояла на своем. Она не на шутку испугалась. Видимо, что-то в моем облике или словах встревожило ее; она так и не ушла, и это спасло мне жизнь. Трудно представить, сэр, до какой степени может человек покориться власти сатаны, — с тяжким стоном заключил он и содрогнулся.

Наступила тишина. Помолчав, я заметил:

— И все-таки вы сохранили жизнь. Это рука Божья. Вы подвластны Ему одному и никому более, поэтому можете смело смотреть в будущее.


Глава 8. Этап второй | Зеленый чай | Глава 10. Дома