home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31.

Победоносное поражение


Наконец сборы закончены и Та-аня рамкой, взятой у Люши, порталирует всех в Ферион. Пушок и осы спрятались в подходящих углах. Подождав, пока растает след от портала, ломаю палочку и жду магистра. Нет, просто так сдаваться у меня и в мыслях нет – пусть сначала повозится, попасть в Дом бейлифа не просто. А мне надо его изучить, чем я и буду заниматься, пока он будет заниматься Домом.

Барк то ли нарочно тянет время, то ли действительно занят, но появляется из портала только через час. Быстрым шагом он входит в сад, подходит к парадному входу и, видя запертую дверь, орёт – Гиерон, какого дьявола, почему дверь заперта. Его голос магически усилен, но Дом снижает громкость до приемлемой, впрочем так и я умею и ору:

– Кого тут черти принесли?

Он не ожидал такой «громкой» встречи и отскочил назад. Но магистр есть магистр – он быстро понял, что говорит не с Гиероном или Фаником, а поэтому спрашивает:

– А ты кто такой?

– Теперь это мой дом, – следует ответ, – а первыми представляться должны гости.

– Позови Фаника или Гиерона.

– Зачем? – я намеренно тяну время и немного злю его. Даже сквозь стены Дома, мне удаётся почувствовать его эмоции.

– Где бейлиф или младшие помощники? – Он удивлён и немного растерян, явно ожидая увидеть Гиерона.

– Сзади Дома в саду под деревьями … закопаны. – Слишком злить его я опасаюсь, да это и не требуется. Он начинает сканировать сад, а потом вдруг спрашивает – как закопаны!

– Лопатой.

До него ситуация так и не доходит, но сканируя сад и тропинку, он находит следы моего отряда. А кто это может быть, если это не люди бейлифа? Кто посторонний осмелится войти в сад и сумеет к нему в Дом ?

– Лекес! – Он опять орёт, – выйди, надо поговорить!

– Не выйду, я тебя боюсь – пора сменить маску с наглой на робкую.

– Открой мне дверь! – Я молчу, пока его психологический портрет совпадает с оригиналом.

– Лекес! Открой дверь! А то хуже будет!

Меня так и подмывает подпустить ему шпильку, но сдерживаюсь. Сейчас надо будет посмотреть, как он будет вскрывать мою раковину.

Для начала откуда-то появляется кресло, в которое он садится и тент сверху. Магистр готовится к штурму и хочет провести его со всеми удобствами. Если бы он собирался брать меня осадой, то сделал себе что-нибудь более капитальное. Чувствую, что в крайнем домике посёлка появился наблюдатель, но мне пока не до любопытства. Барк пытается одну за другой открыть все четыре, нет пять (!) дверей в доме, а я еле успеваю их запирать. Мы долго играем в эту игру и мне удаётся запереть все двери и держать засовы. Теперь магистру, чтобы открыть любую из них, надо приложить большое усилие, а парировать можно небольшим прикосновением. Эта магическая схватка осталась за мной и, пользуясь паузой, перебираюсь в холл, отсюда лучше всё видно и легче противостоять его действиям. Понятно, будь это обычный дом, Барк вышиб бы окно или стену и вошёл, но здесь он должен открыть дверь, а в этом я могу ему помешать.

Вдруг пол в углу холла зашевелился. Оказывается там стационарное окно портала, которое магистр обнаружил или знал и активировал. С некоторым ужасом ожидаю его появления, но вместо этого слышу страшный грохот. Слава, трижды слава Фанику. Он установил в этом ходе несколько стволов гладкоствольных пушек, набил их порохом и зарядил каждый крупной картечью. И эта ловушка прекрасно сработала по Барку. Он опять появился перед дверью, но Боже мой в каком виде. Его пальто и щёгольский костюм превратились в лохмотья, сквозь которые проглядывает тело. Даже лёгкое сканирование показывает, что он весь один огромный синяк. Причём магистр ещё легко отделался, вернее у него достаточно мощная защита – меня бы такой залп скорее всего убил. Он ругается, но я объясняю ему, что это прощальный подарок от Фаника, весь Дом в подобных ловушках. И это так – большая часть механических ловушек была не ликвидирована, а дезакктивирована. И перед уходом они были восстановлены. Например в комнате Фаника гильотину мы разобрали, но у капканов челюсти были просто захлопнуты магическими ударами. А сейчас они опять были готовы цапнуть неосторожную ногу. Он продолжает ругаться, но уже тише, убирает куда-то тент и кресло и исчезает сам. Я же стелю себе постель на диване в холле, а затем обхожу все двери, которые Барк пытался открыть. Толстой проволокой заматываю засовы, завтра посмотрим, как ты их будешь открывать. Оставляю просто запертыми парадную дверь и чёрный ход – вдруг мне понадобится срочно уйти. Наблюдатель тоже испарился, а значит я могу до утра спокойно поспать. Спать на всякий случай ложусь в одежде, только разуваюсь– мало ли что ночью придёт магистру в его пришибленную голову.

С Тиумом мы не связываемся. Магистр может перехватить любой разговор, а всё происходящее прекрасно видно через камни-наблюдатели, их мы не успели снять. Утром просыпаюсь перед восходом солнца – к привычке рано вставать добавляется естественное волнение. Оно сегодня намного меньше, чем перед встречей с Агапой, хотя магистр куда более страшный противник. А это ещё один симптомчик на тему благополучного завершения безнадёжного дела. Быстренько умываюсь и достаю из холодильника оставленный мне плов – разогрею на тарелке магически. На бытовые заклинания у меня тратится много больше энергии, чем на боевые, но зачем экономить – драться с Барком не собираюсь. В посёлке наблюдатель уже появился, значит скоро появится и Барк. Любопытно, с чего ему потребовалось следить за магистром, от меня ведь он почти не скрывается и почему тот его не замечает. Но долой лирику, в сад стремительно входит Барк. Он в новеньком шикарнейшем пальто, под которым в первый раз надетый костюм из дорогой ткани и на голове цилиндр. Если учесть, что он похож на русского Ванюшу, а не на английского лорда, то смотрится это потрясающе. Магист тратит некоторое время, уговаривая меня открыть дверь. Точнее грязно ругается и угрожает – надеюсь Тиум записывает его выступление, некоторые обороты надо бы запомнить. Сейчас же мне не до этого – хочется кушать, а вместо пламени, прогревающего весь объём плова, получатся высокотемпературный файербол. Тем более, что приходится отвлечься – магистр нащупал ещё один портальный вход рядом с комнатой Фаника и начинается за него борьба. Но запечатать ещё не открытый портал много проще, чем его построить и успех оказывается на моей стороне. Но с опоздание понимаю, что пока мы боролись за этот портал, Барк нашёл ещё один в подвале и уже прошёл его.

Открываю магически парадную и заднюю двери, но не успеваю встать с кресла, как магистр передо мной. Господи, в каком же он виде! Третий портальный ход был в задней стене той злосчастной кладовки, в которую я не рискнул сунуться. Краска, гнилые овощи, крупа и яйца образовали на его костюме потрясающий натюрморт. Цилиндр по дороге он потерял и его длинные ухоженные волосы придётся сбрить наголо – как их очистить даже с помощью магии не могу представить. А запах! – в худшем советском общественном туалете так не воняло. Мне хочется удрать из холла, но Барк накинул на меня липкую паутину. Под неё я успел подложить магическую плёнку и могу её легко сбросить, но не хочу демонстрировать свои возможности. Приходится терпеть и сидеть в кресле с холодной тарелкой в руке, пока магистр любуется собой в зеркале. В это время в парадную дверь входит третий участник разыгрывающейся трагикомедии. В тёплом охотничьем костюме с тростью он выглядит аристократически, хотя в нём чувствуется огромная магическая сила, подобная барковской. Он приветствует коллегу и скептически поднимает бровь, обозначая удивление. Закрыт он намного лучше магистра, но до меня доходят тени его эмоций. Впрочем и без этого понятно, что пришедший наслаждается увиденным.

Барк резко оборачивается, раздражённо смотрит на вошедшего и приветствует того:

– Какого трам-тирьям, тебя сюда занесло, Кайл?

– Да так, есть небольшой разговор.

Говорят они на Айвиш, уверенные, что я их не понимаю. Впрочем это достаточно сложный язык, чтобы понимать чужой разговор, но он для меня родной.

– Раз ты уж оказался здесь, – принимает решение Барк, – то присмотри за этим, а я пока умоюсь и переоденусь.

Магистр вешает рядом с зеркалом маячок и уходит через окно портала. Кайл с интересом и любопытством смотрит на меня. Так наверное фанат-натуралист стал бы рассматривать ожившего мамонта. Он замечает плёнку под паутиной и сбрасываю её, а потом каприным голосом жалуюсь, что его коллега не дал мне возможности позавтракать. Тарелка взмывает на полметра и разогревается как в микроволновке, только за долю секунды. Потом опускается на деревяную доску, порталированную из кухни, рядом появлется стакан горячего чая и импровизированный столик зависает передо мной. Приступаю к завтраку, восхищаясь изяществом проделанного. Присматриваюсь к моему ви-за-ви. Несмотря на манеры, изящество, одежду на настоящего аристократа Кайл не дотягивает. Скорее всего он из семьи мелких сеньоров, но древнего рода. В Магической Академии и после неё он развивал в себе аристократизм, но не сумел довести его до уровня врождённого. На этом при желании можно его зацепить, но пока необходимости в этом не вижу. Он же всё интересное для себя уже увидел и теперь ждёт Барка, чтобы передать тому нечто довольно неприятное. Ожидает он стоя или медленно прохаживаясь, похоже опасается помять брюки. Доев плов и допив чай, прошу его забрать посуду, так мне запрещено покидать это кресло. Или разрешить мне отнести её на кухню. Он молча порталирует туда доску с тарелкой и чашкой. Я вижу, что необходимость обслуживать кого-то его раздражает, но он это старательно скрывает.

Возникшая пауза его сильно тяготит, но нарушать её он не собирается. Чтобы её прервать, интересуюсь, сколько ему и Барку лет. Триста пятьдесят три и триста пятьдесят один следует предельно краткий ответ, но напряжение немного спадает.

– Вы вместе учились? – продолжаю интересоваться я. Мне кажется важным продолжить разговор и при этом не задавать ни важных вопросов, ни заведомо пустых. А проявлять простой житейский интерес, но разговор обрывается появлением Барка. Он злится на Кайла за то, что тот говорил со мной, но ещё больше на его появление здесь. Тот же говорит, что послан к Барку с сообщением и внимательно смотрит на меня. Вряд ли доморощенный маг может знать Айвиш, но посланник ходит в этом убедится. Надеюсь, что у меня достаточно тупой вид, во всяком случае Кайл продолжает:

– Хранители запрещают тебе причинять новому владельцу этого дома какой-либо вред, пытать и мучить его. Как и следует ожидать, Барк взрывается:

– Да кто они такие, чтобы мне что-либо запрещать!

– Ещё просили передать, что их терпение исчерпано и боевая группа готова. Барк внезапно успокаивается и говорит:

– Это уже серьёзно. Но для прямых действий необходимо серьёзное обоснование.

– Принято решение Кругом Магистров, запрещающее какие-либо действия против Лекеса или за бейлифов..

– Но мы с тобой договорились, что нам наплевать на его решения.

– Формально мы ему подчинены, в противном случае Хранители потребуют, чтобы мы покинули их Миры. Теперь Барк задумывается уже надолго. Затем вдруг расплывается в улыбке:

– А я у него в гостях и помогу ему переселиться в лучшую комнату, где все стены, пол и потолок сделаны из ванариса, даже дверь. И я лично буду носить ему лучшую еду.

– Моё дело тебя предупредить, – Кайл явно хочет завершить разговор – через десять дней наведаюсь снова, но ты здорово рискуешь.

Он бросает на меня внимательный взгляд и исчезает в окне портала. А я остаюсь наедине с Барком. Последний некоторое время о чём-то думает, потом накидывает мне на шею поводок и тащит в правую часть Дома, где я не бывал. По дороге он попадает в капкан и под стрелу самострела. В обоих случаях его защита успевает сработать, но настроение ему это не улучшает. Теперь магистр идёт не спеша, отслеживая ловушки. К моему сожалению ничего серьёзного нам по дороге не попадается, иначе идя за ним шаг в шаг можно было бы его и подтолкнуть. Но ведро с камнями и тяжёлая балка под потолком падают досточно медленно, чтобы даже я мог от них увернуться. Барк же просто ловит их на лету и укладывает вдоль стены коридора. Наконец мы подходим к каменной резной двери, которую мой тюремщик открывает в комнату пинком ноги, а потом дёргает поводок, заставляя меня пройти внутрь.

Я оказываюсь внутри достаточно большой комнаты без окон и с минимумом мебели. Вдоль длинных почти пятиметровых стен расположились тахта, стол, кресло и пара табуретов. В ней неуютный полумрак – светится только верхняя часть стен. Получается ни то, ни сё. Обычно в комнате либо светлее, либо наоборот сумрак. Но это сделано видимо специально – узнику должно быть неуютно. Зажусь в кресло и жду пока Барк закрепит в проёме двери толстенную доску. Видимо это и есть знаменитая антимагическая комната. Магичить в ней невозможно – при малейшем магическом действии стены начинают стремительно пожирать энергию. Магистр, закрепив доску, хватает табурет и садится передо мной. Сначала он хотел согнать меня с кресла, но понял, что тогда я просто лягу на кровать, а ему нужен быстрый разговор, впочем спешка – часть его натуры. Сначала он хочет меня запугать и рычит:

– Где ты взял клинок из серебрянки, которым убил Маарани – на самом деле его фраза намного длиннее, потому что попутно он проходится по моей родословной.

Но эта часть разговора заранее продумана, поэтому демонстративно зеваю, чтобы сбить темп и отвечаю:

– У Аранейна, рядом с его кабинетом нашёлся хорошенький тайничок, в котором были и штучки из серебрянки. – Длинная фраза использована специально, мне не хочется давать ему понять, что его рые меня не пугает и не хочется изображать страх. Многословный ответ засталяет его задуматься, что позволяет мне управлять разговором.

То ли Барк понял мои ухищрения, то ли просто интуитивно, но подумав, он рубит:

– И где серебрянка сейчас?

– Мы всю её отвезли гномам и отдали Штрандтлу, а взамен получили много хорошего оружия.

– Идиоты! – магистр вскакивает и начинает метаться по комнате.

Это не вопрос и отвечать на него не обязательно. Хорощо, что мы говорим на Тао-Эрис, а не на Айвиш, тогда мне даже промолчать было бы невозможно. Затем делает зверское выражение, подтаскивает табуретку поближе ко мне и наклонившись начинает подробно расписывать ужасы, которые он сотворит со мной, если не узнает где месторождение или хранилище серебрянки. Его рассказ настолько красочен, что совершенно не правдоподобен. Мне хочется объяснить ему, что из одного и того же куска мяса невозможно одновременно сварить бульон, потушить рагу и нажарить бифштексов. Но вместо этого протяжно зеваю, и говорю что в комнате прохладно и очень сухой воздух. Поэтому, если он не хочет меня отсюда выпускать, то пусть принесёт тёплое одеяло, куртку, тапки и несколько кувшинов воды. Барк похоже действительно не очень умён, но у него потрясающая интуиция да и опыт трёх с половиной веков жизни что-то да значит. Тем более, что он уже принял решение и собирается твёрдо провести его в жизнь. На всякий случай интересуется, где клинок Фаника. Напоминаю, что тот тоже принадлежал Аранейну и вчера с конвоем отправлен к гномам. Магистр и без смотровой башни способен отсканировать Сокейн и убедиться, что машины ушли в проход. А соваться к гномам он не рискнёт – при всей своей резкости и настойчивости он весьма осторожен.

Резко встав, Барк выходит за дверь. Через небольшое время он приказывает кому-то на неизвестном мне наречии и возвращается в комнату.

– Слишком для тебя жирно будет обслуживание магистром высшего круга – мой пленитель гнусно ухмыляется, – хватит и простого слуги.

– А я так надеялся расказать, что сам Барк ходил выливать мой ночной горшок.

Глядя на меня магистр видит, что передо мной буквально прокручивается эта сцена и начинает хохотать:

– Ну у тебя и фантазии.

В комнату входит человек, кладёт на кровать заказанные вещи, на стол ставит кувшины с водой, а на пол ночной горшок и тапки. У него полностью отсутствует выражение лица. Оно не каменное, а просто никакое. Может быть даже это не человек, а биоробот. Я хочу прощупать его, но вовремя останавливаюсь – магичить в этой комнате нельзя. Мой противник внимательно следит за моим лицом и говорит, что очень хорошо раз мне известны свойства ванабиса и этой комнаты, ему придётся мне меньше объяснять. Я проживу здесь несколько дней и любая попытка помагичить будет заканчиваться потерей энергии. А совсем не магичить никакой маг, даже он сам не может – это присходит непроизвольно. Когда же вся энергия из меня будет высосана, то мне станет очень плохо и я начну умолять его на коленях выпустить меня отсюда. А за это мне придётся рассказать, где хранится найденная мною серебрянка и как охраняется.

Надеюсь на моём лице он ничего не может прочесть – что такое для меня несколько дней в комнате из ванабиса после пятидесяти лет жизни на Земле, где магической энергии почти нет. То же самое, что дышать ртом, а не носом. Короче, это меня совсем не пугает. Не видя страха Барк опять нацепляет свою гнусную ухмылку и выходит из комнаты, забрав доску и захлопнув дверь. Обхожу комнату, осматривая стены и особенно углы. Чем хороша моя темница, в ней нельзя установить подслушивающие и подсматривающие устройства – стены должны оставаться сплошными. Но на всякий случай тщательно осматриваю и ощупываю всё, мебель, стены, потолок и пол. До потолка достаю вытянутой рукой, а по полу хожу босыми ногами. Наблюдатель должен чем-то отличаться от остальной поверхности и раз нельзя использовать магию, то глаза дополняют пальцы. Почему-то в этой комнате совсем нет пыли, хотя в коридоре я успел заметить, что сюда никто не заходил лет десять, а то и больше. Перестилаю постель и накидываю куртку – в комнате не холодно, но и нельзя сказать, что тепло. А за время жизни на Тао-Эрис у меня появился целый ряд привычек, например обогревать себя заклинанием. И сейчас приходиться жёстко контролировать себя, чтобы случайно не произвести какое-нибудь заклинание. Это утомляет, но надеюсь, что скоро привыкну.

Ложусь на кровать и начинаю продумывать самый неприятный для себя вариант. Барк может со временем понять, что в этой комнате я могу прожить очень долго и перейти к более решительным действиям. Значит с ним надо разобраться до этого и в моей голове начинает возникать весьма забавный план. Для начала мне надо будет установить связь с Пушком. Сквозь ванабис это сделать невозможно, но когда мне будут приносить еду и воду дверь будет открыта. Поэтому встаю и перетаскиваю кресло в середину комнаты напротив двери. Сажусь в кресло и готовлю пакет указаний и инструкций для Пушка, которые можно будет послать одним коротким импульсом. Конечно это расход энергии, но крохотный, а через открытую дверь можно будет его возместить. Далее надо отследить образ жизни магистра и слуги, а это могут сделать осы и передать мне через Пушка. Затем надо будет отключить слугу, чтобы мой оппонент лично вошёл в комнату. Мой дружок в состоянии выдернуть доску в коридор, а я магическим ударом смогу захлопнуть дверь в комнату.

Потом будет самая сложная часть плана – необходимо быстро выкачать из него всю или почти всю энергию. Как это сделать, мне пока неизвестно, но надеюсь научиться этому у Барка. Без энергии мы с ним в равном положении и в рукопашной мне можно рассчитывать с ним справиться. Конечно, он сильнее и больше меня, но о драках давно забыл. Я же – обученный боец, а в бедре у меня клинок из серебрянки. Остаётся вопрос, как после всего открыть дверь, но он наверняка решаем. Ещё раз просчитываю все шаги, но явных ошибок не вижу. Есть спорные моменты, но всего не предусмотришь, что-то приходится оставить на импровизацию. Поэтому слезаю с кресла, снимаю куртку и начинаю тренировку. Впереди есть несколько дней, чтобы улучшить свою форму. Закончив упражнения, обтираюсь мокрым полотенцем и хожу по комнате, чтобы согреться. Мне нельзя мёрзнуть, нельзя мечтать, нельзя медитировать – иначе могу сотворить заклинание, а энергии у меня немного. Приведя себя в норму, одеваю куртку, сажусь в кресло и жду.

Наконец открывается дверь и магистр устанавливает в проёме квадрат, сколоченный из четырёх досок. Пушок, как я и надеялся, сидит в коридоре на припотолочной балке и получает мой импульс с информацией. Мне же он сообщает, что очень рад меня видеть. Обмен сообщениями короток, и Барк, занятый затаскиванием своей конструкции в дверь, ничего не замечает. Не понимаю, почему он тащит эти доски, когда их можно перекатывать. Но так даже лучше – Пушку достаточно будет нажать на дальний верхний угол с помощью магии и квадрат повернётся на девяносто градусов разблокировав проём. Мой тюремщик пропускает в комнату слугу, который оставлят мне еду, воду и новый ночной горшок, а прежнее забирает. Всё это время магистр контролирует меня, стоя в двери. Слуга уходит, конструкция вытаскивается и дверь захлопывается. Засекаю время – сейчас четверть седьмого вечера. Мобильник мой полностью разряжен – ванабис выжал аккумулятор досуха, но к счастью я зачем-то захватил с Земли механические часы. Теперь надо не забывать их заводить. Поев, начинаю ходить по комнате. Это тоже тренировка – на носке, на внешней стороне стопы и далее. Параллельно размышляю – кормить меня собираются два раза в день, но это нормально. А вот почему Барк затаскивает свой деревянный каркас сам мне непонятно, но это не слишком и важно.

Закончив тренировку, беру ложку и начинаю осматривать дверь. Она имеет форму трапецоида и плотно прилегает к аналогично скошенному косяку. Открыть её изнутри невозможно. Но слева она на петлях, встроенных заподлицо. Поэтому на всю её высоту имеется треугольное углубление. Клинком из серебрянки можно перерезать петли и с этого края вскрыть дверь, да и стену, а затем разрушить. Но не хочу ломать свой дом – эта комната может мне и пригодиться. Продумываю другой менее разрушительный вариант и ложусь спать. Даю себе установку не видеть сны, то есть не выпускать их наружу сознания. Проснувшись, смотрю на часы – четыре утра. Делаю лёгкий перекус из остатков ужина и снова тренировка и обтирание. Далее бег по комнате, растяжка и танец – наконец у меня появилось время на полноценный комплекс упражнений, а недооценивать Барка как бойца, даже без магии, не хочу. В нём килограммов сто почти без жира, а во мне только семьдесят. И за свою жизнь он будет драться отчаянно.

Немного запыхавшись, сажусь в кресло. Как и предполагалось в шесть утра открывается дверь и мой тюремщик вкатывает квадрат в проём. К одному углу он догадался приделать колёса и облегчил себе жизнь. Принимаю от Пушка пакет информации и жду, пока слуга расставит принесённое и заберёт посуду и ночной горшок. Теперь вся процедура занимает у них пять минут и по её окончании можно просмотреть полученное сообщение. В нём ничего экстраординарного. Заперев дверь в камеру на засов, магистр выходит на улицу и куда-то порталируется. А слуга ужинает сам, затем всё моет и ложится спать в комнатёнке возле кухни. Утром Барк выходит из портала у входа в сад с корзиной в руке, проходит в дом и будит слугу. Тот достаёт из корзины еду и разогревает её, набирает воду, берёт горшок и несёт всё это в мою комнату. Тюремщик открывает дверь, вкатывает квадрат и впускает слугу. По окончании всего магистр порталируется, а слуга моет всё и ложится спать.

Так продолжается несколько дней, а магического истощения у меня нет и Барк решает принять кардинальные меры. Очередным утром, заблокировав дверь и дождавшись ухода слуги, он решительно входит в комнату и стряхивает с рук заклинание. Оно превращается в магическую пасть, активно пожирающую энергию. Опять его гнусная ухмылка и магистр спешит покинут комнату. Моё счастье, что мой учитель-гном показывал мне подобное заклинание, вернее тварь, которая обитает в глубине средних уровней. Бросаю этой пасти клок энергии и сбрасываю остальную во внутренние аккумуляторы. Теперь я выгляжу пустым пасть теряет ко мне интерес. Аккуратно перевожу её в сонное состояние и принимаюсь за еду – отсутствие магии мне жить не мешает. Потом заготавливаю сообщение Пушку, а вечером перед приходом тюремщика достаю немного энергии из аккумулятора. Сегодня и сейчас я решил дать ему бой и пусть победит достойный. В комнате приготовлены ещё две магические пасти, которые пока незаметны, но могут быть мгновенно активированы. Причём одна из них в углу является аналогом много более страшной твари с нижних слоёв.

Мои предположения оправдываются, Барк спешит и теряет осторожность. Видя, что во мне остались лишь крохи энергии, а тварь погружена в сон, он еле дожидается, пока слуга покинет комнату. Потом решительно врывается в неё, пробуждает пасть и обнаруживает ещё одну на пути к двери. Пушок проворачивает квадрат в коридор и вся моя готовая к работе энергия превращается в магический удар, захлопывающий дверь. Я пуст и обе пасти бросаются на магистра, который отскакивает в угол и начинает готовить защитное заклинание. Ему требуется для этого мгновение, но его нет – он отскочил прямо в третью пасть и она в него вцепилась. Видимо он решает «погибать, так с музыкой», то есть вместе со мной, и на последних каплях энергии превращается в минотавра. Глаза наливаются кровью, бычья голова наклоняется вниз, выставив вперёд рога и туша в несколько центнеров несётся на меня.

Я правильно решил, что ума ему недостаёт – даже при отсутствии боевых навыков в человеческом теле он был бы намного опаснее. А так получается коррида, где обычно побеждает человек. Места в комнате много и достаточно сделать два небольших шажка назад, чтобы пропустить атакующую тушу мимо себя. Потом заплести ему ноги и Барк бороздит пол носом. Мне остаётся впрыгнуть ему на спину и вонзить клинок в затылок. Серебрянка высасывает энергию у него досуха, а короткий магический разряд выжигает мозг. Пасти сцепляются друг с другом в смертельной схватке и у меня есть время отрезать бывшему магистру голову, проткнуть ему сердце и разрушить заклинания. Убеждаюсь, что мой тюремщик мёртв, подхожу к двери и между петлями делаю клинком узкий прокол. Ванабис почти сразу выталкивает лезвие, но сигнал Пушку ушёл. Ещё раз подхожу к трупу и забираю подвеску со знаком магистра высшего круга, аккумулятормом и жезлом.

Теперь мне опять надо ждать. Накануне днём мой напарник взял в комнате «девочки» три широкие ленты и теперь пишет на них: «Тиум жду Лекес», «За мной» и «Открой дверь». Осы берут первую ленту и будут маячить с нею перед наблюдателем в холле. В полученных мною сообщениях говорится, что все смотряшие камни активны. Мой пушистый друг открывает обе двери в Дом и прячется – о нём никто не знает и слава Богу. Он – моя вторая страшная тайна.

Проходит четверть часа – я непрерывно слежу за временем, ожидание нестерпимо, как вдруг дверь в комнату распахивается и влетает Мартин. Он спотыкается о тело Барка и мне приходится его ловить. Следуют положенные обнимания, и мой телохранитель выходит в коридор, держа за волосы голову магистра. Выхожу следом за ним, слышу восторженный «Ох» и едва не гибну от удушья в объятиях женщин. Тиум улыбается до ушей и говорит: «Мой мальчик, я всегда в тебя верил». Та-аня рвётся ко мне ещё целоваться, а Лейра держит за волосы голову Барка с таким видом, словно это её рук дело. Только Люша слегка растеряна, она ещё не привыкла к нашим успехам. Обнимаю её и Та-аню и иду в холл. Лейра с триумфальном видом шествует впереди, а Тиум идёт скромно сзади и говорит, что в холле меня ждёт толпа народу, только Жаин он оставил в Ферионе, но пообещал от моего имени, что ночью я буду с нею.

Народ, увидев Лейру с головой в руках, взрывается восторженными криками, а она торжественно не спеша спускается по ступенькам, наслаждаясь моментом. Я тоже доволен и счастлив, ибо это наша общая победа. В холле вижу Куини, Маэрим, Юрека и два взвода первой роты. Еще много знакомых лиц, которые расставляют столы м стулья – намечается грандиозный пир. Мартин приносит специальную Чашу, как бы срезанную наискось. В неё вставляем голову магистра, точнее одеваем на специальный штырь. Теперь его лицо, точнее нечто среднее между бычьей и человеческой мордами полностью видно, а затылок с дыркой от клинка закрыт. Рога тоже сильно уменьшились в размерах. Похоже Барк, будучи сражённым пытался превратиться обратно в человека, но не успел. Мартин посылает двух солдат принести тело магистра и запереть комнату, а я прошу Люшу подняться в мой кабинет и забрать оттуда рамку, жезл и пояс с оружием. Дорогу ей покажет оса, а я усаживаюсь в кресло, в котором ждал поверженного врага и наслаждаюсь творящейся вокруг меня суетой.

Ко мне подходят и поздравляют люди, знакомые и не очень. Люша приносит пояс и я подзываю Лейру и Мартина и поручаю им перехватить солдат с телом магистра. Лейра должна вогнать кномий клинок в сердце точно по разрезу, а Мартин отрубить Секатором остаток шеи и сжечь. Они бросаются выполнять не задавая вопросов. А мне кажется необходимым убрать следы стилета из серебрянки. Чаша с головой разместится в моём личном музее и будет недоступна для осмотра. Только немногим избранным будет дозволено лицезреть её в моём присутствии. А тело будет где-то похоронено и тот же Кайл наверняка будет его изучать, чтобы понять, а как Лекес смог убить Барка. Вбегает Та-аня и говорит, что она порталировала из Бирейнона ещё кучу народа и они спешат сюда. Следом подходит Кабаль, жмёт мне руку и говорит: «нет слов, нет слов». Следом за ним подходят ещё люди, но тут Куини зычно командует – «по столам» и все начинают рассаживаться. Садимся безо всякого порядка, как придётся. Между мной и Тиумом затесалась целительница из Бирейнона, с другой стороны Микилеес. Припоздавшие Люша, Лейра и Мартин садятся напротив. Столы узкие, всем тесно, но люди довольны. Входит мой старший повар, ему пришлось сегодня исхитриться, но пир получился. Подзываю его и при всех хвалю. Далее начинается пиршество, местами переходящее в пьянку. Люди радуются, что войне с бейлифами виден конец, говорит целительница.

Когда пиршество достигает соответствующей стадии, вылезаю тихонько из-за стола и пересаживаюсь в угол. Поражение обернулось блестящей победой и многие задумаются, прежде чем связаться со мной. Из чёрного хода появляется Кайл и садится рядом со мной. Помолчав немного он вдруг выдаёт – ты страшный противник Лекес. А видя моё недоумение добавляет – я видел тело и не могу понять, как ты его убил. Магистра высшего круга убить невозможно, но Барк мёртв. Можно осмотреть его голову? Я отрицательно качаю своей головой. Мы опять молчим и Кайл спрашивает, что я намереваюсь сделать с телом. Отвечаю, что он может тело забрать, только пусть вернёт ножичек. Магистр левитирует кинжал, и я вытираю его о какую-то тряпку. Внезапно он спрашивает меня на Айвиш: «ты говоришь на Айвиш?» и я ничего не могу с собой поделать и отвечаю, что да, говорю. Он удовлетворённо кивает своим мыслям, порталируется к телу, а затем с ним куда-то далеко.



Глава 30. Победа | Приключения Мага | Конец 1-й книги