home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29.

Возвращение


Утром меня разбудили, что вообще-то случается не часто и мы пошли завтракать. Предварительно мне пришлось опечатать заклинаниями свои вещи и дверь в комнату. У гномов не принято запираться и заходить без приглашения. Но возможно здесь ещё шатаются эльфы, а они народ бесцеремонный и нахальный. Если бы я в комнате проживал один и им действительно от меня было что-то нужно, то она вполне могла дожидаться меня в моей же постели. Поэтому любые предосторожности не были излишними – о серебрянке кроме меня и Штрандтла никто не должен был знать. В столовой нас ожидал горячий завтрак – кто-то предупредил поваров, что на рассвете мы уезжаем. За едой выяснилось, что эльфийка действительно заходила ко мне, огорчилась не застав и спрашивала, не оставлял ли я для неё письмо. Причём даже лазила под подушку в его поисках. Пришлось сделать ребятам выговор, что пускают в комнату посторонних и разрешают тем копаться в моих вещах.

– Никогда бы не подумали бы – глядя на привораживающий цветочек, оправдывались они.

– А шпионов и диверсантов никогда и не подозревают – последовало моё замечание, – для того и существуют Уставы, чтобы солдат не думал, а действовал. Мы находимся в чужой стране и не мешало бы в коридоре выставить постоянный караул.

Последнее было адресовано уже Кочубею, хотя на самом деле касалось меня. Дальше эту тему развивать не стал – ребята уже осознали, а во многом виноват был я сам. Позавтракав, мы вышли и сели в машины. Всё, кроме личных вещёй уже вчера было собрано, сложено и закреплено. Машины были основательно нагружены, но до перехода в наш Мир никаких опасностей не ожидалось. Ритуальные прощания у гномов не приняты и мы сразу тронулись. Новые генераторы, поставленные гномами, работали очень тихо, почти беззвучно и это было непривычно. Основную массу животных эльфы уже увели, остались только отдельные стада, не рисковавшие близко подходить к дороге, оборудованной пугалками. Сама дорога была отмыта от навоза и приведена в порядок, поэтому наш караван шёл с хорошей скоростью. Подъезжая к лесу, мы увидели поджидающю меня эльфийку. Велев каравану продолжать движение, я остановил свой внедорожник неподалёку от неё и вышел.

Сразу стало понятно, что мы слишком хорошо чувствуем друг друга, чтобы пытаться играть. Изображать одурманенного цветком безнадёжно влюблённого было бессмысленно, поэтому я вернул ей его в конверте, а мне был дан нарисованный ею немного карикатурный мой портретик. Один из солдат вынес из машины и подстелил непромокаемую толстую подстилку для палатки, на которую мы уселись и представились: – Анея, – Лекес. Услышав моё имя эльфийка посмотрела на меня с некоторым любопытством, но заговорила о деле. Сначала она пблагодарила, что я предложил гномам помочь эльфам, а не воевать с ними. Я принял благодарность и уточнить, что воевать мне с эльфами было бы разумней в союзе с питеками. Её аж передёрнуло, и она возблагодарила богов, что такого не произошло. Как только мы перестали играть влюблённых, а начали говорить о деле, так сразу исчез некоторый барьер отчуждённости, имевшейся между нами. Это помогло ей перейти к сути дела. Она сказала, что имеется семь эльфийских миров, находящихся в содружестве. Они довольно богаты и в состоянии хорошо оплатить некоторые услуги. Приглашать магистров старших кругов им накладно и нежелательно. Да и сомнительно, чтобы магистр занялся относительно простыми делами, связанными с зачисткой территорий от всякой гадости. Меня же попросить об этом вполне можно и хотя я запрошу много, но намного меньше магистра, который кроме денег потребует ещё древние артефакты, а эльфы на это никогда не согласятся. Она понимает, что сейчас я занят войной с бейлифами, да и им надо сначала покончить с хищной лозой. Но и то и другое в обозримое время закончится, и эльфы будут рады видеть меня в своих лесах и обсудить это предложение.

«Что для эльфа сотня лет –миг один пустяшный,» – мне вспомнилась строка из любовной поэмы. Договорившись, что по окончании своих домашних дел я приеду к эльфам, мы расстались. Она вскочила на свою лошадь, до того смирно стоявшую у дерева и исчезла в лесу. А во мне вдруг проскочило лёгкое разочарование, что всё ограничилось деловой беседой. В машине сказал водителю «догоняй» и начал анализировать закончившийся разговор. Он дал много новой информации и поставил ряд вопросов. Но мне слишком мало было известно, чтобы делать выводы, да и сначала надо было разобраться с бейлифами.

Одиночная машина идёт намного быстрее колонны с грузовиками, а времени наша беседа заняла немного. Да и караван по лесу и без мага не очень разгонялся. Поэтому мы его быстро догнали и уже без остановок катили до последней крепости, в которую въехали уже в темноте. Там нас накормили ужином и предоставили комнаты для сна. Иван учёл мои замечания и организзовал на ночь дежурство на двух постах – у машин и в коридоре перед комнатами. Это было совершенно бессмысленно, но инициативу давить нельзя. На всякий случай мне пришлось поговорить со старейшиной крепости и объяснить, что это мы тренируемся перед возвращением в Тао-Эрис, где иначе нельзя. Так как у гномов всё размеренно и отлажено, то образ жизни людей, эльфов и прочих для них сродни дому сумасшедших, а с больных на голову что взять. Встали мы рано и гномы накормили нас хорошим завтраком, но меня так трясло, что еда не лезла в горло. Хорошо, что гномы выдали нам ещё обед в термосах и сухим пайком. Выехали мы как только небо начало светлеть и, оказавшись за воротами сразу включили ревуны, грохочущие подобно перегруженным двигателям. Гномы решили, что рёв моторов может быть полезен, поэтому разработали и изготовили устройства, создающие подобный звук и отпугивающие животных. Последних было мало и эти разбегались, поэтому колонна пошла быстро и через час была у холма с порталом.

Моё волнение усилилось и я перебрался в БМП на место командира, которая перешла в голову колонны. Водитель получил указание выйдя из портала жать что есть силы на газ и заворачивать влево. А ежели на пустоши кто-либо окажется, то давить. Стрелок должен был стрелять в любое подозрительное облачко и тоже сразу, как выскочим из окна. На вопрос – а если там ничего не будет, – он получил от меня исчерпывающий ответ:– ты сначала нажми на гашетку, а потом ищи цель. Водителя, как и меня, тоже заметно трясло и я был уверен, что он нацелит машину прямо на засаду, которая не ждёт нас в такую рань. Те, что будут близко – попадут под гусеницы, а кто подальше – под очереди тридцатисеми миллиметровой пушки и пулемёта. А если засада будет справа, то у нас окажется несколько секунд для принятия решения.

Водитель внедорожника должен был проходить портал вместе с БМП. Это не рекомендуеся, но допускается. Машины при этом должны идти почти вплотную и на предельно малой скорости. Последнее гарантировало, что снаружи нас не засекут по колебаниям окна. Выскочив из окна, он тоже должен был вдавить газ в пол, но прежде, чем поворачивать влево сначала сориентироваться. главной его задачей было не врезаться БМП в зад. КрАЗы и последний внедорожник наоборот должны были задержаться перед проходом и быть готовыми, что кто-нибудь оттуда выскочит. Я был уже уверен, что с той стороны нас кто-то поджидает, но кто именно понять не мог. Позже я несколько раз просматривал фильм о нашем прорыве, снятый одним из вражеских наблюдателей, попавшим в плен. Вот его первое описание произошедшего.

Раннее утро, вот-вот появятся первые лучи солнца, тишина и полное благолепие вокруг. Почти весь их отряд спит, включая второго наблюдателя напротив выхода – ряби в окне портала, обязательной при движении по нему, пока нет. Все три группы – правая, левая и основная, находящаяся напротив окна, не ждут нападения. Дремлют даже часовые по периметру пустоши. Только кашевары неторопливо возятся около костра. Вдруг из этого окна с ужасающим рёвом вырывается чудище и выбрасывает струю болтов и файерболов по основной группе. От второго наблюдателя остаётся кровавое пятно, а оно сметает заграждение из веток с ядовитыми колючками и давит воинов, оказавшихся напротив. Ночью холодно, а костёр развести им не разрешили, вот и сидели они плотной группой, грея друг друга. И эта группа оказалась в мгновение ока раздавлена чудищем, которое затем ринулось на костёр. Всё произошло так быстро, что даже кашевары не успели отскочить от огня, как во все стоны полетели горящие ветки и куски тел. Оно же покрутилось по палаткам с воинами и выплюнуло длинную струю по последней группе. Одновременно с этим из портала вылетело второе чудище и беззвучной тенью метнулось следом зв первым. Двое чудом уцелевших воинов основной группы пали, пронзённые очередью болтов из арбалета неизвестной конструкции. Тут наконец прочухался наш младший помощник бейлифа и выдал жиденький залп ледяных стрел. Но чудища привезли группу вражеских бойцов и мага. Последний успел поставить щит, отразивший наш залп и ответил серией мощных залпов из всего полагающегося, завершившийся сокрушительным ментальным ударом. Я решил, что все воины Агапы погибли и сдался подошедшим бойцам противника.

Вот мнение потерпевшего, довольно близкое к истине. Выскочив из портала с включённым ревуном, мы увидели лёгкое противопехотное заграждение и за ним группу тесно сидящих солдат. Стрелок успел выпустить в них несколько снарядов и очередь из пулемёта, а разогнавшаяся бронированная машина смела заграждение и врезалась в эту группу. Тут же водитель начал поворот к левой группе, додавливая уцелевших. Стрелок перенёс огонь на сидящих вокруг костра, сочтя проснувшихся наиболее опасными. Прямые попадания снарядов рвали тела на куски, которые затем были разбросаны гусеницами. Из трёх палаток никто не успел выскочить, как был раздавлен. Дав сигнал десантироваться и зачистить этот лагерь, я выскочил из машины и успел поставить щит, против заклинания младшего помощника. Потом ударил своими заклинаниями, но не успел – он спрыгнул в овражек и порталировался. Завершающий ментальный удар его не достал, а только оглушил уцелевших воинов. Надо было мне с него начать, а боевыми заклинаниями ударить потом. Вторая машина прошла беззвучно, а Кочубей пулемётом прижал к земле правую группу и дал нам время развернуться к ним и десантироваться. Далее была зачистка – добивание тяжелораненых и сбор трофеев и пленных. Захваченное оружие было изготовлено гномами, поэтому мы его забрали, хотя оно и уступало привезённому. Несколько человек, охранявших периметр, успели удрать, но искать их мы не стали – наша задача привезти груз. Поэтому я связался по рации с Тиумом, узнал про движение Агапы на Бирейнон и велел Та-ане поставить нам портал. Мне было сказано, что у врага тоже есть рамка и перехватчик, но мне теперь было достаточно известно о порталировании, чтобы настоять на своём. В Ферионе был на площадке стационарный прямоугольник, на котором наша магиня могла закрепить выходное окно, а входное окно будет закреплено мною и прикрыто от перехвата. Что и было сделано. К этому моменту все наши машины вышли из портала и грузовики тут же прошли в новый, за ними ушли внедорожники. В это время враг начал пытаться добраться до портала, но не перехватчиком, а резаком. Как и предполагалось, все эти попытки были недалеко от входа и моя защита успешно отводила его в сторону. Когда последней отпорталировалась БМП, то я отцепил окно портала и вскочил в него. Подобные цирковые номера обычно не рекомендуются, но теперь меня успешно утащило в Ферион, пока резак тоже успешно уничтожал брошенную защиту.

В замке нас встретили как героев, впрочем путешествие в другой мир и обратный прорыв с боем на это вполне тянули. Тиум сразу погнал нас мыться и спать – после перехода из другого Мира сон необходим. Мне же он сказал, что Агапа идёт на Бирейнон, но он будет идти несколько часов, а скорее всего сутки. Поэтому пока это не срочно и всё можно будет обсудить потом. Оставив машины Вадиму и Тиуму, которые начали руководить разгрузкой, мы разошлись по спальням. Проснулся я резко и сразу понял, что нахожусь на Тао-Эрис в своём Ферионе. Пока умывался и одевался в голове прокручивались события последних дней. Особых ошибок вроде совершено не было, а отдельные недоработки можно будет исправить в следующий раз. Для бою с Агапой я выбрал охотничий костюм, который дополнил курткой и сапогами из шкуры нага. Одежда в шкафах осталась та же, что и была, но её заменили на мой размер, за что мысленно похвалил Жаин – запомнила мои слова, что у Аранейна был прекрасный вкус и хорошо подобранный гардероб. Конечно, отдельные вещи придётся убрать – не мой стиль, а кое-что пошить специально для меня, но основной набор вполне мне подходит. Вместо хламиды надел осеннюю куртку-плащ и пошёл смотреть, что же мы привезли от гномов. Машины были уже разгружены и всё привезённое разложено на столах, специально выставленных во дворе под навесами. В основном лежало оружие – арбалеты, мечи, кинжалы, наконечники для копий и стрел. Ближе к концу ряда лежали кольчуги, шлемы и маленькие щиты. На нескольких столах были разложены оружие и брони для тяжеловооружённых воинов хирда, а на других совсем лёгкие кольчуги и каски для стрелков. Ещё на нескольких столах лежали различные инструменты.

Меня подвели к отдельному столу, на котором лежало два персонально моих комплекта. Один – средний, включающий полный комплект брони и оружия, а второй – лёгкий, специально для мага. Переложив из первого комплекта во второй короткий меч, я велел Мартину забрать его и дал команду разобрать оружие. Порядок данного действа давно был определён – каждый воин в соответствии с должностью и заслугами имел порядковый номер, в спорных случаях бросался жребий. В соответствии с этим номером каждый и выбирал себе оружие и доспехи. Конечно, каждый выбрал себе комплект заранее, но почему бы не продемонстрировать хорошему сержанту, что в этом порядке он впереди некоторых офицеров. Первым пошёл Тиум, за ним Вадим, а в начале второго десятка Лейра с Мартином. Она взяла себе второй арбалет, кинжал и лёгкую кольчугу с каской, а он – кольчугу потяжелее и средний меч. Брали в основном лёгкое и среднее вооружение, а тяжёлое оставляли крепостной роте. Хотя народу в этом шоу участвовало много, но процесс был хорошо организован и занял менее часа. На вторую часть – раздачу пряников крепостной роте мне оставаться не требовалось и, забрав оставшийся комплект своего вооружения и меч, направился к себе. Со мной пошёл Тиум, сказав, что в Бирейнон Та-аня переправила их долю вооружения, а Жаин забрала инструменты нужные для хозяйства.

А ещё сказал, что Агапа встал лагерем в двадцати километрах от Бирейнона и явно сегодня не собирается двигаться дальше. Скорее всего, он не хочет рисковать, пересекая пояс зашиты вечером, рискуя застрять и ночевать внутри. Эти построенные мною вокруг Бирейнона три круга препятствий мог заметить даже самый слабый маг, но чтобы понять их возможности требовался магистр. Поэтому Агапа вполне разумно остановил своё войско, не доходя до защитного пояса, а завтра утром двинется на замок, рассчитывая дойти до него за несколько часов. Как он собирается захватывать его, мне было непонятно, но первым помощником он стал, захватив два замка. Поэтому придя к себе, первым делом по рации связался с Дмитрием и напомнил ему, что когда мы придумывали способы захвата вражеского замка, то не нашли ничего, кроме диверсии изнутри с захватом ворот и порталированием в подвалы. Он ответил, что в подвалы и на лестницы к ним посадил засады, а у всех ворот организовал дополнительную охрану в виде секретов, чтобы схватить диверсантов.

У входа в дом нас ждали Та-аня, Фаремис и несколько магов. Мы поднялись в гостиную, где я пошёл готовиться к завтрашнему бою, а они остались ждать меня. Сложив оружие и доспехи на стол, я вытащил и осмотрел меч – тонкое узкое лезвие было похоже на стилетное, но длиннее и немного шире. А рукоятка была как у меча, как раз под две мои ладони, хотя он был явно одноручным. Вытащив из сейфа два стержня серебрянки и специальную смесь, подаренную мне Штрандтлом, я начал дорабатывать клинок. Через полтора часа у меня в руках был метровой длины меч с умным лезвием. По моим командам оно укорачивалось, изгибалось совершенно неожиданным образом и пропускало заклинания, являясь продолжением руки. О таких клинках рассказал мне старый гном-учитель, но для их изготовления требовались стержни серебрянки, а пользоваться ими мог только Мастер камня. Он не мог перерубить толстое лезвие из хорошей стали, но был способен найти и вонзиться в мельчайшую щель. Вряд ли у Агапы будет внутренний защитный контур, значит ледяная или огненная стрела, выпущенная с острия вонзившегося клинка, окажется смертельной. Ещё у Аранейна взял кинжал из серебрянки и удлинил лезвие.

Сверху куртки из шкуры нага надел кольчугу гномов, а на голову обруч. Последний в комплекте заменял каску. Замкнутая полоса металла в две трети лба высотой, а спереди на треть полуокружности и до макушки пластина с тремя прутами, крепящими её сзади и сбоков. Завершал конструкцию небольшой шишак сверху. Этот обруч был легче каски, а главное – открытая голова лучше чувствовала происходящее. С магической защитой он прикрывал голову не хуже шлема, а ментальных ударов я не боялся. Ещё на кольчугу надел широкий пояс с длинным кинжалом и пистолетом, а короткий кинжал засунул в сапог. Отделаться от старой привычки вооружаться чем только можно мне никак не получалось. Но в данном случае это было правильно – броня Агапы защищала его от магических ударов. Пара глубоких вдохов и можно спускаться в гостиную к моим друзьям. К магам присоединились Вадим и Юрек. Дождашись меня они начали рассказывать, что войско Агапы состоит из трёх отрядов примерно по восемьдесят человек в каждом. Один – его собственный, второй выделен ему бейлифом Караниором, а третий – наёмники. Далее подробно сообщалось об их вооружении и прочем. Как ни удивительно, но мы все внимательно слушали, хотя знали, что исход определится в ходе личного поединка. Пока они рассказывали, я медленно ходил по комнате, привыкая к оружию и снаряжению. Откровенно говоря, Агапа меня немного пугал и поэтому хотелось учесть любую мелочь. Вот Аниора и Маарани я почти не боялся, хотя Тиум сказал, что это по глупости. Но там бой был продуман заранее, а завтра придётся импровизировать.

Общая его схема была очевидна каждому. На рассвете или немного позже войско Агапы двинется на Бирейнон. Оно хорошо вооружено и в нём есть три мага, правда слабеньких. Но засаду или сильный арьергард он выделять не будет, понимая бесполезность этого – я наверняка их обнаружу и уничтожу. Поэтому он спеша поведёт всё войско на замок, рассчитывая захватить его с ходу. Идти он будет осторожно, но без остановок и часа через четыре будет под стенами. У Дмитрия кроме крепостной ещё есть мобильная рота, которой можно организовать оборону и внутри замка, поэтому войско Агапы, даже ворвавшись, например через пролом в стене, неизбежно завязнет в боях за каждый дом. Бойцов у Дмитрия больше и вооружены они лучше, поэтому сломить их сопротивление может только личное участие Агапы. Поэтому я с ротой десантируюсь на место их нынешнего лагеря или ещё ближе и мы стараемся выйти к Бирейнону вскоре после противника. А далее всё решит моя схватка с Агапой, которую мне никак не удавалось продумать.

Следующим стал рассказывать Фаремис, который оказывается учился вместе с моим зав-трашним противником в высшем магическом колледже. Хотя с тех пор немало воды утекло, но в главном человек редко меняется. Агапа уже тогда отличался заметной силой и скоростью. Естественно у него был магический дар, а ещё он увлекался фехтованием на мечах, где достиг немалых успехов. Впрочем это и неудивительно при росте почти в два метра. А ещё он левша, причём правой рукой владеет намного хуже. У него грубоватые черты лица, будто кое-как вылепленные. И хотя подобные физиономии нравятся многим женщинам, которые путают грубость с мужественностью, сам себя считал уродом и был из-за этого обижен на весь мир. Он из кожи лез, пытаясь доказать всем своё превосходство, а над ним просто смеялись. Хотя во время учёбы он ругал бейлифов, но никто не удивился, когда по окончании колледжа Агапа пошёл к ним на службу – власть его всегда сильно влекла. Он быстро прошёл путь от ученика до первого помощника, причём поговаривали, что своего предшественника он самолично зарезал. Бейлифа же обожал страстно и был глубоко потрясён, когда Маарани и Фаник его убили. Агапа им этого не простил до сих пор, поэтому его и отправили подальше завоёвывать срединный домен. Там он пришёлся ко двору и стал правой рукой бейлифа Караниора, причём за свои военные успехи. Хотя лицо у него и туповатое, но он умён и хитёр. Как любой, прошедший подобную школу, не задумываясь обманет и ударит в спину.

По окончании колледжа Фаремис с Агапой не встречался, хотя постоянно слышал о нём от общих знакомых. Но слухи о его любовных связях и грабежах меня мало интересовали, хотя должен отметить, что жестокость просто так он не проявлял, а только по необходимости. Понятно, что застряв в одном шаге от вожделенной должности бейлифв, он будет готов на всё – и меня интересовала, что входит в это всё. Было всем известно, что у Агапы сплошные гномьи доспехи, почти неуязвимые для магических ударов и длинный меч из их же стали. Он – сильный и умелый воин, а магия камня помощника бейлифа ещё более усиливает его. Своей магией пользуется редко, не желая конфликтовать с камнем, но подобные случаи были. Этому я мог противо поставить только ещё большую скорость и магию, причём не боевую. Грязь, трение, липкая почва, трещинки, в которые нога проваливается по щиколотку – вот неполный набор подарков, которые были приготовлены мною для него. А ещё вернувшись к себе, я изготовил из серебрянки четырёх ос в натуральную величину и поколдовал над ними. Наивно было думать, что хоть одна сумеет укусить его, хотя в бою может случиться всякое, но отвлекать и действовать ему на нервы они будут точно.

Воинов, сражающихся в том же стиле, что и Агапа, в Ферионе не было, поэтому мне пришлось позвать Деянира и провести с ним на улице спарринг. При этом я применил все заклинания, замедляющие противника и мой партнёр через полчаса выдохся. В программе дня была ещё глубокая медитация на завтрашний бой, вечерняя разминка и отдых. Засыпая, я чувствовал, что сделано всё, но небольшая тревога не уходила. Агапе было достаточно одного точного удара, чтобы убить меня, впрочем и мне требовался всего один укол.

Утром мы встали рано, но не спеша – у нас была по отношению к Агапе фора, выйдя на два часа позднее мы будем у стен Бирейнона лишь немного позже него. Это обеспечивалось особыми свойствами портальной площадки Фериона, позволяющей создавать временный портал, имеющий почти те же свойства, что и постояный и недоступный ни перехватчику, ни резаку. Это позволило нам не спеша позавтракать и собраться, а потом ещё час ждать, пока противник пройдёт половину дороги. Секатор я отдал Мартину и удивлённо посмотрел на Лейру, вооружённую двумя арбалетами, причём одинаковыми. Мобильная рота была в полной готовности и мы с Та-аней начали строить переход. Портал позволил десантироваться на поле, находящееся около границы защитного пояса, причём с машинами и баранами. При желании мы могли легко догнать вражеское войско, но сражаться на лесной дороге мне не хотелось – слишком тесно. Поэтому поставив автомобили в конец колонны мы не спеша двинулись, постепенно догоняя врага. Ещё в Ферионе было указано стрелкам даже не целиться в Агапу – бесполезно, а держать под прицелом стрелков противника. По рации у меня была постоянная связь с Дмитрием и когда он сообщил, что две группы, пытавшиеся изнутри захватить ворота, схвачены и обезврежены, то я почувствовал облегчение. Туза в рукаве у врага не оказалось.

Дорога выскочила из леса и пошла по скошенному полю. Я вьехал на крохотный холмик и оглядел вражеское войско. Первый отряд развернулся вдоль стены замка метрах в ста от неё. Сзади него метрах в пятидесяти сосредоточился возле другого холмика второй отряд. На нём стоял высокий человек в броне и с мечом длиною почти с него. Наверное это и был Агапа. Третий отряд был развернут к лесу и ждал нашей атаки. Оглядывая его, я засёк знакомую ауру – сбежавший с засады младший помощник. Аура была несколько необычной, непохожей на других младших помощников, но меня это не заинтересовало. В каждом отряде было по магу, но совсем слабенькому. Сзади меня вдоль леса по кромке поля развернулость по взводно моё войско. Можно было начать перестрелку – арбалетов и стволов у меня больше, да и со стен замка тоже откроют огонь. Но Агапа тут же меня атакует и я рискую получить шальную пулю или болт – моя кольчуга явно слабее его брони. Большая часть его войска при этом поляжет, но он сам и половина его личного отряда прорвутся, а отлавливать их по Сокейну не интересно. Хоть я и опасался личной схватки, но остальные варианты меня смущали ещё больше. Похоже мой противник пришёл к тому же выводу, потому что он положил меч себе на плечо, спустился и зашагал ко мне. Спрыгнув с барана и поправив куртку, я направился к нему и мы остановились посредине между войсками метрах в пяти друг от друга.

Передо мной стояла двухметровая стальная колонна, и почти такой же длины меч был воткнут перед ним в землю. Сплошной глухой шлем висел на поясе и можно было свободно рассмотреть его лицо. С неменьшим интересом Агапа рассматривал меня, хотя куртка-накидка скрывала всё и даже мои руки. Он же был абсолютно уверен в себе и полагался исключительно на своё оружие, силу и умение. Стало понятно, что никаких заготовок и хитрых тактических ходов у него нет, а вот мне нужно будет успеть пустить их в ход, пока он будет одевать шлем. Его оценка легко читалась:

– Вот кусачее насекомое, которое надо прихлопнуть. Придётся повозится, но и только. Маарани и Фаник – болваны, обожравшиеся гхошем, раз не смогли с ним справиться. А вслух он сказал:

– Отдай камень Маарани и можешь катиться куда захочешь.

Было понятно, что мы не до чего не договоримся, но почему бы немного и не поговорить, а заодно внимательно рассмотреть все сочленения доспехов:

– Встречное предложение. Ты отдаёшь мне свой камень и сообщаешь ключи от дома бейлифа. А взамен получаешь голову Фаника и свободу катиться куда заблагорассудится. Агапа гулко захохотал:

– А ты парень остряк. Я сам своими руками убью Фаника и стану двукаменным бейлифом, а потом подгребу под себя весь сеймен. И не тебе, мошка пытаться помешать мне.

С этими словами он взял шлем и отшатнулся от ринувшихся ему в лицо ос. Резкий взмах руки отогнал их, но моя куртка была уже сброшена, а заклинания легли в землю. Поле было слегка подморожено и образовалась корочка, которая меня держала, а под ним проваливалась. Быстрый шаг вперёд, пока он поправляет шлем и мой меч находит щёлочку чуть выше его колена. Надежда, что мой клинок проколет одетую под латами кольчугу оправдалась, но поразить его ногу заклинанием не успел – пришлось уворачиваться от кулака, летящего мне в голову. Попытка уколоть вторую ногу не удалась – его камень поставил защиту, поэтому пришлось отскочить, избегая удара меча. Последовало несколько стремительных и мощных ударов, от которых мне с трудом удалось увернуться. Мне требовался ближний бой, но резко сократить дистанцию не удавалось, а отскакивать далеко и давать ему передышку не хотелось. Далее наша схватка превратилась в цирковое представление – тяжёлый меч то падал вертикально, то вращался горизонтально, а мне приходилось отскакивать назад или вбок, чтобы уйти от удара. «Крутить велосипед», то есть обходить его против часовой стрелки под ударную руку, я не рискнул – не хотел подсталять его воинам спину. И так его младший помощник пытался меня выцелить, но оказавшись сам под прицелом Лейры, опустил арбалет. Остальные воины прекрасно понимали, что первый же выстрел приведёт к перестрелке, из которой им живыми не выйти, и не поднимали арбалетов.

Хорошо ещё, что на мне было заклинание, не дающее прилипать грязи, а вот Агапа уже таскал на себе не меньше пуда. Да и его левая нога продолжала кровоточить – раны, нанесённые серебрянкой, сами собой не затягиваются, даже крошечные царапины. Его камень уже был отключён, две осы на спине пытались сломать застёжки, а две другие вились у него перед глазами. Было слышно его тяжёлое дыхание и хотя удары ещё были быстрыми и мощными, но не такими точными. Я же начал уставать и решил рискнуть. Под ноги Агапе легло заклинание «Лёд», убирающее трение, мой меч перескочил в левую руку и длинный шаг резко сократил расстояние. На льду мой противник заскользил и его удар получился неуверенным. Поэтому я не стал от него уворачиваться, а ударил правой рукой по плоскости клинка. От усиленного магией удара его меч глубоко вонзился в землю и мой клинок, проскользнув между шлемом и панцирем, вонзился снизу в голову и струя огня выжгла всё внутри. Агапа ещё не успел восстановить равновесие и рухнул навзничь, оставив шлем надетым на мой меч.

Меч со шлемом были подняты над головой, чтобы все увидали, что Агапа убит. От места схватки до войск было метров сто и заметить, что головы в шлеме нет, было невозможно. Вражеские воины начали складывать оружие, а ко мне подъехали Мартин, Лейра и несколько моих бойцов. Отрубив Секатором Агапе голову, они перевернули его спиной вверх и начали снимать доспехи. Сзади латы крепились специальными застёжками из гномьей стали, но осы хорошо потрудились – одна была перекушена. Сняв латы, кольчугу и поддоспешник, они потащили всё это и меч к машине, а я остался рядом с раздетым телом поверженного врага. Даже без головы, босой и в нижнем белье он внушал укажение, если не страх. Опершись коленом о его тело, вставать на лёд не хотелось, я снял подвеску с камнем, присоединил его к сёстрам, а серебрянное крепление смял и сунул в карман. И тут только заметил, что почти вплотную к телу на коленях стоит младший помощник и плачет. Его камень надо было забрать, но от сильной усталости говорить не хотелось. Поэтому, не мудрствуя лукаво, взял его за шиворот, подтащил к себе и разрезал кинжалом куртку до пупа. Серебрянка – умный металл и даже не поцарапала тело, а цепь для подвески с камнем шутя перерезала. И тут до меня дошло, что этот младший помощник бейлифа – она. Всё сразу встало на свои места – и «неправильная» аура, и слёзы и прочие мелкие детали. Укладывая камень в перевязь, я пытался собразить, что мне с ней делать, но проблему за меня решила Лейра. Подскочив, она встряхнула растерявшуюся женщину и громко прошептала:

– Люшка, дура, немедлено принеси клятву полной преданности – и сунула ей в руку ритуальный нож.

Та, как сомнамбула, произнесла слова клятвы, полоснула руку и протянула мне её и нож. Пришлось зализать рану и слизнуть кровь с ножа.

– Это моя подруга с детства, – пояснила Лейра, – втюрилась в Агапу и пошла служить бейлифу, а когда любовь прошла, то она – младший помощник и назад ходу нет.

– Я его всё равно уважала – Люша, не стесняясь, ревела, – он говорил, что сделает Лекеса одной левой и никакая магия тому не поможет. В отношении левши Агапы эта фраза звучала более чем двусмысленно.

Было довольно холодно, но мне после боя было ещё жарко. Поэтому моя куртка была одета на Люшу и обе женщины, схваченные под руки, пошли со мной к машине. Очень хотелось спать – сил и энергии на этот бой было потрачено немеряно, но следовало отдать ряд распоряжений. Водителю приказал включить рацию и вызвать Дмитрия, Вадима и Та-аню, а затем поинтересовался у Люши – где живёт родня Агапы. Выяснилось, что Агапа Гиваир-Оонер – сын мелкого сеньора, а их поместье расположено недалеко от дома бейлифа, два часа на лошади. Подошли вызванные мною офицеры и Дмитрий получил распоряжение разобраться с пленными и трофеями, Вадим – отвести роту на портальную площадку в Бирейнон, а Та-аня – построить портал в поместье Оонер. Надо было отдать должное врагу – бой он вёл честно и заслужил похороны в семейном склепе. Люша попросила разрешить присутствовать на похоронах командиру с квартирмейстером отряда и адьютанту Агапы. Откровенно говоря, мне было сейчас на всё наплевать, хотелось поскорее тронуться в путь и в дороге немного поспать. Наверное я задремал, но сквозь сон слышал поднявшийся шум и движение колонны. Далее остановка, видимо Та-аня прицеливается на поместье Оонер, и порталирование. Моя машина, как всегда, шла в голове колонны и выскочила из окна портала первой. Переход меня встряхнул и позволил с интересом наблюдать за лёгкой паникой, начавшейся в поместье.



воскресенье | Приключения Мага | Глава 30. Победа