home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Суббота вечер и ночь на воскресенье

Ферион встречает нас шумом и умеренной суетой. Первая рота, как приказано, дрыхнет в казармах, кроме автовзвода, который туда собирается. Всё это докладывает мне Вадим, Дмитрий тоже отдыхает. Маэрим руководит разгрузкой прицепов, но увидев меня, спешит подойти.

– Ты обещал, что первая ночь по возвращении моя.

– Но ещё далеко до ночи.

– Этой ночью ты будешь брать замок Тарин-Кифов, следующей ещё какой-нибудь, а я должна ждать, пока ты разберёшься со всей Тао-Эрис?

Мы идём ко мне спальню и эта пикировка просто для поднятия тонуса. Ждать подходящей ночи мы не в состоянии – есть свободное время, надо пользоваться. Она держится за мою руку, а временами виснет на ней – а в ней веса хватает. Интересуюсь, почему она настаивает, чтобы я перебрался в этот замок. Маэрим объясняет, что так будет удобнее и мне и ей. У меня будет своя крепость, в которой мне не придётся ни с кем согласовывать свои действия, а в Бирейноне за мной останутся моя башня и башня мага. Она же будет полновластной баронессой, а то многие уже воспринимают её только как экономку. Например тот же Дмитрий с ней ничего не согласовывает, а другие офицеры ему подражают. А так как ты возьмёшь в свою руку весь Сокейн, то будешь весь его и защищать, и меня в том числе. И вообще, пусть Аранейнон станет Ферионом, а не Бирейнон. А право первой ночи по своему возвращению или раз в десять дней ты мне даровал и никуда от этого не денешься.

На это можно многое возразить, но зачем. Дону Лекесу нужен свой замок и Аранейнон для этого прекрасно подощёл. Меня уже восхищает этот замок – обиталище мага, а не военная крепость. Когда его приведут в порядок, он превратится в произведение со своими изящными башнями и домами. Кстати все строения в этом замке разные, даже пристенные башни. Возникает впечатление, что его строило два десятка разный мастеров по общему генеральному плану, но свободные в реализации свих замыслов. У входа в дом ко мне подходит Куини и напоминает, что нужны деньги для награждения солдат. При всех архитектурных различиях общая планировка одинаковая, для казны имеется хранилище в доме сеньора, куда нас уверенно ведёт Маэрим. Запирающие заклятия достаточно просты, чтобы их временно отключать, хотя маг Седого это сделать так и не смог. В подвале развёрнут целый монетный цех, стоят плавильные печи, отливочные матрицы и штампующие станки. Вдоль внешних стен тянутся камеры с материалами, а вдоль оси дома сделана мощная несущая стена, у которой установлены сейфовые камеры хранилища. Маэрим указывает нужную камеру, я открываю её, и Куини набирает два мешка дейтаниров, которые уносит с собой. Мне так хочется поскорее в спальню, что Маэрим вынуждена напомнить – сейфы положено закрывать.

Поднимаемся на второй этаж и она ведёт меня ванную. После наших постельных упражнений мне делается замечание – ты был в бою, а не со мной. Приходится её целовать и обещать исправиться. На это она заявляет – вы мужчины безнадёжны, успех для вас важнее наслаждения. Потом по её просьбе осматриваем эту квартирку и на третьем этаже. Она вглядывается в каждую мелочь, стараясь понять, как достигнуто сочетание простоты, красоты и элегантности. Всё настолько на своём месте, что любое изменение кажется кощунством. Если нижняя квартира была предназначена для занятий с избранными учениками и для постельных утех, то в верхней посторонние почти не бывали. Конечно горничные и уборщицы поддерживали время от времени в ней порядок и в кабинете случались беседы с особо важными гостями. Но подавляющую часть времени Аранейн проводил здесь один и в его магических упражнениях разобраться с ходу я не мог. Эта квартира была выдержана в ещё более строгом стиле и ещё больше ориентирована только на хозяина. Она была ещё элегантнее, но посторонним находится в ней было неуютно. Я был здесь новым хозяином и прикидывал небольшие изменения под себя. А Маэрим постоянно передёргивала плечами, как от холода.

В библиотеке один из ящиков сильно фонил. В нём оказался дневник Аранейна и несколько книг, в том числе классический учебник по заклинаниям первых трёх уровней. Классические схемы заклинаний были мне необходимы, чтобы их отточить. Для почти трети заклинаний построить классическую схему мне удалось, а в половине оставшихся в моих построениях были ошибки. Была в учебнике и глава, посвящённая отточенным заклинаниям, но читать её было некогда. Поэтому остальные книги и дневник легли обратно в ящик, а учебник я взял с собой почитать на досуге. Маэрим собиралась опробовать постель и в этой спальне, но в верхней квартире ей было слишком некомфортно и она поспешила покинуть её. Спустившись обратно, мы выпили по стакану вина, потом моя подруга попыталась меня расшевелить и отвлечь от продумывания вариантов боя. Поняв, что это не получится, она заявила, что с меня причитается ещё одна ночь, так как сегодня было хорошо, но мало. Мы ещё немного посидели, выпили за мою победу над Аниором и она сказала, что спешит в Бирейнон. Одевшись, мы прошли на портальную площадку, где Та-аня заканчивала отправку вещей и людей в Бирейнон. Когда отправка закончилась, ко мне подошли Тиум с Жаин. Мы с ней довольно долго целовались, пока Тиуму не надоело кхекать и он резко сказал:

– Хватит лизаться, дел много и надо всё срочное обсудить.

С сожалением оторвавшись друг от друга мы пошли в дом урожая, где исторически обитала хозяйка замка и вёлся учёт наличию, поступлению и расходу всего, кроме оружия, денежных и магических материалов. Зайдя в приёмную хозяйки мы сели за стол переговоров и Тиум задал сакраментальный вопрос:

-Ты объявил себя сеньором этого замка, тогда кого ты собираешься назначить ведать хозяйством? Жаин прыснула, а я улыбнулся:

– Разумеется её.

Тогда произнеси ритуальную фразу, чтобы замок это слышал. Я всю жизнь отрицательно относился к ритуалам, но должен признать, что в мире магии они бывают необходимы. Не был проведён Седым ритуал вступления во владение замком – и многие его помещения оказались ему недоступными. Я провёл ритуал и внутри замка стал непобедимым. Поэтому я говорю:

– Я, Лекес Ла-Фер, сеньор замка Ферион, назначаю Жаин, внучку Тиума, сеньорой и хозяйкой этого замка. Теперь путь назад для меня отрезан. Хозяйку замка сменить довольно легко, а сеньору намного сложнее. И случись что со мной, сеньора автоматически наследует замок, а хозяйка покорно ждёт решения следующего владетеля. Этого и опасалась Маэрим – владея башней мага я в любой момент мог произнести формулу вступления в владение замком. На практике всё не так просто, но и не очень сложно. Имея же свой замок при любых должностях мне уже не светило стать бароном Бреёнона, да и не требовалось. У владетелей по традиции был только один замок.

Жаин произнесла ритуальную фразу, что приложит все силы на благо замку и его обитателям, потом вдруг принесла мне клятву верности. Это совсем не то, о чём вы подумали. Она вполне может прямо сейчас выйти во двор и перепихнуться с первым встречным. Но принести вред своим хозяйствованием мне или замку клятва не позволит, она накажет даже за просто неумелое ведение хозяйства. Такая клятва приносится обычно сеньору управляющим, если тот берёт на это место малознакомого человека или отпетого мошенника.

– Зачем же ты так, – после клятвы поинтересовался у Жаин, – а вдруг что-нибудь в хозяйстве пойдёт не так?

Она рассмеядась, ­ чтобы в хозяйстве Лекеса что-нибудь пошло не так! Я могу ничего не делать, а ты тем более. Всё равно через пару-тройку лет баронство Ферион будет богаче Кабаля.

И что тут можно сказать? Возражать против такой уверенности в моём успехе – значит спугнуть удачу. Я обнял Жаин и посадил к себе на колени. Но Тиум нас немедленно поднял. Сначала он достал из стола и вручил Жаин обруч на голову и браслет, символы её власти. Затем велел мне дотронуться до них, тем самым подтвердив мои распоряжения. Далее погнал нас в её комнаты – чем просто так сидеть, лучше проверь нет ли у неё чего-нибудь опасного для жизни. А после можете вместе лечь в кроватку, всё равно вы ни на что сегодня не способны. Возразить было нечего, да и не хотелось. На двери из приёмной внутрь стояло лёгкое заклинание запрета, которое стало опознавать хозяйку замка. Жаин быстро нашла ванную, в которой мы ополоснулись – маг должен принимать душ не менее двенадцати раз в день, процитировала она. Потом мы легли в кровать и я уснул, прижавшись к Жаин как маленький ребёнок.

Проснулся я посвежевшим и главное с ясной головой. В ней сразу стали рождаться хитрости, как разобраться с магами Тарин-Кифов. Жаин спала, засунув палец в рот палец и посасывая его. На моей коже чувствовался её запах и мне расхотелось ополаскиваться и пришлось выйти в приёмную в костюме Адама. Там дремал Тиум, а на соседнем стуле лежал комплект одежды для меня. Надел его и почувствовал себя готовым к новым свершениям. Тиум будто и не дремал и сказал, что меня ждут в главном корпусе и что Тарин-Кифы двинулись. Мне было жарко от волнения и хотя к вечеру похолодало, хотелось пробежаться. До главного дома было недалеко. Эта часть замка всё ещё носила следы учебного заведения. В главном корпусе было четыре этажа, половину второго занимал актовый зал, а другую половину – конференц-залы. Первый этаж предназначался для различных администативных служб Академии, включая довольно большую лекарню, давно пустующую. На третьем этаже были кабинеты руководства и ведущих профессоров. А на четвёртом – учебные аудитории для старшекурсников и аспирантов. Один из конференц-залов был переоборудован ещё Седым в штабную комнату, где была карта Сонейна и Оромейна. Смотровая башня позволяет видеть все перемещения в этих двух областях и они отображаются на карте. Войск у Тарин-Кифов много, но организация отвратительная – отряды мешают друг другу, чёткий порядок не установлен. Да и каждый отряд движется некоторой аморфной массой.относительный порядок просматривается только в головном и одном из средних. В последнем на чём-то среднем между телегой и каретой едут маги. В головном есть даже подобие передового охранения.

– Скорее охренения, – уточняет Вадим.

С ворот сняли надвратную балку и закреплённый на ней боевой мостик, и теперь они валяются во дворе замка. Из ворот тем временем выползают метательные орудия, при каждом по три мага и в упряжке по паре баранов. Когда орудия начинают нормально двигаться, то около каждого остаётся по одному магу, а остальные забираются в карету-телегу, едущую сзади. Вокруг орудий крутятся десятка два всадников охраны. Последним из ворот выходит отряд мечников и бредёт следом. Назвать его арьергардом или тыловым охранением не поворачивается язык. Похоже, что они тренировались весь день и теперь спят на ходу. Через два, надёжнее три часа они достаточно удалятся и можно будет брать замок – говорит Дмитрий и с ним все соглашаются. Я подзываю Юрека и предлагаю ему пройтись со мной по помещениям с самогонными аппаратами и запечатать их. Традиции трезвости – это хорошо, но Седому удалось споить гарнизон Аранейна, правда он и набрал в него всякий сброд, относительно приличных оказалось менее десятка и погоды они не делали. Запечатав заклинаниями самогонные аппараты и комнаты, где они расположены, мы возвращаемся в штабную комнату. Тиум прогнал всех офицеров отдыхать, а сам тренируется с учениками в работе с портальной рамкой. Я прогоняю их на отдых и заявляю Тиуму, что сам проведу порталирование, а они мне понадобятся для разборки с магами. Когда Тиум видит такое моё настроение – то не спорит, всё равно будет по-моему. Затем мы с Тиумом поднимаемся на третий этаж мне приходится слегка напрячься, чтобы распечатать кабинеты ректора и его первого заместителя. Там, в комнатах отдыха мы и располагаемся. мартин и Лейра остаются на втором этаже, там тоже есть комнаты отдыха. В который уже раз прокручиваю в голове схему предстоящего сражения. Очень надеюсь, что тех ошибок и неожиданностей, что были при захвате Аранейнона не будет. Какой-то вредный голосок шепчет – зато будут другие.

Спать мне не хочется, удаётся впасть в дремоту, близкую к медитации. Подключившись к Смотровой башне вижу, как бредут войска Тарин-Кифов, как тяжело ползут метательные орудия. В середине передового отряда едет сам барон, Корин Тарин-Киф. И он тоже клюёт носом. Но маги, хотя они и спят, выглядят относительно свежими, особенно первая группа. И они ведут наблюдение. В середине передового отряда выделяется группа из шести человек. Это сам барон, с ним три мага и ещё двое, похоже командующий войсками и начальник штаба. Они похоже вяло переругивались. Смотровая башня на таком расстоянии не давала звук, но изображение можно было получить с любого направления, например сверху или с любого угла горизонта или под любым углом. Конечно было уже темно, но у меня использовалось магическое зрение, которое давало весьма чёткое изображение, только чёрно-белое. Войско ползёт медленно и ещё больше устаёт, поэтому будет полезно нам отдохнуть часа четыре – наши войска будут свежее, а их утомлённее. Сам же иду будить Тиума и офицеров и объясняю, что у них есть на отдых три часа и поспать лучше в тёплых постельках. В доме стражи заклинаний нет и они сами разместяться в офицерских комнатах. Куини сразу пошёл туда. Тиум звонит на кухню и заказывает плотный завтрак через три часа с четвертью. А я иду к себе – можно, даже хочется пробежаться, но я пытаюсь уловить некую смутную мысль, а для этого нужно время.

Мартин остался спать рядом с конференц-залом, а Лейра спешит за мной. Она накинула на себя тёплый плащ и держит в руках арбалет. Подозреваю, что кроме сапог и плаща на ней ничего больше нет, ведь ею никто не будил. Но возвращаюсь к своим баранам, кстати их шерсть слегка отливает фиолетовым, видимо в ней присутствует серебрянка. – Есть!!! Магов у метательных орудий можно не убивать. Сейчас сделаю два десятка прутьев из серебрянки и наложу на них несложное заклинание. Такой прут обовьётся вокруг шеи и никакой защитный ошейник не поможет – серебрянка способна прорезать всё. Набросить их недолго, прут сам доберётся до шеи, оказавшись рядом, а серебрянки у меня достаточно. Может быть хоть часть магов согласится перейти ко мне на службу, доверять им конечно нельзя, но для таких случаев существует клятва полного подчинения. Мы с Лейрой заходим в мой дом и поднимаемся на второй этаж. Я прокручиваю в голове бой с применением серебрянки, а Лейра – вот умница, молчит. Подойдя к двери своей квартиры, беру её за руку и даю охранному заклинанию знак «Пропускать, но одну» – клятва клятвой, но мало ли что кто придумает. Комнаты в квартире расположены анфиладой, поэтому после гостиной я через свальню спешу в кабинет, а Лейра спрашивает разрешения принять ванну. «Да, конечно» – у меня все мысли о серебрянке.

Прыгать в Бирейнон и обратно не хочется, поэтому решаюсь на опасный трюк. Достаю рамку и закрепляю окно портала между двумя каменными столбами, торчащими из стола, а второе навожу на комнату в Бирейноне и закрепляю напротив рюкзачка. Портал создаётся легко и быстро, похоже эти столбики для подобного и предназначены. Левитирую к себе рюкзачок и хочу посмотреть Пушка. Тот в своей клетке крутится вокруг жёрдочки, а увидев меня в окне портала, тут же в него прыгает. Крикнуть «осторожно, опасно, подожди» я просто не успеваю, как мягкий пушистый комочек оказывается на моём лице, а потом спрыгивает на плечо. – Здесь в этом Мире отлично, сообщает мне он, усаживаясь на стену в кабинете. Закрыв портальные окна и собрав рамку, вываливаю на стол своё богатство. У меня две друзы и основание третьей, октаэдр из стержней, три пучка зрелой мягкой серебрянки, два с лишним десятка прутков и тючок травы с прутиками. А ещё три книжки – две с Наомис и одна ректора. Теперь мне предстоит изготовить двадцать поводков. Серебрянка очень чувствительна к магии и пять прутков легко расщепляются в моих руках на двадцать. Добавляю немного травы и вытягиваю их в тонкие прутики метровой длины. Накладываю заклинание поводка и оставляю всё на столе – порядок буду наводить потом, а сейчас спать. Прохожу в боковую комнату, снимаю и аккуратно развешиваю свою походную одежду – пусть хоть немного выветриться от остатков, заклинаний. Далее душ и в кровать.

В кровати с некоторым удивлением обнаруживаю Лейру. Причём обнаружил я её только когда лёг и вытянул руки. И вдруг ко мне прижимается что-то горячее. По-моему надо быть очень мужественным человеком, чтобы не подпрыгнуть и не заорать. Мне это удалось – я просто впал в ступор. Она рассмеялась и объяснила, что у наёмников таким способом проверяют новичков и редко кто не завизжит и не выскочит из кровати. А потом объяснила – что раз она принесла мне клятву полной преданности, то желает быть полностью преданной и душой и телом. А после этого объяснения принялась меня насиловать. Делала она это весьма умело и приятно, поэтому мне пришлось расслабиться и получить удовольствие. Когда наконец удовольствие было доставлено и получено, мы уснули – скоро нам предстоял бой.

Проснулся я вовремя и мы с Лейрой поспешили в главный корпус – посмотреть на продвижение войск врага и позавтракать. Секатор был оставлен в кабинете – очень тяжёл, а остальное оружие было захвачено. Вместо хламиды я взял в шкафу осеннюю куртку. Она была мне великовата, но с подтянутыми ремнями не очень болталась. На пальцы левой руки одел двадцать колец-прутиков из серебрянки. По дороге в штаб проверяю оружие и одежду. В казарме Куини и Вадим поднимали бойцов – их было хорошо слышно. Войска продвинулись меньше, чем предполагалось, причём некоторые отряды налезли друг на друга и местами возникла неразбериха. Метательные орудия заметно отстали от предыдущего отряда, а мечники в их тылу заметно отстал от них. Зато отряд с магами нагнал бредущую перед ними пехоту и согнал её с дороги в лес, чтобы пройти вперёд. Те попали в небольшое болотце, в которое некоторые провалились по пояс. Ещё раз уточнили диспозицию по карте. Сначала в лес перед замком порталируется рота Вадима. Взвод на автомобилях перекрывает дорогу, ведущую в Бирейнон и ближайшие тропки. Оба конных взвода порталируются справа и слева и блокируют замок, перекрывая все дороги, тропы и тропинки. Осенний лес всё-таки не летний и вне тропинки не очень то пройдёшь. Затем порталируется рота Куини и сразу приступает к захвату башни мага, донжона и угловой башни. Далее взводы действуют отделениями и захватывают все ворота, все башни, а затем все дома. Войск мало, поэтому действовать надо предельно жёстко, то есть в духе Куини. Наши маги десантируются с первой ротой, накладывают полог неслышимости и участвуют в преследовании вражеского войска. Куини, заняв замок, проводит его зачистку и осуществляет оборону до подхода крепостной роты. От меня требуется после окончания порталирования следить за событиями в башне мага и при необходимости придти на помощь. А после захвата основных зданий, не дожидаясь зачистки всего замка, присоединиться к головной группе первой роты и действовать с нею и впреди неё.

В Ферионе башня мага была много мощнее и лучше обучена. Она много помогала мне при наведении и установке окон и почти самостоятельно держала портал, пока через него шли войска. Порталировать шесть взводов – это приличная работа, но я лишь слегка утомился. В башне мага уже всё кончено. Там было оставлено два пацана-магчонка, которые старательно резались в карты и очень удивились, почувствовав на шеях стальные лезвия. Один даже просил дать им доиграть. Как выяснилось после допроса солдат гарнизона, бойцы крепостной роты двое суток не спали, участвуя в подготовке похода. Им говорили, что они потом выспятся – вот и выспались. Все солдаты или спали или проснулись, когда в их комнаты ворвались вооружённые люди. Схватиться за оружие не успел никто – только командир донжона стоял раздетый на площадке лестницы и на требование подскочившего бойца сдаться, дал тому в морду так, что боец слетел на площадку ниже. Два его товарища дали залп из подствольников и наказали обидчика.

Я, точнее мы трое с Лейрой и Мартином, порталировались к автовзводу. Там уже собралась передовая группа – два первых отделения конных взводов. Терять время на сбор всей роты, растянувшейся вокруг стен замка, Дмитрий не хотел. Пускать автомобили первыми было тоже нежелательно – в ночном лесу шум моторов хорошо слышен. Подходящих лошадей в замке не нашлось, но в каждом конном отделении было по три заводные лошади. Оставив одну, Дмитрий получил двенадцать для магов, меня и моих охранников. Ещё десять минут и передовая группа, усиленная мной и магами, начинает погоню. Коня мне Дмитрий выделил своего, а себе взял заводного. Я чувствую, что если моей лошадке вкачать лошадиную долю энергии, то она так помчится – все рекорды будут её. Поэтому, когда мы догоняем мечников, Дмитрию и Тиуму сообщается, что я буду прорываться к метательным орудиям, а они пусть побыстрее разберутся с пехотой и догоняют меня.

Мой конёк так рванул, что мне пришлось вцепится в повод и луку седла, а ещё помочь себе заклинанием, чтобы не слететь. Для бредущих по тропе людей это был вихрь, сбивающий с ног тех, кому не повезло. А сзади доносился рокот автомобильных моторов. Минута – пехота осталась позади, а впереди чувствуются две телеги с магами и десяток всадников охраны. Приходится сбавить скорость и взять в руки десяток метательных ножей. Хотя в цель их ведёт магия, но с ними у меня получается лучше, чем с магическими клинками в веере лезвий. Догнав магов, бросаю в охрану ножи – магия каждый доставляет точно в горло. Отдыхающие в телегах маги начали подниматься, но два взмаха левой рукой и обе пятёрки магов обеспечены драгоценными ошейниками. Все эти охранники убиты и ножи левитируются обратно мне в руки. Очищать их от крови некогда и я раскладываю их по рукам, немного притормаживая коня. Впереди ручей, перед которым очень удобный луг. Именно там мне хочется захватить орудия, которые ешё подползают туда. Поэтому шагом не спеша догоняю машины, которые выползают из леса и вот головная уже около мостика через ручей. Переправа орудий на тот берег в мои планы не входит, и мой конёк вылетает на середину луга. Ножи очищают эту сторону отряда от охраны, а шеи магов кольцуются серебрянкой. Возничие сразу как начался бой останавливают баранов и ложатся на спину. Кто победит, тот и будет ими командовать, а пока они отдыхают и бараны тоже. Какой-то решительный командир собрал десяток всадников, и повёл их в атаку на меня. Две цепные молнии и двадцать людей и человек валяются на земле. А сзади хорошо слышен гул моторов – Дмитрий, оставив две машины и оба отделения вязать мечников, погнал остальные четыре ко мне. Ещё две минуты и они около меня выскакивают из машин, а Тиум степенно вылезает. Маги получают задание выстроить метательные машины в две линии, три – в пятидесяти метрах от ручья, а две около леса. Дмитрий разворачиват мотострелков в цепь по берегу ручья, а автомобили немного сзади. Два автомобильных пулемёта нацелены на мост. Наш берег слегка приподнят, он твёрдый и сухой, а противоположный – болотистый. Поэтому если враг захочет отбить орудия, то его дорога лежит через мост. А два крупнокалиберных пулемёта отобьют ему на мосту всё.

У мага первой метательной машины нашёлся планшет для прицеливанияна, котором легко определялась позиция первой группы магов. Хотя я не сомневался, что у них тоже есть подобный планшет и они нацеливают свои магические игрушки на нас. Поэтому планшет был передан Тиуму, под командованием которого Ноорен и Фаремис заряжали метатели. Четверо магов с ошейниками помогали им. Пятому ошейник отрезал голову, тем самым устрашив остальных. Моей же задачей стало создание и удержание защиты. Та-аня меня подстраховывала магически, а Мартин и Лейра просто встали передо мной. Пришлось приказать им встать сзади, чтобы не перекрывали обзора, а позже придумать магическую защиту. Чем совершеннее оружие, тем проще им управлять. Но чем мощнее снаряд, тем дольше его заряжать. У нас было важное преимущество – право первого выстрела. Вражеские маги не знали, почему метатели остановились, и ждали разъяснения от своей разведки. Мы же, получив это право, спешили им воспользоваться. Тиум, несколько раз проверив прицелы, скомандовал «Огонь» трём метателям. Три тёмно-багровых шара, раздувшихся до трёх метров, быстро проплыли над лесом. Маги, наши и не наши, бросились их перезаряжать. На планшете появились три точки попадания – есть накрытие, вражеские маги ещё не рассредоточились. Тиум поправляет прицелы и ещё два гигантских файербола спешат на свидание. В ответ к нам неторопливо летят пять обычных файерболов. Мы с Та-аней начинаем их увлечённо расстреливать, хотя наша защита должна их отразить. Но тут почти впритирку к верхушкам деревьев вижу летящую тёмную кляксу. Простейшая проба определяет ядовитую каплю. Её окутывает аэрозольное облако, превращающееся в высокотемпературный файербол. За каплей следуют две стрелы из плотной земли, которые удаётся просто сбить водяными каплями. Они пропитаны неорганическими ядами и огонь против них малоэффективен, лучше вода. Маг, бивший в нас ядами перемещаеся, пытаясь найти укрытие, но не успевает – залп из пяти метателей не оставляет ему места для манёвра.

Подхожу к Тиуму и слежу по планшету за перемещениями вражеских войск. Похоже барон понял, что без метателей взял Бирейнон не получится, а уходить в изгнание не хочет. поэтому его головной отряд с магами и штабом спешит к нам, обрастая по дороге отдельными группами. Основная часть войск просто остановилась. К нам же уже подошла большая часть первой роты и сбить нас с этой позиции будет непросто. А на обход у врага просто не времени. Плохо только, что инициатива теперь у врага – захватив метатели, мы потеряли возможность маневра. Видимо барон Тарин-Киф ведёт на нас только конницу – его отряд движется довольно быстро, но мало увеличивается по численности. Ставлю на мосту три магические решётки, а дорогу на той стороне превращаю в мокрую грязь. Сходу теперь им не прорваться, а еды у них наверняка немного. Отразив основные атаки, мы можем отступить в Тарин-Киф, а что им делать в лесу? Тиум предлагает мне подключить планшет через ближайшую башню мага к Смотровой башне и поискать вражеских магов. Это несложно и на планшете видна пятёрка магов, забившихся в какой-то овраг, и тройка, спешащая с отрядом к переправе. На всякий случай интересуюсь ближе какого расстояния нельзя стрелять из метателей и приказываю навести их на дорогу, где она выходит из леса. Для этого средний метатель приходится оттащить назад.

Спешащий к нам отряд вдруг останавливается в сотне метров от кромки леса и чего-то ждёт. Не понимая чего именно, мы начинаем нервничать. Тиум пытается нас успокоить:

– К утру войско Тарин-Кифов узнает, что замок взят и разбежится.

Но мне, Дмитрию и Вадиму неспокойно. Наконец на дорогу выезжает странно одетый человек с длинной палкой в руке, в верхней части которой что-то вроде мальтийского креста.

– Парламентёр, с некоторым облегчением вздыхает Тиум. Тот останавливается перед грязевой лужей и кричит:

– Я прибыл от барона Корина Тарин-Кифа для переговоров с магом Лекесом.

На самом деле его выступление длится несколько минут и посвящено титулованию барона. Я подхожу к ручью, правее дороги и негромко спрашиваю:

– Что от меня этому болвану нужно? – Спрашиваю я негромко, но магия усиливает звук. И хотя он остаётся негромким, его слышит каждый в лесу и барон тоже.

– Барон предлагает …

Идёт длиннейшее титулование, но я перекрываю его своим голосом. Усиленный магией, он грохочет и срывает с деревьев листья:

– Пошлите человека в замок, пусть привезёт нам поесть, а то слушать этого болтуна противно. Тиум, когда у него истечёт право парламентёра? Мне хочется вырвать его язык. – Потом подумав, продолжаю:

– Корин Тарин-Киф, ты более не барон и твои титулы – сухие листья. Я захватил твой замок и всё, что в нём было. Ты теперь никто.

Тиум незаметно для других кладёт ладонь на ладонь – аплодирует. Парламентёр стоит разинув рот, то ли не знает, что сказать, то ли боится. Из леса доносится конский топот и на дорогу вылетают четыре всадника – бывший барон, оба его генерала и старший из магов. Они подъезжают к ручью напротив меня. Сколько-то времени длится пауза, потом маг спрашивает меня на Айвиш:

– Замок Тарин-Киф захвачен тобой?

– Да, – отвечаю я и тоже на Айвиш, – это теперь мой замок и он более не Тарин-Киф. Корин похоже знает Айвиш, так как он сразу постарел на десяток лет. Он тяжело смотрит на меня и наконец говорит на Эрис:

– Я проиграл, но ты Лекес погиб. В настоящее время войска Аниора, Эрея и Седого должны выйти тебе в тыл. Сбежать тебе не удастся.

– Корин, с чего ты это взял?

– А почему я повёл войска на Бирейнон? Метательные орудия хорошая вещь, но недостаточная, чтобы взять замок. Фаник правильно предположил, что ты не будешь сидеть в горящем замке, а атакуешь меня с тыла. А эти три войска ударят тебе в тыл. Единственное в чём мы ошиблись – не учли, что ты каким-то образом захватишь Тарин-Киф. Но теперь я не дам тебе отступить в замок. И что ты будешь делать в поле против четырёх армий? Я отвечаю ему на Айвиш, а Тиум переводит мои слова для остальных:

– Корин, протри глаза. Эти армии существуют только в твоём воображении. Вчера я убил Аниора, Эрея и Седого. Я захватил Аранейнон, а только потом Тарин-Киф. Что ты теперь можешь сделать?

Стояла такая тишина, что было слышно течение воды в ручье. После долгой паузы Корин вдруг сказал:

– Прощай, я покидаю Тао-Эрис и надеюсь, Лекес, тебя больше не увидеть.

– Взаимно, следующая наша встреча может стать для тебя последней – я не забыл убийц из Кей-бин-Хейя.

Он совсем сник, развернул коня и поскакал обратно. Генералы и парламентёр поскакали за ним, а маг свернул на малозаметную тропинку, идущую параллельно ручью. Мы отошли и присели на телего-карету. Та-аня достала планшет и на нём хорошо было видно, как бывшее воинство Тарин-Кифов расползается вправо и влево. Дмитрий хотел двигаться в Бирейнон, но я решил вернуться в Тарин, без Кифов. Нам предстояло захватить ещё три замка и отсюда это было сделать удобнее.


Суббота, утро и день | Приключения Мага | Воскресенье