home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Суббота, утро и день

Оказавшись у себя в башне в Бирейноне, мне больше всего хочется лечь в кровать и выспаться, но нужно делать дела. Прежде всего Пушок выбрал себе комнату, где была поставлена клетка без дверец, миска и поилка. Кормить его пока не требовалось. Окно во двор замка я ему открыл, но попросил пока им не пользоваться. Потом мне пришло в голову попоить его магической энергией из канистры и попить самому. Стало заметно легче. Закончив с Пушком, у меня было большое желание лечь, но пришлось пересилить себя и позвонить Тиуму. Тот примчался, как на пожар. Он уже собирался связаться со мной по браслету, так как Фаник и Маарани решили сегодня напасть на меня. Мне пришлось остановить Тиума, чтобы отобрать у него браслет – вдруг позвонит Катя. После позвонить на кухню и потребовать кофе и сока, переходы кажутся лёгкой прогулкой, но вскоре ощущаешь, сколько они вытягивают сил и энергии. Далее кивком прошу его продолжить. Он внимательно смотрит на меня и говорит:

– Каждый раз с Земли ты возвращаешься другим. На этот раз мало того, что ты изменился, но ещё сумел в том пустом Мире накачаться энергией.

– Тиум, что спланировали Фаник и Маарани? Ты слишком встревожен.

Оказывается, эти два мерзавца решили сжечь все деревни Сокейна, а их население постараться убить, а кто сбежит в лес – помрёт там от голода. В настоящее время Эрей Бене-Хомис, младший помощник Маарани с двумя отрядами наёмников идёт к Аранейнону. Он сжёг деревню на востоке байлы и гонит её жителей с собой, чтобы устроить в замке показательную казнь. Ожидается он там к вечеру. Туда же собирается и Аниор Бен-Оорон – второй помощник Фаника с младшим помощником. Он должен взять часть гарнизона замка, отряд наёмников у Эрея и выжечь северный Сокейн. Сам Маарани с двумя младшими помощниками и отрядами наёмников собирается вторгнуться в Сокейн с юга и выжечь центральную часть. А остальные отряды наёмников с его младшими помощниками выжгут юго-запад и юго-восток. Сокейн превратиться в пустыню и замкам без деревень придётся сдаться. Именно так в своё время был захвачен восток сеймена. А теперь они решили пожертвовать Сокейном, но сохранить всё остальное. Сейчас Дмитрий готовит войска к походу или десанту, а я собрал всех наших магов.

– Значит нам надо до них захватить Аранейнон. Сейчас переоденусь, выпью кофе и в бой. Та-ане надо научиться ставить рамкой порталы.

– Учти, Маарани способен поставить портал без рамки. К тому же он, как и Аниор – сильные менталисты, наверное пятого уровня, но возможно и полные ментомаги.

– Тиум, ты всё знаешь – а серебрянка защищает от ментальных ударов?

Тут вошли Руми с кофе и какой-то парень с кувшином и блюдом с выпечкой. По моему знаку он поставил их на стол и удалился, а Руми я посадил к себе на колени и стал пить кофе. Тиум, глядя на это неодобрительно скривился, но мне было лучше знать, что делать. При больших вкачиваниях энергии её структура портится, становится безликой. У нас с Руми структуры очень похожи и, пользуясь ею как матрицей, я мог восстанавливать свою индивидуальную структуру. У неё же повышалась энергоёмкость и со временем должны были проявиться магические способности. Тиуму объянять это мне почему-то не хотелось – пусть думает, что мне просто хочется потискать симпатичную девушку. Допив кофе, я отпустил Руми и стал переодеваться, а Тиум продолжил лекцию. Он коротко и понятно изложил основные моменты, написанные в книжке. А далее рассказал, что из серебрянки было изготовлено несколько сеток. Их надевают на голову и они как бы растворяются в коже. Такая сетка защищает от любых ментальных ударов, даже наносимых ментомагистром высшего круга. В давние времена, ещё задолго до Наймиера, их спрятали в шести храмах в разных Мирах и пока не слышно, чтобы кто-нибудь её нашёл. Хотя, если ты скажешь, что нашёл и надел такую сетку – я не удивлюсь. Тебе явно благоволит кто-то из всесильных и вытаскивает из всяких задниц.

Согласившись с ним, я накинул хламиду, взял Секатор и пошёл на площадь. На изнанке хламиды было пришито два внутреннх пояса с кольцами, куда и был подвешен тесак и ешё кое-какое оружие. Хламида получилась тяжёлой, но драться в ней я не собирался – её можно быстро сбросить. Не собирался и фехтовать Секатором, он был у меня вместо мизерикордии для нанесения завершающего удара. Перейдя в башню мага мы с Тиумом направились на портальную площадку. По пути до меня дошло, что полезно было бы надеть гномью кольчугу, но возвращаться не стал, а обволок себя и Тиума плёнкой магической защиты. По его одежде было понятно, что он решил участвовать в этом походе. На маленькой площади было тесно – на ней выстроилось две роты и в уголке стояла кучка магов. Тиум направился к ним, а мне надо было скоординировать действия с Дмитрием. Опять получался экспромт, но на этот раз можно было надеяться, что у него имеются какие-то домашние заготовки. Дмитрий, увидев меня, вместе с Вадимом и Куини пошёл навстречу. Чуть ускорившись, я встретил их в середине площади на небольшом свободном пятачке. Дмитрий сразу отрапортовал коннетаблю о проведённой подготовке. Было подготовлено две мобильные и две крепостные роты. Первая рота состояла из четырёх взводов, один на автомобилях, один на гигантских баранах и два конных. Автомобильный взвод был на внедорожниках-грузовичках, каждый с крупнокалиберным пулемётом. В конных и бараньем взводах были тачанки. Командовал этой ротой Вадим и она выстроилась передо мной на плацу. Вторая рота состояла из трёх взводов на лошадях и повозках. Командовал ею Куини и обучалась она десантированию через порталы. Она была выстроена справа от меня. Сзади неё стояла крепостная рота, другая была своим ходом переброшена в замок Ли-ири, откуда двинулся обратно в Бирейнон отряд Константина.

– Куда и как прикажете двигать войска, есть планы для всех вражеских замков, домов белифа и его помощников. Дмитрий со товарищи явно продумали этот ритуал и наверное отрепетировали. Но он оказался скомканным – на площадь выскочила Ле-ери, подскочила ко мне и попросила, почти потребовала, чтобы я взял её в свои телохранительницы. От подобной наклости все онемели, мне удалось только отрицательно помотать головой. Тогда она упала на колени, полоснула руку ритуальным ножом и произнесла клятву полного подчинения. Все слышавшие это ахнули. Я вынужден был взять в руку протянутый мне ритуальный нож и слизнуть с него кровь. В случае моего отказа то она должна была бы тут же зарезать себя – мне было некуда деваться. Она встала и протянула мне разрезанную руку, которую тоже пришлось лизать. Рана почти сразу затянулась и на руке остался заметный волнообразный шрам.

– Коннетабль Лекес, – чётко обратилась она ко мне, прошу назначить меня своим личным телохранителем. Это уже было немного не по правилам – полностью подчинённый может только просить для себя, но формально говоря она и просила. С другой стороны, какую работу можно поручить воительнице, принёсшей публично клятву полного подчинения – только охрану себя.

– Воительница Ле-ери, назначаю тебя своей личной телохранительницей. Было хорошо видно, каких трудов ей стоило не начать прыгать и визжать от восторга, но она сдержалась и обещала не щадя жизни добросовестно выполять возложенные на неё обязанности. А затем подскочила к Куини, дёрнула его за руку и спросила: – Выиграла она спор? А когда он, скривив морду, подтвердил, то потребовала гномий арбалет с болтами их же работы. Куини подозвал кого-то из своей роты и вручил ей изящный двойной арбалет с дюжиной болтов. Мне тут же сказали, что эта особа, ещё не выздоровев окончательно, попросилась к Куини в его роту, – пер­вая рота была уже сформирована. Куини конечно ей отказал – наёмникам традиционно не доверяли. Тогда она заявила, что обратится непосредственно ко мне и станет моей телохранительницей. Её естественно подняли на смех. Куини в тот момент держал в руках этот арбалет. Она и заявила, что спорит на этот арбалет и ставит всё, что у неё есть, включая одежду. Мужикам всегда интересно посмотреть на раздевающуюся бабу, даже воительницу. А клятва полного подчинения даётся крайне редко и обычно её альтернативой является смерть. Как и положено телохранительнице, она встала за моей спиной у стены дома Маэрим, а мы с Дмитрием продолжили разговор.

Нам всем было очевидно, что прежде всего надо взять Аранейнон и поставить в нём гарнизон. Тогда Сокейн окажется прикрыт с востока, а если повезёт, то ещё один младший помощник распрощается с камнем. У меня чесались ручки померяться силой с Аниором Бен-Оороном – вторым помощником Фаника. Но Тиум меня почти отговорил, сказав что мой уровень два с половиной, а у Аниора – четвёртый и пятый ментальный. План был достаточно прост. Первая рота своим ходом идёт к замку, возглавляемая Вадимом и Дмитрием. Вторая рота десантируется в подвалы замка, возглавляемая мною и Куини, и усиленная магами, Тиумом и Юреком. Последний знал многих в гарнизоне замка, что могло облегчить его капитуляцию. Три основных подвала захватывали три взвода, к которым было добавлено пять магов, включая Тиума. Я же с Мартином и Ле-ери захватывал подвал глухой башни, проводил разведку местности и давал сигнал к общей атаке. Кроме меня этот сигнал имели право дать Куини, Юрек и Тиум. Мою группу Куини усилил четвёркой бойцов. Сначала двинулась в путь первая рота – она перекрывала нам подход к местам порталирования.Первый взвод на баранах, четвёртый на машинах и третий на лошадях двинулись к северным воротам. Второй взвод шёл по другой дороге через восточные ворота. После захвата замка от меня требовалось впустить в ворота Эрея и убить его. Куини должен был уничтожить тех, кто ворвётся в замок с Эреем, а первая рота зачистить территорию перед замком. К четвёртому взводу присоединились гномы на своём автомобиле в качестве зрителей – они очень хотели увидеть штурм замка, который не планировался.

С площади ушли последние два взвода первой роты и я с Та-аней начали десантирование. Подвал – взвод, подвал – взвод, после третьего передаю ей рамку и ухожу со своей группой в окно портала. Её страхует Тиум, да и окна я на всякий случай привязал, чай самому через них идти.

В башне тишина, покой, порядок – два пьяных солдата распрощались с жизнями, даже не заметив этого. Беглый осмотр башни показал, что это и есть весь её гарнизон. Ещё раз осматриваю в бойницы двор – пусто, лишь неподалёку раскачивается дверь огромного ангара, явно привезённого с Земли. К нам порталируются Тиум с Та-аней и неприятным известием – здесь Аниор. Телепортировать обратно три взвода одной рамкой невозможно, да и первую роту останавливать и поворачивать обратно нежелательно. Поэтому собираюсь и иду к ангару, где он должен быть. По дороге ворчу – гладко было на бумаге. За мной идут телохранители, Та-аня и Тиум. Попытавшихся двинуться бойцов он оставляет в башне.

Охраны около ангара конечно никакой нет. Изнутри доносится ругань – где войска падла, где оружие, где твои помощники!? Аниор увлёкся, разоравшись на Седого и мне ничто не препятствует войти в ангар и пройти половину расстояния до них. Мои спутники тоже входят за мной и прячутся вдоль стены – в схватке с Аниором они мне не помощники. Рядом с тем его младший помощник, мужчина средних лет. Он уже с полминуты как заметил меня и пытается сообщить это шефу. Тут меня замечает и Седой и, недолго думая, и выпускает автоматную очередь. Помощник бейлифа, не понимая в чём дело, даёт тому по морде. Выпущенные в меня пули отскакивают от защиты и одна ранит младшего помощника. Последний стонет, Аниор разворачивается к нему и замечает наконец меня. Но между нами менее пятнадцати метров, а мой шанс – рукопашная схватка. Хламида падает на пол, пятиметровый шаг и тяжёлый ментальный удар. На долю секунды я застываю и мой враг отскакивает на пару метров и выпускает файерболы, ледяные стрелы и прочую пакость. Видимо новый ментальный удар надо подготовить. Я отвечаю подобной серией и сокращаю расстояние между нами до шести метров. Слева от меня застыл Седой с арбалетным болтом в глазу, но нет времени даже мысленно похвалить Ле-еру. Аниор обрушивает на меня несколько мощнейших ударов, от которых удаётся уйти лишь перекатившись по полу в его сторону. Он явно не понимает моих планов, ведь оружия у меня в руках нет, а ментальный удар с короткого расстояния безусловно смертелен. Поэтому его рот кривится в жестокой усмешке, а левая рука взмывает вверх, чтобы оттуда послать в меня решающий удар. Но мгновением раньше мой клинок из серебрянки вонзается ему в бок ниже подмышки и доходит до сердца. У серебрянки энергонаправленная структура, поэтому моя рука через рукоятку высасывает из него всю энергию. Он падает с разрезанным сердцем, пустой, оглушённый ударом о пол, но живой. У его помощника пробито болтом левое плечо, за которое он схватился другой рукой, но пытается слепить слабенькое заклинание. Укол клинком в сердце прекращает его напрасные потуги, а я накидываю хламиду – холодно и достаю Секатор. Сначала Аниор – наверное это ужасно, видеть как на тебя падает смерть и не иметь сил хоть как-то защититься.

Надо показать Секатор гномам, уж больно легко он проходит пусть даже остаточную защиту. Я применил заклинание для разрушения защит, но кое-что осталось. Седой мёртв, но голова ему тем более не нужна. Младший помощник жив, но без сознанияи Секатор в третий раз врезается в пол. Подходит Мартин и собирает в мешок головы. Я слышу, как он беззвучно хвалит меня – чистый ровный срез и кровь остановлена. Она разумеется не течёт, потому что для профилактики у них выжжены мозги, чтобы никто ничего не мог в них прочитать. Я в некромантии полный ноль, поэтому и перестраховываюсь. Подходит Ле-ера и деловито вырезает болты и вытирает их об одежду убитых. Гномья сталь отсвечивает фиолетовым, похоже в их оружии присутствует серебрянка. Тут я вспоминаю, что Пушок остался дома в башне – непростительная оплошность с моей стороны. Тиум и Та-аня выходят из ангара – надо подать сигнал взводам для атаки, за ними Мартин выносит мешок с головами. Моя телохранительница, перезарядив арбалет, спрашивает:

– А можно чтобы меня называли не Ле-ера, а Лейра. Да ради Бога, я глажу её по голове и подталкиваю к выходу. До выхода пятьдесят метров и она идёт не оборачиваясь. Пока меня никто не видит, срезаю подставки и забираю камни. Их я засовываю к предыдущим камням и они сливаются. Удивительное дело – мой камень получился кажется из пятнадцати камней, но он не намного больше и всего в полтора раза тяжелее. Выхожу из ангара и присоединяюсь к остальным. «Красивый бой» – говорит мне Тиум. Я согласно киваю, хотя не вижу ничего в нём красивого – драка и есть драка, только с применением магии. Потом хвалю Лейру за помощь, она довольно улыбается. Наши солдаты деловито разбегаются по домам и башням. Нет даже намёка на сопротивление – большая часть гарнизона вусмерть пьяна и их выволакивают на площадь охолонуть. Подходит Юрек и рассказывает, когда Брюнет с Пегим не вернулись, Седой ударился в запой. В этом гарнизоне солдаты и офицеры и раньше были не дураки выпить, а когда запил атаман, то быстренько напился и весь гарнизон. Тем более, что в подвале нескольких домов смонтированы самогонные аппараты и пития хватает. Когда приехал Аниор, то все были в лёжку и он с трудом протрезвил Седого и пару офицеров. И совершенно напрасно – говорю я, показывая на площадь наказаний, где Мартин насаживает на колья головы. У меня мысли разбежались во все стороны и совершенно не могу сообразить, чем заняться. Тиум, как обычно, понимает меня лучше меня самого и предлагает пройти в дом и отдохнуть. Но в этот момент в юго-восточные ворота влетает всадник на взмыленной лошади и кричит: «Эрей идёт». Сразу всё ускоряется – у ворот изображает привратную группу несколько наших солдат. Их переодели в одежды бывшего гарнизона и для натуральности они немного хлебнули. На башне и в соседних домах развёрнуты дополнительные огневые точки, а ворота приоткрыты – проходить строго по одному. Солдат Седого срочно трезвят и спускают в подвал. Навстречу первой роте отправлено по паре гонцов. Похоже, что всё готово к встрече.

Эрей первым въезжает в замок, брезгливо морщится при виде полупьяных солдат и кричит своим, чтобы распахнули ворота. Те с усилием тянут створки на себя, но последние скрипят и еле ползут – на них заклинание «Повышенное трение». Вдруг в двадцати метрах от ворот его баран останавливается, а глаза Эрея становятся кругыми и лезут на лоб. До меня доходит, что он увидел головы на площади казней и опознал их. Моя ледяная стрела достанет его на этом расстоянии, но он успеет поставить защиту. Поэтому бью «Разрывом сердца» – специальной защиты от заклинаний «Жизни» у него не стоит, а его защита от стихийных заклинаний бесполезна. Одновременно вгоняю барану две ледяные иголки в зад, побуждая сделать ещё несколько шагов. На площадь казней набрасываю лёгкий туман, мешающий рассмотреть черты лица. Баран делает ещё несколько шагов и отряд младшего помощника втекает на площадь. Второй отряд гонит пленных и его голова ещё в километре. Перекрываю ворота плёнкой, чтобы никто не сбежал и бью их цепными молниями. Вспоминаю слова поэта: «смешались в кучу кони, люди» – на площади кучами валяются кони и люди. В отряде было шестьдесят человек и двадцать лошадей, всего восемьдесят. Я кинул в них дюжину молний, каждая поражает десятерых, итого сто двадцать. Результат – лежат все, а мои бойцы и вылезшая из подвалов челядь их спешно растаскивает. При приближении второго отряда снимаю плёнку и пленные бегом врываются на площадь. Эрей недоумок – шестьдесят человек конвоируют почти тысячу. До некоторых наёмников доходит, что они основательно вляпались. Тех что пытаются удрать через ворота мои воины отстреливают. Труп Эрея на середине площади разъясняет обстановку самым тупым. Наёмники бросают оружие на землю и отходят к стене, а пленные слишком устали, чтобы их растерзать. Я достаю Секатор, подхожу к Эрею и отрубаю тому голову. Мартин несёт её надеть на кол, а четверо солдат оттаскивают тело за дом. Подзываю Куини и говорю ему: «Командуй», а сам иду к телу Эрея. Накинув морок, забираю подставку и камень. Это я граблю уже Маарани.

Подходит Тиум, берёт меня за руку и ведёт в дом сеньора, к которому примыкает башня мага. Около башни он требует от меня ритуальной фразы, и с ег подсказозок я говорю:

– Я, Лекес Ла-Фер объявляю себя по праву меча и магии сеньором этого замка и нарекаю его Ферион.

Такое ощущение, что всё в замке вздрогнуло, а башня засияла. Но её сияние плохо видно, так как она до самого верха окружена строительными лесами. Тиум говорит, что по приказу своих хозяев Седой приказал разобрать эту башню. Но её стены основательно зачарованы и разобрать их не просто. Тем более, что рядом начал шастать некий Лекес и тому стало не до башни. А теперь Тиум вызвал из Бирейнона бригаду плотников-строителей и они разберут эти леса. Мы заходим в спальню Аранейна, это небольшая очень уютная комната. Седой со своими придурками войти сюда так и не смогли. Прибежавший слуга снимает с меня сапоги, а Та-аня и Лейра – одежду. Ему надо поспать – поясняет им Тиум, – после дальнего перехода порталом всегда необходим сон, чтобы привыкнуть к новому Миру, а он сразу в бой. Через два часа будет в полном порядке.

– И поспать сейчас ему надо одному, – доносится из-за двери, – с ним ты ещё наваляешься, а сейчас установи портал в Бирейнон, надо перебросить оттуда бригаду плотников, работников по замку и крепостную роту. Голоса стихают и я проваливаюсь в сон.

Просыпаюсь я свежим и энергичным. Вскочив, делаю лёгкую разминку и иду в ванную ополоснуться. Здешняя башня намного больше, чем в Бирейноне и поток, вливающийся в меня энергии тоже намного мощнее. В первый момент под его тяжестью чувствуя себя Атласом, но вместе с башней мы быстро приноравливаемся друг к другу. Она немного убавляет поток, а я шире раскрываюсь навстречу ему. И чувства этой башни ко мне более сильные и вроде более материнские. Точнее она напоминает мне мою бабушку, сильную энергичную женщину, которая и накормит, и поможет, и просто поговорит, но никогда не дёрнет по пустякам – не хочешь кушать и не надо. Захочешь – сам придёшь на кухню и разогреешь. Квартирка Аранейна много меньше, чем моя в Бирейноне, но уютная. Гостиная, спальня, рабочий кабинет и сорокаметровый зал для медитаций. Ещё есть большая застеклённая лоджия с кушеткой поперёк, ванная комната, туалет, и совмещённый санузел. Всё просто, но красиво и удобно оформлено. В шкафу минимум одежды и обуви. Башня подсказывает, что остальное в специальных комнатах-кладовках, расположенных в соседних блоках. Его одежда и обувь мне не подходят – он был несколько крупнее, поэтому одеваю свою, ещё влажную от пота. Аниор, без сомнения, был достойным противником, немного превосходящим меня. И победа далась мне где-то хитростью, а в основном отходом от канонов – положено или маг или воин. А воина-мага не хотите, но всё равно получите.

Выхожу на площадку, слышны знакомые голоса – из Бирейона привезли слуг и они приступили к своим обязанностям. Дверь в мою квартиру закрывается стандартным магическим знаком «Закрыто» и поэтому Та-аня легко её смогла открыть, а Седой не мог. Спускаюсь вниз, где сталкиваюсь с Маэрим, которая с визгом повисает у меня на шее. Чтобы повиснуть, ей приходится поджать ноги, она не намного ниже меня. До меня не сразу доходит, отчего такой восторг. Только когда она расцеловав меня, говорит – ты убил Аниора, какой же ты молодец. Хвалю её, что догадалась привезти слуг и тащу к Куини. Тот уже распределил крепостную роту по всем объектам и представляет мне её командира – Рей Гулас. Тот немного смущается меня, но докладыват перечисляя занятые объекты. Я добавляю к ним подвалы и приказываю осмотреть «бомбоубежище» и либо засыпать его, либо превратить в склад. Потом приказываю Куини собрать его роту и приготовиться к следующему десанту. Мы начнём его, как только подойдёт первая рота. Дождавшись, когда Рей уйдёт распоряжаться своими бойцами, Маэрим спрашивает меня, какой замок мы сейчас будем захватывать. Тот же вопрос в глазах Куини. Отвечаю, что сейчас мы пойдём грабить жилище Аниора, а захватывать замки будем завтра. К нам подходит Тиум со своими учениками и интересуется, не собираюсь ли я перебраться в Аранейнон, точнее в Ферион. Его горячо поддерживает Маэрим, что меня несколько удивляет. А Жаин, говорит она, будет в этом замке сеньорой – из неё выйдет хорошая хозяйка. Да я собираюсь перебраться в Аранейнон и сделать Жаин его сеньорой, но почему Маэрим так нравится эта идея? Подумать на эту тему не получается – к воротам подходит передовой дозор первой роты. Куини уже накормил свою роту и выстраивает её на площади порталов, а я дожидаюсь Дмитрия и Вадима.

Рота вливается в ворота, лошадей и баранов, обтерев, разводят по стойлам, автомобили выставляют на площадке и выставляют часовых, взводные ведут бойцов обедать. Мне приходится немного уговаривать офицеров, что сначала надо захватить дом Аниора, а брать замок Тарин-Кифов будем завтра. Замок никуда не убежит, а жилище может захватить Маарани или кто-нибудь ещё. Со мною в принципе согласны, но опасаются, что Тарин-Кифы нас опередят. Смотрим на их замок через рамку. Там как всегда суета, но чувствуется подготовка к выступлению и на одной из площадок сосредоточено пять непонятных штуковин, напоминающих то ли строительный кран, то ли осадную башню. Тиум внимательно на них смотрит, а потом говорит, что они похожи на метательные орудия, стреляющие многослойными файерболами. Защита стен Бирейнона сожжёт три-четыре слоя, но но они всё равно обрушиватся на здания внутри замка и сожгут их вместе с людьми.

– Но как их собираются перебросить под стены Бирейнона? – Мой вопрос удивил Тиума. – Запрягут баранов, магией приподнимут основание, чтобы колёса не утопали в земле и вперёд. Вечером выйдут и завтра днём будут под Бирейноном.

– Значит надо срочно возвращать первую роту в Бирейнон. – Дмитрий уже просчитывал график передвижения.

– Тиум, мне нужно тонизирующее умеренной силы, чтобы хватило на двое суток на всю роту Куини сегодня вечером – моя просьба его не удивляет. – Куини, прямо сейчас мы десантируемся с твоей ротой в жильё Аниора и полностью грабим его. Маэрим, подбери бригаду помощников, чтобы там тряпочки для протирки не осталось.

– С удовольствием. В подобном богоугодном деле я и сама поучаствую. А после меня последнему нищему там нечего шукать будет.

– Дмитрий, кто командует гарнизоном в Бирейноне?

– Вулик Таин-Хоман, командир партизан западных лесов и Константин – они будут драться до последнего, погибнут, но не отступят.

– Отправь им взвод на баранах. Только дай им небольшой отдых. – Кому, баранам?

– Да, прежде всего баранам, люди обязаны выдержать. – Превращаю шутку в жёсткий тезис, нам нельзя расслаблаться, всё решится в несколько ближайших дней.

– Куини, после разграбления жилища Аниора, возвращаемся сюда. Короткий отдых и десант в замок Тарин-Кифов. Захватываем его и твоя рота отдыхает, в смысле охраняет замок. Дмитрий, три твоих взвода десантируются следом за Куини, в захвате замка они не участвуют, а двигают следом за войском Тарин-Кифов, догоняют его и бьют. Главное – захватить метательные машины и многослойные файерболы. Я действую вместе с Куини, но как только в замке всё ясно, то догоняю вас. И да поможет нам Бог.

Офицеры разбегаются, а ко мне подходит Руорк и с возмущением говорит, что не видел захвата Аранейнона и поэтому хочет пойти со мной в дом Аниора. – Ради Бога, говорю я, но пойдёшь последним. Подзываю Та-аню, она будет держать портал всё время – я пойду первым. Тиум, разыщи Тобиаса и ещё двух магичат.

– Тобиас у меня, продолжает пить, а магичата уже как неделю сбежали. Беру Та-аню под локоть и мы идём ко второй роте.

Куини надрывается, обещая что Лекес наградит лично каждого, и народ действительно стимулирован. Настраиваем рамку на дом Аниора – сонное царство, народ или спит или дремлет. Нацеливаемся на его кабинет и я иду первым. Не скажу, что ловушек так уж много, но хватает. Идущие за мной солдаты просто держатся на расстоянии и мы обходимся без жертв. Моя защита способна выдержать теперь и не такое. Далее как обычно спальня и гостиная. Обставлено всё со вкусом, даже жалко грабить, но этот домик удержать будет сложно. Вываливаемся на площадку с кучей дверей, а я спускаюсь на этаж вниз. Следом за мной идут Мартин и Лейра. Дом Аниора состоит как бы из трёх слипшихся башен. Внутри дома нет солдат, а немногочисленных слуг сгоняют в большую комнату на втором этаже. Снаружи дом обнесён невысокой почти декоративной изгородью с караульной-казармой около единственных ворот. Хотя есть ещё две калитки, к которым спешат четвёрки солдат. Всех арестовывают, а кто сопротивляется – убивают. Исключение сделано лишь для старика-дворецкого, тот напал на Куини с декоративным топориком, получил в глаз и теперь хнычет, что ужо вернётся господин Бен-Оорон, он нам покажет. Старик выглядит безобидным и смешным, поэтому его не трогают. Караулка пуста, охранявшие дом солдаты, услышав внутри шум дружно сбежали. А может быть кто-то из наёмников Эрея отстал от отряда, увидел что тот попал в ловушку, бежал сюда и предупредил.

Когда-нибудь, когда в Тао-Эрис воцарится спокойствие, какой-нибудь богатей приобретёт этот дом и будет наслаждаться его уютом. Но пока жить в таких домиках опасно. Рядом с домом находится тюрьма в полэтажа над землёй и три вниз. Тюремщики тоже сбежали, а в нескольких десятках камер лишь трое заключённых – крестьянин, посмевший поселиться недалёко отсюда, купец, возразивший на грабёж его каравана и какая-то полусумашедшая женщина. Мужиков мы отпускает, а женщина хочет идти с нами и предсказать судьбу Аранейну. Дмитрий догадался прислать взвод на автомобилях. У каждой довольно вместительный прицеп, в которые люди Маэрим грузят добычу. Любопытно, что стёкол, в отличие от Бирейнона в окнах нет, а стоит магическая завеса, не пускающая в дом насекомых, птиц, дождь и сильный ветер. В кладовых довольно много вещей из Аранейнона и Та-аня установила портал, по которому они возвращаются обратно. На конюшне нашлось два десятка лошадей и Куини предлагает размяться и проехаться с одним отделением до Фериона – он принципиально называет этот замок моим именем. Я соглашаюсь – стоит сухая холодная погода, типичная для этих краёв поздняя осень. Никто не филонит и вскоре дом пуст. Даже из тюрьмы изъяты наручники, ошейники и тюфяки тюремщиков. Моё указание о полном грабеже выполнятся буквально. Кто-то из слуг жалуется, что его оставили без одеяла. В ответ Маэрим приказывает им снять с себя всю одежду и благодарить Лекеса, что тот не приказывает снять с них кожу. Жалобы и разговоры мгновенно прекращаются. Даже старик-дворецкий замолкает и все смотрят, а кто же этот страшный Лекес. На скромного монаха из братства Ожидающих никто разумеется внимания не обращает, что вызывает немало ухмылок. Наконец грабить больше нечего, и все уходят по порталу в Ферион. Остаются только Куини, мои телохранители и одно отделение. Автовзвод тоже недавно уехал – их моторы ещё слышны. Но мы на лошадях и поедем более короткой дорогой.

Впереди четвёрка головного дозора. За ними едем мы с Куини, далее мои телохранители, а за ними в колонну по два отделение. Едем молча, особенно никто не устал, но так приятно понюхать и послушать осенний лес. Скоро выпадет снег, в Тао-Эрис снега сразу выпадает много и он лежит до весны. А зимний лес совсем другой. Едем довольно быстро, в этом мире обычно перемещаются быстрее, временами переходя с шага на рысь. Подъехав к ответвляющейся на север тропинке, слышим топот. По ней к нам галопом скачут трое. Куини тут же перестраивает отделение обложив тропинку с дух сторон четвёркой. Две четвёрки на тропе впреди и сзади и мы шестеро чуть в стороне от тропинки. Тройка всадников вылетает на тропу и вынуждена остановиться, всё перекрыто. Одна из них женщина со светло-жёлтыми волосами, подобная масть встречается здесь часто. Один из мужчин похож на неё, наверное брат, другой тоже не крестьянин.

– Пропустите, – возмущённо требует она, –мне срочно нужно к Аниору.

– К которому, – слегка придуриваюсь, – и зачем.

Она брызжет яростью, но со мной полтора десятка воинов, что вынуждает её продолжить разговор:

– Он должен подтвердить мою охранную грамоту.

– Какую еще охранную грамоту?

Бледная от ярости она начинает краснеть, но со стороны тропинки слишится топот более многочисленного отряда и это вынуждает её торопиться.

– Я переспала с Аниором и он выписал мне охранную грамоту от налогов и поборов.

– Один раз? – уточняю я. Воины за моей спиной откровенно посмеиваются, но мне интересно подробнее узнать местные нравы.

– Нет, я ублажала его семь дней и он остался очень доволен, даже выдал эту грамоту, – сеньора уже красная как варёный рак, – и я пожалуюсь на вас Аниору. Куини кивком подтверждает, что это вполне возможно и говорит:

– Интересно будет послушать и другую сторону.

Сеньора обречённо опускает руки, а со стороны тропинки к нам подлетает второй отряд. Их пятеро и настроены они весьма агрессивно, но мои воины нацелили на них автоматы и арбалеты. Четвёрка у тропинки проезжает по ней и перекрывает путь отхода. Поэтому их главный, импозантный мужчина с красной рожей и казацкими усами командует:

– Сабли в ножны, и подаёт пример. Потом спрашивает:

– Вы воины Седого? Я улыбаюсь и говорю:

– Сейчас спрашиваю я. Почему вы преследуете эту женщину? Он злобно зыркнул на меня и на неё, но ответил:

– Бейлиф приказал взыскать со всех дополнительный взнос и Аниор это подтвердил, а эта шлюха тычет свою грамоту, которая недействительна. Я ей по хорошему пытался объяснить – заплати, а там можешь опять просить Аниора пустить тебя в его постель. А она вцепилась мне когтями в лицо. Год назад он тебя выгнал и велел больше к себе не пускать, надоела.

– А ты что скажешь? – обращаюсь я к сеньоре, но она обречённо молчит.

– Вот видите, – почти кричит красномордый, – и сказать ей нечего. Пусть платит и за свои когти штраф тоже платит!

– А что это за дополнительный взнос?

Красномордый удивлённо смотрит на меня – бейлиф хочет нанять магов против Лекеса, – он делает охранный знак на моё имя.

– А зачем ему маги, он что сам не может справиться? – продолжаю изображать дурачка.

– Слушай монах и чего тебе надо. Отдай нам эту девку и катись, а с ней мы сами разберёмся. Плеть Куини бьёт красномордого по лицу: – отвечай, когда спрашивают!

Тот смотрит с ненавистью, но за саблю не хватается, не хочет давать нам повода.

– Не нам судить, что он может? Велел выбить деньги, вот мы и выбиваем.

– А этот мешок, – я показываю на одного из воинов с большой сумой, – выбитые деньги на Лекеса? Покажите, сколько собрали. Мартин подъезжает и отбирает мешок.

– Да кто ты такой, – взвивается красномордый, – я пожалуюсь Аниору и он тебя казнит.

– Кто я? Лекес, а Аниор кормит могильных червей. Взять их.

Куини рывком сшибает красномордого с лошади, а мои воины разоружают и раздевают их. Вскоре вместо грозной пятёрки на холодной траве топчатся босые мужики. Куини даёт команду стрелкам и те одиночными выстрелами проводят ликвидацию. После этого у трупов отрубают головы и стрелки зажигательными пулями выжигают тем мозги. Замена магазинов и наш отряд готов двигаться дальше.

– А что с нами? – спрашивает сеньора.

Удивлённо смотрю на неё и спрашиваю, показывая на трупы: – хотите присоединиться?

– Нет уж, – её братец оценивает шутку – лучше мы ляжем в свои тёплые постели, а не на холодную траву.

– А кто теперь барон Аранейна? – подаёт голос третий член их компании.

– Я, Лекес Ла-Фер.

– Мы обязательно тебя там навестим, – мурлычит сеньора и похоже готова отдаться прямо на холодной грязной траве, а может хочет просто поцеловать из благодарности, но не решается.

Её брат, заметив мою усмешку, хватает повод её коня и они втроём уезжают по тропинке обратно.

– Небольшая развлекушка, – говорит Куини, – а с другой стороны, что остаётся делать подобным сеньорам, жить то надо.

– Зато мы немного подзаработали, а главное оставили Фаника без денег на войну со мной. Мы все дружно смеёмся и едем дальше. До Фериона недалеко и он внезапно возникает перед нами после последнего поворота дороги. Замок красив и грозен, особый колорит придают ему три высокие внутренние башни. К северу в километре от него находится озеро, а прямо перед нами распахиваются юго-восточные ворота, в которые мы въезжаем.



Четверг, день и ночь и пятница | Приключения Мага | Суббота вечер и ночь на воскресенье