home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вторник утро и день

Утром проснулись мы рано, быстро позавтракали совершили небольшую разминку в постели и пошли во двор, где я нашёл подходящее место для магических тренировок. На полигоне мои заклинания стихии земли и некоторые другие были неприменимы. Туда уже будущие крестьяне подвезли из леса брёвна, ошкурили их и вкапывали в землю. Когда забор будет закончен, на него надо будет наложить магическую защиту, и тогда заклинания не будут покидать это место. Но потренироваться не получилось – ко мне подошёл Тиум, тоже ранняя пташка, и протянул письмо. В нём представитель братства Кей-бин-Хейя сообщал, что он взял в заложники епископа братства ожидаюших и его послушников и ждёт меня на постоялом дворе на лесном перекрёстке. Это место мне было известно по карте – пересечение двух лесных дорог в сорока километрах от Бирейнона, густой лес и постоялый двор, больше похожий на деревянный замок. Приказав подготовить два отделения на машинах, я взял рамку и начал осматривать это место. Сам постоялый двор был закрыт от телепорта и от просмотра. В лесу вокруг никого не было, а банда Кей-бин-Хейя собралась на полянке около лесной тропинки в двадцати километрах от назначенного места встречи. Тиум объяснил мне, где находится посёлок этого клана и просмотрев его через рамку мы увидели только раненых и больных. В доме сеньора клана, так величал себя его атаман, был только однорукий охранник у двери и несколько женщин.

Пришлось немного скорректировать план. Взвод из двух отделений на автомобилях и БМП под командованием Дмитрия не спеша выдвигается к постоялому двору и блокирует его. Другой взвод с двумя тачанками под моим командованием порталом десантируется рядом с полянкой и уничтожает банду. Точнее банду уничтожаю я, а они меня защищают и помогают. Этим взводом командует Куини. Третий взвод остаётся в резерве в замке и ждёт указаний. Варианты действий к сожалению заранее разработаны не были, а действовать экспромтом весьма ненадёжно, но что делать. Мой взвод, выгружаясь из портала, растягивался вдоль дороги и брал на прицел бандитов. Я выскочил последним и, обгоняя моих воинов, в несколько шагов оказался напротив банды. Там было два слабеньких мага и сам сеньор умел что-то не очень сложное. Прежде, чем они сплели заклинание, я успел их оглушить магической гантелью и погрузить в сон. Потом на всех было наложено заклинание «Кисея», которое было придумано мною. Оно погружало всех на определённом участке в подобие кисеи или паутины и не давало никому возможности пошевелиться. Оставив Вадима со взводом разбираться, то есть вынимать бандитов из кисеи и связывать их, я взял у Куини автомат Узи и подсумок к нему, затем порталом переместился за километр до постоялого двора. Взводу на машинах оставалось ехать тридцать минут, поэтому мне можно было не спеша прогуляться. Автомат был закреплён в специальных петлях под хламидой, и незаметно и мжно быстро выдернуть. Через четверть часа прогулочный шаг привёл меня к воротам, створки которых были приоткрыты и можно было спокойно войти.

Во дворе и ближайших постройках ничего подозрительного не было – слуги по двору, купцы с приказчиками и охраной, несколько крестьян с телегами. Ко мне подошёл слуга и довольно грубо поинтересовался, чего я здесь потерял. Мне очень хотелось проучить наглеца, но пришлось ограничиться просьбой увидеть епископа братства Ожидающих. Сплюнув почти мне под ноги, но всё-таки в сторону он повёл меня к небольшому домику, стоявшему в стороне от других строений и явно предназначавшегося для общения серьёзных людей. В простом кресле сидел здоровенный дядя, а рядом стоял полутораметровый меч, похоже гномьей ковки. В нём было свыше двух метров роста при весьма широких плечах. Но фигура уже оплыла и животик был заметен. Перед ним стоял стол со скатертью и лавкой с моей стороны, которую, прежде чем на неё усесться, отодвинул от стола. Подобные здоровяки бывают весьма быстрыми. В доме кроме нас, была только группа людей в подвале, видимо епископ с послушниками. Он сразу заявил мне, что будет говорить только с Лекесом, а всякая мошкара его не интересует. Пришлось признаться, что Лекес – это я, но мне не поверили и грязно обозвали. Ситуация скорее забавляла меня, хотя в ней чувствовался какой-то подвох. Притворившись возмущённым и разозлившимся я магически отправил ему в морду блюдо с сухариками и наложил запирающее заклинание на дверь сзади. Он расхохотался и достал какую-то фигулину, похожую на рогатку. Подняв её левой рукой, он заявил, что она запрещает вокруг себя любую магию. И действительно магическое поле стало тягучим и вязким. А это – он встал и, обходя стол, поднял свой меч, специально выковали гномы, чтобы убивать магов, а я дурак и сейчас умру. Блокировку магии можно было сломать, но я боялся не успеть, поэтому вскинул автомат и всадил две очереди ему в живот. Его швырнуло на пол, но гномья кольчуга отразила пули. Поэтому следующие три очереди ушли под кольчугу в низ живота и верхние части ног. Одна из пуль перебила ему позвоночник. Но похоже у него в роду были оборотни, потому что тело начало регенерировать, хотя и медленно. Схватив меч, который он выронил после попадания пуль под кольчугу, я отрубил ему голову. Если бы не его болтовня, трупом мог стать и я. Те несколько секунд, которые он мне подарил, оказались решающими.

Кольчуга, которая держит автоматные пули. выпущенные в упор, меня заинтересовала. Ещё меня удивило, что нашлась кольчуга на такого дядю. На самом деле, кольчуга оказалась безразмерной. Высокий ошейник из металлических пластин можно было регулировать на любую шею, от цыплячьей до бычачьей. К ошейнику крепились два кольчужных полотна, соединяемые сбоку ремнями. Нарукавники одевались отдельно и крепились к ошейнику верхним частям полотен. Лишнее собиралось в складки на предплечьях, а запястья были сделаны также, как и ошейник. От нарукавников до пояса спускалось ещё две неширокие кольчужные полосы, закрывающие бока. И венчал всё это широкий металлический пояс с множеством креплений. Содрав с него кольчугу, я магией очистил её и одел. В ней было довольно уютно. На пояс повесил снятые с трупа кинжал и кошель, похоже Фаник не скупился, оплачивая мою голову. Меч пришлось повесить за спину, благо на ошейнике были подходящие крепления, а сверху накинуть хламиду. Сунув отрубленную голову в мешок, взятый у него же, я открыл люк и позвал братьев Ожидающих. Они шустро поднялись наверх и епископ обнял меня:

– «Да приидет Хараса. Я не сомневался, что ты не оставишь братьев в беде».

Отперев дверь, я увидел этого наглого слугу с топором и ещё двоих с мешками. Посредством магии, можно отвешивать весьма чувствительные оплеухи, что и было проверено на красующихся передо мной мордах. Обяснив им, что надо вести себя хорошо и не надо плохо, я отправился на поиски хозяина, отдав эту троицу братьям послушникам. Они, вспомнив свой наёмничий опыт, быстренько их раздели, связали и спустили в подвал, откуда недавно вылезли сами. Хозяин постоялого двора, увидев меня поспешил навстречу. Как настоящий хозяин, он предпочитал получить по мордам, чем любоваться как разгневанный маг разносит его хозяйство по щепочкам и посыпает файерболами. Я действительно еле сдерживался – меня душил смех, настолько нереальной была вся эта ситуация. И то, что я только что был в нескольких секундах от смерти, ничего не меняло. Но хозяин ждал от меня самого страшного, тем более, что братья наёмнички выкинули обезглавленный труп во двор. Он пытался объяснить, что с Кей-бин-Хейя шутки плохи и он ничего не мог сделать. Надо отметить, что несмотря на свой страх, он не унижался и даже сохранял элементарное достоинство. Поэтому я попросил его заткнуться и накормить нас всех. Из вредности на люк в полу было наложено суточное заклинание неотпирания.

Нас провели в общий зал, усадили за почётный стол и начали таскать еду и питьё. В зале сидело несколько купцов, каждый за своим столом с приказчиками и охранниками. За двумя столами сидели крестьяне и боязливо посматривали на нас. И за одним из столов сидело четверо гномов. Эти посматривали на нас с интересом, но ждали пока мы поедим. Меню в подобных местах очень простое, сытное и однообразное. Но после схватки мне не до разносолов, я могу есть даже сырое мясо. Остальных братьев Ожидающих еда тоже вполне устраивала. Вскоре в моём кармане запищала рация – взвод на машинах подъезжал к постоялому двору и Дмитрий просил указаний. Я сообщил, что здесь все проблемы решены и ему надо ехать на соединение с Куини, который вместе со взводом мне понадобится. В моих планах было десантироваться порталом в посёлок Кей-бин-Хейя и завершить уничтожение клана. Хорошим может быть только мёртвый враг, а взвод Куини на лошадях был удобнее в холмах, чем взвод на автомобилях. Да и топливо стоило поберечь. Поэтому Дмитрий должен был аккуратно объехать постоялый двор и продолжить движение по дороге.

Через некоторое время к нам подошёл один из купцов, у которого любопытство оказалось сильнее страха. Он поинтересовался, не были ли мы недавно в Бирейноне и какие планы у Лекеса. Епископ подмигнул мне и ответил, что мы действительно недавно оттуда, но о своих планах Лекес нам не докладывал. Скорее всего намеревается продолжать резать помощников бейлифов и прочих их слуг. В Бирейноне живут очень богато, а бейлифы все свои деньги заплатили Кей-бин-Хейя, но те убить Лекеса не смогли, только сами сгинули. Из Пеоро-Тоона и вообще из Оромейна каждый день по реке в Бирейнон приходят несколько караванов и всё раскупается. А ещё у Лекеса есть постоянный проход в другой мир и чего только он оттуда не притаскивает. Я подумал, что выглядим мы очень колоритно – душка-епископ и двенадцать разбойничьих морд вокруг, включая мою. Когда мы поели, ко мне подошёл хозяин и я заплатил за всех. Оказывается, он хотел спросить, не собираемся ли мы ночевать и был удивлён, что ему вообще заплатили. Пришлось объяснить, что в отличие от бейлифов, разорять хозяйства я не собираюсь, а он должен платить налог своему владетелю, как установлено Наймиером. Удовлетворённый деньгами и объяснением он отошёл и его место занял гном.

Я предложил тому присесть рядом и заказал пиво. Мне пиво не нравится, просто не понимаю его вкуса, но если наши книги врут умеренно, то большинство гномов любят пиво. Выпив полкружки и вытерев бороду от пены, он представился – Руорк из рода Ганно-Вейзе, руководитель экспедиции. А ты, надеюсь, маг Лекес. Кивком, подтвердив его слова, я попробовал стоящий передо мною напиток – молодое вино, почти сок из каких-то лесных ягод. Гном начал объяснять, что они приехали из своей страны, что за проходом, на магической повозке и привезли драгоценные металлы и камни, а также оружие. Остановились на этом постоялом дворе, чтобы выяснить, к кому из владетелей им лучше обратиться. Кроме торговли, их интересовала возможность получить помощь. Эльфы наводнили их страну хищниками и всяким агрессивным зверьём и теперь стало сложно не только перемещаться, но и просто собрать урожай – поля возле гор вытоптаны, а с клочков земли в горах можно только не умереть с голоду. Но здесь на них посыпались неприятности. Сначала к ним зашёл сильный маг, представился человеком бейлифа и отобрал почти все металлы и камни, а на ящики с оружием наложил заклятие, не дающие их открыть. К вечеру сломалась магическая повозка, без которой им не на чем ехать. И расспрашивая о владетелях, к которым разумно обратится, они выяснили, что здесь идёт война и никому до их проблем дела нет. Может быть только маг Лекес согласится им помочь, но вряд ли. Откровенность Руорка меня умилила, хотя он просто действовал по принципу: не знаешь, что говорить – говори правду. Мне требовался механик, для чего пришлось связаться по рации с Дмитрием, чей отряд только что объехал постоялый двор по лесной тропке и выехал на дорогу в пятистах метрах. Поэтому механик сейчас будет.

Дождавшись его, я предложил Руорку отвести нас к его магической колымаге. Устройство этой штуки мне представлялось очень смутно, зато было хорошо известно, что в электротехнике есть только два вида неисправностей – нет контакта, где он нужен и есть контакт, где он не нужен. А на случай механических проблем со был механик. Магическая повозка стояла в сарае и вокруг неё крутилось два гнома, которые похоже перебрали её по винтику. При виде Руорка они горестно развели руками – мол всё в порядке, но не работает. Я заглянул под капот – конструктивно это был типичный электромобиль, вместо аккумулятора на толстой прозрачной плите стоял большой камень в виде полусферы и три металлических штыря выходили из него внизу. К каждому из них было прикреплено по четыре провода в толстой изоляции, два из которых которые шли к передним колёсам и ещё два наверное к задним. В колёсах по-видимому были установлены электромоторы, а камень должен был вырабатывать трёхфазный ток. Должен, но не вырабатывал, так как был пуст, энергию из него всю выкачали и сделал это наверное маг бейлифа. Я немного подзарядил камень и объяснил Руорку, что до Бирейнона заряда должно хватить, в крайнем случае его тарантас возьмут на буксир. А в замке есть источники и аккумулятор зарядят полностью. Потом подошёл к ящикам с оружием.

Магия конечно вещь полезная, но она абсолютно не вещественна и ей нужен носитель. А стоит этот носитель разрушить и магическое заклинание распадается. Рёбра ящиков были закрыты тонкими металлическими полосами, которые ощутимо били током. Заклинание я прочёл без труда, но чтобы снять его мне потребовались бы сутки. Поэтому пришлось поступить проще – у моего ножа с Земли рукоятка была из хорошего изолятора, поэтому можно было без проблем разрезать полосы. А как только сеть стала разомкнутой, то заклинание не могло более самоподдерживаться и распалось. Гномы открыли ящики с образцами оружия. Ничего оригинального – мечи, кинжалы, кольчуги, арбалеты и болты к ним. Но всё очень качественное и тщательно изготовленное. Я отобрал себе кинжал и два арбалета с болтами – пригодится против мага и плата за работу. Потом велел Руорку грузить его повозку и ждать Дмитрия, вместо с которым двигать в замок. Механику тоже должен был дождаться отряда, а я проводил епископа и его банду послушников, вышел со двора и после поворота побежал за Дмитрием. Тот был ещё недалеко и не очень ворчал, когда я приказал поворачивать обратно, захватить гномов с механиком и возвращаться в Бирейнон. Дорога была узкой, но в ста метрах впереди к ней примыкала полянка, на которой было удобно развернуться. Я же поправил мешок с арбалетами и помчался к Куини.

Его взвод неторопливо двигался по дороге, отягощённый пленными. На ближайшей поляне мы разбили временный лагерь и я проэмпатировал братцев из Кей-бин-Хейя. Убийцы, живущие убийством и совершенно не ценящие человеческую жизнь. Отобрал их сеньора и магов, которых хотел допросить и приказал кончать остальных. Вы скажете, что я жесток – возможно, но считаю, что убицам и им подобным незачем жить, а доброта к ним оборачивается жестокостью к остальным. Убить убийцу – значит сохранить жизни десятку хороших людей. Во вьюках конного взвода нашёлся пуфик, на который я уселся, а передо мной на коленях поставили атамана Кей-бин-Хейя. По началу он попытался молчать, но когда болевые точки известны, то достаточно магии, чтобы боль стала нестерпимой. В результате атаман рассказал, что собрал всех воинов клана и взял с собой. Если бы тому здоровенному детине в гномьей кольчуге не удалось расправиться со мной, то эта банда атаковала постоялый двор и всех там убила, а постройки сожгла. В посёлке остались только увечные, больные и рабы. Последних они силой захватывали в близлежащих деревнях, пригоняли к себе и заставляли служить. С другими кланами Кей-бин-Хейя отношения были плохими, как и между ними. Поэтому за него мстить будет некому, да и непринято это у убийц. Он бы и тот десяток киллеров спокойно списал бы в расход, но уж больно большие деньги предложил Фаник за мою голову. «Жадность фраера сгубила» – подвёл я итог. Атамана оттащили в кусты и четвертовали. Потом я поговорил с магами. По силе они уступали даже Кэсэн-Арину и пошли к убийцам, чтобы иметь возможность издеваться над беззащитными. Их обезглавленные тела были брошены рядом с трупом атамана, а головы всех убийц собрали в мешки. Куини по моему приказу отобрал двух лучших стрелков, которым я вручил гномьи арбалеты с болтами и наказал выбирать только достойные цели, например вражеских магов.

С организацией десанта возникли некоторые трудности. Из посёлка вело три дороги и пяток тропинок, которые надо был перекрыть. Поэтому взвод пришлось перебрасывать в три места по отделениям, чтобы окружить это место. Посёлок был построен на месте разрушенного бейлифами замка. Пройдя окно телепорта и убрав рамку, я увидел останки стен и башен. На холме около посёлка торчала полуразрушенная башня мага. К моему удивлению она ещё кое-как действовала. Взвод прочёсывал дом за домом в посёлке, сгоняя бандитов на площадь и освобождая рабов, а я уселся на лавочке возле дома местного общепита, точнее общественной поильни. Куини был достаточно профессионален, чтобы самостоятельно провести зачистку нескольких десятков домов. На всякий случай у меня в руке была рация, а несколько усталая спина опёрлась на остаток спинки некогда элегантной скамейки. Через какое-то время мне пришлось повернуть голову – рядом со мной появилась тень. Её отбрасывал высокий сухопарый старик, опирающийся на дорогую трость. Он попросил разрешение присесть и сев представился:

– «Сеньор северного клана Кей-бин-Хейя».

Он мне сразу резко не понравился. И дело было не в том, что он возглавлял клан убийц. От него несло нешуточной опасностью для меня лично, хотя сам по себе он мне ничем не мог угрожать. У меня в голове будто заорала сирена «Тревога. Опасность». Сканирование окрестностей выделило спешащего ко мне человека с аурой сильного мага. Старик, тем временем взял меня за рукав, что-то говоря. Пришлось сильно его толкнуть, так что он свалился за скамейку, но рукав отпустил. Я же вскочил и побежал к башне мага, по дороге скомадовав: «всем укрыться. Стрелять только из укрытия и сразу прятаться». Маг появился в начале улицы и сразу швырнул в меня веер клинков, но длинным шагом я успел скрыться за углом каменного дома. Под холмом с башней были живописные развалины, где я и устроился в засаде. Он появился позже, чем ожидалось – его тормозил мешок, отнятый у гномов. Нести его приходилось с помощью магии. Как только он вышел на открытое место, на него обрушилась моя серия из набора ледяных стрел, десятка файерболов, веера клинков и облака кислоты. К моему удивлению, он легко всё это отбил. «Трещину» против него не имело смысла пробовать, так одной из его стихий была земля. Но сосредоточившись на мне он пропустил арбалетный болт. А может быть и не пропустил, а понадеялся на свою стандартную защиту. Только болт этот был выкован гномами и выпущен из гномьего арбалета, поэтому он шутя прошёл защиту и впился ему в правое лёгкое над печенью. Маг ещё потярял время, швырнув файёрбол туда, откуда уже убрался арбалетчик. Я же, обежав холм поднялся к башне, на мгновение показался магу и нырнул в дверной проём. Куча камней, пущенная в меня, бессильно упала не долетев до башни.

Даже в кольчуге у меня получалось двигаться быстрее, тем более, что он был отягощён мешком и болтом в лёгком. Поднявшись на последний уцелевший этаж я прошёл в комнату под комнатой мага, положил на столик антимагическую рогатку и прислонил к соседнему столику гномий меч. Я уже понял, что рогатка против него малоэффективна, но камень в подвязке на груди обещал защитить меня от его магии. Послышалось тяжёлое дыхание и он, хромая вошёл в комнату, волоча мешок. Хромал же он потому, что в левой ягодице сидел второй гномий болт. Он подошёл к ближайшему столу, поставил мешок на пол, опёрся о стол и начал плести решающее по его мнению заклинание. Мне же он заявил, что я труп и никуда мне отсюда не деться, раз не сбежал от него, пока была такая возможность. Он не учёл, что в этой башне я был сильнее его, а он вдобавок потерял время на болтовню. Внезапно его руки провалились в каменную столешницу и застыли там. В морду ему брызнуло кислотное облако и в мелкокапельном виде прошло через его защиту. Пока он пытался что-нибудь увидеть и вытащить руки, мой меч отрубил ему голову.

Прежде всего я позвонил по рации Куини и сообщил, что маг убит и он может продолжать зачистку, а заодно пусть схватит старика с тростью. Я приказал пользоваться рациями, а не амулетами связи, хотя последние были удобнее. Но вне замков их легко можно было подслушать, а рации, как я надеялся, были только у меня. Затем ещё раз связался с Куини и попросил прислать трёх солдат. Обыскав тело, мне удалось найти только неплохой магический аккумулятор и мешочек с деньгами. Судя по разнообразию монет в нём, Фаник выгреб всё, чтобы заплатить магу. Под мышкой был закреплён камень-наблюдатель, который был дезактивирован и убран в карман. Башня его работу экранировала и Фаник не будет знать – убил ли его маг меня или наоборот. Убрав в карман рогатку и в ножны меч, заклинанием вынул руки мага из столешницы, а болты из тела и стал ждать солдат. На правой руке у него на безымянном пальце был перстень с каким-то интересным знаком. Его мне тоже захотелось прихватить с собой, чтобы показать Тиуму. Больше на руках у него ничего не было. Ещё я вспомнил, что у любого сильного мага должен быть жезл. У этого он оказался в рукаве куртки, причём обнаружить его можно было только на ощупь. Сняв с жезла заклинание невидимости, я разобрал его на три части: рукоятка, наконечник и середина. Последнюю вставил в свой жезл, добавив ему мощи и пополнив число хранимых заклинаний. А из рукоятки и наконечника собрал новый жезл, пока пустой и чистый. Если у Тиума найдётся подходящая середина, то получится жезл для Та-ани. Я был очень измучен – на этот раз я был весьма близок к поражению. Произойди схватка не в башне, а на улице, вряд ли мне удалось уйти от поражения, разве что сбежать. Пока я возился с жезлом подошли присланные Куини солдаты. Двое шустро упаковали тело и голову в мешки и потащили вниз. Я подвесил трофейный мешочек с деньгами на пояс, а вес гномьего мешка уменьшил левитацией и поручил отнести вниз последнему солдату. Затем держась за перила, пополз вниз сам.

На площади солдаты Куини заканчивали зачистку. Из посёлка были согнаны все, во всяком случае сканирование показало, что дома пусты. Рабы толпой стояли около стены одного из домов и обсуждали происходящее. Некоторые кричали солдатам советы, но большинство опасливо молчало, поглядывая на сеньора северного клана. Хотя он был привязан к столбу, но держался как хозяин положения и смотрел на всех свысока. Но когда он увидел меня, то выражение его лица резко изменилось. Остальных бандитов подводили к Куини, рядом с которым стояли две рабыни и немолодой раб. Они ему что-то говорили и он выносил приговор – отрубить голову, четвертовать или разрубить поясницу. Судя по куче трупов выносились только смертные приговоры. На дорогах и тропах в посёлок стояли посты и одно отделение было готово вскочить в сёдла и атаковать врага. Сбоку от площади торчала широкая башня. Один из рабов, заметив мой интерес подошёл и сказал, что в ней жили главные господа. Поднявшись на последний этаж башни я не торопясь спустился вниз, внимательно всё сканируя. В одной из комнат был обнаружен арсенал и командир первого отделения прислал четвёрку бойцов и два десятка рабов, чтобы вытащить его на площадь. В Бирейноне это оружие было не нужно, но оставить его здесь значило вооружить какую-нибудь банду. Спустившись на второй этаж, я зашёл в комнату сеньора. Она поражала ненужной роскошью и одновременно нищетой. Ванных комнат и туалетов не было, приходилось пользоваться ночными горшками, над кроватью висел насквозь пыльный балдахин, так как окна не были застеклены. Достав рамку, я осмотрел посёлок северного клана. Он имел форму подковы и располагался вдоль дороги, проходящей под вершиной высокого холма. Над посёлком, но под вершиной возвышалась обрубленная башня мага. Параллельно дороге проходила единственная улица посёлка расширяющаяся в середине в площадь. На ней веселились недавно вернувшиеся из налёта бандиты, а около стены одного из домов стояла толпа пленных. Продолжая рассматривать картинку, я вышел на площадь.

Ко мне подошёл Куини, закончивший зачистку, и спросил, что делать с этими – взмахом руки он показал и на сеньора у столба и на толпу рабов. Атаман бандитов, увидев меня сразу поскучнел. Он до последнего надеялся, что маг меня убьёт и понимал, что теперь передо мной стоит единственной вопрос – какой смертью ему умереть. Куини этот вопрос тоже очень интересовал. Но нам надо было ещё захватить и зачистить посёлок северного клана Кей-бин-Хейя, а затем разобраться и с остальными. Поэтому атаману повезло – он всего лишь получил пулю в лоб. Рабам было сказано, что они могут возвращаться к себе домой, а кому некуда идти – пусть подождут здесь, через час-полтора их эвакуируют в Бирейнон. Потом Куини собрал взвод и мы в третий раз за сегодня десантировались. Два отделения с тачанками перекрыли оба отрезка дороги, проходящей через деревню, а третье со мной высадилось у обрубка башни магов. Я сразу ударил по бандитам на площади цепными молниями, они очень эффективны против большой группы вооружённых людей-немагов. Площадь быстро покрылась оглушёнными тушками бандитов и лошадей. Пленные, рискуя попасть под молниии, бросились к бандитам, вынимали у тех мечи, ножи и кинжалы, чтобы свершить скорую расправу. Один из бандитов, укрывшийся от молний в нише дома, проковылял ко мне и поинтересовался, за что уничтожают его клан. Пришлось объяснить, что сеньор его клана помогал магу убить меня – что мне не понравилось. В разговор влез Куини и сказал, что по закону Наймиера клан убийц, покусившийся на мага, властителя или владетеля подлежит поголовному истреблению. Услышав это, разбойник вытащил кинжал и вогнал его себе под подбородок в мозг.

На площади расправа близилась к концу. Большинство бандитов было уже зарезано, а нескольких оставшихся привязывали к столбам для долгоиграющей казни. Несколько групп бандитов пыталось удрать по дороге, но были встречены пулемётным и автоматным огнём. Куини с четвёркой стрелков помчался к восточной дороге начать оттуда зачистку, а мне принесли пуфик, на который я уселся опершись спиной о башню. Несколько пленников начали выламывать из дома брёвна и пришлось послать четвёрку бойцов и объяснить, что ломать дома и жечь костры запрещено. Двое пленников подошли ко мне и объяснили, что бандиты напали на их селение, сожгли дома, убили детей и стариков, а их пригнали сюда работать на них. И они хотят отомстить за своих близких и наказать этих убийц.

– «Наказывать их можете, а разрушать дома и что-либо жечь запрещаю. Кстати, казните вы этих бандитов, а потом что будете делать дальше?»

Они призадумались, так далеко они ещё не планировали. Возвращаться к себе в сожжённое селение им не хотелось. А на вопрос – чего же им хочется? Выяснилось, что они хотят воевать с бейлифами и их слугами. Они, перебивая друг друга, пояснили, что им надоели постоянные набеги, грабежи и убийства. Но спокойная жизнь при бейлифах невозможна, значит с ними надо воевать. Это были люди, привыкщие защищать свой дом и умеющие держать в руках оружие. Потеряв и дом и семью, они превратились в прекрасных солдат. И хотя у части из них уцелели жёны, а у многих и старшие сыновья и дочери, они намеревались идти в моё войско семьями – если кого и убьют, то на глазах у родных. Если их вооружить огнестрельным и гномьим оружием, обучить, надеть им защитные амулеты и прикрыть магией, то враг должен устрашиться и сбежать, иначе он будет уничтожен, быстро и решительно. Поэтому решение принять их в войско было очевидным. По моему приказу они разбежались по домам за тёплыми вещами, а заодно повытаскивали спрятавшихся бандитов. Куини уже был недалеко от площади, бандитов нашлось немного и всех их сразу оприходовали, а я ждал делегации из остальных посёлков. Штурм и их последующая зачистка требовали времени, а я хотел побыстрее вернуться в Бирейнон, так как устал и был магически истощён.

Делегации не заставили себя ждать. Первой прибыла делегация северо-западного посёлка. Я настаивал на полном отказе от убийств по договору, на что они согласиться не желали. поэтому они выпросили разрешение уйти из сеймена на юг. С собой им было разрешено взять только то, что можно было унести на руках. Запрещалось брать магические предметы, гномье оружие, ценности и книги. Всё это они должны были аккуратно сложить на площади. Разрешалось взять деньги по шесть дейтаниров на человека. Они специально были предупреждены, что если по дороге кто-нибудь украдёт хотя бы треснувший глиняный горшок, то весь клан будет уничтожен. Выбора у них не было и их атаман-сеньор пообещал через час двинуться в путь. Следом за ней была принята делегация юго-восточного посёлка. Они согласились с моими требованиями и их сеньор сказал, что заказы на убийства они и сейчас берут редко, а в основном поставляют охранников купцам. Поэтому мои требования их не ущемляют и они клянутся их выполнять. Перебросив порталом один взвод в нижний посёлок, чтобы западный клан уходя не набезобразничал, и сам присоединился к нему. Куини советовал мне не волноваться – раз они обещали, то всё будет в порядке. Остальной отряд под командованием Куини не спеша начал спускаться по дороге, поторапливая уходящих. Проходя посёлок он подобрал всё, что клан оставил на площади и послал бывших клановых рабов с новыми воинами обыскать дома. На большие ценности рассчитывать не приходилось, но кое-что было собрано. Подождав, пока весь отряд соединится и подойдут бывшие пленные, я перебросил всех порталом в Бирейнон.

Эта переброска меня чуть не доконала. Держать портал, пока через него пройдут несколько сотен человек, оказалось свыше моих возможностей. Меня и нас спасло то, что портал был открыт в непосредственной близи от башни мага и входное окно касалось стены. Поэтому в критический момент мне удалось переключится на башню и она держала портал большую часть времени. Вернувшись в замок, я попросил Куини рассказать всё произошедшее Дмитрию и пошёл к себе отдыхать. Та-аня была на полигоне на занятиях, поэтому я позвал Руми, чтобы она меня вымыла – сам я едва держался на ногах, а затем лёг спать и сразу отрубился и уснул. Девочка воспользовалась ситуацией и залезла ко мне в кровать, но.


Понедельник день и вечер | Приключения Мага | Вторник, вечер и среда утро