home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Воскресенье, день

Я согласился и взял командира второго отделения Маина с четырьмя солдатами, зато двумя автоматчиками. Разумеется со мной был Мартин. Делегация городка состояла из бургомистра, двух мейстеров – кузнеца и стеклодува, и Та-ани. Остальной взвод задержался в слободе, рассыпавшись по домам. Ловушка не исключалась, поэтому впереди ехала пятёрка бойцов, готовая к бою, за ними я, Мартин и Та-аня, а за нами делегация. В километре от слободы дорогу перекрыла цепочка из пяти разбойников. Пятёрка моих воинов остановилась от них в двадцати шагах и под накидками приготовили к бою оружие. Вперёд на два шага из ряда разбойников вышел молодой парень и, задрав к небу тощие руки, завопил:

– «Я великий маг Таро-Баро-Варо требую, чтобы вы отдали моим людям своих лошадей, оружие, одежду и все ценности. Это было бы смешно, если бы в нём не чувствовалась магия и над ним не сгустился облик дракона.

– «Обыкновенная иллюзия, но народ может испугаться,» – и магией метнул парню в лоб нож, рукояткой вперёд.

Убивать этого клоуна не хотелось, а все мои подходящие заклинания были смертельными. Получив по лбу, он упал и иллюзия рассеялась. Спереди и сзади от меня раздался дружный облегчённый вздох и каким-то кусочком мозга я отметил:

– «Странно, что Та-аня не завизжала?»

Мой конь рванулся вперёд. В кустах по бокам дороги возникло какое-то шевеление и на всякий случай туда полетело по цепной молнии. Сзади слышался топот мчащегося на помощь взвода. Атаман разбойников легко оценил ситуацию. Перед ним шесть воинов и маг, а до леса двести метров – бежать безнадёжно. На поддержку скачут ещё почти три десятка воинов, а его личный маг лежит носом в грязной луже. Поэтому он кинул свой меч на землю и закричал: «сдаёмся», а потом наклонился над пацаном и перевернул его на спину. Парень дышал, хотя и был без сознания и на его лбу вырастала здоровенная шишка.

– «Благодарю сеньор, что ты не стал убивать моего сына,» – наклонившись, он подобрал метательный нож и подал его мне. Забрав и протерев метательный нож, я сунул его в подвеску. Мои воины уже вязали разбойников, которых было на удивление немного – 11 человек.

– «Что делать с ними, может быстренько отрубить им головы,» – поинтересовался командир взвода.

– «Отведём к Маэрим, вроде бы он хотела куда-то продать партию рабов».

– «Твоё магичество,» – обратился ко мне атаман, «возьмите нас к себе на службу и мы будем тебе верны и полезны. Я, сеньор Мари-Кэсэн Синита-Роу, готов принести тебе вассальную клятву».

Здесь, в Тао-Эрис вассальная клятва была делом крайне серьёзным и её нарушения были чрезвычайно редки. Причём все нарушители кончили свою земную жизнь плохо. А тут ещё маг-мальчишка, из которого, если его поднатаскать, вырастет неплохой помощник.

– «Я, благородный сеньор Лекес Ла-Фер, вольный маг и коннетабль замка Бирейнон, согласен принять в свои вассалы …,» – здесь последовала пауза, которую немедленно заполнил Мари-Кэсэн, принося от себя, своего сына и своих людей клятву, в которой они обещали верно и добросовестно служить мне. Позже я узнал, что Мари-Кэсэн был готов принести мне клятву в любом случае, чтобы спасти жизнь своего последнего сына. Но узнав, что ему предлагается стать вассалом у сеньора, он очень обрадовался. Маги не сеньоры, хотя они и не считались простолюдинами, но не всегда достаточно добросовестно относились к своим обязанностям. Для сеньора и дона нарушить свои обязанности сюзерена являлось верхом неприличия, хуже, чем навалить днём кучу на главной площади города. А в мои обязанности сюзерена также входило обучать его сына магии. Услышав клятву, принесённую мне атаманом, мои воины развязали бывших разбойников и те собрались позади своего господина. Сын его тоже уже очухался, поблагодарил меня за то, что ему сохранена жизнь и ел меня глазами. Оказывается, он впервые видел «настоящего» мага, а не ярмарочного фокусника, освоившего два-три простеньких заклинания. История Синита-Роу была типичной для Тао-Эрис. Мари-Кэсэн был сеньором в небольшой лесной деревеньке и считал её в безопасности, от мелких шаек и хищников защищал основательный частокол, а крупным шайкам и помощникам бейлифа в глубине леса делать нечего. Но он оказался неправ. Однажды он уехал с младшим сыном на ярмарку в Пеоро-Тоон, где не было особенных безобразий подобно другим городам, а когда вернулся, то деревня была сожжена, а трупы всех её жителей деревни и всей его семьи, валялись на улице. Это поработал Аниор Бен-Оорон – второй помощник бейлифа. Ему не понравилось, что крестьяне убегают от грабежей в лесные деревни и он решил их проучить. Мари-Кэсэну и его людям не оставалось ничего, как похоронить своих близких – в таких деревнях все родственники, и податься в разбойники.

– «Значит Аниор,» – сказал я, «ничего, скоро доберусь и до тебя».

Мальчишка смотрел на меня, как на живого Бога, а его отец осторожно сказал:

– «Бен-Оорон – второй помощник бейлифа».

– «Терейон, третий помощник – мёртв, семь младших помощников убиты. Смерть Аниора – это вопрос времени». Из леса тем временем выходили кое-как вооружённые люди.

– «Это горожане, вынужденные бежать от отморозка. Он каждое воскресенье устраивал свои кровавые представления, причём имел привычку заранее предупреждать своих будущих жертв. Последним оставалось только бежать в лес. А сейчас они возвращаются домой».

Толпа возвращающихся составляла человек триста. К моему удивлению, только девятеро предложили стать моими бойцами для борьбы с бейлифом.

– «И это называется вольные горожане. Как вас только зайцы не забили и не выгнали из города,» – упрекнул я бургомистра. Он удручённо пожал плечами:

– «Хорошо, что хоть эти захотели. Ты не представляешь, насколько люди боятся бейлифа и и его слуг».

Толпа возвращающихся направилась в город, а я открыл портал на площадку в Бирейноне, пропустил туда делегацию и взвод, и вьехал туда последним с Мартиным и Та-аней. Нас встретила Маэрим, которой представил делегацию отныне не вольного городка Соки-Элет и попросил позвать Кабаля, чтобы провести переговоры. Делегаты с интересом рассматривали замок. На одной из площадок Дмитрий, вместе с другими офицерами, тренировал солдат. На другой за расставленными столами группа женщин кроила ткани по лекалам – видимо Маэрим задала работу будущим крестьянкам, пусть делом занимаются. Из южных ворот в замок телегами ввозили тюки и ящики, наверное по реке пришёл караван. Даже на глаз было видно, что жизнь в замке намного активнее, чем в их городке. Маэрим повела делегацию к себе в дом, наверное вскоре туда должен был подойти и Кабаль. А сам повёл новобранцев из городка и отряд Мари-Кэсэна к Дмитрию, которому порекомендовал создать на основе отряда отделение. Сына благородного атамана разбойников звали Кэсэн-Арин и его я решил отвести к Тиуму, так как нетерпение, исходящее от Та-ани, уже здорово меня завело. Я вызвал по амулету Тиума, которому вручил мальчишку у входа в свою квартиру, поручил Мартину разобраться с охраной башни и подготовить замечания, а сам поспешил с Та-аней в спальню. Конечно нам обоим не мешало помыться, но терять на это время мы не могли.

Уже в постели я почувствовал сильную ответную её эмпатию, которая умножилась на мою и нас понесло. Если мне не показалось, но в какой-то момент мы, левитируя, занимались любовью на потолке. Когда я пришёл в себя, в комнате творилось нечто невообразимое, стулья, тарелки и всё содержимое комната крутилось над нами в хороводе, весело стукаясь о стенки. В комнате бушевал магический шторм, волны которого грозили разнести стены и обрушить на нас потолок. Пришлось его гасить, поглощая бездну энергии – благо объединённый камень мог поглотить ещё больше. Затем надо было аккуратно опустить на пол мебель и посуду, одежда упала сама, и разбудить Та-аню. Она лежала у меня на плече, вся раскрасневшаяся даже тело порозовело, и совершенно не понимала, что произошло. Впрочем я и сам не понимал, что произошло, но сообразил, что в дверь моей квартиры рвётся Тиум и он мне сейчас всё объяснит. Он и начал мне объяснять:

– «Ты перетраханный многохвостый прыгунец, у которого в голове вместо мозгов яйца …»

Та-аня раскрыла рот от восторга, а я схватил со столика мобильник, который не улетел из-за шнурка, зацепившегося за выступ, и включил запись.

– «Как ты мог не увидеть, что перед тобой неиницированная великая магиня, к тому же нетраханная. Она же могла разнести всю башню, что она почти и сделала,» – Тиум был вне себя.

– «А что такое великая магиня, а заодно великий маг?» – мне раньше не приходилось слышать подобных определений. Та-аня тоже с интересом смотрела на него. Мы лежали с ней на единственной уцелевшей подушке, совершенно голые и нам на всё было наплевать. Тиум осмотрел комнату, пол в которой был полностью засыпан постельным бельём, осколками посуды, огрызками и даже несколькими непонятными раздолбанными штуковинами. Но если он хотел, чтобы нам стало стыдно, то ни хрена. Поняв это, он подошёл к шкафчику в углу, достал оттуда бутылку коньяка и налил в три рюмки. Этот шкафчик был единственным предметом, кроме постели, который уцелел в комнате. Но он был довольно тяжёл и снабжён прочной хорошо запирающейся дверью, а посуда внутри была в специальных креплениях. Одну рюмку он выпил тут же залпом, а две другие я отлевитировал себе и Та-ане.

– «Я законченный старый дурак,» – начал Тиум и дождался наших утвердительных кивков, «я всё время забываю, что Лекес с Земли и что он инициировался десять дней назад. То есть у него нет ни магического образования, ни хоть каких-нибудь знаний. Поэтому глупо от него требовать сколько-нибудь грамотных действий». Он налил себе и нам ещё по рюмке и продолжал:

– «В общем всё хорошо, что хорошо кончается,» – было видно, что он здорово перенервничал, «могучими называются маги, обладающими приличным Даром в трёх и более стихиях. Обычно маг силён в одной, редко в двух стихиях. Причём в последнем случае он во второй стихии намного слабее, чем в первой. Могучие же маги во всех своих стихиях примерно равны. Но число стихий, с которыми они могут работать – три, четыре, редко пять. Иногда же появляются великие маги, имеющие Дар в всех восьми стихиях, и в придачу способные Видеть Мир.

– «А какие это восемь стихий,» – спросила Та-аня. Мне это было тоже интересно.

– «Стихии воздуха, воды, земли и огня надеюсь вам известны. Ещё существуют стихии жизни, металла, перемещения и самовоздействия. Стихия жизни – это способность взаимодействовать с любым живым объектом, от травинки до человека. И она включает многое – от умения исцелять до умения изощрённо убивать, а также позволяет выращивать богатые урожаи и делать землю бесплодной. Стихия металла – это способность взаимодействовать с любым искусственным материалом – металлом, стеклом и бумагой. У тебя на Земле их довольно много, но и у нас они встречаются. Стихия перемещений – это способность левитировать, перемещаться порталами и умение ходить в слоях. Есть могучие маги, неспособные подняться над поверхностью на толщину волосу. И есть Лекес – десятидневный маг-ребёнок, способный ко всем перемещениям и впридачу изобрёдший длинный шаг, а это до 50 метров в длину или до 10 метров в высоту одним шагом. На подобное ни один прыгун не способен, а Лекеса, при всех его достоинствах нельзя назвать атлетом. И, наконец, стихия самовоздействия. Надеюсь, вы знаете, что мало кто из целителей способен лечить себя сам. И даже если способен, то делает это много хуже, чем исцеляя других. Способность к самовоздействию позволяет успешно излечивать себя, даже при отсутствии явно выраженных способностей к целительству. Эта способность позволяет магу успешно совершенствовать своё тело не изнуряя себя тренировками. И в качестве вершины самовоздействия, маг может преобразовывать своё тело в любого зверя, птицу, рыбу или рептилию, не будучи оборотнем. И последнее, способность Видеть Мир. Этим редким умением обладают только Видящие и Великие. Я, например, не обладаю. Поэтому, милая девочка, если когда-нибудь вдруг вы останетесь с Лекесом вдвоём и решите не заниматься в этот раз сексом, то попроси его показать. Хотя он, как женщина, помешан на сексе и скорее всего покажет тебе новую позу». Мы рассмеялись, Та-аня сдерживая себя, а я не ограничиваясь.

После этого мы с ней встали и прошли в кабинет, а в спальню вошли Руми и три девушки и начали наводить там порядок. Тиум выдал им указания и пришёл к нам. Оказывается он сегодня позаботился обо мне – связался с Маэрим и потребовал, чтобы она выделила для меня трёх недостающих горничных, прачку и экономку. Ещё мне полагалась массажистка, но для этого была Жаин, которая скоро сможет выпонять все свои обязанности.

– «А тебе, девочка, крупно повезло,» – Тиум выслушал мою благодарность и продолжил, «очень часто инициация великих заканчивается их смертью и разрушениями. Раньше для этого в больших магических школах держали специальную коллегию, включающую магов всех стихий. И, нередко, это не помогало. Тебя же инициировал Великий маг, сумевший десять дней назад совершить самоинициацию, что вообще не лезет ни в какие ворота. И ему удалось в процессе инициации погасить все магические выбросы и даже прекратить магический шторм, не заблокировав у тебя ничего. Обычно после инициации великий несёт груду блоков, от которых избавляется десятилетиями. Впервые передо мною двое великих, у которых после инициации нет ни одного блока. Впрочем, я мог ограничиться и первой частью фразы – Великих я раньше не видел, а только о них читал». Он устало вздохнул и закончил:

– «Сейчас сходите в душ, а потом поешьте. Обед для вас я заказал. И хоть ненадолго отдохните друг от друга, тебе Лекес надо провести разведку, раз ты иницировал башню мага. Оттуда можно многое узнать».

Мы пошли в душ, где долго отмывали друг друга. В процессе помывки Та-аня рассказала, что она не раз пыталась с кем-нибудь переспать, но каждый раз что-то всё разрушало, например падала люстра или возникал в их комнате небольшой пожар. Почему-то после этого уговорить мужчину на вторую попытку не удавалось. Помывшись, мы пошли в гостиную обедать. проголодались мы здорово, благо, что Тиум о нас позаботился. В спальне всё было уже прибрано, а в гостиной нас как обычно ждали повар и Руми. Тела горели и мы не стали ничего одевать. Как обычно, повар ушёл, выслушав мою благодарность, а Руми пришлось погладить по попке. Будучи девушкой воспитанной, она ничем не показала своего недовольства, но я почувствовал её тревогу, что про неё забудут. Небольшого знака внимания ей оказалось достаточно. Поев, мы взлянули с Та-аней друг на друга, рассмеялись и пошли в другую спальню, решив ещё раз всё повторить, но более осмысленно. Всякими извращениями, вроде траха на потолке, мы в этот раз заниматься не стали – магия многократно расширяет возможности в самых обычных формах близости. Главное, что взаимная эмпатия настолько переполняла нас, что мне приходилось постоянно следить, чтобы опять не провалится – не хотелось свалиться в бессознательное состояние, хотя мы постоянно были на грани. Затем мы снова приняли душ и перекусили остатками обеда, видеть кухонных работников не хотелось.

– «Лекес, у меня к тебе неприятный вопрос,» – начала вдруг Та-аня, «я тебе за всё благодарна и на что-либо не претендую, но что ты планируешь делать со мной?»

– «Трахать» – философствовать и просто рассуждать о чём-то умном мне не хотелось.

– «Это конечно замечательно, но пойми возвращаться в свой городок я не хочу и не могу, мне нечего там делать».

– «А с чего ты решила, что я тебя куда-нибудь выпущу из Бирейнона. Тиум чётко сказал, что я должен тебя учить, и пока ты не овладеешь основами, то будешь сидеть в этой башне или изредка гулять неподалёку».

– «А кто такой Тиум, мне казалось что главный маг здесь ты».

– «Главный маг здесь я, а Тиум – мой учитель. Ты же слышала, что я прошёл инициацию десять дней назад и пока многого не знаю».

– «Не понимаю – он может тебе приказывать?»

– «Приказывать не может, а только советовать. Но мы с ним умные люди и обычно я выполняю его советы».

– «А если не выполняешь?»

– «То не выполняю, боевой маг – я и моё решение является окончательным».

– «Не очень понятно, но разберусь. Значит жить я буду в Бирейноне и как я должна вести себя с баронессой Маэрим?»

– «По дружески. Жить ты будешь в моей башне, мы с Тиумом посоветуемся и наверное выделим тебе квартиру и горничных. Познакомим с поваром, чтобы ты могла себе сама заказывать еду».

– «А баронесса не будет против?»

– «Не понял – против чего?»

– «Ну что ты поселяешь в её замке какую-то женщину».

– «Маэрим достаточно разумна и даже если бы я решил поселить тебя в её домике, то скорее всего мы бы договорились. Но я коннетабль замка, причём назначен на эту должность старым бароном, тогда же, когда он и объявил её баронессой. И мы разумно разделили власть. Эта башня и все в ней проживающие находятся в сфере моей компетенции, и в принципе я могу даже не ставить её в известность. Хотя в отношении тебя я сообщу – не попрошу разрешения, а просто сообщу, что великая магесса Та-аня отныне живёт в этой башне».

– «А если она будет возражать?»

– «У неё нет права возражать по этим вопросам. Конечно, она может высказать своё мнение по этому и подобным вопросам, но я могу не принять его во внимание».

– «Так кто же из вас главный в замке?» Я отлевитировал её себе на колени.

– «Никто и оба. В этой башне главный – я. А в её доме и на складах – она. В походе командуя войсками я. А переговоры с твоим отцом ведёт она».

– «Сложно и непонятно, но я разберусь. Значит я остаюсь здесь?»

– «Да, и главным для тебя буду я».

– «Хоть какая-то ясность, и чем ты предлагаешь заняться сейчас,» – это был даже не намёк, а прямое предложение.

– «У тебя натёрто и твоё тело требует отдыха».

– «Я уже знаю нужные заклинания и за пять минут приведу себя в порядок».

– «Очень хорошо, что ты знаешь эти заклинания, но приводить себя в порядок лучше естественным путём. Считай это первым уроком».

– «Вторым, первый был в постели». Мы поцеловались, встали и пошли к Тиуму.

Тиум немедленно отослал меня в башню мага, а сам пошёл устраивать Тааню, пригрозив, что попозже они подойдут. В башне меня обволокло кресло и несколько минут продолжалось наслаждение покоем и счастьем. Но после передо мной высветилось нечто среднее между объёмной картой и снимком из космоса. Мне захотелось посмотреть бейлифа, но рядом не было магической башни.

– «Мы поможем,» – шепнул камень у меня на груди. Километрах в пятидесяти от замка Микилееса появилось появилось грязное пятно – отряд бейлифа, ползшее на северо-восток. Километрах в пятнадцати по их пути был какой-то населённый пункт:

– «Один из замков Сокейна, разрушенный предыдущим бейлифом, а теперь просто большая деревня,» – сказала мне башня. Там была бывшая башня мага, торчащая как сломанный зуб. Но она позволила мне осмотреть деревню, точнее маленький городок. Он был расположен на юго-западе относительно замка, частично на его территории, а частично вне. На северо-востоке сохранились куски замковой стены. Городок состоял из трёх параллельных улиц в его длину, одна из которых совпадает с дорогой. По бокам он был ограждён частоколом от зверья, а с других сторон ограждён рогатками. Там же грелись у костров дежурные патрули. Пять строений, по-видимому, были постоялыми дворами, из которых два на юго-востоке выглядели приличными. Во всяком случае они были заметно больше других и в них были конюшни. Я не собирался в ближайшее время разбираться с Фаником, если он, разумеется, не попрёт на меня. Но будучи весьма осторожным гадом, он, наверное, доберётся до своего дома и там заляжет в относительной безопасности. А разбираться со мной поручит Агапе. Тем более, что ему надо разобраться с Сааном, поинтриговать с остальными бейлифами, да и других врагов у него хватает. Тот же Агапа при случае с удовольствием свернёт ему шею. Надеюсь, что Фанику будет не до мелкой мухи Лекеса, хотя кто его знает? Далее я захотел посмотреть, что там у Седого и настроился на Аранейнон. В этом замке башня мага была в рабочем состоянии и в неё можно было бы мне перейти, хотя и с усилием. Обнаружив, что любой замок можно захватить, я оказался в странной ситуации – захватить я могу, а удержать – нет. Кроме мобильного батальона, ладно, для начала мобильной роты, мне требовалось шесть крепостных рот, чтобы поставить гарнизоны в замках и в Пеоро-Тооне. Эти рассуждения не мешали мне осматривать Аранейнон. Войск у Седого не прибавилось – по двору шаталось несколько десятков разбойников, явно не зная, чем им заняться. И два офицера из местных следили, чтобы одуревшая от безделья банда не спалила замок. Сам Седой со товарищи, в число которых добавилось три местных офицера, культурно развлекались. Им пригнали из деревни десяток баб, которые изображали стриптиз, совершенно не понимая зачем это нужно. На столе перед ними стояли бутылки с чем-то вроде коньяка, и Седой сказал Пегому и Брюнету, чтобы они не напивались, так как ночью им ползти по проходу, где утром их будет ждать машина с оружием. Мужикам же хотелось как следует выпить, а не ползать по всяким проходам, но высказаться на эту тему Седому они не рискнули. Я же пользуясь башней Аранейнона поставил им метки, чтобы ночью легко было их отыскать. Причём эти метки оставляли след, который можно было чувствовать двое суток. C этими красавцами можно было теперь не спешить, а значит надо было бросить взгляд на замок Тарин-Кифов. В замке на разных площадках тренировалось четыре полусотни, и не меньше полусотни было в пристенных башнях. Ещё одна полусотня наверное отдыхала в казармах. Я присмотрелся к тренирующимся. Полусотня лучников стреляла в мишени, удалённые от них примерно на 35 метров. Стреляли старательно, но без выдумки. На соседней площадке тренировались конники. И тоже старательная отработка одних и тех же приёмов. Ещё на дух площадках тренировались мечники. На одной полсотни лбов тщательно рубили столбики. Мечи похоже были не лучшего качества, чем в Бирейноне, во всяком случае воины довольно часто отходили к точильным камням, лежавшим у стены, и правили мечи. Последняя группа занималась фехтованием, во всяком случае полусотня была разбита на пары и один их воинов делал шаг вперёд и наносил удар. Другой этот удар отбивал, после чего первый отходил назад. Теперь второй делал шаг вперёд и рубил, а первый отбивал. Всего я насчитал пять видов рубящих ударов и пять приёмов их отражения. Всё делалось точно по шаблону и даже пары были подобраны примерно одинаковые. Их тренеру даже не пришло в голову опробовать пару коротышка-верзила. На эту тренировку с неподдельным интересом смотрел крупный мужчина в белых одеждах.

– «Владетель замка благородный дон Корин Тарин-Киф, барон,» – подсказала мне башня.

Он мне напомнил отставного генерала, который держал двух денщиков и постоянно им командовал: «В две шеренги становись!» Около него топтался кто-то из челяди, похожий на дворецкого и просил:

– «Господин барон, люди, нанятые бейлифом, уже больше часа ожидают тебя в приёмной».

– «Отстань, не мешай смотреть бой».

– «Но мой господин, их прислал бейлиф, значит это важно».

– «Было бы важно, прислал бы кого-нибудь из младших помощников».

– «А кого? Лекес их число уполовинил».

– «Действительно, он их режет, как мясник баранов перед пиром. Ты хоть выяснил, зачем они ко мне припёрлись?»

– «Выяснил, они не хотели говорить, и мне пришлось им заявить, что иначе благородный дон, то есть ты, с ними говорить не будешь. Тогда они признались, что они наёмные убийцы на магов из рода Кей-бин-Хейя, и их нанял наш бейлиф, чтобы они убили Лекеса».

– «Это важно, не сегодня, так завтра Лекес попробует захватить Таринон и возможно он придумал, как это сделать. Никакого в нём благородства, хоть и Ла-Фер, принципиально не желает поступать по столетиями выверенным шаблонам. Даже не стал дожидаться нашего нападения, а с десятком помощников атаковал нашу младшую башню мага, уничтожил гарнизон и сжёг её. Перерезав всех младших помощников бейлифа он скорее всего займётся нами, ведь роды Тарин-Кифов и Бирейнов враждуют уже свыше 150 лет. И мы первые в Сокейне из владетелей поддержали бейлифа».

Говоря всё это, Корин спешил к богато украшенному дому, а дворецкий еле поспевал за ним. Крыльцо было сверху украшено медными листами с крупными камнями или цветным стеклом, а по бокам вместо перил были бронзовые статуи лежащих зверей, похожие на львов. Около дверей стояло два мечника в качестве статуй – притиснутые задами бронзовых львов к стене, они даже мечами толком взмахнуть не могли. Проскочив мимо них, барон взбежал на второй этаж и только перед дверью в свою приёмную остановился и медленно вошёл в комнату. Сидевшие там десятеро людей без какого-либо почтения встали, а некоторые издевательски поклонились. Трое из них были вооружены луками в собственный немаленький рост, шестеро были мечниками, а один, вооружённый чем-то вроде шпаги, похоже был их командиром. Ещё в комнате присутствовало пятеро воинов барон, но они похоже выполняли функции мебели. Дворецкий благоразумно велел прислать наёмникам много еды, и теперь они старательно обжирались. А воины барона смотрели на них и пускали слюни. Барон жестом приказал своим воинам выйти, а сам обратился к командиру убийц:

– «Бейлиф дал вам оружие против Лекеса?»

– «Да, два меча и пять стрел».

– «Я хотел бы на них взглянуть».

Сидящий рядом с командиром мечник вытащил свой клинок и я обратил внимание на серо-синеватую кромку на нём, похоже накладную. Один из лучников достал стрелу, наконечник которой заканчивался острым обломком камня серовато-синеватого цвета. Камень на моей груди застонал:

– «Это осколки нашей сестры – убей бейлифа», мой камень был просто в бешенстве.

– «Обязательно,» – успокоил я его.

– «Тогда что требуется от меня,» – поинтересовался барон.

– «Лошадей, чтобы добраться до Нали-Эрет,» – это был такой же городок, как и Соки-Элет, находящийся от него в 60 километрах к западу, «и письмо на твой постоялый двор. Там мы и оставим твоих лошадей».

– «А почему Фаник Бенер-Руун решил, что Лекес заявится туда в ближайшее время?»

– «Потому что Лекес начал целенаправленную охоту на младших помощников. А бейлиф приказал Бани-Тиерису перестать разыскивать лесные деревни в западных лесах, а срочно приехать в Нали-Эрет и вместе с Катэн-Хоином напасть на Лекеса. Узнав, что два младших помощника из восьми соберутся вместе, Лекес обязательно постарается их прихлопнуть, а мы постараемся прихлопнуть его».

– «То есть бейлиф хочет обменять двоих своих младших помощников на Лекеса – это может получиться,» – барон был очень доволен, «вы поедете сейчас или отдохнёте в моём замке до утра».

– «Придётся ехать сейчас, и то мы будем там только к ночи. А Лекес быстр и внезапен, возможно он этой же ночью решит заняться малышами. А выколупывать его из Бирейнона не хочется».

С этими словами киллеры встали, наканули свои накидки и пошли во двор. Барон вышел вместе с ними и приказал кому-то из офицеров выделить им лошадей. Пока они шли через двор, я открыл микропортал и поставил каждому из них по метке, а командиру и лучникам по две. Посмотрев ещё ряд мест, где были башни, я настроил рамку портала в режим просмотра и заглянул через неё в Нали-Эрет. Дом, вернее постоялый двор, где обитал младший помощник, был найден быстро. Других постояльцев, кроме него и его спутников в доме не было. Побегав рамкой по двору и послушав слуг, я узнал, что вселившись, он всех выгнал, включая хозяина. Оставшимся приплачивал город, опасаясь, что если они придут, то этот отморозок прикажет своим бандитам хватать на улице первых попавшихся и тащить к нему. Охрана ворот в городке как-то действовала, за этим следил специально назначенный бандит, потому что в слободах и в округе действовала какая банда, истреблявшая бандитов – слуг младшего помощника. Себя они называли ночными мстителями и сумели навести на всех некоторый шухер. Во всяком случае сотрудничали горожане с младшим помощником с большой оглядкой.

– «Надо обязательно познакомиться с её атаманом,» – мелькнула мысль.

Несколько раз они проникали в город и резали его слуг и сотрудничавших с ним горожан. Затем младший помощник изгонял их из городка и сажал на кол смотрящего за воротами. После третьего раза охрана ворот стала относительно действенной. А сейчас он сидел у себя в комнате и грыз от нетерпения ногти, ожидая какого-то советника. Через десять минут этот советник появился и рассказал, что он договорился с другим разбойником, Кривозубым. Тот завтра утром предложит ночным мстителям поддержку, а когда вечером появится Бани-Тиерис, то ударит им в тыл и эта неприятная банда будет уничтожена.

– «А что будем делать с Лекесом?»

– «Я думаю, что если ты вместе с Бани выступишь против него, то он проиграет.»

– «Ни в коем случае, мы с Бани не доверяем друг другу и он нас прикончит по очереди. Давай лучше сделаем так. У меня есть настоящий гномий кинжал, который должен пробить любую магическую защиту. Я подержу его в яде, а потом вручу Деяниру – он опытный воин и сумеет нанести нужный удар».

– «Он наверняка откажется».

– «Он не откажется – я прикажу схватить его жену, дочерей и племянника и посажу их в подвал башни. А ему объясню, что они выйдут оттуда только когда Лекес будет мёртв и обезглален».

– «Ну мерзавец, ну подонок,» – восхитился я, «пробы ставить негде. Катэн-Хоин – ты мне полностью развязал руки».

– «Это может сработать,» – подумав, сказал советник, «только брать их нужно будет ночью, под утро, чтобы наверняка». Поставив им по метке, я прикинул свои действия на завтра:

– «План моих действий придуман за меня. Ночью надо разобраться с проходом, Пегим и Брюнетом и угнать машину с оружием. Потом пообщаться с атаманом ночных мстителей, чтобы он покончил с Кривозубым и не мешал мне разбираться с младшими помощниками. Далее надо разобраться с киллерами, причём разобраться кардинально – возможно братство Кей-бин-Хейя не имеет права на существование и должно быть поголовно ликвидировано. Затем надо будет освободить из подвала семью Деянира, спрятать их и не забыть сообщить ему об этом. И в конце программы торжественное вступление младшего помощника бейлифа Бани-Тиериса в город, грандиозная попойка и их ликвидация, по возможности быстрая и тихая. И всё это придётся делать мне – как говорится: если не я, то кто же».

После недолгих раздумий, переписал все эти действия на пластинку и переправился к Тиуму. У него в гостиной был поный сбор – он сам, Жаин, Тааня, Ноорен и Кэсэн-Арин. Все они сидели за столом и для меня самым разумным было присоединиться.

– «Лекес, будучи великим магом, точно чувствует, когда принесут еду и всегда появляется вовремя,» – прокоментировал моё появление Тиум. Мы все рассмеялись, так как сразу появились слуги, принёсшие горы еды, и Руми с неизменным кофейничком. Последнее время еда перелетала на наш стол с невероятной скоростью – полминуты и подносы пусты, стол заставлен. И это совсем без магии. На этот раз повар превзошёл сам себя. Особено ему удались тетерева, наверное из числа подбитых мною возле Соки-Элет. Прожаренные и сочные, с хрустящей корочкой и чем-то фаршированные они просто таяли во рту, создавая богатейшую гамму вкуса.

– «Прекрасно,» – поблагодарил я повара. А Тиум отрезал кусок грудки птицы и вложил ему в рот. Повар, невероятно счастливый, удалился.

– «Кто-нибудь хочет кофе,» – поинтересовался я. Желающих, как всегда, не нашлось. Тиум явно хотел о чём-то со мной поговорить, поэтому пришлось попросить Руми отнести кофе ко мне, предварительно наложив на кофейник заклинание сохранения температуры. Когда Руми ушла, он спросил:

– «Ты повесил мне на шею всю эту компанию, чтобы я выучил их на боевых магов?»

– «Да, именно так. Мне казалось, что это очевидно».

– «Не меряй всех по себе. Мне понадобится месяц, а скорее два, чтобы они устойчиво выполняли основные боевые заклинания. И тебе придётся участвовать в их тренировках, ведь многое необходимо показывать, а у меня с этим проблема».

– «Тиум, ты прекрасно понимаешь, что боевые маги мне нужны не завтра, а сегодня, а ещё лучше вчера. А я прекрасно понимаю, что девять беременных женщин не родят ребёнка за месяц. Потому если кто-то из них сможет мне хоть в чём-то помочь через месяц – это хорошо. А если через пятнадцать дней сможет вести магическое сканирование местности – это замечательно. А пока я пытаюсь накачать войско огнестрельным оружием, чтобы хоть как-то компенсировать нехватку магов. А ведь стрелков тоже надо учить, и краткое обучение – три месяца.»

– «Ладно, как мне их надо учить по-твоему?»

– «Для начала двум-трём основным заклинаниям, причём не все из них должны быть боевыми. В параллель азам теории. А далее постепенно расширять и углублять. Тогда уже завтра они будут что-то уметь и знать. А со временем будут уметь и знать многое».

– «Что же, есть и такой способ. Но учти – они рвутся в бой».

– «Зачем – в простых случаях я и без вас справлюсь. А в сложных – вас просто размажут, а мне вы помешаете сбежать».

– «Тогда Лекес иди к себе и отдыхай – на ночь ты опять себе придумал занятие».

– «И к сожалению не с любимой женщиной,» – мой взгляд поцеловал и Жаин и Тааню. Они переглянулись и рассмеялись. А я шагнул в стену и оказался в своей спальне. Руми, поставив кофейник на столик, лежала в платье на кровати. Увидев меня, она смутилась и вскочила, но я махнул рукой:

– «Ложись и можешь снять платье».

Мгновение и она голышом нырнула под одеяло. Я же, раздевшись, сел на кровать рядом и налил себе кофе. Благодаря заклинанию, оно осталось горячим, вкусным и ароматным. Руми, прижавшись ко мне сзади, начала меня ласкать. Поэтому пришлось ограничиться одной чашечкой и лечь с ней рядом. Получив хороший урок от Маэрим, а до этого от Жаин, она ласкала меня с выдумкой, не забывая при этом о собственном удовольствии. Пару раз я не выдержал и поцеловал её в интимные места, от чего она завелась до предела. И под конец пришлось проявить активность, чтобы кончить одновременно с ней. А так девочка всё сделала сама и лежала прижавшись рядом полностью удовлетворённая. Я тихонько гладил её за ухом и шептал разные нежности. При этом я основательно подпитывался магической энергией. Нет, я не брал её у Руми, тем более что и брать там было нечего – один глоток и девочка опустошена. Энергии было полно вокруг меня и в башне, но надо было изменить её структуру, прежде чем усваивать. Для этого очень удобно было использовать Руми в качестве матрицы для структурирования энергии. Сейчас, после близости её структура почти совпадала с моей. Поэтому созданный мною поток энергии касался её, менял свою структуру и растворялся во мне. Отдельные капли удавалось поглотить и Руми, но сколько-нибудь принять она не могла. Вообще, так называемая способность к магии – это прежде всего ёмкость чакр и аккумуляторов, а также пропусная способность каналов. Всё остальное можно освоить, быстрее или дольше – другой вопрос. А вот возможность работать с магической энергией – это врождённое, и если энергетика слабая, то и маг будет слабым, а то и никаким. Руми же, по капельке потребляя энергию из моего потока увеличивала свои ёмкости и пропускные возможности. Со временем из неё мог получиться слабенький маг. Через некоторое время она почувствовала, что начинает засыпать и попросилась к себе. Конечно, я её отпустил, так как и сам начал дремать – когда уровень энергии в теле повышается, то всегда начинает клонить в сон. Подождав, пока Руми быстро оденется и убежит, я начал специальную тренировку, чтобы побыстрее усвоить принятую магическую энергию. Откровенно говоря, намного приятнее и полезнее было провести эту ночь в кровати, чтобы привести все тела организма в соответствии, но по плану требовалось иное.

Прежде, чем заняться проходом, я по амулету-телефону связался с Маэрим и выяснил, что переговоры с делегацией города идут со скрипом, хотя она и Кабаль выдвинули весьма скромные требования. Причём постоянно кто-нибудь из членов делегации поднимал вопрос о восстановлении статуса вольного города. И предложила мне присоединится к ним и проанализировать ход переговоров. На что им было предложено притормозить ход переговоров, так как я надеюсь завтра вечером разобраться с другим городом и начать и с ним переговоры. А в данном случае вести переговоры с двумя делегациями проще, чем с одной. Маэрим со мной согласилась и я начал собираться к походу в проход.


Воскресенье, утро | Приключения Мага | Воскресенье вечер, ночь, утро и день понедельника