home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Суббота, вечер

Выйдя из дома, мы с Дмитрием переместились к восточной башне, но заходить туда не стали. Бауэра, командира башни, мы знали, да и с солдатами его я вчера познакомился. Поэтому его решили оставить напоследок и двинулись вдоль стены против часовой стрелки. Замок Бирейнон в плане был восьмиугольником, с восемью угловыми глухими и башнями и четырьмя надвратными. Последние располагались в середине стен через одну справа от ворот. Поэтому между каждой парой соседних надвратных башен было две глухих. Подойдя к первой из них, мы обнаружили, что стальная дверь заперта. А когда мне с некоторым трудом удалось её открыть в башне прозвучал сигнал тревоги. Войдя в башню, мы увидели, что её гарнизон – три человека, уже изготовились к защите. На первой площадке расположился лучник, ступенькой ниже мечник и справа от лучника второй мечник. В замке же был слышен сигнал малой тревоги и топот двух десятков ног. Поднятый по тревоге отряд спешил к башне. Пришлось дождаться отряда и познакомиться с его командиром. В замке было два малых тревожных отряда по пятнадцать человек в каждом, не считая командира и заместителя. Ещё было положено иметь большой тревожный отряд, но на него не набралось людей. Впрочем, как я понял, Бауэр постарался сократить число стражей до минимума. Потом мы поднялись в башню, где её гарнизон – сержант башни и два солдата, пили чай. Башня была вся нашпигована сигнальными устройствами на тепло, металл, массу, ауру, магическое действие и даже на дыхание. Все бойницы, включая выходящие внутрь замка, были перекрыты толстыми металлическими прутами. Три стальные двери – входная и две ведущие на стены, были целиком стальные и запирались изнутри на два замка и засов. Гарнизон башни предназначался только для её охраны. При нападении из замка должны были подойти воины, которые займут места у бойниц и на стенах. Гарнизон башни был постоянным и не сменялся. В течение дня один спал, а двое дежурили, в основном следили за сигнальными устройствами и были готовы задержать врага у вскрытой двери или бойницы. Попив с солдатами чай, мы вышли на стену. Стражников на ней не было, её охраняла только магия, но всякого рода сигнальные заклинания и устройства сидели на ней весьма густо. То есть их было не так уж и много, но почти каждое закрывало большой участок и было многофункциональным. Поэтому каждое место на стене было перекрыто тремя, а то и пятью слоями сигнализации. Воистину муха не пролетит, змейка не проползёт

– «Не понимаю, зачем тебе нужен этот обход» – внезапно отвлёк меня Дмитрий, «мне ещё может и придётся защищать замок на стенах, да и с людьми познакомиться не мешает. А тебе на хрена? Обороняться с замке ты не будешь. Если налетит какая-нибудь банда, даже большая или идиот-рыцарь с дружиной, то ты их просто прихлопнешь. А если наедет кто-то весьма крутой, то проведёшь куда-нибудь портал и сбежишь».

– «Ты прав» – подумав ответил я, «если бы меня очень заботила бы защита замка, то прежде всего я бы отыскал подходящее место и проложил туда постоянный портал. Но не думаю, что это необходимо срочно. Меня больше всего интересует, как построена защита замка, думаю, что она типовая и одинаковая в большинстве из них».

– «Но ты же сам ставил в Берейноне защиту?»

– «Мною построена одна линия – от вражеских порталов, а пять остальных линий были восстановлены. Поэтому я знаю, как они устроены, но довольно смутно представляю, как они работают и каким образом их можно преодолеть».

– «То есть ты всерьёз планируешь захватить эти пять замков?»

– «А по твоему мобильный батальон с крупнокалиберными пулемётами и миномётами создаётся, чтобы охотится на хрюшек?»

– «Ну ни хрена себе! Старый барон прав – рядом с тобой тишины и спокойствия не видать. Твоё прозвище случайно не «Торнадо?»

– «Нет, просто Ураган».

Так посмеиваясь, мы дошли по стене до следующей глухой башни. Здесь верхняя дверь была открыта и нас ждал сержант.

– «Солдатская связь работает без сбоев» – посмеялся Дмитрий, «внезапной проверки не получилось».

– «А она и не планировалась. Нам с тобой надо было познакомиться с системой защиты замка, а заодно и с людьми».

Ознакомившись с башней и не обнаружив каких-либо отличий от предыдущей, мы пошли дальше. Все мои попытки обнаружить хоть какую-нибудь брешь в защите не увенчивались успехом. Даже без учёта моей портальной защиты общая магическая защита весьма неплохо защищала замок от проникновения. Разумеется, щели в ней были, но узкие и нестабильные. Изхищрённый в подобном маг, причём не сильный или опытный, а именно изхищрённый и видящий, мог проникнуть таким образом в замок, прихватив с собой одного-двух помощников. Но это же мог сделать и ниндзя, укрывшийся в крестьянской телеге. А мне нужно было забросить в замок роту в 150 человек с оружием, а то и батальон на автомобилях. Щелочки для этого категорически не годились.

Следующая угловая башня уже не была глухой. Её гарнизон составлял пять человек и возглавлялся младшим офицером. А главное, в ней была калитка наружу. Познакомившись с бойцами и спустившись с командиром вниз, я приказал открыть дверцу, ведущую наружу. Командир замялся, а потом сказал, что ему нужен приказ вышестоящего командира. Пришлось объяснить, что коннетабль и командир дружины замка перед ним. Увидев жезл коннетабля, он согласился её отпереть, но потребовал письменного приказа. И только получив этот приказ, открыл дверь. Мы втроём вышли в наступающий вечер. С восточной части замка вместо рва протекал ручей, в который были собраны все ручейки округи. Наш правый берег был весьма узким – один шаг и каменистым. Думаю, чтобы придать ему твёрдости, сюда вывалили не одну подводу гравия. Противоположный, левый берег был топким и болотистым, и только метрах в ста за ручьём начинался лес. Меня заинтересовала тёмная полоска в 65 метрах от ручья. Поэтому я сказал своим спутникам, что проверю там впереди одно место, а им предложил подождать меня в башне. Но они отказались и заявили, что будут ждать меня тут.

– «Тогда ты быстрее вернёшься, а то можешь и загулять» – обрадовал меня Дмитрий.

Пришлось левитировать до нужного места, а там ещё искать места для приземления. Но мои старания были не напрасны – эта полоска оказалась естественным спуском во внутренние слои мира. Взяв в левую руку жезл мага, а в правую нож, я начал спускаться в узкую, но постепенно расширяющуюся зелёную долину. В какой-то момент на моём пути оказалось озеро, упирающееся с боков в густые лесные заросли. Передо мной был редчайший случай, когда в четвёртом слое мира имеется полноценная жизнь. Удивляло только отсутствие следов людей, в подобном месте обычно они пытались поселиться. Форсировать озеро или продираться по лесу не хотелось, да и пускаться в экспедицию в неизвестную страну без подготовки было неразумно. Приш­лось занести путешествие сюда в список отложенных неотложных дел и ужаснуться его размеру. Мои спутники дожидались меня, хотя уже стемнело. Но поздней осенью темнеет рано, а бреши в защите обнаружить пока не удалось. Поэтому мы с Дмитрием двинулись вдоль стены к следующей башне. Третья глухая башня ничем не отличалась от первых двух, а проверка защиты стен показала, что даже при отсутствии гарнизона, ворваться в замок не так-то просто. Далее перед нами была северная надвратная башня. Её гарнизон составлял восемь человек и возглавлялся офицером. С башни открывался вид на северную дорогу, а днём можно было видеть отходящую от неё через три километра северо-восточную дорогу и деревню на их слиянии. Ворота были прикрыты сигнальными заклинаниями и устройствами вдвое, если не втрое кучнее, чем стены. А защиту ставил я и помнил, что по сравнению со стенами она была двойной. Около ворот дежурило два мечника с обнажёнными клинками. А сама башня была вылизана и вычищена до блеска. Солдаты были в свежей одежде, а у офицеров были начищены бляхи.

– «Потрясающая показуха, им наверное больше делать нечего, как бляхи чистить, полы драить и одежду стирать» – Дмитрий сказал это тихо, но офицеры его услышали и смутились.

– «Проводите нас во двор» – приказал я офицерам.

Выйдя из башни, мы прошли метров сто вглубь двора и там Дмитрий поинтересовался, что именно они планируют делать в случае ночного нападения, имея усталый измученный гарнизон? Или они предполагают, что враг отступит сам, устрашённый блеском их начищенных блях. Не получив ответа на свои риторические вопросы, Дмитрий предложил подежурить эту ночь им самим, а завтра с утра вернуться к обычному режиму. Офицеры вернулись в башню и мы остались вдвоём.

– «Обход закончен?» – поинтересовался Дмитрий.

– «Увы, нет. Нужна идея, как проникнуть в замок большими силами. Только пойдём двором в башне с дверцей, а глухие минуем».

– «Ещё одна попытка создать внезапность. Вполне может получится» – Дмитрий воспринимал наш обход, как обычную проверку, проводимую старшим командиром.

У входа в башню стояла телега с возницей и две пары солдат таскали и клали в неё мешки, похоже с картошкой. Около телеги стоял офицер, которого я видел в доме барона, когда штурмовал комнату магов. Увидев нас он удивился, но постарался не подать виду. В отношении меня это было бесполезно, чтение чувств было моим естественным состоянием.

– «И чем занимаемся?» – поинтересовался Дмитрий.

– «Перевозим картошку из подвала башни на склад» – отрапортовал он. При слове «подвал» меня словно стукнуло:

– «Надо проверить, а действует ли защита в подвале?»

Краем уха я слушал объяснения офицера. При прежнем капитане замка, до Бауэра, три года назад в ближайшей деревне было закуплено двадцать мешков картошки специально для солдат. Они были складированы в единственном подвале, имевшимся в распоряжении гарнизона. На мой вопрос:

– «Какие есть другие подвалы в замке?»

– «Только хозяйственные склады» – ответил офицер.

Дмитрий продолжил выяснять про картошку. Прежний капитан опасался, что начнутся перебои с продовольствием и хотел иметь неприкосновенный запас на крайний случай. Когда два года назад разбойники убили его, то офицер не стал докладывать об этом складе Бауэру. А когда сейчас проблема с продовольствием снялась и ожидались новые экспедиции в деревни, то он решил, что подвал боевой башни должен быть свободен для воинских нужд. Конечно, всё это объяснение было шито белыми нитками, но прохлопал это нарушение Бауэр, а не мы. Поэтому, переглянувшись с Дмитрием, мы решили принять это объяснение. Нетерпение жгло меня, и я полез в подвал, не дожидаясь его разгрузки. В подвал вела узкая лестница, перекрываемая вверху и внизу стальными дверьми. Сам подвал был обширным и состоял из просторной центральной части и галереи, разделённых стеной многометровой толщины и соединённых четырьмя узкими проходами. Галерея проходила под стеной башни, а центральная часть была строго в центре. Защиты же на стенах подвала не было. Она осталась выше. Через подвал можно было забросить большой отряд, но операцию надо было тщательно подготовить, так как выходы из подвала и проходы в башне легко было заблокировать. Любая нелепая случайность могла легко сорвать проникновение. Но если подобный подвал был в какой-нибудь центральной башне, то её легко можно было уничтожить заложив и взорвав в подвале пуд, другой динамита. Дождавшись, когда последний мешок с картошкой унесут наверх, я наложил на стены противопортальное заклинание и проследил, как комендант башни запер двери в подвал.

– «Обход закончен» – обрадовал я Дмитрия, «уязвимое место замков – подвалы. Но учти – это тайна, даже Вадиму и Косте ни слова».

– «Понял» – обрадовался он, «ты теперь куда?»

– «В башню мага».

– «Нам по пути, я живу в доме старого барона. Он сказал, что Маэрим в его дом не переедет, ты скорее всего тоже?» Я подтвердил.

– «Тогда старшим в этом доме остаюсь я и переселяюсь в апартаменты барона».

Здесь мы с Дмитрием разошлись: он пошёл к себе домой, а я в башню мага. Сказать, что меня била дрожь – значит ничего не сказать. В схватке ты занят и волноваться некогда. А здесь вслушиваешься в башню, но понять услышанное не можешь. Башня же легко может уничтожить мага, особенно если он слаб или нагл.

-«Она совсем как женщина» – мелькнула мысль, «так и попробуем с ней, как с женщиной».

Мысленно я начал говорить ей о своей любви, а подойдя к ней вплотную, начал гладить стену. И, о чудо, под рукой у меня не холодный камень, а нечто тёплое и податливое. Передо мною вдруг возник проход – не открылась дверь, не ушёл в сторону кусок стены, а как в живом теле еле заметная щель раскрылась в живой проход с трепещущими стенками. Боясь и желая, я вступил в него и нечто накрыло меня с головой. Это было невыразимо приятно, очень сексуально, а главное было наполнено трепетом любви. Наверное, подобные ощущения были бы у немолодой женщины, которая уже много лет как махнула на себя рукой, но вдруг однажды, подойдя к зеркалу, увидела гладкую упругую кожу, красивое нежное лицо и совершенное тело. И, увидев всё это, возжаждала любви. И кто посмеет обмануть эти ожидания, не раствориться в них, не отдать им всего себя. Так и я, без тени сомнения открыл ЕЙ все свои чувства, мысли и желания, не скрывая ничего. На какое-то время я почувствовал себя маленьким ребёнком на руках умной, доброй и всепрощающей матери. Да, я был одновременно и её любовником и малым ребёнком, и едва не захлебнулся в оке­ане безмерной любви.

Очнулся я в комнате маге на последнем этаже башни и надо мной был огромный купол, одновременно сплошной и прозрачный. Моё тело находилось в удобном кресле, перед длинным полукруглым столом, дальний край которого был уставлен протяжёнными предметами. Я одновременно ощущал себя полностью защищённым и открытым миру, почти растворившемуся в его пространстве. Моя рука погладила стол, а губы поцеловали воздух – ибо всё здесь была Она. И она свободно читала мои мысли и чувства, в которых я благодарил её и признавался в любви. Но в какой-то момент она поймала мою мысль, что как бы всё это не было замечательно, но я должен заниматься делом, и согласилась со мной.

Теперь я чувствовал не её, а через неё. Лучше всего ощущались старые башни магов Сокейна – башни в фундаменте которых сохранился хотя бы один древний камень. И таких было много – только в двух замках из двенадцати не сохранилось руин такой башни. В городках, большинстве деревень, на многих перекрёстках дорог стояли с древних лет каменные столбы, о назначении которых помнили лишь очень немногие. Каждый из них позволял мне прямо из моей башни обозреть немалую территорию. А в четыре полностью сохранившиеся башни вне Бирейнона я мог при желании и переместиться. Успокоившись, я решил осмотреться с доступных мне башен. Прежде всего я оглядел замок Тарин-Кифов с их башни мага. Сама башня была буквально набита магами – их было свыше двух десятков, возможно много свыше. Но маги были слабенькими. С любым из них я мог легко справиться, и даже с тремя, но с некоторым усилием. Но десяток их заставил бы меня в основном защищаться и через какое-то время задавил. Разумеется, речь идёт о схватке на открытом месте в условно равных условиях. В их замке и тройка магов имела бы неплохие шансы справиться со мной, однако с немалым трудом. В Бирейноне же, находясь в своей башне, я играючи прихлопнул бы их всех. Беглый осмотр башни магов Тарин-Кифов не дал результатов – понять, чем занимается вся эта толпа, было свыше моих сил. Я был слишком возбуждён и слишком рвался вперёд, чтобы кропотливо сканировать вражеских магов одного за другим. Единственное, в чём удалось убедиться, что из этого замка нападение в ближайшем будущем не грозит. Вспомнив о подвалах, я решил поискать их в этом замке и нашёл целых три: в угловой северо-западной башне с дверцей, в башне магов и в донжоне. Теперь надо было готовить нападение на их замок. Воинов в их замке было около трёхсот. Но мои сто (30 стволов) – сто пятьдесят бойцов (50 стволов) должны были с ними справиться при отсутствии магов. Отсюда вытекал простой и очевидный план: два-три взвода порталом перебрасывались в подвалы донжона и башни, потом взрывалась от взрывчатки, заложенной в подвале, их башня магов (моя башня не возражала) и я должен был добить уцелевших магов. Взрыв являлся сигналом для бойцов, которые захватывали донжон, башню и ближайшие казармы. В первый момент после взрыва в стане врагов должна была царить растерянность от внезапного удара. А далее они без магов должны были сдаться. И даже если они рискнут сопротивляться, то автомат против меча при численном равенстве – это серьёзное превосходство. Конечно, нужен детально проработанный план, где каждая четвёрка будет чётко знать свою основную и дополнительные задачи, но на это есть Дмитрий и его друзья.

В башне в замке Кабаля сидел слабенький магчонок и пытался посмотреть другие замки. А башня показывала ему комнаты с голыми бабами и сексуальными сценами, от которых он с большим трудом отвлекался. В этом замке имелось три типовых подвала, но нападать на него я не собирался. В замке Седого Аранейноне было целых четыре подвала. Кроме трёх типовых прямо под домом, где располагались главари банды, находился свежевырытый подвал с уродливыми бетонными стенами. Наверное они решили построить себе бомбоубежище – что крайне актуально при отсутствии авиации. Этот замок я осмотрел более внимательно – он был меньше Бирейнона, но довольно уютный. Были осмотрены и остальные три замка, которые требовалось захватить. Замок других Тарин-Кифов был в неважном состоянии, как в своё время Бирейнон и со слабым гарнизоном, так как много бойцов они отослали родственникам. Если последних удастся быстро и без больших потерь побить, то надо сразу захватывать второй замок. Остальные два замка были практически копиями Бирейнона по всем военным показателям. Башня позволяла увидеть многое, но я уже устал и хотел до прихода Маэрим немного отдохнуть. Благо, что башня позволила сразу из комнаты мага перейти к себе в квартиру.

Как хорошо у себя. Только в допросной сидит этот гад, которого утром надо казнить, а предварительно обыскать его квартиру. Господи, как хочется отдохнуть, и не два часа до прихода Маэрим, а хотя бы две недели. Тут зазвонил амулет – это была Маэрим, легка на помине:

– «Как хорошо, что ты уже у себя. Тогда я сейчас к тебе приду?»

– «Мне нужно принять душ».

– «Открой портал, я приду и устрою тебе душ».

Портальный переход был открыт в гостиной, чтобы избежать немедленного нападения и пары секунд на этом удалось выиграть. Но Маэрим стремительно, хоть и не владела длинным шагом, оказалась в спальне и начала меня насиловать. Как это записано для женщин-военнослужащих в Уставе британских колониальных войск – «если в пустынном месте вы попали в руки насильников, то расслабьтесь и попытайтесь получить удовольствие». Маэрим доставила мне массу удовольствия, начиная с того, как она меня раздела, и кончая всем прочим. Когда мы закончили, она позвонила на кухню и заказала ужин.

– «Ты решил возродить графство Сокейн, то-то тебя не заинтересовало моё баронство».

– «Графом я быть тоже не хочу».

– «И ты отдашь графство первому встречному?»

– «Нет конечно. Подберу на это место достойного человека, например тебя».

Маэрим задумалась. Конечно мы шутили и знали, что шутим. Но в каждой шутке есть только доля шутки – и это мы тоже знали.

– «Нет, я не справлюсь. Мой потолок – баронесса Бирейн, и то когда рядом есть Лекес, маг и коннетабль, от которого бежал в страхе сам бейлиф».

– «Так уж и бежал, причём в страхе».

– «Ты не представляешь, как тебя многие бояться. Если бы я не спала с тобой и не чувствовала, что ты никогда не сделаешь мне больно, то тоже очень страшилась бы тебя. Вот скажи, когда ты вернулся со мной к войску, то почему ты не повёл его на бейлифа?»

– «Я уже объяснял, что это было рискованно, так как войско …».

– «Стоп, ты всё сказал одним словом – «рискованно», то есть ты всерьёз думал об этом, но решил, напасть на него в другой раз, когда это будет менее «рискованно». А ведь любой другой навалил бы в штаны, приди в его голову мысль напасть на бейлифа».

– «Ну не скажи, например Дмитрий и его друзья спокойно говорят об этом».

– «Они с Земли и не прониклись нашими реалиями. Это смелость не знающего. А ты, хоть и с другого мира, знаешь и чувствуешь, но при этом не боишься. Вот скажи, если ты встретишь в лесу бейлифа одного, что тогда?».

– «Нам придётся сразиться, а кто победит не знаю, предполагаю, что мы равны по силам».

– «Вот, ты готов с ним сразиться и рассчитываешь на победу. А все маги, кого я знаю, в том числе очень сильные, не рискуют вылезать из своих башен, боясь бейлифа. Значит ты очень силён, а таких положено бояться».

Даже с позиции формальной логики в её рассуждениях было полно нестыковок, но она уловила главное – я решил, как мне победить бейлифов, и последовательно шёл к этому.

В гостиной слуги закончили накрывать ужин и ушли, оставив там старшего повара и Руми. Девочка очень волновалась, находясь рядом с Маэрим. Как обычно, опробовав его стряпню, я искренне его поблагодарил, после чего повар довольный ушёл.

– «А ты останься» – обратилась она к Руми и достала два чёрных шарика.

– «Выбери один» – это уже относилось ко мне. Потом она проглотила свой шарик, а мне пришлось съесть свой.

– «Это хорошее возбуждающее» – объяснила нам Маэрим, «и очень скоро ты опять захочешь. И тогда я покажу этой девочке, как надо тебя любить, пусть учится». После второго сеанса любви Маэрим отпустила Руми и поинтересовалась:

– «До меня дошли слухи, что какой-то негодяй пытался отравить тебя и Тиума. Что с ним?»

– «Сидит у меня в допросной. Завтра утром отведу его на площадь Наказаний и прикажу палачу казнить его».

– «А как именно?» – заинтересовалась Маэрим.

Пришлось потратить время на обсуждение этого вопроса. На завтра у меня было запланировано довольно много дел и поэтому не хотелось затягивать казнь. С другой стороны я хотел лично убедиться, что мерзавец мёртв. И в-третьих, за подобные прегрешения в Тао-Эрис полагались мучения, и нельзя было ограничиться простым усекновением головы. К счастью, мы довольно быстро остановились на гаротте – медленном удушении. Маэрим оделась – одежду она принесла с собой, пообещала распорядиться насчёт казни и ушла. А я пошёл к сейфу собирать деньги на завтрашнюю прогулку в город. Пришлось полазить по сумкам, но в результате набралась довольно внушительная сумма. К сожалению пообщаться с Маэрим или Кабалем, чтобы оценить их реальную покупную способность, вряд ли завтра получится. Сложив всё в сумку, которую намеревался взять с собой, я вернулся в спальню и лёг в огромную пустую кровать.

Я остался один и не один, я был с моей башней, которая одновременно была основной башней мага и моей башней, в которой я жил. Мне сразу стало спокойно, как будто я не ввязался в самую безумную авантюру моей жизни – войну с бейлифами. Более того, я чувствовал и был уверен, что всё завершиться хорошо, может быть и не так, как я планировал, но хорошо. В этом состоянии я и уснул.


Суббота, день | Приключения Мага | Воскресенье, утро