home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Суббота, утро

Тиум ушёл, окрылённый надеждой. А я прошёл в оружейную комнату, где повесил на пустую стену Секатор. Мне предстояло вернуться в замок Микилееса и оттуда провести свой отряд и крестьян Юрека в Бирейнон. Тесачок мне очень нравился, но для похода он был тяжеловат. Проглотив два шарика, я повесил на вешалку шлемофон и мантию и поставил рядом сапоги, пусть бейлиф подумает, кто убил Терейона? Наверняка у него найдётся несколько возможных кандидатов, а для меня любой выигрыш во времени пойдёт впрок. Вернувшись в привычную часть квартиры, обул кроссовки, нацепил катану с дагой и накинул плащ-палатку. Потом разбудил Мартина, взял автомат и подсумок и мы направились к Маэрим – пора было выступать.

Идти к дому Маэрим пришлось почти через весь двор, но пройтись ранним утром по холодку, дыша запахами поздней осени, было приятно. Когда я подошёл к её домику небо на востоке начало слегка розоветь. Наружные двери в домик охраняли два стражника. Под словом «охраняли» подразумевается их назначение, а отнюдь не образ действий – при виде меня они застыли истуканами. Двери были заперты на щеколду, но что для мага простенький запор – распахнувшись они чуть не ударили стражей. Хорошо ещё, что я успел их остановить.

– «Что-то я слишком разошёлся, надо успокоиться» – а внутри меня пела и плясала удаль молодецкая, иначе говоря проснулась дурость и запросилась наружу. Двери в квартиру Маэрим также охранялись двумя стражниками, которые при виде меня почтительно шагнули в стороны. Только у двери в спальню меня попробовала остановить горничная. Пришлось взять её за плечи и почтительно отставить в сторону, приказав заказать завтрак. Оставив Мартина в гостиной, я вошёл в спальню. Маэрим уже не спала и при виде меня обрадовались:

– «А я уже собралась тебе звонить, только решила подождать пока появится солнце».

– «Милая моя, я тоже тебя хочу, но сначала надо привести домой наше войско».

– «Солдаты с удовольствием поспят лишний час и ещё спасибо скажут. А вернуться в замок мы можем и к вечеру».

– «Не можем – в полдень возможно здесь будет бейлиф».

– «С чего бы ему или что-то случилось?»

– «Случилось, Терейон мёртв».

Потрясённая Маэрим села на кровати и, посмотрев на меня, шёпотом спросила:

– «Ты уверен?»

– «Зайди ко мне и полюбуйся на его голову» – также шёпотом ответил я.

– «Ты этой ночью убил Терейона?» – недоверчиво переспросила она и, дождавшись моего утвердительного кивка, испустила восторженный вопль.

На этот вопль примчались Мартин, горничная и стражи от ближней двери. Я успел заткнуть ей рот поцелуем, от которого сам чуть не задохнулся. Маэрим, ничуть не стесняясь выскочившей из ночной рубашки груди, сказала горничной:

– «Организуй вечером большой пир у меня в главном холле на первом этаже. А вы все можете вернуться на пост».

Горничная, Мартин и стражи убежали и мы опять остались вдвоём. Она переместилась мне на колени и поинтересовалась:

– «Как же это тебе удалось?»

– «Удалось и слава Богу, могло получиться и наоборот. Пока о его смерти никому не говори – надо посмотреть, как отреагирует на это бейлиф. А пир ты организуешь в честь вчерашних наших побед».

Какое-то время она сидела потрясённая, потом встала, повернулась ко мне и сказала:

– «Я даже не знаю, что для тебя могу сделать, ты можешь просить всё, что захочешь».

Подтянув её к себе, я поцеловал под пупком, ниже наклониться было сложно и сказал:

– «Ты и так дала мне всё возможное».

– «Не надо только играть в благородство, теперь мне придётся ломать себе голову – как тебя отблагодарить».

– «Поломай, это полезно. Только давай побыстрее позавтракаем и в путь».

Маэрим быстро оделась и мы прошли в гостиную завтракать. В присутствии слуг ничего обсуждать не стали, а молча поели и пошли на площадку, с которой уходили неделю назад на первую охоту. Площадка была защищена от подсматривания и, настроив рамку на аналогичную площадку у Микилееса, я рассчитывал вернуться к нему в замок незамеченным. Для этого пришлось почти двадцать минут настраивать рамку, чтобы исключить все побочные всплески магии. Оказавшись в замке Микилееса Маэрим сразу же потащила меня к нему в дом.

– «Прежде всего надо представиться хозяину замка, а потом будем будить воинов».

Я предпочёл бы поступить наоборот, но в данном случае она была права – на долгом переходе пять минут погоды не делало. Миле вышел к нам как только мы вошли в его дом, кажется он так и не ложился спать, но выглядел свежим. Я попросил его разбудить моих офицеров, накормить солдат и в путь. Он послал дворецкого к Дмитрию и остальным, а сам отвёл нас в свою комнату. Мартин остался снаружи у двери, а мы прошли внутрь и уселись.

– «Есть какие-то новости» – спросил он, внимательно заглядывая нам в лица.

– «Лекес убил Терейона» – выпалила моя подруга. Утвердительно кивнув, я добавил:

– «Желательно, чтобы об этом знало как можно меньше людей, а главное не знал бейлиф. У них с Терейоном было немало врагов и ему будет полезно поломать голову – от кого этот подарок».

– «Это меняет всю расстановку сил» – задумчиво сказал Миле, «бейлиф вынужден будет отозвать Агапу, своего первого помощника, хотя они и не ладят друг с другом. Агапа надеялся сам стать бейлифом после смерти старого, но Фаник – первый помощник другого бейлифа сеймена, оказался проворнее. Но отзыв Агапы надо согласовать с остальными, значит созвать Совещание. А это непросто и на нём обязательно будут подняты неприятные для Фаника вопросы о перераспределении средств сеймена. Ему же теперь нужно войско, а денег нехватает и на удовольствия».

– «То есть, если я быстро наберу войско, то можно будет его хорошенько пощипать».

– «Никакое войско не справится с бейлифом, если очень повезёт – то может быть с младшим помощником».

– «Хорошо обученное и вооружённое войско должно быть в состоянии справиться с младшим помощником, а бейлифа и остальных придётся убивать мне».

– «Ты считаешь себя достаточно сильным, чтобы убить бейлифа?» – на лице Миле был откровенный ужас.

– «Не знаю, и он не знает. Скорее всего до прямой схватки дело не дойдёт, слишком большой риск. А вырвать из-под его власти большой кусок, защитить эту территорию от разбойников и создать крепкое хозяйство – это реально».

– «И зачем тебе, магу, крепкое хозяйство?» – Миле не мог понять, что война это не командир с саблей впереди сотни бойцов, и что войны выигрываются до боестолкновения.

– «Богатое хозяйство – сильное многочисленное войско» – читать лекцию по военной экономике и стратегии мне не хотелось.

Миле замолк, сообразив что в этой области он малограмотен, зато взяла слово Маэрим:

– «Лекес – хозяйственник, сейчас описаюсь от смеха. Маг, разбирающийся в тонкостях ведения хозяйства».

– «Тебе принести ночной горшок» – поинтересовался я, «конечно здесь ведение хозяйства отличается от принятого на Земле, но надеюсь, что непринципиально. Разберусь. К тому же я не собирался самолично заниматься хозяйством, а рассчитывал на тебя или Кабаля».

– «Ты занимался хозяйством на Сеемелии, но ты же маг».

– «Я не всегда был магом и в жизни мне много чем приходилось заниматься» – в ходе разговора мои руки непрерывно трогали камни из лесного дома, очень хотелось увидеть первую реакцию бейлифа.

– «Ты был по меньшей мере графом» – вынесла свой вердикт Маэрим, «и тебе всё надоело, поэтому ты хочешь быть только Магом».

Вот так, ни слова лжи, немножко недомолвок и недоговорённостей и тебя считают по меньшей мере герцогом. Интересно, а как она представляет организацию власти на Земле?

Посидев ещё немного, мы дождались Дмитрия, который сказал, что войско и обоз готовы выступать. Мы пошли на конюшню и, к моему удивлению, с нами решил ехать Миле. Он объяснил, что если бейлиф или даже его младший помощник атакуют замок, то последний не удержать. А в войне с бейлифом под моим руководством он с удовольствием покомандует десятком, заодно чему-то научится. По дороге Маэрим мне рассказала, что Миле всегда хотел быть воином и командиром, но его отец, двоюродный брат её матери, готовил из него хозяйственника. Он бы с удовольствием нанялся на службу властителю, но в нашем сеймене, да и в соседних их больше не было. А с бейлифами Миле иметь дело не хотел. Взяв своих лошадей и подъехав к войску я убедился, что Дмитрий очень грамотно расставил отряды. Впереди был он сам и Миле, образуя ударный кулак. Если учесть меня и Юрека, то вряд ли кто-нибудь мог нас задержать. Далее был поставлен обоз, а за ним отряд Вадима. Куини и его бойцы располагались далее.

Стоило мне подъехать, как подскочил Куини, обиженный, что его поставили в хвост.

– «Твои люди не умеют взаимодействовать с автоматчиками и могут ненароком попасть под пулю. К тому же впереди у нас мощный ударный кулак, а что делать, если враг нападёт сзади».

Он согласился с моими доводами, пообещал разъяснить их своим сержантам, а потом вернуться ко мне и поговорить. Построенное в колонну по два войско пересекло поле и втянулось в лес. Бойцы были недостаточно тепло одеты и явно мёрзли от сильного ветра. Но в лесу ветер стих, люди и лошади разогрелись и пошли более ходко.

– «В замке надо будет одеть их потеплее» – указал я Маэрим.

– «Я уже заказала пятьсот комплектов тёплой одежды Кабалю» – улыбнулась она.

– «Молодец».

В лесу в радиусе нескольких километров было с десяток людей, но бейлиф мог вызвать какую-нибудь тварь, с которой разбираться придётся мне. Хорошо ещё, что он пока спал, и можно было надеяться, что проспит до полудня, а тогда мы будем если и не в замке, то около. Но всё равно приходилось быть настороже. Дмитрий не отпускал передовой дозор из поля видимости, а в лесу это нередко десяток шагов и из-за этого нервничал. Пришлось подъехать к нему и успокоить:

– «Дмитрий, я смотрю лес на пять километров и вокруг не наберётся и десятка человек. Если же на нас напустят какую-нибудь тварь, то никакой дозор не сможет даже предупредить. Поэтому не дёргайся и не дёргай других. Насколько смогу – буду следить».

Он успокоился, но передовой дозор оставил. Далее всё было в порядке, только отряд Куини временами начинал сбиваться в кучки. Тогда до нас долетала отборная ругань и порядок восстанавливался. Он тоже грамотно поставил часть конницы в арьергард, чтобы никто не отстал. Несколько раз дорогу пересекали дикие звери, но охотиться я запретил, чтобы не терять времени. Очень хотелось вернуться в замок до того момента, как проснётся бейлиф и узнает, что Терейон мёртв. Никто не попытался нас задержать и через три часа мы подошли к деревне Юрека. Перед самой деревней был развёрнут отряд человек в 15. Увидев Юрека, они обрадовались и подбежали к нему. Этот отряд в основном защищал деревню от диких зверей и от мелких разбойничьих шаек. А в остальное время они занимались охотой. Деревня, пока Юрека в ней не было, выросла. К его людям присоединилось почти триста таких же погорельцев из других деревень, и все они хорошо понимали, что многим не удастся пережить зиму. Поэтому они с восторгом приняли идею перезимовать в замке, а весной переселиться в нормальную деревню. Началась обычная суета, сопровождающая сборы и Дмитрий развернул войско лагерем вдоль дороги и приказал готовить обед. Подойдя ко?мне он пожалова??я:

– «Со всей этой суетой с оружием, совсем забыл о такой необходимой вещи как полевая кухня. Сейчас они будут корячиться у костров, а так бы раз, два и готово».

К счастью корячиться не пришлось, деревенские, прекрасно понимая, что всё не унесёшь, сделали отличный сытный обед на всё войско. Мы с Маэрим тоже пообедали с большим удовольствием. Правда это вызвало нездоровые шепотки – мол маг и баронесса питаются с солдатами деревенской едой. Но солдатам такая общность только понравилась. Маэрим призналась, что всю жизнь старалась держаться в стороне от простых людей и оказывается напрасно. Я ещё раз ей сказал, что в походе сословные разграничения не допустимы.

– «А вне похода?» – поинтересовалась она.

– «Ты же не собираешься пускать мужиков пожить в твоей спальне».

– «Понятно, в походе одно, а в замке другое».

– «И в замке тоже иногда полезно посидеть с ними, как к примеру было вчера».

– «Ты меня многому научил» – сказала вдруг она, «оказывается быть баронессой – это трудится весь день а иногда и ночь».

– «Особенно ночь» – мы весело посмеялись.

Тут засигналил один из камней в кармане. Отойдя в сторонку и присев на подходящее бревно, я вытащил камень и включил его. Первым из всей компании проснулся конечно козёл. Он подошёл к одному из младших помощников и что-то промекал ему в ухо. Тот испуганно взвизгнул, подскочил и попробовал осознать происходящее. Получилось не очень, но зато до него быстро дошло, что камня нет, а дверь в комнату Терейона открыта. Проверив своих подельников, он сразу убедился, что камни изъяты и у них. А заглянув в комнату Терейона, он увидел, что последний потерял не только камень, но и голову. Выскочив из комнаты, парень начал чихать и кашлять, чем разбудил своих подельников. Они попытались выяснить у него, что произошло, но быстро поняли, что проще выяснить самим. Дверь, в комнату Терейона закрываться не захотела – моё простенькое заклинание на повышенное трение не пускало её – поэтому они вместе с солдатами стали обсуждать, что им делать. Вариантов было только два. Первый – дождаться, когда проснётся бейлиф и прикажет содрать с них кожу, за утерю камней и убийство Терейона. И второй – взять коней и сбежать как можно дальше, пока он спит. Быстро остановившись на втором, они ушли на конюшню. Решив, что они вряд ли вернутся, я снял заклинание «Трение» с двери комнаты и обратил внимание на происходящее. Крестьяне по странной человеческой привычке решили сжечь свои дома.

Пришлось запретить жечь бросаемую деревню, объяснив, что какие-нибудь бедолаги благодаря оставленным землянкам и сараям смогут пережить зимнюю ночь. Почему-то эта простая забота о неизвестных людях вызвала у многих недоумение, но спорить с магом никто не посмел. Крестьян пришлось поставить на место обоза, а в середину их толпы впихнуть два отряда Куини, конный и пеший, для поддержания хотя бы подобия порядка. Эта часть перехода вызывала у меня наибольшие опасения – предстояло пройти свыше 20 километров. К счастью всех детей, стариков и беременных женщин удалось распихать по телегам. К тому же Куини подтянул в обоз ещё один из своих отрядов и сам с Юреком носился вдоль «колонны» крестьян, обеспечивая минимально необходимую скорость движения. Благодаря ним вся ведомая нами масса людей через пять часов начала вливаться в ворота замка. Маэрим с пехотинцами Куини я отправил к другим воротам. Дмитрий развернул свои отряды, чтобы обеспечить защиту от нападения, а я ещё раз просканировал окрестности. И в двух километрах в лесу обнаружил группу из трёх десятков людей. Велев Куини захватить десяток своих конных, мы поскакали «познакомится». Увидев на дереве лучника, готового выстрелить, я сшиб его воздушным кулаком и он повис на верёвках, которыми привязался к дереву. Наш отряд стремительно ворвался на полянку, окружил группу и перекрыл все тропки, ведущие в лес. Группа состояла из вооружённых мужчин, женщин и детей.

– «Опять какой-то младший помощник бейлифа поразвлёкся» – во мне росло глухое раздражение на всех этих подонков, «раз вы ведёте войну против своего народа – то будет вам война».

Ко мне подошёл мужчина с совершенно седыми волосами. Сначала мне показалось, что он очень стар, но потом до меня дошло, что он просто измучен. Подойдя, он представился:

– «Сеньор Ноорен, маг и купец».

– «Сеньор Лекес Ла-Фер, маг» – пришлось мне представиться в ответ.

Его история оказалась тоже несложной. Младший сын небогатого сеньор, проучился несколько лет в какой-то магической школе, но она была сожжена каким-то помощником бейлифа. Возвращаться домой смысла не было – деревушка едва могла прокормить родителей и старших детей. Поэтому в городе он взял ссуду, и на неё закупил всякие полезные в хозяйстве вещи и повёз их продавать по замкам и деревням. Но в десятке километров отсюда его перехватил младший помощник бейлифа, отобрал ладью с товаром, а его самого с охранниками и пассажирами прогнал в лес. Мужик не врал, а среди людей шпионов заметно не было. Да и вряд ли так быстро бейлиф организовал на меня ловушку. Осмотрев лес, я обнаружил ладью и банду младшего помощника в десяти километрах отсюда. Желание наказать его было настолько сильным, что руки буквально чесались. Но сначала надо было определиться с людьми Ноорена.

– «Идите по этой дороге и через пару километров будет замок Бирейнон. Скажете, что маг Лекес велел вас принять, обогреть и накормить. Кормчий ладьи кто?». Вперёд вышел довольно сильный мужчина с мощными руками.

– «А ты пойдёшь с нами, всех коней отдайте сеньору Ноорену, пусть посадит на них женщин и детей».

Моих действий никто не понимал, но выполняли их беспрекословно. Дождавшись, пока Ноорен с отрядом двинется в замок и отойдя за поворот, я установил портал на небольшой взгорок, под которым банда грабила ладью. Зафиксировав окна, я первым вскочил в портал и сбежал к ладье. Молодой парень обернулся ко мне и даже попробовал поднять руку, но ледяная стрела пробила ему голову в середине лба.

– «Маг, боевой маг» – раздались испуганные крики с ладьи. Выбежавшие следом за мной воины бросились к бандитам, и те сразу сдались не сопротивляясь. Впрочем попробовал бы кто сопротивляться – на моей левой руке, поднятой вверх, ярко горел файербол. Бандитов быстро разоружили и раздели, потом по моему приказу они полезли в воду собирать утопленные вещи. Пока все улюлюкая поторапливали бандитов, я быстро снял серый камень младшего помощника бейлифа и содрал с него всё ценное. Потом позвал Куини и попросил приказать кому-нибудь отрубить ему голову.

– «Кстати, а зачем надо отрубать головы» – этот вопрос давно мучил меня.

– «Чтобы нельзя было допросить» – с удивлением ответил Куини. Потом с удивлением добавил:

– «Считая Мейона это уже третий младший помощник».

– «Ты прав» – согласился я, «пора переходит к зверям покрупнее». Куини удовлетворённо засмеялся, глядя на обезглавленное тело:

– «Такими темпами через месяц ты оставишь бейлифа без младших помощников».

– «Хорошо бы вообще без помощников».

Ладья была наконец загружена и выведена на фарватер, а связанные бандиты лежали в трюме. Кормчий, сжимая в руках весло, ждал моего сигнала. Я отыскал в жезле заклинание быстрого хода для кораблей и мы полетели. Кормчий был безусловно мастером высшего класса и успевал доворачивать ладью, иначе мы бы наверняка куда-нибудь врезались, хотя в заклинании и была позиция «Держаться фарватера». Зато через сорок минут мы выгружались напротив южных ворот замка.


Глава 12. В родном замке | Приключения Мага | Суббота, день