home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12.

В родном замке

Ночь на субботу

За время моего отсутствия здесь ничего не изменилось, даже запах остался прежним. Я чувствовал себя вернувшимся из долгого путешествия домой. Проведя Мартина в свой кабинет, я показал ему куда поставить сумку и где развернуть изъятый мною столик. Мартин сказал, что он сегодня на пиру по случаю победы обожрался и я указал ему его комнату. Пройдя в свой кабинет, сел в кресло и позвонил на кухню, где заказал ужин и кофе. Подумав, позвонил Тиуму и спросил:

– «Приветствую в нашем замке, у тебя случаем не найдется сильного снотворного в газообразном состоянии и чего-нибудь тонизирующего?»

– «Найдётся, как не найтись, сейчас притащу несколько склянок, а в качестве тонизирующего захвачу Жаин».

– «Жаин – это хорошо, хоть поцелуемся, но тонизирующее возьми посильнее».

– «Опять какую-то вредность задумал?»

– «Приходи, всё расскажу, а то телефон могут слушать и они».

Мне показалось, что в амулете раздался лёгкий смешок. Потом позвонила Маэрим и пожаловалась, что после всех сегодняшних приключений, она как плохо выжатая тряпка.

– «Конечно отдыхай» – сказал я ей, внутренне радуясь, «тебе сегодня досталось – утром граф, вечером козёл».

– «А ты небось сейчас заляжешь с Жаин?» – подпустила всё-таки она шпильку?

– «Рад бы, но я на сегодня ещё не все гадости сделал. Только не спрашивай, утром расскажу, а ты пришли мне запись с козлами».

– «Сейчас отправлю с ней к тебе свою горничную, но надеюсь завтрашняя ночь моя?»

– «Конечно, дорогая».

Я снял хламиду и повесил на вешалку, потом повесил куртко-рубашку – то ли было жарко, то ли сам сильно разогрелся. Достав из сумки чесалочку, переместился в гостиную, почёсывая себе спину. Там двое слуг держали подносы с грудой блюд, которых было много больше чем я заказывал, а третий ловко расставлял их на столе. У двери, отчаянно дрожа, держал подносик с кофе какой глистообразный парень с реденькой бородёнкой. Я взял подносик и переставил его на ближайший столик. Глистообразный за моей спиной облегчённо выдохнул. Он подумал, что на этом все неприятности для него закончились, но он ошибался:

– «Где Руми?» – ласково спросил я, выливая ему на голову чашечку кофе, кстати довольно горячего.

– «Первый помощник повара приказал» – он опять начал дрожать.

– «Пусть повар сварит мне свежее кофе и пришлёт с ним Руми» – мой ласковый голос пугал его намного больше крика, «и пусть немедленно придёт первый помощник».

Расстановка блюд замедлилась, слуги явно наслаждались развлечением господ и унижением своих товарищей. Пришлось им ласково улыбнуться и спросить:

– «Кажется вы тоже хотите кофе?»

Наверное один из них владел магией, во всяком случае блюда и кувшины мгновенно слетели с подносов на стол, и расставлявший блюда с страхом глядя на кувшинчик с кофе в моих руках, с трудом выдавил:

– «Мы можем идти?»

– «Благодарю, и поторопите первого помощника и Руми».

Слуги испарились и тут же вошёл Тиум, с небольшим мешком, в котором что-то звякало и брякало. Я же, принюхавшись к кофе, уловил запах наркотика правды и ещё чего-то.

– «Интересно, какую гадость добавили сюда».

Тиум положил мешок со склянками на столик, поставил кофейник рядом и, достав из своей сумки какие-то инструменты, начал над ним колдовать. Вошёл первый помощник повара, до боли сжимая руку Руми. От него пахло теми же гадостями, что в кофейнике, и также, как в от блюда в прошлый раз.

– «Отпусти Руми» – приказал я.

– «Она плохо себя ведёт и недостойна прислуживать …».

Я был на него страшно зол и не желал выслушивать всякие гадости. Поэтому он отпустил её и скорчился на полу от моего удара ногой в промежность.

– «Она посмела» – он корчился от боли, «плохо говорить о бейлифе и его слугах. Она говорила …». Ударом другой ногой в зубы я заткнул его:

– «Бейлиф – козёл, а ты – труп».

Все на мгновение онемели, многие не любили бейлифа, но ругать его осмеливались только в узком кругу в защищённом от прослушивания месте. И вдруг кто-то во всеуслышание называет бейлифа козлом. Первый помощник, держась правой рукой за отбитые гениталии, левой вытащил из-под ворота медный жетон на цепочке и показал его мне:

– «Я человек Терейона и нахожусь под его защитой».

Схватив цепочку над жетоном, я с силой дёрнул её на себя и порвал – на шее мерзавца выступила кровь:

– «Стража» – заорал я и обратился к Тиуму, «где здесь ближайшая комната для допросов?»

– «За той дверью» – он показал на одну из дверей в гостиной, «в конце коридора».

Два вбежавших охранника с обнажёнными мечами вопросительно уставились на меня.

– «Сдерите с этого негодяя всё и оттащите в допросную» – мой гнев начал утихать, «Тиум, будь другом, посмотри не найдётся в его шмотках чего-нибудь интересного».

Потом опять обратился к охранникам, которые пытались разжимать его пальцы, держащиеся за одежду:

– «Чего церемонитесь, это вам не любимая девушка, которую раздевают с поцелуями, а предатель и отравитель» – после очередного моего удара он опять схватился за гениталии.

Стражи быстро и грубо содрали с него всё и потащили следом за мной. В конце коридора была комната 6 на 8 метров, с каменным полом, кое-каким инструментарием и дверями в служебные комнаты. В пол было вделано несколько толстых столбов, высотой чуть более метра. К одному из них первого помощника прижали спиной, забили руки и ноги в колодки сзади столба, а шею и голову притянули вплотную к столбу. Пока его тащили и привязывали он несколько пришёл в себя и понял, что терять ему теперь нечего:

– «Посмотри на жетон» – он глянул мне в глаза с вызовом, «там написано, что я человек Терейона и он явится за мной».

– «Е…л я твоего Терейона вместе с бейлифом» – жетон в моих руках разогрелся и начинал обжигать руки, «если он рискнёт явиться сюда, то я сдеру с него шкуру».

Прижав жетон к его плечу и поглядев, как мерзавца корчит от боли, я увидел, что жетон пытается связаться с хозяином, но не может пробиться через мою защиту. Пришлось разрушить его (жетона) структуру, но тогда его (мерзавца) перестало жечь.

Стражи вопросительно посмотрели на меня, и мне пришлось выйти вместе с ними в коридор.

– «А правда, что ты, или нам почудилось» – страж был в страшном смущении, «назвал бейлифа …».

– « … козлом» – прервал я паузу, «более того, я подарил ему козла, почти вручил в руки. Сейчас принесут запись, можете посмотреть».

– «Значит ты объявил бейлифу войну» – сказал другой страж. Я отрицательно покачал головой:

– «Это бейлифы ведут войну против всех и вся, а я не баран, чтобы покорно идти под нож к мяснику».

– «И что теперь будет?»

– «А ничего нового, замок как был, так и остаётся в осаде. Только теперь мы будем время от времени выходить и покусывать слуг бейлифа». К нам подошёл Тиум и, взглянув на стражей, спросил:

– «Они тебе ещё нужны?»

– «Благодарю за службу, возвращайтесь на пост». Охранники быстрым шагом удалились. Тиум протянул мне два письма:

– «Он их сегодня написал, но ещё не успел отправить».

Я просмотрел письма, одно из них было адресовано Терейону, а другое – Седому. В них вкратце описывалось положение дел в замке обращалось особое внимание на арест командира башни, гибель графа и Каэна. Описывалось всё это с чужих слов, сам автор выползти из башни не рискнул. Также упоминалось, что положение с продуктами в замке заметно улучшилось. Последнее мерзавец смог оценить самолично, когда набирал продовольствие на складе.

– «Что ты посоветуешь сделать сейчас с этой сволочью, допрашивать в настоящий момент его не хочу – есть дела поважнее, может в замке есть какая-нибудь тюрьма, в которую его можно было бы переправить?»

– «Тюрьма в замке конечно есть, но не исключено, что в ней есть слуги Терейона, которые этого мерзавца тихонько придушат. Поэтому лучше оставь его здесь, только наложи заклятие долгого сна и замуруй заклинаниями все двери в допросную.»

– «Сейчас ты на какое-то время останешься один» – лицо мерзавца озарилось радостью, «но в дополнение к колодкам на тебя будут наложены заклинания, не дающие тебе пошевелиться и если здесь есть крысы, то они будут потихоньку тебя жрать. И никакой твой напарник сюда не сможет войти, а если о тебе забудут, то ты так и сдохнешь у этого столба без еды и воды».

Похоже эта перспектива его не обрадовала, так как он был не только обездвижен, но и лишён возможности говорить. На его мозг удалось наложить угнетённое состояние, в котором планировать что-то сделать невозможно. В одной из комнат нашлась связка ключей, которыми были заперты все три двери, ведущие из этого блока в другие места моей квартиры, и на них были наложены основательные запорные заклинания. Геометрия моей квартиры была весьма интересной, но мне катастрофически не хватало времени.

– «А где Жаин?» – поинтересовался я у Тиума, когда мы вышли из допросной и направились в гостиную.

– «Убежала куда-то по своим женским делам, ведь сегодня вас с Маэрим никто не ожидал. И учти, что у нас не существует понятия «верность» в том же смысле, что у тебя на земле. Есть верность сеньору, другу, командиру, а в сексе все свободны, и если ты будешь высказывать подобные претензии, то тебя просто не поймут. А Жаин, кажется, побежала к магине-целительнице, ей видите ли почудилось, что ты сделал ей ребёнка».

– «Действительно сделал».

– «Ну и хорошо» – улыбнулся Тиум и мы вошли в гостиную. Руми и повар ждали нас, а еда безнадёжно остыла. Повар сказал:

– «Если хотите, то сейчас всё отсюда уберут. А у меня всё приготовлено и через час будет горячее и кофе».

– «Молодец» – похвалил я его, «действуй».

– «А что будет с моим первым помощником?»

– «Считай, что он – труп».

Повар и Руми облегчённо улыбнулись и пошли вниз. Мне очень хотелось есть – магия отнимает намного больше сил, чем самая тяжёлая физическая работа. Недаром считается, что бросить камень руками намного легче, чем бросить его же на тоже расстояние магией. Другое дело, что здесь магической энергии вокруг много и её можно накапливать, а израсходовав, быстро восстанавливать. Но есть мне приходилось вдвое, если не втрое больше, чем на Земле. Мы прошли с Тиумом в кабинет и там он спросил:

– «Почему-то мне чудится, что на эту ночь ты что-то ещё спланировал?»

– «Спланировал, и для этого мне и нужно тонизирующее и снотворное»,

– «??»

– «Я спланировал этой ночью убить Терейона. – я посмотрел в ошалевшие глаза Тиума. «Да, знаю ты мне скажешь, что как маг он сильнее меня, опытнее, окружён сильной охраной. Но сейчас он серьёзно ранен, а когда выздоровеет, то начнёт направленно охотиться за мной. А этой ночью у меня есть шанс, если ты принёс всё, что я просил. И ещё, ты случайно не знаешь, куда Дмитрий убрал противогазы?»

– «Случайно знаю. Несколько штук на себя, тебя и Жаин лежат в моём кабинете. А насчёт Терейона, решил – действуй. Получится – молодец, а если что не так, то беги».

– «Благодарю, дай мне тонизирующее, а потом посмотрим снотворное для него».

– «Понял» – он достал склянку с несколькими остро пахнущими шариками шоколадного цвета, «рассоси во рту, запивая горячим, пару штук, но не больше трёх. Три уже опасно. И прежде, чем идти, постарайся погасить излишнее возбуждение».

Я положил один шарик в рот, у него был весьма своеобразный вкус, немного острый и весьма пряный, надел земную куртку и положил склянку в карман:

– «Давай переберёмся в спальню – будем слышать, что в гостиной, а заодно покажешь снотворные».

В спальне меня ждала Руми с кофе, которое было очень кстати – шарик начал заметно сушить и слегка обжигать рот. Но выпив чашку кофе и ещё две из кофейничка, я смог приступить к еде. Повар с помощниками удалились, а Тиум и Руми составили мне компанию. Плотно поужинав, мы разошлись – Тиум поднялся к себе, пообещав через час занести противогаз, а мы с Руми пошли в спальню. Она была девушкой – у женщин Тао-Эрис отсутствует такая анатомическая деталь, как девственная плева, и но поначалу внутренние каналы довольно узкие. Зато потом эти каналы быстро раскрываются и тогда мужчинам надо быть осторожными – их могут изнасиловать. Мне пришлось не очень долго её ласкать – она довольно быстро разгорелась и нужно было только слегка поправлять её неумение. Зато у Руми было молодое упругое тело и море желания. Когда наконец мы закончили и довольные лежали на кровати, я возблагодарил Бога, что сегодня был не с Маэрим, на неё бы меня не хватило. Потом я погнал Руми ещё за кофе и сунул в рот второй шарик. Вернувшись с кофе и несколько раз поцеловав меня для смелости, она попросила взять её в горничные:

– «Слава Богу, что этого урода – первого помощника повара, больше нет» – начала она.

Пришлось подтвердить, что он – живой труп и максимум послезавтра закончит своё бренное существование. На что Руми сказала, что все остальные на кухне неплохие люди, особенно повар, но они с утра до вечера жрут, и уговаривают и её в этом участвовать, а она столько есть не в состоянии. Посмеявшись, я позвонил и посоветовался с Тиумом, и вызвал коменданта башни. Это был пожилой отставной солдат с протезом вместо левой руки. Он пришёл с большой толстой тетрадью, в которую были записаны все постоянные и временные обитатели нашей башни, кроме нас с Тиумом.

– «Господа числятся в главном реестре» – пояснил он.

В соответствии с моими указаниями, он вычеркнул первого помощника повара, переписал Руми в горничные и даже проводил нас в её апартаменты. Это была квартирка, расположенная на один пролёт выше моей и состоящая из гостиной, трёх спален, двух санузлов и двух комнат для стирки, сушки и глажки. Комендант объяснил, что мне положено четыре(!) горничных и ещё несколько особ обоего пола для разного рода услуг. В этой квартире должны были проживать семь обслуживающих меня женщин, а пролётом выше была аналогичная квартира для мужчин. Если же я сочту это недостаточным, то ниже моей, располагалась ещё пара квартир, в которых можно было разместить обслугу. Но для этого надо было договориться с Маэрим, чтобы она приказала выделять на них еду, одежду и всё прочее. Помощница коменданта принесла Руми три комплекта постельного белья, три платья горничной, тёплый плащ с капюшоном для улицы и четыре пары обуви: от домашних тапок до тёплых полусапожек. Остальное своё бельё она должна была забрать с кухни.

– «Учти» – сказал я ей, «хоть ты теперь и горничная, а кофе всё равно будешь приносить мне в постель». Комендант попробовал возразить, но увидев мой взгляд, кивнул и спросил:

– «Не возражает ли благородный маг, если эта обязанность Руми будет записана в соответствующую книгу учёта работников башни». Я не возражал, а Руми была этим, кажется, даже довольна. Не успел я вернуться к себе, как позвонил Тиум и спросил:

– «Если ты закончил свои постельные дела, то мы с Жаин спустимся к тебе».

– «Жду» – промычал я, запивая кофе второй шарик. Жгло заметно сильнее.

Я едва дождался Тиума с Жаин. Хотелось как можно скорее ринуться в бой, хотя я чётко понимал, что спешить нельзя в любом случае. Прежде всего, задуманное нападение лучше проводить во второй половине ночи, когда все обитатели загородного дома в лесной деревне крепко уснут. Далее, операцию требовалось проводить спокойно, внимательно и не торопясь, чтобы не вмазаться в какую-нибудь из ловушек, наверняка приготовленных бейлифом. И последнее, к предстоящей процедуре надо было тщательно подготовиться, чтобы не пришлось уходить несолоно хлебавши из-за неправильных действий или отсутствия необходимого снаряжения. Едва войдя Жаин бросилась мне на шею:

– «Я жду ребёнка – от тебя! Я была у целительницы и она подтвердила!»

– «Зачем было для этого ходить к целительнице» – мне пришлось отвлечься от планирования операции и положить ей руку на живот, «это могу сказать тебе и я. Более того, не исключено, что их двое».

– «Остыньте недоумки» – Тиум укоризненно посмотрен на нас, как на расшалившихся детей, «я понимаю Лекеса – он никогда не был беременным и не знает, что до дня ожидаемой менструации и 15 дней после близость в любых формах недопустима. Иначе может быть выкидыш. Но ты то должна это знать».

– «Знаю я, знаю. Но можно хотя бы …».

– «Нельзя» – не дал договорить ей Тиум, «марш к себе, а то ещё немного и я вас не удержу».

Жаин надула губки, но не выдержала, рассмеялась, показала нам язык и убежала.

– «Жаин таким образом уже потеряла ребёнка» – счёл необходимым пояснить Тиум, «правда его отец был тот ещё баран, но для любой женщине выкидыш всегда обиден. А потом девять лет у неё ничего не получалось. Но объясни, что ты задумал, тогда я смогу выбрать наиболее подходящее снотворное».

– «Комната Терейона охраняется снаружи точно, а возможно и изнутри. Мне не хочется проливать много крови, тем более, что надо исключить риск, что кто-то поднимет тревогу. Лучше всего тихо прийти, отрубить голову и уйти, не поднимая шума. Желательно чтобы снотворное было очень сильным, от которого все в комнате и за дверью крепко уснут».

– «А если некоторые так и не проснутся? Тебе их будет не жалко?» – Тиум явно удивился моему миролюбию.

– «Не проснутся, ну и хрен с ними. Лишь бы никто не успел поднять тревогу».

– «Кажется, я тебя понял» – Тиум нашёл в одном из блюд какой-то фрукт, «ты каким-то образом собираешься закинуть склянку со снотворным ему в комнату, хотя она обвешена стерегущими и защитными заклинаниями. Потом собираешься проникнуть туда сам, убить его и тихо уйти?»

Пришлось подтвердить кивком его доводы, так мои челюсти были заняты пережёвыванием куска мяса. Не устаю удивляться – столько ем и при этом худею. А Тиум продолжал:

– «Чтобы снотворное не подействовало на тебя – ты хочешь одеть противогаз, заодно в нём никто тебя не опознает. Как ты собираешься проникнуть туда, а потом уйти – ведь портал наверняка поднимет тревогу, не представляю, но это решать тебе. Наверное лучше всего подойдёт вот эта склянка» – Тиум достал прямоугольный стеклянный флакон с притёртой пробкой, «когда будешь рядом, наложи заклинание «Трещина», вбрось его в комнату и через три секунды можешь заходить – никто не проснётся. Но сам будь осторожен – почувствуешь сонливость или дурноту –уходи немедленно, у тебя будет только одна или две секунды. Чёрную лепёшку на дне потом сковырнёшь в камин, а осколки склянки забери с собой – иначе точно опознают. И вернёшься – свяжись со мной, мы с Жаин будем тебя ждать и волноваться».

– «Благодарю, понял, позвоню» – я начал злится, так как терпеть не могу, когда за меня волнуются. Но заставил себя успокоиться, положил склянку в сумку мага и подумал, что мне понадобится хороший тесак.

Тиум уже ушёл к себе, а где искать тесаки? – Конечно на кухне! Пришлось разбудить Руми, чему она очень обрадовалась. Но её радость несколько уменьшилась, когда я ей объяснил, что она мне нужна, как проводник по кухне. Пришлось пообещать, что потом мы немного поваляемся в постели.

Кухня занимала почти половину первого этажа и, кроме собственно кухни как место готовки, включала склады с продуктами и кухонными принадлежностями, спальни и бытовые комнаты для персонала, а также большую гостиную-столовую, на общем столе которой валялось несколько груд объедков.

– «Эта наша жральня» – пояснила мне Руми.

На собственно кухне клевал носом младший повар в ожидании срочного вызова. Он хотел разбудить старшего повара, но я не разрешил и велел ему самому сготовить ночной ужин и сварить кофе на троих, включая его самого. После чего я попросил Руми отвести меня в комнату первого помощника. Полный обыск комнаты делать не стал – некогда, но даже беглый осмотр с использованием магии позволил обнаружить пачку писем от Седого, графа и Терейона. Они были засунуты под матрац одной из кроватей и фонили. На всякий случай я их забрал с собой – пусть Тиум посмотрит, может быть найдёт что-нибудь интересное.

– «Не хиленькую квартирку отхватил себе этот мерзавец, почти как моя» – и спросил у Руми, «а какая квартира у старшего повара?» Для второй такой квартиры места явно не хватало.

– «Намного меньше, этот гад нас всех здорово утеснил».

Осмотр этой квартиры позволил найти целый набор ножей и тесаков, один из которых мне очень понравился. Он чем-то напоминал мачете. У него было остриё под 90Њ, широкая в 1,5 сантиметра верхняя кромка и остро заточенная нижняя. Лезвие было длиной свыше 40 сантиметров и шириной свыше 10 с удобной рукояткой. Тесак был хорошо сбалансирован и легко накачивался магической энергией, хотя ни разу не использовался. Мечам полагается присваивать собственные имена, а этот клинок мне понравился и я решил назвать его Секатором – без особых претензий, но звучно. К нему прилагалась лента с металлическими кольцами, которую можно было прицепить к поясу, что я и сделал, наложив на тесак, засунутый в кольца, заклинание невидимости. Потом я наложил запирающие заклинания на все три внешние двери и мы вернулись на кухню. Младший повар уже сготовил нам быстрый ужин с кофе, которым мы все трое и занялись. Он смотрел на ужин настолько голодными глазами, что я не выдержал и предложил ему присоединиться. Хотя, судя по его комплекции, в еде его никто не ограничивал. Поев, мы с Руми поднялись ко мне – надо было выполнять данное ей обещание. Она сегодня уже достаточно получила, но отказаться от возможности ещё раз переспать со мной, никак не могла. Пришлось правда быть предельно осторожным, чтобы ей ничего не натереть. Потом она ушла к себе досыпать, а я начал собираться.

Здесь в этой башне я чувствовал себя дома. Никогда в жизни нигде не было у меня такого ощущения родности – я ощущал башню всем телом, как женщину в момент наибольшей близости и чувствовал, что и она сроднилась со мной. Именно это ощущение удерживало меня в замке, ибо я прекрасно понимал, что воевать с бейлифами было безумной глупостью. Предположим, мне невероятно повезёт и я убью бейлифа Фаника Бенер-Рууна, но что делать с остальными девятнадцатью, которые от страха объединятся против меня. Предположим совсем невероятное, что мне удастся их победить и тогда встанет вопрос – а что мне делать дальше? Править или по-местному властвовать у меня не было ни малейшего желания. Ну не хотел я быть ни бароном, ни графом, ни герцогом, ни тем более королём. Но это чувство родности с башней не позволяло мне её бросить и уйти. Я любил её больше, чем всех женщин Тао-Эрис, и она мне платила тем же. Её я не мог бросить, а значит должен был собраться и идти убивать Терейона, хотя это и попахивало суицидом.

Оделся и обулся я только в местное, добавив плотную куртку, шапку типа шлемофона и мантию, очень похожую на купленную на Земле плащ палатку. На куртку я нацепил широкий пояс с портупеей в виде двух вертикальных ремней спереди, соединяющихся на спине, и одним ремнём сзади. Из оружия я прицепил под левую подмышку кобуру с пистолетом, который предварительно почистил, свой нож, Секатор и подвязку с метательными клинками. Из магических предметов со мной был жезл – мой самый первый трофей и слившийся камень на груди. Хотя он образовался из трёх серых камней, но в нём заметно стала пробиваться желтизна. Всё остальное было сложено в сейф и только склянка со снотворным была в сумке мага на правом боку. Подумав, туда же положил склянку с тонизирующими шариками, противогаз и пластмассовую бутылку с водой – заначку с Земли. Есть не хотелось, но на всякий случай взял пару яблок. Ещё раз мысленно осмотрел себя и решил, что готов. Конечно, полезно было бы взять с собой несколько гранат, но я не знал, где их искать, да и не видел в них большой необходимости. Если дело дойдёт до крайности, то лучше линять, а не кидаться гранатами.

Идти я предполагал в предельно глубоких слоях и только рядом с целью начать подниматься. Дело в том, что смотреть вертикально вниз или под близким углом довольно сложно и даже второй уровень виден плохо. К тому же была надежда, что сам бейлиф ночью будет спать, а его младшие помощники не настолько изощрены в ведении наблюдения, как он сам. Откровенно говоря, из всех находящихся в лесном доме, я опасался только бейлифа и Терейона. Движение начал погрузившись на шестой слой, несколько запредельный для меня, во всяком случае в нём мне было совсем некомфортно. Приблизившись к дому я начал медленно подниматься под углом около 30Њ. Я предполагал, что под домом бейлиф соорудит какую-нибудь мерзкую ловушку и был настороже. Меня вдруг встревожила пустота и тишина. Да, никакой заметной жизни в слоях нет, как и в пустыне. Но у самых крохотных магических источников всегда заметно активность пусть и редких сущностей. Выскочить, сделать глоток и скрыться. Здесь же не было ничего. Я удесятерил осторожность – шаг, остановка, ощупывание; потом ещё шаг и остановка, осторожное ощупывание. И всё-таки я едва не вмазался – рука почувствовала сигнальную плёнку будучи в нескольких сантиметрах от неё. Сделав на всякий случай шаг назад и начал всматриваться в пространство.

Всматриваться пришлось довольно долго, пока не удалось заметить, что пространство слег­ка мерцает. Выделив мерцающую часть, определив её форму и структуру я вспомнил, эту тварь, описанную под названием средняя кисея. Малая кисея для магов почти не опасна, так как слаба, а большая практически не бывает в верхних слоях. Средняя же здесь нередкий гость и весьма опасна для подобных мне путешественников в слоях – несколько шагов вовнутрь её, она сгущается вокруг тебя и ты – труп. Поразить же её можно только извне и очень точными ударами. Причём раскидываясь, она захватывает по высоте слой целиком, а то и несколько. Эта заняла три слоя, правда очень истончившись. Обойти её, чтобы пройти к дому, можно было только покинув слои, где меня наверняка ждали дозоры и засады. Поразить же среднюю кисею весьма непросто. Положено одновременно всадить в неё 13 специальных ледяных стрел, которые попав в нужные места, разорвут её. Особенность этих стрел заключалась в том, что они должны были взорваться сразу и по всей длине. Это я мог сделать, заставив стрелу отщеплять от себя при движении внутри кисеи по небольшому кусочку. С точностью у меня тоже проблем не было. А вот одновременно я мог выпустить только четыре стрелы, причём довольно слабые. Зато мог одну за другой ударить четырьмя четвёрками.

– «Можно надеяться, что этого хватит, хотя и на пределе» – мне удалось сделать расчёт ожидаемого удара, «а если нет, то попробуем сбежать, снаружи от кисеи может получиться».

Начал я с правой руки, чтобы завершающую самую мощную стрелу выпустить из левой – ударной. Первые восемь стрел точно прошли по линиям соединения, образовав прямоугольник, и эта точность компенсировала недостаточную силу стрел, разорвав тварь и оторвав плавники. третья четвёрка была из двойных стрел и вырвала центральный цилиндр твари. А последняя стрела поразила её точно в центр, оглушила и не позволила правильно собраться. Вместо единой и относительно плотной твари образовалось тринадцать отдельных кусков, из которых только средний был относительно плотный. Пришлось всадить ещё две стрелы, которые развалили переднюю часть, а потом ударом тесака, а точнее магическим лезвием, пропущенным через него, отрезать скальп или хохолок, небольшой кусочек, свидетельствующий, что твоей жертвой оказалась именно эта тварь.

Спрятав скальп в специальный пакетик и положив его в карман сумки я поднялся к дому. На первом уровне под ним была сигнальная сеть, в которой за пределами дома зияли здоровенные дыры. Около одной из них росло хорошо знакомое мне дерево. Подождав пока два идущих навстречу патруля разминутся у этого дерева и отойдут от него, я выскользнул наверх и быстро вскарабкался примерно на уровень третьего этажа. Там была удобная развилка, образованная несколькими ветвями. По-видимому в своё время верхушку дерева зачем-то срезали и образовалось уютное гнездо для меня. Поставив маскировку на зрение, слух и запах я внимательно осмотрелся. Вокруг дома по кругу ходили три пары дозорных с собаками. Одна пара ходила между домом и деревом против часовой стрелки, а две пары ходили с другой стороны дерева по часовой стрелке. Засад и секретов я не обнаружил, да и вряд ли бейлиф рискнул выделить много людей для наружной охраны дома. Их у него не так много и большинство наверняка в доме – вот только где именно? Сам дом, а точнее башня была от меня метрах в пятнадцати и я хорошо видел комнату с козлом. Он уже перегрыз верёвку и теперь жалобно мекал. Больше никого в этой комнате, а по-видимому и на этаже не было. А вот в комнате Терейона все окна были плотно занавешены, а вокруг клубился ворох защит и сигнальных нитей.

Я решил рискнуть и перебраться в комнату с козлом, а уже оттуда к Терейону. Но для этого надо было отвлечь патрули. Это было несложно – в кустах прятался здоровенный заяц и когда внешний и внутренний патруль поравнялись друг с другом, он резко рванул, получив магический укол. Собаки рванули за ним и уронили своих вожатых, не ожидавших уже ничего нового, кроме скучного хождения по кругу. Дом был хорошо защищён от проникновения, но моя труба, поставленная прежде защиты, позволяла проникнуть в комнату с козлом. Портал сработал мгновенно – доля секунды и я в доме. Козлу то ли наскучило одиночество, то ли почувствовал во мне родственную душу, но он начал ластиться ко мне. Пришлось скормить ему по очереди оба яблока, а в промежутке я отправил склянку в комнату к Терейону, наложив на неё заклинание «Трещина». Потом достал смотрящий камень и заглянул в комнату Терейона. Комната была слабо освещена тремя светильниками. Склянка, точнее две её половинки валялись около камина. Терейон спал на спине, свесив руки на пол и тяжело дыша. А маг-целитель похоже умер. Выждав ещё полминуты, я натянул на голову противогаз, построил вдоль своей трубки портал и нырнул вместе с козлом в комнату.

– «Надеюсь животинка, не окочуришься, а то было бы обидно».

Козёл, оказавшись в новой комнате, сделал несколько шагов на подгибающихся ногах, лёг и уснул. Я же на цыпочках подошёл к Терейону, держа в руке тесак. Даже тяжело раненый, подавленный снотворным Терейон почувствовал опасность и попытался дёрнуться, но ситуация была заведомо неравной. Удар Секатором и голова Терейона, после магически ускоренного стока крови нашла своё место в мешке, а его жёлтый камень – у меня на груди в компании с остальными. От него сразу пошёл ко мне прилив сил, спокойствие и уверенность. Забрал я и серебряную подставку под камень, и остальные амулеты и трапецоиды, лежавшие на столике рядом. Потом ту же процедуру повторил с целителем, у которого был один лечебный амулет и один трапецоид. Чёрная лепёшка, как и советовал Тиум, полетела в камин, а оба осколка склянки и пробка были спрятаны в сумке.

Выйдя из комнаты и оставив дверь открытой, я подошёл к младшим помощникам. Они, как и четверо солдат, крепко спали. Я не хотел их убивать, а только забрал камни с подвесками и, из любопытства, трапецоиды. Потом вытащил козла в коридор, может быстрее оклемается, и ножками поднялся в комнату на третьем этаже. Сделав чуть более длинный, но тоже быстрый портал, я оказался в лесу в нескольких километрах от деревни. Хотя Перехватчика у бейлифа больше не было, но какой-то амулет, сигнализирующий о порталах работал. Хорошо ещё, что при быстрых порталах сигнал длился менее одной десятой секунды. Далее погрузится на четвёртый слой и, сохраняя внимательность, вернулся к себе.

Тиум то ли почувствовал, что я пришёл, то ли звонил на амулет-телефон постоянно (я его оставил в спальне – мне только звонка в неурочный момент не хватало), но сразу связался со мной:

– «Надеюсь, что поход был успешным?»

– «Почти, только козла забрать с собой не получилось и захвати какое-нибудь лёгкое тонизирующее».

Приближался рассвет и будучи немного на взводе сомневался, что мне сегодня удастся поспать. Да и терять дневное время на сон было жалко.

Тиум хохотнул и спустился ко мне вместе с Жаин. Да, она мне очень нравилась, с ней было весьма приятно, но после этой довольно нервной экспедиции хотелось побыть одному или вдвоём с её дедом – спокойно всё обсудить и, что греха таить, выпить. А так пришлось вытерпеть поцелуи и поздравления, от которых в другой момент я был бы счастлив, но не сейчас. Но пришлось изобразить бурную радость – не обижать же девушку, тем более в положении. Далее я взял из старой сумки скальп нага и мы с Тиумом прошли в специальную комнату, вернее блок. Там было несколько небольших комнат без окон, точнее кладовок. В одной из них в шкафу стояли специальные чаши-подносы. У неё была короткая широкая ножка для устойчивости, как и положено подобной чаше, но сверху она переходила в поднос с низкими краями, как раз для отрубленной головы. Тиум взял одну из таких чаш и отнёс в соседнюю комнату, где поставил её в застеклённый шкаф и постелил на поднос толстую тряпку. Я достал из сумки голову Терейона, поставил на тряпку и ещё раз посмотрел на него. Конечно, он был безвозвратно мёртв, но даже сейчас излучал силу и, казалось, пытался открыть глаза.

– «Ты сумел» – похвалил меня Тиум, «прошло семь дней и ты из новичка стал настоящим боевым магом, поздравляю».

– «Благодарю» – я достал из сумки скальпы нага и тварей. Тиум с интересом посмотрел на них, прошёл в соседнюю кладовку и принёс оттуда ковёр без ворса. Его он повесил на стену сбоку от шкафа для голов, затем достал три платочка из толстой ткани с прозрачными карманами и разложил в них мои трофеи и прицепил к ковру. Далее появилось три листочка то ли ватмана, то ли плотной ткани, которые он прикрепил к платочкам.

– «Попросишь как-нибудь Жаин их подписать: когда, где, при каких обстоятельствах. Она с удовольствием это сделает, да и мне будет любопытно».

– «Кстати, а что такое ямы возрождения и где они находятся?»

– «Пошли, покажу» – Тиум повёл меня куда-то вглубь квартиры.

– «Ты здесь очень хорошо ориентируешься, а я запомнил только несколько комнат».

– «Это моя бывшая квартира, а ориентироваться здесь не просто – она расположена в нескольких измерениях».

Мы как раз в этот момент сменили ширину на другую ось, что было несколько неприятно. Причём смена произошла автоматически без нашего участия.

– «После того, как я перестал быть магом, я переехал в соответствующую моему статусу квартиру. Только не надо предлагать мне вернуться – маг теперь ты, и это теперь твоя квартира и твоя башня. Если я верну себе Силу, то найду новую башню, а если нет, то мне хватит имеющегося. А сейчас мы идём в кабинет с картами».

Карты – это было весьма мягко сказано. На стенах, полу и столах располагались в виде барельефов регионы этого мира, от большой карты, на которой Тао-Эрис занимала небольшой кусочек, до плана замка и карты баронств. Мы подошли к стене, на которой от пола до моей вытянутой вверх руки располагалась карта нашего сеймена.

– «Вот это наша байлу» – Тиум ткнул влево от меня на уровне глаз и участок карты засветился мягким салатовым цветом.

– «А вот предгорья» – Тиум ткнул указкой выше и на область на карте засветилась коричневым, «здесь находятся ямы возрождения, гейзеры, твари и всякие хищники. Ещё здесь мощные магические потоки, которые делают любой портал нестабильным, а переход через него обычно происходит по частям – руки отдельно, ноги отдельно, а головы нет вообще».

На карте виднелась тонкая серая линия, которая проходила недалеко от нашего замка и уходила вглубь этой зоны.

– «Что это такое?»

– «Это древняя дорога» – ответил Тиум, «она построена почти три тысячи лет назад. Тогда на месте Тао-Эрис и соседних государств существовало могучее царство. Для торговли между областями которого и строились дороги. Она проходит через зону с ямами возрождения, но контролируется сильными бандами и баронами-разбойниками. Ещё там много всяких тварей и серьёзных хищников».

– «И какое расстояние отсюда до ям?»

– «Около 600 километров. 200 по байлу, 150 по диким землям» – Тиум указал на темно-зеленую область между сейменом и предгорьями, «и 250 там. В последний раз туда смог пройти Наймиер с многотысячным войском и сотней магов. И какие у тебя мысли насчёт прогулки туда?»

– «Достаточно простые. Отряд автоматчиков на двух-трёх автомобилях и с магом за день доберётся до границы диких земель с предгорьями. Разбойники, включая баронов, вряд ли смогут помешать. Найти подходящее место, развернуть укреплённый лагерь и переночевать – вполне реально. Следующий участок меня беспокоит больше – много неизвестного, но 250 километров по дороге преодолимы за 5-6 часов, если не придётся останавливаться и принимать серьёзный бой».

– «Бои безусловно будут, но если ты правильно всё посчитал, то может получится прор­ваться к ямам сходу. Там несколько дней, чтобы перебить нападающих, потом пару дней на лечение и два дня на возвращение. Очень опасно, но возможно» – Тиума мой план явно воодушевил.

– «Но сначала надо разобраться с бейлифами, десять дней без нас замок может не выстоять, а возвращаться на пепелище или в засаду нежелательно».

– «Если ты сможешь убить всех бейлифов нашего сеймена и их помощников, а главное отобрать у них камни – то задача почти решена. Из двух соседних сейменов бейлифы конечно сунутся, но если их побить, то они запрутся у себя. Не забудь про срединный домен, если снять блокаду, то графы перейдут в контрнаступление. И главное, бейлифы плохие полководцы, слабые маги и никакие хозяйственники. Единственная их сила – камни Наймиера, а если ты сможешь их отнять – то они станут ничем».

– «Ти, кажется ты немного зафантазировался».

– «Конечно, но этот вариант вполне возможен. Долог, опасен, сложен, но возможен. А других вариантов и нет. Во всяком случае это первый реальный вариант за многие годы, который я услышал. И с чего ты собираешься начать?»

– «Нам нужно войско – не просто дружина для обороны замка, а войско для нападения и захвата вражеских крепостей. Оно должно быть хорошо вооружено и обучено, в нём должны быть грамотные командиры, от сержантов до первого полководца. Оно должно быть мобильным – все на автомобилях и лошадях, даже пехота. И ещё мне нужно несколько магов, в том числе и боевых».

– «Речь Ферейла, наверное что-то в этом духе планировал и Наймиер. И у него получилось».

– «Будем надеяться, что и у нас получится».

В последний момент вспомнив о тонизирующем, Тиум достал маленький пузырёк с жёлтыми шариками гомеопатического размера – «по два через час, всего шесть» и окрылённый ушёл.


Пятница, ночь на субботу | Приключения Мага | Суббота, утро