home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пятница, ночь на субботу

– «Куини – хороший человек и опытный воин» – начал Юрек, «вместе с Терейоном Тарин-Кифы захватили и разрушили его замок. Он убедился, что ты воюешь с бейлифами и предложит тебе свою службу, не отталкивай его».

Я кивнул и, взяв с земли камень, положил его в карман куртки, а на другой камень наложил заклинание Смотреть и Слушать. Ко мне подскакал атаман и буквально слетел с коня и встал на колено:

– «Благородный дон, маг Лекес, я сеньор Куини Рефес, прошу принять мою вассальную клятву и взять меня и мой отряд под свою руку».

Я принял его вассальную клятву и поинтересовался, сколько у него воинов. Оказалось 120 бойцов, четверть конные. Наложив Муур-Хуказу заклинание Молчание, я вместе с Юреком, Куини и отрядом последнего поехал в замок. Деревня была пуста, уцелевшие жители боялись ночевать в разорённой деревне. Из горящего сарая доносились вопли погибающих разбойников, на которые никто, кроме меня не обращал внимания. По сторонам сарая дежурило четверо солдат, следившие чтобы никто не сбежал. При мне рухнула крыша, взметнулся и затих вой. Потом рухнули вовнутрь догорающие стены. Дав знак отряду двигаться в замок, я со своими вассалами ждал, пока огонь догорит и солдаты начнут проверять, что все умерли. Я тоже проверил и убедившись, что живых нет, поехал в замок. Куини и Юрек ехали рядом, Куини вдруг спросил:

– «Лекес, а почему тебя не порадовала гибель твоих врагов, смерть в огне достаточно мучительна?»

– «Это не мои враги, а молодые дурни, опьяневшие от разбоя и убийств. Они могли бы пахать землю, рубить деревья, строить дома или хотя бы строгать детей. А так сгинули ни за грош».

Мы въехали в замок. В середине двора стоял дворец весьма слабо укреплённый. Вдоль него был раскинут огромный навес и поставлены в линию столы и лавки. Челядь разносила и ставила на столы блюда с едой и кувшины с напитками. На краю за столом стоящим буквой «Т» сидели явно недовольные Дмитрий и Вадим. Я подошёл к ним, таща за собой как на прицепе Юрека и Куини и сел рядом.

– «И чем же господа командиры недовольны?» – я налил себе бокал вина и протянул им кувшин.

– «Вон тот павлин» – Дмитрий показал на худого длинноногого дворецкого сказал: «что во дворце накрыт стол для господ, а всякие вояки пусть жрут на улице».

– «И кого же он причислил к господам?»

– «Маэрим, барона, себя и тебя».

– «В отношении меня он не прав, я буду ужинать здесь вместе со своими солдатами».

Все четверо моих офицеров заулыбались, наполнили себе и мне бокалы, а Куини произнёс тост:

– «За нашего сеньора, пусть он и дальше ведёт нас от победы к победе» – этот парень просто лучился от радости, что появился кто-то, кто бьёт слуг бейлифа. О том, что и меня завтра могут побить, он не хотел задумываться. Подтянулись и стали рассаживаться и остальные солдаты. Подождав, пока все рассядутся и наполнят свои бокалы, я встал и произнёс:

– «Воины, сегодня мы побили младшего помощника бейлифа и его банду. Завтра мы доберёмся и до основных кровопийц. Предлагаю выпить за это».

Что тут началось, все воины встали и стоя выпили. А потом запели хулиганский марш, который мог называться только «смерть бейлифам». Мы впятером тоже встали и пели. Юрек тихо сказал:

– «Наконец нашёлся смелый, кто объявил войну им открыто».

Дворецкий, покрутившись вокруг нас, так и не решился подойти ко мне и ушёл в дом. Вскоре оттуда вышла Маэрим и решительно подошла ко мне:

– «Лекес, наверху накрыт стол для благородных господ, твоё место там».

За столом установилась полная тишина и полторы сотни пар глаз уставились на меня.

– «И кого же ты относишь к благородным господам?» – потрепаться на отвлечённые темы я умею и люблю.

– «Как кого?» – Маэрим явно удивилась, «я. Микилеес, его канцлер, дворецкий, казначей и секретарь».

– «Дмитрий подвинься чуток, а ты Маэрим садись справа от меня» – растерявшись, она перелезла лавку и села рядом, «я поднимаю тост за благородную донью Маэрим, вместе с которой мы ухайдокали младшего помощника бейлифа Мейона».

Маэрим сунули в руку бокал с чем-то крепким и под восторженный рёв воинов она выпила и раскраснелась.

Я опять встал и поднял свой бокал: «с бароном Миле мы сегодня сражались плечом к плечу и в тех трупах, что валяются на поле есть и его заслуга, а остальных господ я не знаю, рядом с ними не воевал». Тут появился барон:

– «Лекес, Маэрим, куда вы подевались, мы вас заждались». Я подмигнул Юреку и мы схватили барона за руки и тост продолжился:

– «Поэтому предлагаю выпить за барону Миле, вместе с которым мы так успешно воюем».

Под общий рёв мы усадили барона слева от меня. Потом пошли тост за тостом, я заметил, что Маэрим нередко только делала вид, что пьёт, как впрочем и я. Барон пару раз дёрнулся, но понял, что Маэрим предпочитает наш стол, а его мы с Юреком не выпустим, смирился и подозвал кого-то из челядинов и приказал принести сюда несколько блюд, предназначенных для другого стола. Через полчаса, когда большинство достаточно осоловело, я осторожно вылез из-за стола и отошёл в тень около дома. Почти сразу ко мне присоединилась Маэрим, потом барон и все остальные офицеры. Маэрим сказала:

– «Я давно не чувствовала себя такой счастливой. А то сидим все из себя такие благородные и боимся не то слово сказать». Микилеес охладил её пыл:

– «У нас есть серьёзные вопросы, которые надо обсудить в узком кругу».

– «И кого ты относишь к узкому кругу?»

– «Ты. Маэрим и я, барон и баронесса Кабаль и Мегион Фари-Туинес, ну и несколько моих верных людей».

– «Кто именно» – я продолжал нажимать.

– «Канцлер, казначей, дворецкий, руководитель канцелярии, секретарь, …

– «Достаточно» – перебил я его, «кто-то из них стучит бейлифу и при них я даже лошадей обсуждать не буду. А вот в своих офицерах я уверен и настаиваю на их присутствии на совещании».

– «Хорошо» – согласился барон, «под твою ответственность».

– «Я де-факто и де-юре воюю с бейлифами, какая ответственность может быть больше?»

Мы прошли во дворец и разместились в уютной круглой комнате, большую часть которой занимал круглый стол с креслами, а вдоль стены был неширокий проход. Микилеес усадил нас за стол и сказал:

– «Я сейчас распоряжусь, чтобы принесли закусить и выпить, а секретарю прикажу пригласить барона и баронессу».

– «Ни в коем случае» – возразил я, «челядь не должна знать о нашем совещании, без еды и напитков мы обойдёмся, а господ Фари-Туинес пригласи сам».

Я вытащил из кармана наблюдательный камень и положил перед собой на стол. Сели мы также, как и во дворе: справа от меня были Маэрим, Дмитрий и Вадим, а слева свободное кресло для Миле, потом Юрек и Куини.

– «Интересно когда и где ты научился так командовать?» – произнесла в пространство Маэрим, «наверное там у себя ты был бароном, а то и графом». Куини и Юрек переглянулись, а Дмитрий понимающе усмехнулся.

– «Бароном, графом – покрутилась бы ты зав. лабом в Советском Союзе, тогда бы поняла, почём килограмм дерьма», – я по обычной своей привычке немного перед собой лицемерил. Конечно моя прошлая работа была достаточно сложной, но в худшем случае я рисковал быть уволенным со строгим выговором, а здесь ценой ошибки могла стать мучительная смерть на плахе.

Вернувшись, Микилеес представил нам барона и баронессу Кабаль и Мегион Фари-Туинес и усадил за стол напротив меня, а сам сел на отведённое ему место. Они были братом и сестрой, и каждый из них владел собственным баронством. Мы с любопытством рассматривали друг друга. Барон был крупным импозантным мужчиной с тёмными волосами, украшенными проседью. Баронесса в молодости наверное была дурнушкой, но сейчас передо мной сидела интересная женщина, исполненная собственного достоинства. Одеты они были весьма элегантно с немногими, но очень дорогими украшениями. И он, и она были конечно не воинами и не магами, а просто умными людьми и наверное хорошими хозяевами. Мне было интересно, какое мнение сложилось у них обо мне, но на их лицах были только вежливые улыбки. Затянувшаяся пауза не была сколько-нибудь тягостной – мы с интересом рассматривали друг друга. В какой-то момент каждый из нас что-то определил для себя и мы одновременно откинулись на спинки своих кресел. Барон Кабаль переглянулся с сестрой и начал:

– «Мы очень рады познакомится с благородным Лекесом Ла-Фер, выдающимся магом и воином, но удивлены, что ты предпочёл общество солдат более благородному собранию?»

Я отметил, что барон не уточнил сеньор я или дон, а это серьёзно влияло на статус, но решил пока на этом не зацикливаться. А вот на вторую часть его выступления следовало ответить:

– «К сожалению мне не сообщили, что среди гостей присутствуют благородные доны, тогда бы я обязательно ненадолго заглянул засвидетельствовать своё почтение. Общаться с прихлебателями даже весьма уважаемого мною барона Микилееса мне не интересно».

– «Значит ты предпочитаешь обществу знатных и умных людей общение с солдатами» – вставила своё слово баронесса.

– «Знатные и умные люди должны понимать, что завтра и послезавтра мне идти с моими солдатами в бой. И, чтобы сражение протекало успешно, я должен чувствовать их, а они меня. Тем более, что только что они вышли из смертельной схватки и разумный командир обязан их похвалить и поощрить. А люди, которые этого не понимают, не могут считаться умными и я сомневаюсь в их знатности».

– «Немного резко» – шепнул мне не разжимая губ Микилеес. А баронесса коротким кивком показала, что принимает мои доводы. Разговор продолжил её брат, которого моё заявление о «прихлебателях» явно задело:

– «Надеюсь, что благородный Лекес понимает, что хороший хозяйственник не менее важен, чем опытный командир, и без него война вряд ли закончится успехом».

– «Разумеется ты прав барон, хороший хозяйственник необходим всегда, особенно в военное время» – я демонстративно улыбнулся Маэрим и коснулся её руки, «но я говорил не о хозяйственниках, а о писарях, которые перекладывают бумажки с одного угла стола на другой, не задумываясь насколько они соответствуют действительности. Короче говоря, меня интересует еда в котлах, а не в отчётах».

– «Правильная позиция» – улыбнулся Кабаль, «я давно говорю Микилеесу, что надо разогнать его шайку писарей поганой метлой и предлагаю ему хорошего управляющего, чтобы он мог заняться столь милыми его сердцу военными делами».

– «Мне некогда было поинтересоваться как идут дела в хозяйстве Микилееса, но боюсь, что ты прав» – по лицу Миле было видно, что дела идут хуже некуда.

– «Теперь я хотел бы поговорить о главной нашей проблеме» – Кабаль явно не знал как сформулировать интересующий его вопрос, «о том оскорблении, что нанёс Мейон нашему роду, но хотел бы это обсуждать в предельно узком кругу». Я посмотрел на своих офицеров и назвал их поимённо:

– «Дмитрий, Вадим, Юрек, Куини, барон Фари-Туинес прав, есть интимные дела, о которых желательно знать как можно меньшему числу людей. То, что из нашего разговора будет касаться вас, я расскажу завтра. А сейчас попрошу устроить наших солдат на ночь, я писарям не доверяю».

– «А я помогу вам» – Микилеес встал и вместе с офицерами вышел. После некоторой паузы барон спросил нас с Маэрим:

– «Возможно вы знаете, какое страшное оскорбление нанёс Мейон баронессе и, тем самым, всему нашему роду?»

Маэрим удивлённо посмотрела на Кабаля, потом на Мегион и потом на меня. А я, тщательно продумывая каждое слово сказал:

– «Да, я видел записи Мейона и меня этот его поступок, как впрочем и другие, сильно возмутил. Впрочем баронесса держалась достойно, а Мейон убит».

– «Кто ещё видел эти записи?» – Мегион раскраснелась то ли от возмущения, то ли от стеснения.

– «Никто, но я хотел бы ещё раз просмотреть их вместе с Тиумом, там много деталей, объясняющих поведение бейлифа и его помощников».

– «Раз это тебе нужно для дела, то конечно можешь ещё раз их просмотреть, Тиум тоже не будет никому рассказывать об увиденном, если его предупредить» – согласился Кабаль, «но я надеюсь, что более никто этого не увидит?» Маэрим умоляюще посмотрела на меня.

– «Тебе я ни в коем случае не покажу, а то ты не будешь спать ночами, представляя, что сделал бы с тобою граф». Фари-Туинес облегчённо вздохнули, напряжение резко спало.

– «Да Мейон убит, но в своё время мы отписали по этому поводе бейлифу и Терейну, но они ничего не пожелали сделать» – с едва скрытым возмущением продолжил Кабаль».

– «Почему же ничего» – возразил я, «бейлиф немного пожурил свою подружку, а Терейн порекомендовал ему заняться Маэрим».

– «Подружку?» – не поняла Мегион.

– «Я не разбираюсь в гомосексуальных связях и не знаю как правильно определить статус Мейона, но он был сексуальным партнёром бейлифа».

– «Неужели» – воскликнула баронесса, «ходили слухи, что бейлиф предпочитает мальчиков, но я этому не верила».

– «Маэрим» – обратился я к своей напарнице, «тебя не затруднит позвать Мартина с моей сумкой и я продемонстрирую всем записи Мейона».

– «Не надо» – остановил Маэрим Кабаль, «мы тебе безусловно верим».

– «Тогда что вы от меня хотите? Чтобы я убил бейлифа?»

– «Мы хорошо знаем, что бейлифа почти невозможно достать» – обратилась ко мне баронесса, «но если ты убьёшь Терейона мы будем тебе весьма благодарны».

– «Это тоже непросто сделать».

– «Владения рода Фари-Туинес весьма богаты, а раз ты ведёшь войну, то тебе понадобятся большие средства».

– «О конкретной форме и размере благодарности договаривайтесь с Маэрим» – она хищно улыбнулась, «мне же нужно: свободный проход по территории ваших баронств и возможность передохнуть моему отряду в любом вашем замке до трёх ночей подряд».

– «Боюсь, что некоторые наши родственники откажутся это сделать».

– «Списки тех, кто согласится и тех, кто откажется, передадите мне через Маэрим, но учтите, что после безобразий Мейона бейлиф заявил, что все представители рода Фари-Туинес являются его личными врагами. Он хорошо понимает, что чтобы вы не говорили, но этого ему не простите. А теперь я оставлю вас для переговоров с Маэрим, только учтите, что у нас мало времени, менее полутора часов».

Я взял камень-шпион и вышел из комнаты. Там ждали меня Микилеес, Вадим, Юрек и Мартин с сумкой и мешком.

– «Я выделил твоим воинам центральные казармы замка, там почти двести мест» – обрадовал меня Миле.

– «А нам просто нечего сейчас делать» – сказал Вадим.

– «Найдётся здесь поблизости свободная комната» – поинтересовался я барона.

– «Конечно, прошу» – он поднялся на третий этаж и привёл нас в угловую комнату с зашторенными окнами.

Я обошёл её по часовой стрелке и поставил глухую защиту от подсматривания и подслушивания. Потом велел Мартину сгрузить всё в одно из кресел и встать у двери и охранять. Дверь я запер заклинанием. Потом вытащил камень и положил на стол, рядом положил трапецоид для записи, а сам сел напротив. Остальные уселись рядом со мной. Мы успели вовремя – на краю поля был конный отряд с факелами, скакавший к Муур-Хуказу. Четверо из подъехавших соскочили с лошадей и подошли к телу – Терейон и молодой маг склонились над казнимым, а двое солдат передали поводья лошадей второй четвёрке. Эта четвёрка целиком состояла из солдат и они отъехали на три десятка метров. Муур-Хуказ силился предупредить их о гранате, но заклинание не позволяло ему говорить. Терейон приказал солдатам перерезать верёвки и положить его на носилки, а потом спросил у мага:

– «Можно ли его спасти или лучше прекратить его мучения?»

– «Шансы есть» – ответил маг, «но небольшие».

К этому времени солдаты перерезали верёвки и подняли тело. Скоба взрывателя оттолкнула гранату, и та подкатилась прямо под ноги к Терейону. Он наклонился посмотреть на мой подарок, даже потрогал её и тут сообразил, что сейчас произойдет. Что-то крикнув магу, он начал быстро строить щит, но успел дотянуть его только до середины бедра. Я впервые видел взрыв тяжёлой противопехотной гранаты – осколки перебили Терейону ноги, а один раздробил ему колено и он упал, но сумел что-то прокричать второй четвёрке. Магу осколки тоже перебили ноги, а один вонзился в живот, чуть ниже пупка – то, что выше маг успел закрыть щитом. Больше всех досталось солдатам, оба были убиты осколками, а Муур-Хуказ опять выжил, хотя несколько осколков и получил.

– «Вот живучая гадина» – с каким-то восторгом произнёс Юрек.

Уцелевшая четвёртка рванула с места в карьер и подлетели к Терейону, один из них был ранен осколком гранаты в руку. Он приказал, и они начали перевязывать его и мага. Потом один из солдат подошёл к Муур-Хуказу и перерезал тому горло, а голову зачем-то сложил в мешок.

– «Надо будет при случае узнать, зачем отрезают головы и что с ними потом делают?»

Терейон с помощью солдат взгромоздился на лошадь, а мага положили на носилки, которые закрепили на двух лошадях. Потом Терейон чуть слышно скомандовал, – «в лесную деревню», и небольшой отряд двинулся в путь.

– «Где может быть эта лесная деревня» – поинтересовался я у Юрека, доставая из сумки рамку портала.

– «На северо-восток от замка» – сказал Микилеес, «примерно в шести километрах».

Настроив рамку я быстро нашёл деревню, в центре которой возвышался трёхэтажный бревенчатый терем с башней сбоку него.

– «Думаю Терейон остановился в этой башне на втором этаже, это наш родовой загородный дом, который я хорошо знаю. Но сейчас там часто бывает Терейон – в башне есть шикарная комната с камином и широким дымоходом, в ней обычно он и останавливается, как и предыдущие хозяева»

Дом с башней стоял на краю деревни, вдаваясь в лес. Выбрав подходящее место я перебрался порталом на большое дерево с раскидистыми ветками, с которого хорошо была видна башня. Перебравшись порталом на это дерево и усевшись в развилке из нескольких ветвей, я начал изучать башню. Защита на ней была хиленькая, сляпанная на скорую руку, по-видимому Терейон заезжая сюда каждый раз подновлял защиту, в результате чего образовалось множество заплат и складок, в которых можно было спрятать что угодно. Но я не сомневался, что вернувшись сюда тяжелораненым, Терейон попросит кого-нибудь установить серьёзную защиту, которую мне не преодолеть. Поэтому я пропустил вдоль угла дымохода тонкую магическую трубу, которую через щель в камине провёл в комнату рядом со стеной. Потом грубо взломав защиту я бросил рядом с кроватью несколько сорванных в лесу веток ядовитого растения, а в стену незаметно встроил камень-шпион. Подготовив ловушку, я собрался вернулся к своим офицерам, но делать портал мне категорически не хотелось. Поэтому я углубился на два слоя и двинулся в замок Микилееса. Выйдя около дворца, я поднялся на третий этаж и вернулся в комнату. Все выглядели очень встревоженными, но при виде меня вздохнули с облегчением.

– «Ловушка на третьего кота готова» – сообщил я присутствующим, которые меня прекрасно поняли. Мне же сказали, что в лесной деревне появился сам бейлиф и устроил большой шухер. Разбив мужиков на тройки, он приставил к каждой солдата и послал в лес кого-то искать. Ещё с ним прибыли три младших помощника и пытаются что-то магически определить. Попросив Микилееса разместить Вадима и Юрека в замке до утра, я пошёл узнать, чем закончились переговоры Маэрим с Фари-Туинесами. Мартин с сумкой и мешком шёл за мной.

Маэрим как раз закончила переговоры и я предложил Фари-Туинесам перебросить их домой порталами, но Кабаль наотрез отказался.

– «У тебя наверное рамка, отнятая у Тарин-Кифов. Бейлиф знает какой-то приём или имеет соответствующий артефакт и ловит, перемещающихся порталом. Чтобы настроить и воспользоваться твоей рамкой нужно минут 15, а на перехват требуется вдвое меньше времени. У нас неплохая охрана и утром мы спокойно вернёмся в свои замки».

– «Ладно, идите и отдыхайте, только попросите Микилееса зайти ко мне».

Фари-Туинесы ушли, и только тогда Маэрим взорвалась и начала на меня кричать:

– «Ты обещал, что этим вечером мы с тобой будем в моём замке, а теперь что – в гости к Бейлифу?»

– «Не истеричь и не бзди, будем мы сегодня в твоём замке, только на часок попозже».

– «Ты придумал очередную гадость?»

– «Причём ужасную, а теперь сядь и не мешай мне». Тут прибежал Микилеес и удивлённо спросил:

– «Кабаль сказал, что я тебе зачем-то срочно нужен?»

– «Совершенно верно, у тебя в хозяйстве найдётся старый вонючий козел?»

– «Найдётся, а для чего?»

– «Хочу подарить его бейлифу».

– «Совсем спятил» – Миле очень привычным образом покрутил пальцем у виска, а Маэрим, о чём-то догадавшись, начала хихикать.

– «Миле» – обратился я к нему, «бейлиф привёз в лесную деревню трёх младших помощников, которые пытаются перехватывать порталы в надежде поймать меня. Я им построю великолепнейший, шикарнейший портал, который они обязательно перехватят, но в нём будет козёл». Миле начал дико ржать, поддерживаемый Маэрим:

– «У меня есть козёл, не старый, но злобный и свирепый, для подарка в самый раз».

Я начал настраивать рамку на самый слабый режим, это была лишь тень портала, но она привела меня в комнату, где сидело два молодых парня и мужчина постарше и увлечённо ругались друг с другом. По видимому мужчина их ругал, что они небрежно относятся к работе и поэтому никого не поймали, а они его обзывали занудой, тупым мулом и козлом.

– «Будет сейчас вам козёл, причём настоящий» – злорадно подумал я.

Микилеес тут и появился в комнате с козлом. Последнего он то приманивал морковкой, то тащил за повод, то пытался гнать вперёд пинками. Я установил достаточно большое входное окно перед козлом и вкачав в портал море энергии, начал искать куда бы прицепиться выходным. Мой портал эти ребята почти сразу перехватили и потащили выходное окно к себе в комнату. Миле вбросил в портал морковку, а я перерезал повод почти у шеи. Козёл рванул вперёд то ли за морковкой, то ли знакомиться с новыми людьми и сшиб одного из молодых парней. Это ему понравилось и он весьма успешно атаковал второго, а сбив и его погнался за мужчиной постарше. Но последний успел выскочить в коридор, и захлопнул перед козлиным носом дверь. Козёл успел наклонить голову и ударил рогами, но открыть дверь не смог. Тогда он повернулся и напал на первых двух противников.

Пользуясь суматохой, я стащил перехватывающую рамку, а взамен вставил камень-шпион в совершенно непотребный бюст вместо отсутствующего носа. Открылась дверь и вернулся мужчина постарше с бейлифом. Портал я успел убрать, а подслушку включить. Миле и Маэрим уже не могли смеяться, а тихо стонали. Козёл, увидев новых лиц, выбрал из них бейлифа и атаковал его. Маэрим показала на лежащий на столе трапецоид:

– «Я его включила, чтобы фиксировать ход переговоров, но запись продолжается».

Ржать мы уже не могли. Бейлиф с мужчиной действовали более грамотно, чем ребята, загнали козла в узость между столом и стеной и там скрутили, привязав какой-то верёвкой к каминной решётке.

– «Это третий этаж, точно над комнатой Терейона» – пояснил географию Миле. Я повернулся к Маэрим и показал ей узкую рамку:

– «Это перехватчик порталов, он теперь у меня. Возвращаемся в замок или досмотрим спектакль до конца?»

Маэрим подскочила ко мне, расцеловала и чуть не опрокинула меня с креслом на пол. Только в последний момент я успел уцепиться за стол. Она села мне на колени:

– «Конечно досмотрим, боюсь что подобного я больше никогда не увижу». А на экране бушевал бейлиф:

– «Козлы, идиоты, недотраханые бараны … , каким образом вы перехватили этого козла?»

Козёл, догадавшись, что речь идёт о нём, сказал: «Ммее». Бейлиф, будто его кольнуло, подошёл к рабочему месту младших помощников и начал внимательно осматривать стол. Потом сделал два шага назад и ещё внимательно осмотрел пол. А после почти шёпотом спросил:

– «Где Перехватчик, долбоё…?»

Возникшей паузе и тишине позавидовал бы и Станиславский. До ребят наконец дошло, что игры кончились и вмазались они по самое не могу.

– «У меня Перехватчик был один-единственный, и ни у кого в нашем сеймене нет амулета для перехватывания порталов. А у Лекеса есть рамка, которую он отобрал у Тарин-Кифов, и теперь он может безнаказанно разгуливать, где ему вздумается» – также шёпотом продолжал он, и вдруг заорал: «где Перехватчик, сволочи».

«А в ответ тишина …» – ребята, да и мужчина боялись даже дышать, они прекрасно понимали, что ними может быть.

– «Вон отсюда» – было хорошо видно, как крутятся шарики в голове бейлифа, «стоять недоумки. Сейчас спуститесь к комнате Терейона и будете охранять его до утра. И горе вам, если за ночь с ним что-нибудь случится. А теперь вон».

Он походил по комнате, осматривая всё, даже мазанул взглядом по бюсту со шпионом, потом подошёл к камину и стоя к нам спиной начал говорить:

– «Лекес, почему-то я уверен, что ты меня слышишь и видишь. Мне безразлична судьба Мейона и Керейона, мне очень понравилась твоя шутка с козлом, но запомни – в северо-западной байле северо-западного сеймена есть только один хозяин – я, бейлиф Фаник Бенер-Руун. Если ты завтра придёшь ко мне с повинной, то может быть я тебя и прощу, а может быть даже назначу младшим помощником. Иначе я объявляю тебе войну, которую буду вести, пока не уничтожу тебя и твоих близких». Бейлиф взял с полки что-то вроде карандаша, сломал его и бросил обломки в камин.

– «Бейлиф предлагает тебе прощение и даже должность младшего помощника» – Маэрим то ли провоцировала меня, то ли действительно удивлялась.

– «Я ему не верю, поэтому даже разговаривать с ним ни о чём не собираюсь. Сделай Миле копию козлиной эпопеи».

Я взял рамку и начал настраивать портал на свою комнату. Настраивал тщательно и сравнительно долго, зато процесс включения занял меньше минуты. А за минуту нас не успеют перехватить. Маэрим и Мартин подошли ко мне и мы шагнули в мою гостиную.


Пятница, поздний вечер | Приключения Мага | Глава 12. В родном замке