home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пятница, поздний вечер

Снизу донеслось что-то знакомое.

– «… корону Наймиера. Но начинать надо с этого сеймена – захватить здесь власть, подчинить владетелей, перебить бейлифов и их помощников. К сожалению, Каэн схватку проиграл, непонятно только кому и как именно. Ты поедешь в какую-нибудь из деревень около замка, свяжешься с нашим человеком и выяснишь подробности. Сам в замок не лезь – мы не знаем, что может новый маг, поэтому лучше перед ним не светись. И возьми отряд – в лесах полно наёмников и ронинов, и будь осторожен. Чуть что – уезжай» – различить сверху лица было очень сложно, поэтому я обозвал говорившего «Седым».

– «А что с замком графа?» – спросил другой, «белобрысый».

– «Туда поехал Юрек с четырьмя людьми. Они едут как монахи братства Ожидающих, в их хламидах и на мулах. Ещё я дал Юреку слушающий камень, в любом случае мы скоро всё узнаем». Седой взмахом руки распустил совещание и четверо направились к выходу.

– «Мне надо поспешить в башню встретить этого Юрека и не хочется пропускать столь интересный разговор – но наверняка у графа на этот случай что-нибудь придумано».

Пристально обыскав магически всё вокруг, я обнаружил под столом выдвижной ящичек, а в нём несколько пар фонящих стаканчиков. Счесть их использование было делом техники. Внешним стаканом я накрыл камень, а внутренний одел на глаз, как монокль.

– «Встань у двери и никого в комнату не впускай, кроме меня».

Мартин улыбнулся, показав что оценил шутку, поставил мою сумку на оружейный столик и подошёл к двери, обнажив короткий меч. В нём чувствовалась сноровка бывалого воина и готовность чётко выполнить приказ. Сбежав на первый этаж: 18 пролётов – 18 шагов, я помчался к восточной башне, по моим ощущениям Юрек ехал с востока. Пока я нёсся к башне, троица оставшихся уселась рядом и продолжила разговор на русском! Оставшихся для удобства я обозвал: Брюнет и Пегий.

– «И что дальше?» – спросил у Седого Брюнет, «граф убит, Каэн убит, на складе осталось всего 12 пистолет-пулемётов и по полторы тысячи выстрелов к каждому».

– «Ситуация конечно не простая» – ответил Седой, «но нельзя ожидать, что захват власти будет простой задачей. К тому же мы до сих пор не знаем, как решить проблему магов. На службу к нам они не идут, предпочитая бейлифа или ученичество у сильных магов. а оставшиеся трое ненадёжны. Что у нас с оружием?» – обратился он к Пегому.

– «С оружием тоже неважно» – ответил тот, «по проходу надо ползти с рюкзаком почти 10 часов».

– «Мне это известно» – перебил его Седой, «почему не используете местных».

– «Потому что не идут» – зло сказал Брюнет, «мы подогнали к проходу десятерых, пообещав очень большие деньги, но увидев его они отказались. Мы увеличили оплату втрое, всё равно никто идти не захотел. Тогда мы троих расстреляли, остальные всё равно не пошли. Даже когда остался один, он предпочёл быть застреленным, но не пошёл».

– «Идиоты» – прошипел Седой.

– «Интересно, это он о расстрелянных или о своих компаньонах» – подумал я, «в любом случае вышку ребята заслужили».

– «Ещё у нас проблемы на той стороне» – сказал Пегий, «поставщики подняли цену, а на дорогах проверка за проверкой. Последнюю машину с грузом пришлось утопить в болоте и уходить на своих двоих».

– «И как вы предлагаете воевать» – Седой будто забивал гвозди в крышку гроба, «мы планировали захватить замок Берейнон, но у них оказывается есть довольно сильный маг и современное огнестрельное оружие».

– «И что будем делать» – поинтересовался Брюнет.

– «Подождём сообщения от Юрека, может быть придётся запереться в этом замку и выждать более удобного момента».

– «Подождите гады, скорее вы дождётесь меня с ротой автоматчиков» – перед моими глазами встала сцена расстрела этой троицы – «но сейчас надо подготовить Юреку достойную встречу».

Вызвав Вадима, командира этой башни, я вкратце обрисовал ему ситуацию. Вход, как и в нашем замке, не открывался прямо во двор, а ещё внутри башни поворачивал направо и входил во двор недалеко от наружной стены. Во дворе параллельно стене были срочно накиданы сломанные телеги, кипы кож и тюки с грязной одеждой, в основном с кого-то содранной и в крови. Вся эта композиция не производила впечатления баррикады, а выглядела как обычный рабочий беспорядок – просто не успели отнести в починку и в стирку. За этими кипами и тюками спрятались да автоматчика, я и меченосец. Мне нашли даже хламиду братства Ожидающих, которая увы была мне несколько велика. Сам Вадим и последний автоматчик спрятались в башне, чтобы не дать никому удрать обратно. Один воин спрятался на самом верху башни, чтобы сообщить о приближении отряда, а потом следить за окрестностями. От входа вдоль стены я создал специальную зону, из которой даже камень-шпион или маг не могли ничего сообщить. Распределившись и спрятавшись мы стали ждать, благо этим заниматься пришлось недолго. Получив по цепочке солдат сигнал дозорного и вскоре во двор ворвались пятеро мулов с седоками. Несколько кип валялось поперёк их пути и отряду Юрека пришлось остановиться. Несколько связывающих заклинаний было уже готово и мгновенно накинуто. После этого подскочившие бойцы Вадима стащили лжебратьев на землю и тщательно их связали. Оружие при этом естественно отобрали, а я взял камень-шпион и выключил его, и выйдя из зоны тишины посмотрел в свой подсматриватель. Троица захватчиков продолжала сидеть за столом и ждала сигнала от камня Юрека.

– «Интересно, сколько они будут ждать?» – глупые вопросы были одним из любимых моих развлечений. Но надо было заняться делом – поговорить с Юреком.

С него и его людей уже сорвали хламиды, рубашки и ремни, обыскали и сейчас двое бойцов, немного разбирающихся в магических штучках, копались в найденном. Я предложил Вадиму поучаствовать в этой работе.

– «Зачем, я ничего не понимаю в амулетах и магических штуковинах?» – удивился он.

– «Зато понимаешь в технических штуковинах, а изъяты в основном они».

Юрек и его люди стояли, привязанные к столбам. Я медленно обходил их, всматриваясь в глаза. Трое ответили яростными ненавидящими взглядами – они пришли к Седому из разбойников и рассчитывали поживится, но в первом же выходе такой облом. Четвёртому пришлось поднять голову за волосы, чтобы посмотреть в глаза. Он был из крестьян, дом его сожгла прогулявшееся мимо банда, а семья голодала в наспех вырытой земля, надеясь на кормильца, который ждал смерти.

– «Развязать и накормить» – сказал я Вадиму, «этот ещё может пригодится».

Русского мужик не знал, но по интонации понял, что всё ещё не так печально и есть какая-то надежда. По перехваченному взгляду Юрека стало ясно, что русский язык он знает, причём хорошо – хотя и выглядел он местным.

– «Что тебе было поручено?» – спросил я его по-русски, и перехватив якобы непонимающий взгляд, добавил, «не валяй дурочку, хуже будет».

В руках у меня вдруг появилась чесалочка. Видимо выскакивая из комнаты мага, я машинально схватил её, но всё время держал прижав к руке. А сейчас взял за рукоятку. Крестьянина уже увели, а разбойники этой игрушки заметно испугались. Юрек же спокойно посмотрев на неё, стрельнул взглядом по разбойникам. Поняв, что он не хочет говорить при «коллегах», я приказал двум меченосцам отконвоировать его в допросную. Конечно, такие приказы надо отдавать через непосредственного командира, но Вадим знал на Тао-Эрис всего несколько слов и команды отдавал через своего заместителя. Допросная размещалась в центральной башне в середине и представляла собой большую комнату с различными средневековыми агрегатами для пыток. Войдя в башню я позвал двоих своих солдат, а конвоиров отпустил обратно к Вадиму. Бойцов в отрядах имелось мало, поэтому каждый воин был на счету. Юрека посадили в железное пыточное кресло, затянули над животом ремень и хотели вывернуть руки за спину и связать, но я жестом показал, что не нужно.

– «Говори» – приказал я Юреку.

– «Зачем, скоро придут мои хозяева, а они очень сильные маги, и ты тогда пожалеешь, что родился на свет».

– «Они совсем не маги, а технари-мошенники».

– «Откуда ты это знаешь и откуда ты знаешь русский?» По-русски он говорил хорошо свободно, но с явным акцентом.

– «Оттого, что я из их же мира, но в отличие от них – маг».

– «Они делают разные магические вещи, например стреляющие палки или горящие без дыма светильники.

– «Ты откуда знаешь русский?»

– «Бабка научила, она в своё время попала сюда оттуда, вышла замуж и всё такое».

– «А про такую вещь как технику, она тебе не рассказывала?»

– «Говорила, но я ей не верил».

Я достал пистолет и дважды выстрелил в кучу дров, стоящих сбоку – «это техника».

Потом всадил туда же тройку ледяных стрел – «а это магия, видишь разницу».

– «Вижу, я догадывался, что меня обманывают, но не знал как. Но у них есть и маги».

– «Двое из них ничто, Каэна я убил, остаётся один – как его зовут?»

– «Тобиас, он хороший маг, но не боевой». А что ты будешь делать против громовых палок?»

– «У меня их больше».

– «Откуда ты решил, что у тебя больше».

– «Посчитал, у твоих бывших хозяев осталось 12 пистолет-пулемётов».

– «И Каэна ты застрелил?»

– «Нет, я его убил в честном магическом поединке во дворе замка Берейнон». Юрек задумался, но потом всё-таки решился и спросил:

– «Ты сильный маг и смелый воин, почему ты служишь бейлифам?» Почти мгновенно пришло ощущение, что сейчас надо идти ва-банк:

– «Я не служу бейлифам, а воюю с ними! А вот твои хозяева им служат!»

– «Неправда, они постоянно говорят, что воюют против бейлифов».

– «Говорить можно что угодно, объясни откуда у графа, союзника твоих хозяев серый камень младшего помощника бейлифа?»

– «Серый камень, не может быть».

– «Я снял его с трупа графа, ты не веришь?»

– «Верю, я умею чувствовать ложь».

– «Хоть что-нибудь твои хозяева сделали против бейлифа и его слуг?»

– «Нет, они копили силы , воевали с владетелями и грабили деревни. Они говорили, что им надо накопить силы. А ты выступал против бейлифа?» – предъявил он мне свой последний аргумент.

– «Я убил Мейона».

– «Мейона Тениорис-Кифа, младшего помощника бейлифа», – Юрек был в трансе, а потом рассказал свою незамысловатую историю. Он был из семьи потомственных сеньоров, которые владели небольшой деревенькой между замками Микилееса и Берейна. Хозяйство он вёл грамотно: нанимал магов, для работ по хозяйству; закупал породистую птицу и скотину, хотя в разорённой войной Тао-Эрис это было непросто; нашёл и пригласил к себе хороших плотников, кузнеца и целительницу. Осенью обеспечивал крестьянские обозы охраной, чтобы они могли продать свои продукты в ближайшем городке. Деревенька процветала и ему вполне хватало на жизнь. Но однажды возвращаясь с охоты, он увидел что деревня горит с четырёх концов, а по улицам на конях носятся Мейон и его бандиты, и кнутами бьют всех, кто пытается тушить пожар. Юрек пытался его увещевать, но только получил дважды кнутом по лицу. Хорошо ещё, что пока он пытался остановить Мейона, его крестьяне успели открыть загоны для скота и выгнать оттуда животных за ограду. А Мейон потребовал, чтобы Юрек и его люди убрались отсюда и не возвращались, и добавил:

– «Здесь будет чистое поле с высокой травой, где я буду охотиться на рябчиков».

Тогда Юрек отвёл крестьян в лес, где они вырыли себе землянки, а сам ушёл к Седому, охваченный жаждой мести. К его сожалению, Седой так ни разу не выступил против кого-нибудь из слуг бейлифа и отказался помочь его крестьянам, которым придётся зимовать в лесу без еды и тёп­лых вещей.

Пока он говорил, я велел воинам отстегнуть ремень, притягивающий его к железной спинке кресла и подать стакан воды. В середине разговора подошли Микилеес и Маэрим. Она сразу предложила переселить крестьян Юрека в одну из деревень возле замка. Из-за набегов банды, которую я уничтожил в свой первый день, большая часть домов в ней пустовала – люди ещё весной ушли в одну из дальних деревень, обзавелись там хозяйством и возвращаться не собирались.

– «Значит ты ещё убил» – Юрек назвал имя главаря той банды и вдруг бухнулся передо мной на колени, «разреши мне быть твоим вассалом, ты действительно воюешь с бейлифом и его слугами». Он начал произносить вассальную клятву, а Микилеес подсказывал мне необходимые реплики. Потом барон предложил переселить крестьян к нему, но Маэрим заявила, что её замок лучше защищён и более богат, а крестьян надо будет одеть и всю зиму кормить. А при случае и докупить им скотину и птицу.

– «А ещё и рыбу докупить» – съязвил Микилеес.

– «Зачем» – якобы удивилась Маэрим, «там рядом озера, а в них полно рыбы. А на берегу брошенные баркасы – их только починить».

Юрек был откровенно счастлив, то обстоятельство, что он не смог защитить и помочь своим крестьянам, мучило его больше всего. Маэрим с Микилеесом договорились, что несколько подвод с продовольствием они возьмут в этом замке, потом поедут в замок барона, где тот организует ещё обоз, оттуда мы поедем в лес, заберём крестьян Юрека и отведём их в наш замок. Завтра их снабдят все необходимым и они уйдут в деревню, где уже будут жить постоянно. Я посмотрел в окно, уже начинался закат:

– «Надо поторопиться и выйти через полчаса. И так мы будем за полночь, если не к утру».

– «Переночуем в моём замке, а утром двинемся дальше. Вести крестьян по ночному лесу опасно и холодно» – предложил Микилеес, а Юрек согласно кивнул.

Потом я вызвал Дмитрия и приказал ему оставить в замке Константина с отрядом и добавить ему мой отряд. – «На первое время хватит, а потом Лиири доберёт солдат». Потом поднялся наверх, запер противопортальным заклинанием комнату мага и нагрузил Мартина мешком со столом-подслушивателем. Хорошо, что он был нетяжёлый и нести его надо было до телеги под башней. Спустившись вниз, я зашёл к Лиири, которой объяснил, что она теперь владетельница этого замка и должна набрать свою дружину для его защиты, так как Костю с моими солдатами я через десять дней заберу. У неё сидела найденная мною девчонка, которую новоявленная баронесса взяла себе горничной. Обе они меня долго благодарили пока я не прервал их словоизлияния, договорился с Лиири о связи и спустился вниз. Мартин уже сидел в телеге, куда сгрузил мою сумку и мешок со столом. Рядом лежала хламида, которую я с удовольствием одел – к вечеру похолодало. Отряд двинулся в путь. Впереди ехал Микилеес, потом я с Маэрим, Юреком, его крестьянином и двумя автоматчиками и двумя меченосцами, которых я забрал у Вадима, за мной двигался отряд Вадима, потом обоз, а замыкал колонну отряд Дмитрия. Мы подъехали к привязанным разбойникам, рядом стоял местный палач с помощниками. Маэрим провела большим пальцем со сжатым кулаком горизонтальную черту – палач по одному укладывал разбойников на плаху и отрубал им головы.

– «Извини» – обратилась ко мне Маэрим, «проводить соответствующую казнь не было времени».

– «Думаю, что они за это не в обиде».

– «Это точно. Я очень волнуюсь за свой замок».

– «Я тоже, уйдём от Миле порталом

– «Так будет спокойнее».

Я кивнул Юреку и подождал телегу с оружием. Достал его пистолет-пулемёт и отдал ему вместе с подсумком. Потом одел на плечо свой автомат, стволом вниз по охотничьи. Отправив Юрека на место в отряде, я дождался Дмитрия и забрал у него двух автоматчиков. Их и Вадима с его автоматчиком я присоединил к Микилеесу, так чувствовал что схватка неизбежна. Догнав Юрека, я посчитал: у Миле с Вадимом – девять автоматчиков плюс Юрек. В лесу на нас вряд ли нападут, а на открытом месте десять стволов при поддержке мага – это достаточно серьёзно. Отряд втянулся в лес и в хорошем темпе двигался по утоптанной тропе. Местные лошади скакали более ходко, чем земные, то есть могли дольше бежать с высокой скоростью. Телеги были подрессорены и каждая запряжена парой, поэтому они не замедляли движения. Тропа была достаточно широкой, чтобы всадники ехали колонной по двое и вели наблюдение в обе стороны. Но через несколько километров у меня появилось стойкое ощущение, что за нами смотрят. Внимательно осмотрев всё вокруг, даже возможное подглядывание через портал, я сумел поймать один из взглядов, а через него обнаружить и наблюдателя на дереве. Одетый в маскировочную шкуру и он прижался к стволу дерева, сидя на ветке совершенно неподвижно. Обнаружить его можно было только прибором или магическим взглядом. Здоровая свежая шишка вспорхнула с земли мне в руку, а потом стремительно улетела ему в глаз. От неожиданности он чуть не свалился, но в последний момент успел повиснуть вниз головой, обхватив ветку ногами. От его кульбита задвигались и были обнаружены ещё трое. Зашевелились и стали отползать назад сидевшие внутри. Всё это происходило слева от нас, поэтому я внимательно просканировал правую сторону. Там было пусто, а вот впереди нас ждали. На довольно большой поляне с левого краю у боковой тропы расположились пятеро всадников в кольчугах, а один даже с охотничьим ружьём. Вадим с Микилеесом быстро проскочили середину полянки, расположив свой отряд веером по противоположному краю перехватив выход. Мы – я, Маэрим и Юрек направились прямо к всадникам. Обоз двигался вдоль правого края. Подъехав к всадникам, я сразу увидел, что их атаман близко знаком с Юреком.

– «Вербуешь Седому новых рабов» – спросил Юрека атаман,

Маэрим дёрнулась от оскорбления, мне пришлось перехватить её лошадь, а левую руку приподнять для магического удара. Юрек встал между нами.

– «Я ушёл от Седого, ты был прав они одна шайка-лейка. Теперь я вассал мага Лекеса, благородного дона».

Атаман отвесил мне не слезая с коня шутливый поклон: – «и чем же сей великий маг заслужил твоё Юрек расположение?»

Подъехал Дмитрий и встал слева от меня, немного сзади, автомат был нацелен на атамана. Я решил перехватить инициативу:

– «Юрек принёс мне вассальную клятву из-за сущих пустяков – я убил главаря приречной банды, Мейона, графа и Каэна» – на кончиках пальцев моей левой руки дрожали пять молний, «и ещё, Юрек пока об этом не знает, я сжёг башню магов Тарин-Кифов и накрошил в ней и рядом кучу их магов».

– «Я видел как Терейон увозил труп Мейона и видел сгоревшую башню Тарин-Кифов» – выдавил из себя атаман, «приношу извинения баронесса, маг.» Он уже серьёзно кивнул мне и Маэрим и спрыгнул с коня.

– «Если позволите, мы немного пошепчемся с Юреком».

Юрек тоже спрыгну с лошади и они с атаманом пошли в лес. Я подозвал Дмитрия:

– «Прикажи Вадиму и Микилеесу продолжать движение, но пока я не догоню – из леса не выходить» – а сам усилил слух. Мне хотелось знать, что будут говорить «лесные братья».

– «Юрек, он действительно так силён, что готов одновременно сражаться с бейлифом, Седым и Тарин-Кифами. Или он немного сумасшедший?»

– «Может и сумасшедший, но он реально с ними сражается и он очень силён и как маг и как полководец. Не успели графа закопать, как Лекес первым захватил его замок».

– «Юрек, за несколько дней он угробил с десяток магов и младшего помощника бейлифа и никто не понимает как. Терейон его откровенно боится. Тарин-Кифы срочно договариваются с бейлифом о перемирии и попросили своих всех родственников прислать войска и магов».

– «Надо сказать об этом Лекесу, тогда они не успеют ничего сделать. Его принцип – «бей первым». Я только въехал в замок графа, как он скрутил и меня и моих людей».

– «У него немного воинов».

– «Но они вооружены автоматами. Думаю, вернувшись в Бирейнон, он объявит набор».

– «Скажи ему, что под стенами замка Микилееса его ждёт засада – младший помощник бей­лифа Керейон с бандой Муур-Хуказа, всего сотня человек. А я посмотрю, что он будет делать? Мешать вам я не буду».

– «Лекес их побьёт».

– «Как говорится, Юрек больший католик, чем папа римский» – подумал я, «в отличие от меня ни тени сомнения и правильно, только вперёд».

Мне вспомнилась китайская пословица: «когда едешь верхом на тигре – самое опасное остановиться».

Вернувшись атаман уехал со своими спутниками в лес, а Юрек рассказал нам о засаде.

– «Наверное лучше вернуться» – сказала Маэрим, у них большие силы.

– «А ты что предложишь?» – спросил я Юрека.

– «Я как мой сеньор» – ответил он.

– «Тогда вперёд, когда ещё представится случай прихлопнуть младшего помощника бейлифа, а заодно серьёзную банду». Мы поскакали догонять наше войско.

– «Это очень опасно» – сказала Маэрим, «лучше было бы вернуться в замок к Лиири».

– «Отсиживаться ещё опаснее, если противник подставляется, его надо бить. И надо снять осаду с замка Микилееса, этим мы обезопасим и наш замок».

– «Бей первым» – прошептал Юрек. Догнав наш отряд, я сказал Дмитрию о засаде и приказал ему и автоматчику ехать с нами в голову колонны, а его заместитель должен был догнать обоз и обеспечить его защиту. Я объяснил всем:

– «Если мы уничтожим засаду, то отдельные бандиты не успеют захватить обоз – часть отряда вернётся и их уничтожит. А если мы не сумеем быстро разобраться с засадой, то всем будет плохо. В худшем варианте будем прорываться в замок Миле».

Впятером догнав голову отряда, я собрал там всех автоматчиков, выслал двоих меченосцев в головной дозор и резко ускорил движение. Обоз начал отставать, но с ним было шесть меченосцев, готовых оказать сопротивление. Мы резко вырвались из леса на широкую дорогу и конной по четыре помчались к горящей деревне. Хотя противник нас и ждал, но растерялся увидев, что мы атакуем и вывалился из деревни толпой. Впереди скакал Керейон, пытаясь растянуть перед отрядом хиленький щит, который всё-таки давал кое-какую защиту от пуль. Когда расстояние между нами уменьшилось до ста метров, я приказал спешиться и развернуться в цепь. Враг скакал немного в горку, я ещё сделал часть дороги грязной лужей. Поэтому прущая навстречу толпа, врезавшись в эту лужу, резко потеряла темп, было несколько случаев столкновения.

– « Упавшим думаю здорово повезло» – я попросил свои камни отключить камень Керейона, разорвал его щит, и организовал ему кровоизлияние в мозг, одновременно отдав команду:

– «Огонь».

Огонь очередями из 12 стволов прежде всего привёл к тому, что лошади взбесились и скинули своих седоков в грязь, причём треть последних была убита или серьёзно ранена. Шесть цепных молний вывели из строя всех остальных. Мои воины вскочили на лошадей и подлетели к поверженному противнику. Нескольким бойцам Микилеес приказал скакать в деревню и тушить её. Остальные начали раздевать противников и отбирать у них награбленное. Дмитрий успел приказать сменить в автоматах рожки, выслать отряд Вадима встретить и проводить к нам обоз, и выставил боевое охранение. Я же подъехал к трупу младшего помощника бейлифа Керейону. Оглядевшись и убедившись, что Маэрим и Миле заняты разговором друг с другом, а Юрек вытаскивает из грязи чью-то стонущую тушу, я быстро наклонился к трупу, взял камень и сунул его к двум другим. Опять прошло по телу тепло. Потом взял у убитого сумку и кинул в неё все остальные его амулеты. Схватка произошла при достаточном свете, но теперь быстро темнело.

Юрек вытащил кого-то на убранное поле и вместе с двумя солдатами сдирал с него одежду. Микилеес командовал теми, кто заканчивал разоблачать пленных и делил их на две группы. Дмитрий ходил вдоль автоматчиков, редкой цепью охватывавших остальной отряд. Я понял, что он не забыл чудище и готов встретить нечто подобное. У тяжелораненых и убитых отрезали головы. Два солдата подошли к телу Керейона, дождались моего кивка и отрезали ему голову. Два мешка были уже наготове. Из леса тем временем начал выезжать обоз. Я подошёл к Юреку, который содрал с тела всю одежду и привязывал его к четырём колышкам в растяжку. Тело дёргалось и сопротивлялось, но с помощью двух солдат он заканчивал подготовку к казни.

– «Это Муур-Хуказ, он вместе с Мейоном и своей бандой разгромил мой дом» – говоря это он закончил привязывать ноги к колышкам, достал нож и вспоров живот выдернул ножом внутренности на землю, – «монсеньор, неужели ты не одобряешь моих действий?»

– «Хороший враг – мёртвый враг, если есть хоть крохотный шанс, что он выживет …».

– «Нет такого шанса» – Юрек высыпал в живот какого-то синего порошка из склянки, «если вдруг он доживёт до утра, то к вечеру сгниёт заживо».

– «Будем надеяться, приподними тело» – я засунул между лопатками плоский камень, а на него положил гранату Ф-1 без чеки. «Если Терейон попробует его спасти, то получится очень весело».

Остатки банды разделили на две части, одну погнали в замок, а другую загнали в сарай на краю деревни и подожгли. Обоз тем временем выехал на поле и по дороге направлялся в замок. Следом за ним на расстоянии около ста метров ехал атаман со свом отрядом.


Пятница, день | Приключения Мага | Пятница, ночь на субботу