home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пятница, день

В основном скопление народа и суета наблюдались у восточной башни и стоящего от неё в ста метрах домика. С приближением окна стало видно, что ворота башни открыты, а во дворе толпятся воины в чужой форме, бродят лошади, которым не хватило места у коновязи и чужие незнакомые мне офицеры выкрикивают приказы. Немного в стороне у стены сидело с десяток наших воинов, лица некоторых из них были знакомы. Все они были разоружены и морально подавлены.

– «К бою» – скомандовал я офицерам, переводя окно наблюдения на дом, а потом на коридор второго этажа. И около дома и в коридоре толпилось немало вражеских солдат, а наши были разоружены. Определив приёмную, около которой напряжение магических линий было особенно высоко, я открыл окно портала в коридор, неподалёку от дверей этой комнаты. Выскочив в коридор, сразу набросил уже заготовленное заклинание Путы на всех в коридоре, а потом Молчание на врагов, освободил от ремней своих солдат и приказал офицерам, указав на лежащих:

– «Вяжи гадов».

Первыми начали действовать наши солдаты. Специальными ремнями они стягивали врагам локти за спиной, а запястья спереди. В рот вставлялся кляп. Двое солдат заняли позицию у входа в коридор. Приказав офицерам охранять вход, я вытащил из ножен нож и вошёл в приёмную. Там было довольно много народу. У дальней стены стояли Маэрим, Дмитрий, Бауэр, какой-то незнакомый мужчина лет тридцати и пяток воинов, руки у всех были связаны заклинанием. У ближней стены находилось пятеро вражеских офицеров с обнажёнными клинками в руках, а в центре стоял богато и элегантно одетый мужчина и что-то говорил Маэрим. Мгновенно оценив обстановку, я заклинанием связал ближайшую пятерку, которая сползла на пол, и только потом вслушался в монолог.

– «Где твой маг, сука» – элегантности в одежде совершенно не соответствовала грубость его речи.

Услышав, что сзади него что-то произошло, он повернулся и сразу попытался меня атаковать, используя серый камень бейлифа, но действие камня я успел заблокировать. Сам я атаковать его магически не стал, засомневавшись, пробью ли защиту камня, и снял со своих магические оковы. Он тут же оценил обстановку – перед ним маг, неуязвимый для его атак, его спутники лежат у стены, связанные и оглушённые, а сзади освободившиеся враги, которые вот-вот ударят в спину. Он рванулся к двери, бросив мне – «пошли поговорим» и вытаскивая длинный кинжал.

– «Предлагается разговор в стиле поножовщины» – вариантов было немного и просчитывались они быстро, «в коридоре уже мои люди, во двор ему не прорваться, следовательно он свернёт в следующую комнату и попытается там ударить меня кинжалом. А что у нас в следующей комнате? Судя по запаху – туалет. Выскочив в коридор и увидев связанных своих людей, он сразу сориентировался и двинулся к ближайшей двери, из которой пахло мочой. Лишь на мгновение он запнулся, меняя своё решение, но этого мгновения мне хватило, чтобы переложить нож в левую руку и магически ускориться. Влетев в туалет он начал поворачиваться ко мне, но я уже длинным шагом оказался около него. Накидка уже была расстегнута и нож вонзился ему под челюсть, испуская поток пламени и выжигая мозг. Он даже не успел взмахнуть своим кинжалом.

У стены стоял наш воин и мочился в писсуар. Он даже не успел закончить процесс, а я уже подскочил к убитому, сорвал камень и сунул его в перетяжку на груди к его собрату. Камни разогрелись, обнялись и слились. Стало очень тепло и приятно. Труп упал на пол, и чтобы его обобрать, пришлось наклоняться. Перстни и браслеты пришлось сунуть в его сумку, которую повесить себе на плечо, ещё далеко не всё было кончено. Кинжал и короткий меч мне не понравились и были оставлены.

– «Надо отрезать голову и сложить всё в мешок» – обратился я к солдату.

– «Я знаю как упаковывают магов, всё будет сделано».

– «Как тебя зовут?»

– «Маар-Тиин» – удивился он.

Запомнив его имя, я подошёл к писсуару и повторил сей процесс. Потом вернулся в приёмную, в которой прогремело пять выстрелов. Как я и думал, Дмитрий пристрелил связанную мной пятерку, только стрелял он из автомата Никонова очередями из двух выстрелов. Он опасался, что кто-нибудь из них сумеет сам или амулетом поставить щит, а двойной выстрел должен слабый щит пробить. Но щитов не было и фактически он произвёл контрольные выстрелы. Убедившись, что эта гоп-компания уничтожена, и обрадовав всех, что лидер врагов убит, мы побежали на балкон. С собой Дмитрий позвал одного из подполковников, кажется Вадима. К этому времени весь отряд , вторгшийся в замок, собрался на площади перед домом и кто-то стучал кулаком в запертую дверь. Так как у них не было ни танка, ни мага, то их действия были просто бездарны.

Приличный советский офицер захватил бы несколько зданий и организовал бы там оборону. А несколькими группами покусывал бы защитников замка то здесь, то там. А когда подошла бы помощь, выстоять против ударов с фронта и с тыла нам бы вряд ли удалось. Но какой-то «стратегический гений» сосредоточил весь штурмовой отряд на площади. Не воспользоваться этим было бы верхом идиотизма. Мы выбежали на балкон. По его краям стояли ручные пулемёты, к которым бросились Дмитрий и Вадим. Успев приказать им «не стрелять», я подошёл к краю балкона и дважды взмахнул руками. На площадь обрушилось четыре цепных молнии. Они били достаточно густо и оглушили всех бывших внизу перед домом. Уцелели только наши солдаты, сидевшие у стены в некотором отдалении и пара вражеских часовых, дежуривших у ворот башни. Я спрыгнул с балкона вниз, Вадим дёрнулся за мной, но Дмитрий его удержал и они побежали к лестнице. Слевитировав, я несколькими длинными шагами оказался у башни и «магической гантелью» оглушил часовых, а потом бросился в башню. Наши солдаты у стены вскочили и побежали за мной. В башне оказалось только несколько вражеских бойцов, которые немедленно получили гантелью или молнией – убивать их мне не хотелось. Но хотя я был очень быстр, кто-то оказался ещё быстрее. С площадки третьего этажа был виден всадник, несущийся к лесу. Догнать его было невозможно, но удар «воздушным кулаком» и лошадь валится на землю. Всадник падает рядом, но вскакивает и хочет скрыться в лесу, до которого остался десяток шагов.

– «А хрен тебе» – заклинания «Путы» и «Петля на ноги» укладывают его рядом с лошадью.

Спускаюсь по лестнице навстречу своим солдатам, которые с радостными воплями вяжут врагов. Внизу башни приказываю двоим зайти со мной в маленькую конюшню и на конях мы скачем по дороге к уже вставшей лошади и лежащему спутанному всаднику.

– «И кто такой этот шустрик» – обращаюсь к солдатам.

– «Это бывший командир башни, он открыл ворота графу и его людям» – радостно сообщили мне бойцы, «донья Маэрим с него шкуру теперь спустит». По нескрываемой радости в голосе степень любви солдат к их бывшему командиру легко можно было установить.

– «Достал он вас».

– «Ох и не спрашивайте» – мне сообщили о массовых нарушениях с его стороны режима караульной службы, об использовании солдат на не регламентных работах и о всяческих издевательствах этого командира над ними. Подскакав, солдаты соскочили с лошадей, и, видимо из чувства глубокой благодарности, скрутили ему локти так далеко за спиной, что он застонал. Потом связали ему руки спереди, положили лицом вниз на седло и крепко привязали к нему.

– «Ничего, пока ещё не больно» – пожалел его один солдат, «вот у доньи Маэрим на колу будет больно».

– «Хорошо, что никто даже не пытался его ударить, значит дисциплина здесь на уровне. Скрутить и передать Маэрим, а донья хозяйка его накажет, очень правильный подход» – Эти мысленные рассуждения не помешали мне понять, что этот негодяй не просто удирал от нас из замка, а спешил навстречу ожидаемому подкреплению. Мне было действительно любопытно, что именно Маэрим с ним сделает, мягкосердечием эта моя подруга не отличалась. Приближающееся вражеское подкрепление меня не волновало и, как потом выяснилось, зря.

Прослушав окрестности выпустив поисковое заклинание, я узнал, что противник выгружается из портала за пределами 15-ти километровой зоны. В составе отряда были конница и пехота, в том числе лучники и арбалетчики. Огнестрельного оружия у них не было.

– «Будут не раньше через полчаса, успеем подготовиться и встретить».

Почему меня не встревожило наличие портала, а следовательно и мага, не могу понять до сих пор. Я считаюсь магом первого уровня, хотя реально приближаюсь ко второму, но только приближаюсь. Маг-телепортист имеет, как правило, второй уровень, а то и третий. То есть он заведомо превосходил меня. Поэтому от меня требовалось приказать запереть ворота, ведь в башне из начальников был только я, и расставить на стене автоматчиков. Взять замок тогда враг заведомо не мог, моя защита не пропускала внутрь стен заклинаний, какого бы они уровня не были. Конечно маг высокого уровня мог разрушить мою защиту, но не сразу. А пока она не была разрушена, она не позволила бы ему магичить внутри стен замка. Почему я не сделал столь очевидных действий? Не знаю, наверное заразился глупостью от «стратегического гения», собравшего отряд около дома. Мы проехали башню и сгрузили пленного у входа в дом, где нас уже ожидали. Маэрим, Тиум, Дмитрий, Бауэр и молодой мужчина спустились с крыльца и Маэрим схватила пленного за грудки.

– «Ты знаешь, что с тобой я сделаю? Не знаешь, потому что и я пока этого не знаю. Но посмотри туда на площадь наказаний. Видишь твоих дружков, которые вместе с тобой открыли ворота графу – их сажают на колья, хорошие толстые колы, на которых они будут мучаться не менее трёх суток. Так вот, я тебе обещаю – ты будешь им завидовать, понял».

Глядя на разъярённую Маэрим, мне стало не по себе. А бывший командир башни стал совсем белым и покрылся холодным потом.

– «Его надо допросить» – обратился я к Маэрим, «сюда скачет подкрепление к отряду графа, может быть он знает, кто они».

– «Сейчас ты с Тиумом его допросишь, но сначала познакомься с моим троюродным братом» – она нас представила друг другу, «барон Микилеес, маг Лекес».

Коротким кивком мы поприветствовали друг друга. Он был мне довольно симпатичен и кажется симпатия была взаимной.

– «Если не ошибаюсь, то с ним можно пойти в разведку».

По приказу Тиума солдаты развязали командира башни и повели его на площадь наказаний. Вышедший из дома Константин, второй подполковник, протянул мне мою сумку. Я осмотрел болтающихся вокруг солдат – самому таскать что-либо не хотелось и увидел Маар-Тиина.

– «Мартин» – обратился я к нему, «будешь моим телохранителем, а пока поносишь за мной мою сумку».

– «Слушаюсь» – с радостью воскликнул он.

Позже Тиум объяснил мне, что так как я вольный маг, то по своему статусу где-то повыше барона Теодориха. Любой маг, владеющий собственной башней, безусловно выше любого барона, если последний не маг. А так как башни у меня нет, то мой статус лишь чуть-чуть выше. Назначив Мартина (выговаривать Маар-Тиин для меня было слишком долго) в свой отряд, я резко повысил его статус, ведь теперь приказывать ему мог только я. Фактически он стал чем-то вроде фельдфебеля, причём имел право игнорировать приказы других офицеров.

– «Какой-нибудь приказ сейчас имеешь?» – задал ему на всякий случай вопрос.

– «Никак нет».

– «Тогда иди за мной»

Мы вышли на Площадь Наказаний – крохотный скверик 12 на 15 метров. Бывшего командира башни поставили на колени перед столбом, вроде телеграфного, но пониже и сзади столба связали руки и ноги. Мерзавец мерзко улыбался и вот теперь меня что-то кольнуло. Повернувшись к воротам, я собрался активировать поисковое заклинание и в этот момент в ворота ворвалась вражеская конница во главе с магом. Времени сообщать миру, что я о себе думаю, не было и я быстро создал общий щит и вкачал в него энергию. Это было сделано очень вовремя – щит содрогнулся от страшного удара, хорошо что он был поставлен косо, поэтому удар ушёл в небо, иначе щит был бы пробит. Маг стоял на земле и наносил новый удар. Его отряд тоже спешился и выстроился треугольником, защищая тому спину.

Я только-только успел подправить щит, подкачал в него энергию и заделал трещину, как последовал ещё более мощный удар, но и щит стал немного покрепче. В следующий момент маг на долю секунду отвлёкся – Дмитрий и его друзья, образовав цепь из трёх человек, ударили по вражескому отряду из пулемётов. Маг был от пуль хорошо защищён, но несколько человек из его отряда упали. Чтобы убить пулемётчиков ему нужно было полсекунды, но этого времени я ему не оставил. Шевелением пальца он создал щит, закрывший его отряд, и за это мгновение я всадил в него шесть скоростных высокотемпературных файерболов, разорвавших его личный щит. Он успел сделать временный щит, погасивший файерболы, но вынужден был упасть, уходя от десятка ледяных стрел. Второй десяток, выпущенный сразу за первым его достал. Чтобы не умереть, он создал щит внутри своего тела, но за это время я успел сделать «Щель» и ударить его сверху гантелей. Щель сомкнулась с причмокиванием, но за мгновение до этого я успел достать его заклинанием «Разрыв сердца». Магический щит исчез и вражеские воины бросили оружие, легли мордами вниз и положили руки себе на затылок.

Я не переставал поражаться, насколько кратковременны здесь схватки и как все точно чувствуют, что пора сдаваться. Ко мне подошёл Тиум.

– «Если ты хочешь сказать, что я – идиот, то заранее с тобой согласен» – опередил я его.

– «Рад, что ты это понимаешь» – он довольно улыбался, «но я хотел похвалить тебя, ведь твой противник имел второй уровень и готовился к экзамену на третий. Он явно был сильнее тебя, а победил ты».

– «Я был быстрее».

– «Быстрее и разнообразнее» – подтвердил Тиум.

Вражеские воины смирно лежали под прицелом пулемётов. Группками по четыре человека их отводили в сторону, обирали, раздевали и разували, связывали и отправляли в подвал у соседнего домика. В конце цепи пулемётчиков стояла Маэрим в наряде, который я обещал Кате. Я направился к ней, по дороге сказав Дмитрию:

– «Сейчас появится пехота, надо их оприходовать».

– «Сделаем, сказал он» – встал, взяв в руки свой ПК, и начал распоряжаться. Поднялись, держа сдавшихся на прицеле, и его друзья.

– «У вас всегда так весело?» – спросил Вадим, когда я проходил мимо.

– «Ну что ты, сейчас здесь затишье, а это так – лёгкая разминка». Он рассмеялся: – «мне такие разминки нравятся».

Я подошёл к Маэрим и осмотрел её. На ней был костюм, похожий на тот, что выдали мне в замке, но в женском варианте. Тёмная майка была не под горло, как у меня, а с узким глубоким вырезом, закрывая изнутри только сосок, и с овальным вырезом внизу, открывающим пупок и верх нижнего треугольника. Куртко-рубашка тоже была с треугольным декольте, узким но глубоким, и заканчивалась широким жёстким поясом, расстёгивающимся с боков, а в середине прозрачным. Ниже была широкая юбка чуть выше колен, короткая по местным меркам. На ногах были тёмные чулки с рисунком и сапоги до колена. Всё это было не чёрного, как у меня, а темно-синего, почти фиолетового цвета.

– «Нравлюсь» – поинтересовалась Маэрим.

– «Как всегда, очень» – на её лацкане застыли капли крови от кого-то из убитых или раненых.

– «Тогда давай поднимемся ко мне, а то я по тебе уже соскучилась».

– «Поднимемся, но только на пару минут, надо захватить замок графа».

– «А завтра это сделать нельзя?»

– «Только сегодня и сейчас, пока никто не опомнился».

– «Бауэр не согласится».

– «За сегодняшний захват замка его надо отстранить».

– «Однажды он спас мне жизнь, за что и получил эту должность».

– «А сегодня чуть её не погубил».

– «Всё равно я не могу ему это сказать».

– «Пусть его отстранит барон».

– «Лучше ты».

– «Хорошо».

За разговором мы поднялись в комнату Маэрим и она начала раздеваться. Подошедшая горничная достала другой такой же костюм. Маэрим разделась и побежала принять душ, а я понюхал её вещи. Пахла она почти также как Катя. Вернулась она из душа очень быстро и с возмущением посмотрела на меня, точнее на свои трусики, которые я как раз обнюхивал.

– «Ну испугалась я» – с вызовом сказала Маэрим, «ну немного писнула, я же не воительница, можешь представить, чтобы он со мной сделал?»

– «Лучше представь, что я с тобой сделаю! Отдай мне этот костюм».

– «Зачем, возьми лучше чистый».

– «Этот пахнет тобой, я хочу взять его на Землю».

– «Ты опять хочешь уехать?»

Я демонстративно посмотрел на горничную. Та швырнула костюм на кровать и вышла.

– «Ты зря так, я ей полностью доверяю, она ничего никому не скажет».

– «Даже под пытками?» – снизу доносились крики бывшего командира башни.

– «Под пытками любой скажет, ну почти любой».

Я не выдержал, обнял её и поцеловал: – «никогда ничего не скажет тот, кто не знает».

– «В этом ты прав» – она поцеловала меня, «иди и прикажи Дмитрию собрать отряд».

Я вышел из квартиры Маэрим и начал спускаться. Хотелось плюнуть на всё и завалится с ней в постель. Я начал осматривать себя. Пролётом ниже стоял Мартин с сумкой. Кивнув ему, я продолжал спускаться, проверяя себя на постороннюю магию. К сожалению сделать полноценное сканирование себя пока не получалось, поэтому просто обыскивал всё магически. Мне удалось обнаружить маленький листок бумаги, на котором было записано заклинание привязанности к Маэрим. Спрятав этот листок, я спустился к Мартину и мы вместе поспешили вниз.

Во дворе творился обычный в таких случаях управляемый хаос. Вражеские пехотинцы сидели на площади без оружия. В стороне на брезентовых полотнищах громоздилось несколько куч: оружие, одежда, обувь и ценности. Бегло осмотрев солдат, которые занимались изъятием, я понял, что никому из них даже в голову не приходит хоть что-нибудь присвоить. Потом открыл трещину и выкинул тело мага наверх. Удивительно, но руки его были без перстней и браслетов. Только на груди болталась какая-то штуковина, на ощупь металлическая, но очень лёгкая.

– « Возьми себе» – сказал подошедший Тиум, «это мощный аккумулятор, уступает только красному камню бейлифа».

– «А этот?» – я кивнул в направлении площади наказаний.

– «Кричит, но молчит» – Тиум поигрывал стеком с металлическим кругляшом на конце.

Из любопытства я взял этот кругляш в руку. Дикая боль пронзила меня. Как мне удалось не заорать и не упасть – не понимаю.

– «Это специальный инструмент, чтобы заставить допрашиваемого говорить, а ты его голыми руками, нельзя так» – Тиум был сильно огорчён, «всё время забываю, что ты у нас меньше недели и многого не знаешь».

У меня мелькнула забавная мысль. Подозвав Мартина, я положил аккумулятор в карман, а снятую с трупа сумку мага к себе в сумку и достал оттуда чесалочку. Нечаянный эксперимент с болевым кругляшом вызвал у Мартина и ближайших солдат заметное уважение ко мне. Дмитрий спросил меня:

– «Что будем делать дальше?»

– «Собирай отряд – человек сорок, пять восьмёрок с командирами, надо нанести ответный визит в замок к графу».

– «Ответный визит необходим, иначе нас просто не поймут. Но собирать отряд – это прерогатива Бауэра».

– «Я его отстраняю от командования и назначаю тебя ВРИД начальника дружины. А где кстати Бауэр?»

– «У барона, охраняет его». Ко мне подошёл Тиум и, глядя на чесалочку и её коготки, попросил:

– «Попугай нашего клиента, а потом разбирайся с Бауэром».

Мы подошли к столбу, к которому был привязан клиент. Вся одежда с него была сорвана и на теле виднелись следы прикосновения кругляша. Такой же был у меня на ладони – из-за сильной боли сосуды в месте прикосновения полопались. Он яростно смотрел на нас и твёрдо собирался молчать, кого-то он боялся намного больше. Я поднёс чесалочку к его глазам и послал несколько магических импульсов – ладошка сжимала и разжимала пальцы с коготками рядом с его глазом. Клиенту сразу поплохело и я считал у него рожу третьего помощника бейлифа.

– «Когда тебя завербовал Терейон?»

– «Два года назад, я поехал в деревню к своей подруге и тут он меня и подловил. Он угрожал убить её и нашего ребёнка» – клиент явно давил на жалость, но он не учитывал, что начав говорить, раскрывается ещё больше.

– «А когда тебя завербовал граф, вернее когда ты предложил ему свои услуги?» Вот тут он перепугался:

– «Я ничего больше не скажу».

Чесалочка сомкнула когти на его щеке. Даже усиленная магией боль была вполне умеренной, и близко нельзя сравнивать с кругляшом, тем более, что на щеке мало нервных окончаний, которые собственно и болят. Но страх оказался действеннее боли:

– «Как только меня назначили командиром башни, я поехал в деревню, где живёт моя жена с сыном, и написал графу письмо с предложением своих услуг. Граф тогда только начинал подчинять себе владения. С эти письмом я послал к нему сына. Потом мы несколько раз встречались в деревне – я не мог надолго покидать замок, и ждали удобного момента. Сегодня утром мне удалось подсыпать в завтрак снотворное, а ночью я не давал солдатам спать, поднимая их несколько раз по тревоге. Поэтому после завтрака они все уснули, кроме двоих верных мне людей. А граф с своим отрядом уже ждал неподалёку и, как только мы открыли ворота башни, они и ворвались в замок».

Мерзавец рассказывал и плакал, слёзы так и лились по его лицу. Он сильно жалел, что такой хороший план не удался.

– «Иди к Бауэру» – подтолкнул меня Тиум, «этот теперь расскажет всё сам».

– «А если начнёт запинаться, то погладь ему кругляшом пятки».

– «Хорошая идея» – Тиум тут же проверил её на практике, поэтому весь путь к барону меня сопровождал жуткий вой.

Идя к дому барона, поднимаясь на лифте и в коридоре, я всё время думал, каким словами сообщить Бауэру о своём решении. Я был абсолютно уверен, что командовать он не в состоянии и его надо менять, но мужика было жалко. Тем более, что солдаты из гарнизона башни о своём прежнем командире, то есть о Бауэре, отзывались хорошо. Так и не найдя нужных слов, я вошёл к барону. Он удивлённо на меня посмотрел и спросил:

– «Маг Каэн послал тебя с предложением?»

– «Меня никто и никогда не смеет посылать» – к сожалению на языке Тао-Эрис фраза получилась не такой двусмысленной, как на русском.

– «Тогда что от меня он хочет?»

– «Он уже ничего ни от кого не хочет». Барон был невероятно удивлён и ничего не понимал:

– «Лекес, ты можешь объяснить мне что происходит?»

– «Попробую. Сначала граф позвал меня на приватный разговор, в ходе которого выяснилось, что я лучше его владею ножом. Граф этим очень огорчился и помер». Я увидел на столике бокалы с напитками и сделал несколько глотков.

– «Ты убил графа ножом?» – удивление Бауэра было неописуемым. Я вытащил нож и показал его присутствующим:

– «К сожалению топора под рукой не оказалось, поэтому пришлось воспользоваться подручными средствами» – нож вернулся в ножны.

– «А кто орёт на площади Наказаний?» – барон явно был не в курсе произошедшего.

– «Дружок Бауэра, бывший командир восточной башни. Ему сейчас гладят пятки» – подобные ситуации всегда доставляли мне море удовольствия.

– «Будь любезен, объясни последовательно и подробно, что произошло» – барон явно не разделял моей любви к неопределённым ситуациям.

– «Бывший командир восточной башни подсыпал своим солдатам снотворное и рано утром открыл ворота графу и его отряду».

– «Не может быть, он всегда добросовестно относился к своим обязанностям».

– «Он всегда НЕдобросовестно относился к своим обязанностям. Как только он стал командиром башни, он написал графу письмо с предложением своих услуг и отправил с ним своего сына».

– «Кто может это подтвердить?»

– «Тиум, он и проводил допрос».

Бауэр посерел. Позже я узнал, что на Тао-Эрис сильны корпоративные традиции и измена сюзерену – событие крайне редкое, почти невероятное. И хотя бейлифы всеми правдами и неправдами пытаются склонить слуг владетелей к ябедничеству и предательству, но успеха они достигали только в отдельных случаях. Тем более, что вина за содеянное ложилась не только на непосредственного виновника, но и на его начальников и поручителей. Поэтому Бауэр был виноват дважды: и как непосредственный начальник и как поручитель, так как по его рекомендации тот был назначен на должность командира башни.

– «Далее в замок ворвался маг с отрядом» – я подвесил перед ними его образ, «которого мне пришлось убить в прямой схватке».

– «Как ты допустил, что ворота башни не были закрыты» – спохватился Бауэр.

– «Это вопрос к тебе – где был начальник гарнизона во время боя за замок?»

– «Короче, Бауэр больше не командир дружины замка» – подвёл итог барон, «кого ты предлагаешь на его место».

– «Я назначил временно исполняющим должность Дмитрия».

– «Какая удобная формулировка» – восхитился барон, «он же разберёт стену по камушку, не справится – снять временно исполняющего, а справится – наградить, назначить постоянно».

– «Совершенно верно, сейчас он готовит отряд для десанта в замок графа».

– «Не лучше ли обождать, дать людям отдохнуть, не спеша собраться?» – спросил Бауэр.

– «Отдохнуть от чего? И первый и второй бой в основном вёл я, а они значит устали. Обождать – значит дать противнику занять замок крупными силами и получить по мордам. В прошлый раз нас чуть-чуть не опередил Мейон».

– «Как это» – удивился барон, «помнится твой отряд первым вошёл в пещеру».

– «А Мейон был после нас спустя семь минут. Поторопись он или задержись мы со сборами, и в пещере первым бы был он, и вряд ли я рискнул бы его оттуда выколупывать».

– «Увы, Бауэр» – интонации барона были весьма жёсткими, «один единственный раз проявил быстроту и решительность, за что и получил должность капитана дружины. А потом только осторожность и ожидание. Лекес, какое ты предлагаешь назначить Бауэру наказание, и если это не смертная казнь, то на какую его потом назначить должность?»

Бауэр весь подобрался и был готов принять любое наказание. Он понимал, что любое моё предложение относительно него барон не задумываясь выполнит. Ведь замок только чудом не был взят, причём по его вине, а я и был тем чудом, которое не позволило захватить замок.

– «Наказание по вашей с Маэрим части, Бауэр ваш, а не мой человек и меня это не касается. А должность ему предлагаю вернуть старую – командир восточной башни, вроде раньше там он был на месте».

– «Принято» – утвердил моё предложение барон, «мы с Маэрим подумаем над наказанием, а ты иди и принимай башню».

Барон внимательно посмотрел на меня, но дождался лишь утвердительного кивка с моей стороны: – «я тоже пойду, уже пора нам выступать», и мы с Бауэром вышли. Во дворе он меня спросил:

– «Почему ты не настоял на серьёзном наказании и низкой должности, ведь ты меня ненавидишь?»

– «С чего ты это взял? Как к человеку я отношусь к тебе нейтрально. А в качестве командира дружины ты действительно меня раздражал. Ты ведь пытался провалить все мои начинания, и иногда это тебе почти удавалось».

– «Тогда спасибо, мне повезло, что ты не стал сводить со мной счёты».

– «У меня нет к тебе счётов. Ты не бейлиф и не его помощники, вот к ним счёты у меня есть».

– «Об этом не стоит говорить вслух».

– «Возможно, но ты не станешь ни с кем это обсуждать».

– «Разумеется не стану».

На площади Наказаний стояли Маэрим, Тиум и Дмитрий и обсуждали, какой казни подвергнуть изменника.

– «Кончай болтовню» – остановил я их, «отряды готовы?, кто командиры?, какое вооружение? А к этому негодяю поставьте караул, казнить его успеем и ночью».

– «Готово пять отрядов по восемь человек без командиров. Командиры: ты с Маэрим, я, Вадим, Костя и барон Микилеес. В каждом отряде командир и три бойца вооружены автоматами» – говоря это, он протянул мне АКМ и подсумок, в котором было 4 рожка, 4 лимонки и две эфки.

– «Со мной пойдёт ещё Мартин» – я показал пальцем на солдата, стоявшего с моей сумкой рядом с нами, а лошади не нужны, пусть коноводы их прогуляют.

– «И как ты собираешься проникнуть в замок?» – поинтересовался Тиум.

– «Все знают что что-то невозможно» – говоря я настраивал рамку на замок, координаты которого успел считать у графа и его солдат, «появляется дурак, который этого не знает, он то и совершает невозможное».

На самом деле я примерно представлял, как провести портал в замок. Обычно в замках специальной противопортальной защиты не делалось, а имелась обычная противомагическая защита, которая заодно и блокировала проникающие порталы. Но в комнатах мага эта защита была ослаблена, а в центре предельно. Туда то я и нацелил рамку. Главное здание вражеского замка представляло собой широчайшую семиэтажную башню, причём каждый этаж был высотой в четыре метра. Комната мага находилась на предпоследнем этаже и центром его являлся невысокий столик, исчерченный магическими структурами. Перед штурмом мы с Дмитрием и остальными командирами обговорили порядок действий. Отряды входят в комнату в следующем порядке: я, Дмитрий, Микилеес, Вадим и Костя. Первые два отряда защищают главную башню, а по окончании зачистки организуют её круговую оборону. Остальные отряды следуют за нами и по окончании зачистки главной башни захватывают: Микилеес – западную башню, а Вадим – восточную. Отряд Константина захватывает казармы, которые должны быть пусты, и конюшни. Отряд Дмитрия должен атаковать первую же крупную цель, которая появится. Мой отряд, как самый многочисленный и сильный – 11 человек с магом, образует стратегический резерв, способный ликвидировать любую нештатную ситуацию.

Потом определил, кто за кем идёт в моём отряде – я, Маэрим, Мартин, автоматчики и остальные, чётко по именам, и составил три списка. Настроив рамку на столик в комнате мага, я пропустил через неё и подвесил кольцо, точнее цилиндр, высотою в метр и диаметром в полтора. Этот цилиндр должен был защитить меня и всех остальных от попыток разрушения портала. Потом впрыгнул в окно, спружинил на столике – удивительно, но он не развалился, подбежал к одной из дверей и стал ждать остальной свой отряд. Через всю башню спиралями проходили две лестницы, поэтому для захвата и были выделены два отряда. В третьем и четвёртом отрядах были выделены группы из автоматчика и меченосца, которые должны были зачистить последний этаж. В каждом из отрядов один из меченосцев был назначен заместителем командира, если последний задержится или, не дай Бог, будет убит, то движение всё равно будет продолжено. Вообще план захвата замка столь малыми силами строился на быстроте и непрерывности движения. Каждый отряд должен был постоянно двигаться вперёд, сметая неорганизованное сопротивление автоматным огнём и гранатами. Серьёзное сопротивление должно было блокироваться группой из двух-трёх человек и подавляться отрядом Дмитрия или моим. Критиков прошу учесть, что на разработку этого плана у нас ушло менее пяти минут.

Когда отряд собрался, я вышиб дверь и ещё раз убедился, что на последнем этаже никого нет. Стараясь особенно не шуметь мы двинулись вниз. Первые три этажа(6, 5 и 4) были пройдены в хорошем темпе, только в двух комнатах были обнаружены обитатели: кухарь с горничной, занимавшиеся сексом, и пьяный воин. Все они были тщательно связаны и привязаны к подходящей мебели. На третьем этаже ворвавшись в комнату мы увидели оригинальную картину. В центре на цыпочках стояла полуобнажённая женщина, руки которой были привязаны к крюку на потолке. Рядом стоял офицер с бичом, от которого на её спине уже вздулось несколько багровых полос. Ещё дальше на низкой скамеечке сидел другой офицер, который что-то помешивал в чане. Они оба умерли, даже не успев вздрогнуть. Мартин быстро залез на стул и перерезал верёвки, а я подхватил женщину и уложил её на кровать. Остальному отряду приказал продолжать движение. Маэрим достала из своей сумки банку с какой-то мазью и начала натирать ей спину.

– «Это Лиири, моя старая подруга. Граф силой женился на ней и постоянно избивал».

– «Заберите меня отсюда» – заплакала она, «заберите, он вернётся и всех убьёт».

– «Он уже никогда не вернётся. Мартин, охраняешь Маэрим, пока я кого-нибудь не пришлю, а потом идёшь ко мне. Маэрим, успокой свою подругу, а я догоняю отряд».

Отряд я догнал только на первом этаже, хотя скакал: шаг – пролёт. Правда по дороге я проверял комнаты, в основном магически, но дважды пришлось и зайти. В одной из них был свежий труп с простреленной головой, в другой под кроватью пряталась девчонка, которую пришлось вытащить оттуда и погнать вниз. Мой заместитель грамотно организовал оборону – две пары меченосцев обороняли двери, двое автоматчиков следили за двором из окон, а один с балкона второго этажа. Сам заместитель являлся резервом. Приказав одному из меченосцев сменить Мартина, а заместителю вместе с автоматчиком с балкона обойти изнутри башню по периметру первого этажа изнутри, сам я вместе с девчонкой поднялся на балкон. Отпускать её одну я боялся – натворит что-нибудь или укажет врагам проход в тыл, а поручать кому-нибудь считал нерациональным, всё внимание того будет сосредоточено на девчонке. Я же наложив на неё метку и прицепив магический поводок, мог наблюдать за двором, почти не отвлекаясь на неё.

Следующим спустился отряд Дмитрия. Им пришлось пострелять – пять убитых врагов, а у самих один легко раненый. Вернулся мой зам с обхода – внизу никого не обнаружили. Я понимал – в этой башне мог спрятаться ещё один такой отряд как наш, и мы бы его не заметили. Оставалось надеяться, что наш налёт был достаточно внезапен и организовать засаду враг не успел. Дождавшись остальных трёх отрядов и не видя какой-нибудь активности противника, я приказал продолжать наступление по плану. Противник отреагировал совершенно неожиданно – он сдался. Сначала некоторые представители чего-то там уточняли, а действительно ли граф убит, но получив достаточные подтверждения, объявили о прекращении сопротивления. Переговоры вёл барон Микилеес, к которому вскоре присоединилась Маэрим. Пару раз пригласили и меня, чтобы попугать оппонентов. Графство опять распадалось на три баронства, одним из которых должна была управлять Лиири. Некоторые, правда небольшие территории, отходили Маэрим и Микилеесу.

Две надвратные башни и казармы с конюшнями на всякий случай я приказал занять, как было запланировано. Маэрим посоветовал забрать избыток фуража. Граф привёл к нам большую часть лошадей, которых кормить в нашем замке скоро стало бы нечем. Возвращать этих лошадей ни я, ни Маэрим не собирались. А большая часть фуража, накопленная графом, просто бы пропала. Лиири бала настолько рада, что её изверг убит, что отказалась бы и от замка, но кому-то надо было баронством управлять. Таким образом мы одержали сокрушительную победу и не знали, что с ней делать. Оставив Дмитрия с двумя отрядами охранять башню, на которую никто не собирался покушаться, я вместе с Мартином поднялся в комнату мага. Найдя подходящее место я решил послушать, что творится вокруг. Подходящее место представляло собой очень удобное кресло, перед которым был наклонённый стол в форме плоского полукольца. На нём было закреплено восемь камней. Прощупав их магически, я понял, что это подслушивающие камни, типа моего, который показал расследование Терейона. Потрогав эти камни, я начал включать их по одному, пока не наткнулся на интересный разговор. Он вёлся в том замке, откуда выехал маг, убитый мною. Подо мною в огромном зале стоял круглый стол за которым сидело семеро человек. Сзади был камин и, похоже, не единственный в этом зале. Слушающий камень был закреплён в люстре над столом.

– «Ай да граф, ай да скотина, ай да сволочь» – восхитился я, «похоже ты метил на место Наймиера. Подслушивал во всяком случае своих только так. Правильно говорят о таких – далеко пойдёт, если не остановят и не закопают».


Среда | Приключения Мага | Пятница, поздний вечер