home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВО ИМЯ ДРУЖБЫ

Время летело быстро. Наступила весна. Ручьи запели свои песни. Прилетели скворцы. Стало радостнее, светлее. Снег сошел, и лишь кое-где утрамбованные пешеходами тропки ребристыми линиями тянулись по пустырям, не желая поддаваться солнечным лучам. Началась пахота. День и ночь за деревней на полях рокотали трактора, вздымая широкие пласты жирной лоснящейся земли. Школьники тоже готовились к посевной: они вспахали пришкольный участок, посадили овощи, окопали фруктовые деревья в саду.

И все уже давно забыли бы про странный случай в колхозной теплице, если бы Ленька Колычев не распускал слухов среди учащихся. Как только в коридоре, во дворе школы или на улице он замечал ребят, подходил к ним и начинал вроде бы нейтральный разговор.

— Играете? Ну-ну… Слыхали? Сказывают, ищейку из города затребовали… Она-то найдет…

— Кого?

— Того, который теплицу очистил.

— Сколько времени-то прошло. Не найдет она! Все следы, чай, пропали.

— Никитина тетрадка есть! Понюхает она тетрадку и хвать Якишева за рукав… Ха-ха-ха!

— Якишев не лазил в теплицу!

— Все так думают, а получается другое. — Ленька презрительно щурил глаза и сплевывал сквозь зубы. — Разбираться надо, а не ушами хлопать. Я-то знаю, как было… А Никиту потому выгородили, что активист он, отличник и председатель совета отряда. Хитрый ход это. Попадись кто-нибудь из нас, не поздоровилось бы… Вот будет потеха, когда сыскная собака его сцапает.

Слухи не на шутку встревожили всех. К директору стали приходить делегации. Они прямо-таки осаждали его кабинет. Уж на что второклассники, но и те сочли своей обязанностью послать к Герасиму Сергеевичу парламентария. Все стояли за Никиту.

Костя тоже отправился к директору. В кабинет он вошел без стука. Низко склонив голову, он приблизился к письменному столу. Герасим Сергеевич привстал, облокотился на зеленое сукно столешницы и стал выжидательно рассматривать посетителя.

— Во-первых, здравствуй! Во-вторых, с чем пожаловал? — спросил директор, заранее предугадывая, о ком зайдет речь.

— Герасим Сергеевич! — ожил Костя. — Правду говорят, что из города ищейку вызывают?

— Какую ищейку?

— Собаку, чтобы она вора, который в теплицу лазил, поймала?

— Откуда ты это взял?

— По всей школе слух идет…

— Выдумываете вы разную чепуху, — осуждающе и сердито проговорил директор. — Сами себя взбудораживаете.

— Так, значит, нет!

— Разумеется.

— До свидания! — Костя пулей вылетел из кабинета.

— Враки это! — торжествующе заявил он собравшимся в коридоре пионерам. — Враки!

— Не вызывают?!

— Айда к Якишеву!

Толпа с шумом двинулась к шестому «Б».

Костя хотел войти в класс, но сзади раздался короткий возглас Колычева.

— Клюев!

Прислонившись плечом к стенке и скрестив руки на груди, Ленька стоял у пионерской комнаты. По всей видимости, он скучал.

— Костя, подойди на минуту, поговорить надо.

Ничего не подозревая, Костя подошел к нему и спросил:

— Ну?

— Ближе подойди. Не укушу…

— Кто тебя знает! Может быть, ты та самая ищейка и есть, которую вызывать думают.

Ленька сделал шаг навстречу Косте, ловко зашел со спины и, захватив пальцами его уши, потянул за них вверх.

— Москву видишь? — со смехом спрашивал он. — Может, повыше поднять?

— Отпусти, больно! Отпусти!

Из класса вылетел Никита.

— Оставь! — крикнул он Леньке.

— Ну, ты не больно командуй, — огрызнулся Ленька, выпуская Костю. — Уши — не теплица…

— Никита и не лазил в нее, — хором заявили ребята, окружившие место происшествия.

Раньше Никита и не подозревал даже, что в школе у него так много друзей. От этого дружеского возгласа у него защипало в горле…

— Костя, пошли в класс, — проговорил он. — А ты, Ленька, брось свои шуточки!

Возвратившись в класс, Никита возобновил разговор:

— Значит, в воскресенье повезем на поле к Сухому логу все удобрения, которые собрали. Председатель колхоза сказал, что этот участок нашим будет.

В дверь постучались.

— Можно, — сказал Никита.

Вошли Илья Васильевич и Иван Полевой. Пионеры встали. Костя выскочил из-за парты, намереваясь отрапортовать, но комбайнер махнул рукой:

— Не надо. Встреча у нас, брат, неофициальная. Садись, говорить будем.

В класс заглянул и моментально скрылся Демка.

— На дворе-то, ребята, весна, — начал Илья Васильевич. — А, как известно, это для нас, механизаторов, и вас, школьников, самое горячее время. Мы весенне-полевые работы проводим, вы экзамены сдаете.

— Кружки нам не помешают, — сказал Костя, смекнув, к чему клонит Илья Васильевич.

— В этом я не сомневаюсь. А вот мы с Иваном Терентьевичем просим у вас отпуск до июня. В июне заниматься будем в лагере. Ты мне, староста, говорил, что летом у вас пионерский лагерь свой собственный будет.

Но Костя не ответил на вопрос. Взволнованный событиями, он вскочил и, окинув призывным взглядом весь класс: «Поддержите, ребята!» — затараторил:

— Илья Васильевич, как так получается? Не надо! Мы учились, учились и конец! Перерыв — плохо, забудем все. Да, ребята?

— Плохо, значит, учились.

— Не о том я…

— Не волнуйся, — перебил Илья Васильевич, — в этом году занятия кружков будут с перерывом, а в будущем году безо всяких антрактов. Беседовал я с вашим директором, чтобы включить изучение сельскохозяйственных машин в учебную программу. Он писал в Москву и получил разрешение. С будущего года у вас начнутся специальные занятия. — Илья Васильевич встал.

— Моим трактористам передайте, чтобы не унывали, — попросил Иван Полевой. — Осенью трактор водить вместе будем.

— А комбайн? — выкрикнул Костя.

— Отличники, пожалуй, будут, — Глухих улыбнулся. — Они самостоятельно поведут комбайн. Практиковаться станут.

В дверь снова заглянул Демка. Никита заметил его:

— Заходи, Рябинин, — сказал он, — чего за дверями прячешься?

Механизаторы попрощались и ушли. А ребята долго еще говорили о том, как осенью поведут они самостоятельно трактора и комбайны. Круглая луна заглянула в окно. Настало время расходиться по домам. Никита предупредил, что завтра с утра все должны быть у Сухого лога.

…Костя Клюев стоял на посту. Под ним бурливым весенним потоком неслась тихая в летнюю пору речка Берестянка. Щепки, бревна, кучи мусора плыли по ней. Костя чуть не плакал.

А можно было бы и заплакать. Только что с ним стряслась непоправимая беда. Виноват во всем Ленька Колычев и его закадычные дружки. И еще виноват мост, узкий деревянный мост с почерневшими на солнце перилами и дощатым тротуаром в три доски…

В воскресенье Костя проснулся рано. Сделав зарядку, наскоро умылся, сунул в карман кусок хлеба, густо посыпанный солью, вышел во двор. У забора под небольшим навесом стояла приготовленная с вечера железная двухколесная тележка с большим фанерным коробом, наполненным золой. Отмахиваясь от наседавшего Полкана, Костя принес из амбара консервную банку, сплющенную с одного бока. В банке хранился деготь. Обильно смазав оси, Костя широко растворил ворота и, объезжая лужи, выбрался на дорогу.

Хорошо катить тележку по грунтовой дороге: не подпрыгивает она, не грохочет, плавно идет, ходко. А все потому, что земля влажная, не жесткая. Полкан весело бежал впереди, помахивая хвостом. Он всюду совал свой нос. Обнюхивал столбы, заборы, углы домов. Костя шагал и смотрел вокруг. Под лучами теплого солнца от земли поднимался легкий парок. Высоко в синеве, прямо над головой, пел жаворонок. На придорожных кустарниках уже набухли почки, а из некоторых выставились зеленые нежные язычки листиков. Весна, настоящая весна! Настроение у Кости было преотличное.

Он стал размышлять о пионерских делах. «Пожалуй, наш отряд первое место возьмет. Удобрений у нас больше всех будет… Если так, то завтра стенную газету с рисунками выпустим. А вдруг у шестого «А» больше золы? Все равно газету придется выпускать».

Дорога шла под уклон. У колхозного телятника Костя остановился. Взобрался на изгородь и долго отыскивал глазами бычка Фомку, над которым шефствовал. Телята бегали по загону, играли.

— Фомка, Фомка! — позвал Костя.

Бурый бычок с белой звездочкой на лбу приблизился к изгороди и потянул к Косте лобастую голову.

— На, ешь! Расти большим… Вечером загляну еще, а сейчас ехать пора: удобрения везу.

Бычок жевал краюшку и косил глазом на шефа. Костя потрепал его за ухо и двинулся дальше.

Дорога спускалась в овраг с глинистыми склонами, сплошь изрытыми ручьями, и, перескочив по узкому деревянному мостику Берестянку, круто поднималась вверх, теряясь в полях.

Ленька Колычев еще издали заметил над оврагом фигуру, в которой сразу узнал Костю. Отложив багор (он с приятелями заготовлял дрова — вылавливал из реки бревна), Ленька подобрал на берегу два камня, железный гнутый прут и взбежал по насыпи к мосту. Камни положил в глубокие колеи, выбитые колесами телег, а прутом прорыл ложные линии, рассчитав так, чтобы колеса тележки, наткнувшись на булыжники, свернули в нужную ему сторону. Проделав это, Ленька спустился к речке и свистом подозвал Толю и Демку.

— Цирк для вас устроил, — сказал он, посмеиваясь. — Потеха будет.

— Что? — переспросил Толя.

— Животы надорвете! Губошлепа видите? Вон он…

Костя преспокойно катил тележку с горы. Скорость все увеличивалась и увеличивалась. «По мосту со стуком проеду, — решил Костя. — Сзади тележку толкать буду». Тележка помчалась, как настоящий автомобиль. И вдруг ни с того ни с сего повернула круто в сторону, подскочила на откосе и, рассыпая драгоценную золу, бултыхнулась в мутный поток. Костя оторопело смотрел на пенистые волны Берестянки. Откуда-то рядом появились Ленька, Демка и Толя. Они трясли Костю, притворно ахали, выпытывали подробности.

— Красивое сальто, — проговорил Колычев и улыбнулся самодовольно.

— Гм-м-м, — протянул Толя.

— Вы постарались!.. Вы!.. Я знаю! — заговорил Костя, — Помешал я вам?

— Опять на нас сваливаешь? — с притворным возмущением спросил Ленька. — Вы всегда так!

— Кто булыжники в колею положил? Кто?

— С неба свалились, — ответил Колычев. — Губошлепам для науки. Не будут носы задирать и руками махать! Пошли, ребята!

Колычевцы отправились, а Костя остался на мосту. Невдалеке пропел автомобильный гудок. Полкан с лаем бросился навстречу. Грузовик проехал по мосту и остановился. Из кабины выскочил Иван Полевой и подошел к Косте.

— Что, староста, случилось, — с тревогой спросил он. — Утоп кто?

— Перевернул, — тихо сказал Костя. — Золу в речку перевернул вместе с тележкой.

— Золу? Невелика беда… Я думал, что серьезное… Зачем зола понадобилась?

— Удобрение… На поле вез к Сухому логу… Всю зиму собирал, а тут…

— Не горюй, — успокоил тракторист. — Золы насобирать можно! Да и тележку достанешь.

— Золу жаль…

— К Сухому логу, говоришь, вез? — уже из кабины спросил Иван Полевой. — Это возле рощи?

— Ага!..

— Не унывай!

Костя посмотрел вслед удаляющейся машине и облокотился на перила. Услышав пронзительный скрип колес, он взглянул на дорогу. С горы к мосту, по-смешному подскакивая на ходу, мчался Гоша Свиридов. Тележка, которую он по всей вероятности забыл смазать, визжала всеми четырьмя колесами.

— Что остановился? — спросил Гоша. — Где тележка?

— В речку перевернул…

— Как?

Выслушав короткий рассказ, Гоша почесал в затылке и протянул:

— Дела-а-а… Эй, Демка! — крикнул он, заметив на берегу Рябинина. — Дай багор!

Перепачканная илом тележка была извлечена из потока.

Никита встретил прибывших укором:

— Дольше всех задержались. Ты, Костя, сызнова опаздываешь. Плохо…

— Он тележку с золой утопил в Берестянке, — заступился Гоша. — Вылавливать пришлось… Никита, пусть он мне помогает?

— Давайте!

Друзья взяли ведра и стали разносить золу по участкам. За работой они и не заметили, как со стороны города к Сухому логу подкатила полуторка. Она остановилась на дороге. Незнакомый шофер прямиком направился к Никите и что-то у него спросил.

— Костя! — позвал Никита.

— Ты-ы! — обрадовался водитель. — Думал, не разыщу. Принимай, друг, свою долю! Иван Полевой послал.

Он повел пионеров к машине. Костя забрался на колесо и заглянул в кузов, до краев наполненный превосходной золой.

— На заводе у него дружок, — пояснил шофер, — экскаваторщик на отвалах. Он и попросил у него: сыпни, говорит, золы, пионерам нужно. Вот он одну горсточку и сыпнул!

Открыли борта, и на черную влажную землю бесконечным потоком хлынула зола. Ой, сколько ведер ее было в машине!

— До скорого! — простился шофер. — Не робей, ребята, дружба всегда выручит! — Он приветливо махнул рукой.

Заревел мотор. Дверцы кабины захлопнулись. Машина тронулась. «Дружба… — размышлял Никита. — Я испытал ее на себе. Ведь и Костя во имя дружбы ходил к Герасиму Сергеевичу, и Гоша, и Аленка… Когда много верных, настоящих друзей — ничего не страшно!»


БОРОТЬСЯ И ПОБЕЖДАТЬ | Карфагена не будет | С ОТВАГОЙ В СЕРДЦЕ