home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

«МЕЧ НЕ ДУМАЕТ

О ЗАВТРАШНЕМ ДНЕ»


Дворянин великого князя
Дворянин великого князя

Медведев нашел Андрея с Иоси­фом в условленном месте. Иосиф приветствовал Василия благословением, и тот протянул ему пер­гамент, отнятый у Илейки.

— Спрятавшись в той телеге, мне удалось рас­слышать, как ты говорил Антипу, что это расписка в получении церковных ценностей. Решив, что она тебе нужна, я отнял ее у разбойников.

Пусть он еще раз утвердится в мысли, что я не знаю, от кого и где им получена эта тайно­пись на самом деле. «Береги свои тайны, но избе­гай чужих, — учил когда-то отец, —ибо можешьневольно нажить себе смертельных врагов».

Василию очень не хотелось нажить врага в ли­це Иосифа.

Монах не мог укрыть радости.

— Благодарю тебя, это действительно очень ценный для меня список! Теперь я обязан тебе вдвойне — и жизнью, и этим документом. Сидя в темнице этих мерзких татей, я непрерывно горячо молился о твоем спасении, и Господь услышал мои молитвы. Рад также и тому, что тебе удалось избежать тяжкой доли, — обернулся он к Анд­рею. — А сейчас, если позволите, я немедля двинусь в путь, ибо уже на сутки опаздываю на ветречу с медынским архимандритом. Примите мое благословение, и да поможет Господь во всех бла­гих делах ваших!

И, осенив их знамением креста, Иосиф быстро зашагал вдоль пустой теперь просеки в сторону медынской дороги.

Начинало светать.

Вдруг со стороны лагеря раздался какой-то шо­рох, и в сером сумраке рассвета из клочьев мглы появились два человека, которые крадучись при­ближались к поляне. Одним из них был Никола, а вторым…

Медведев с Андреем изумленно переглянулись.

Варежка, десятилетняя девочка, дочь Антипа, со всего разбега бросилась к Андрею и повисла на нем, обхватив руками и ногами, тихонько, радост­но хихикая.

— Ты что здесь делаешь в такую пору, безумная девчонка? — отбивался от ее объятий Андрей.

— Я не знала, — горячо шептала она, — я, чест­ное слово, не знала, что они хотели с тобой сде­лать, иначе я бы ни за что не позволила… Да я бы сама их всех поубивала за это… Ты мне веришь?

Нет, скажи, ты мне веришь?

— Ну конечно, я тебе верю, Варежка, — сму­щенно говорил Андрей, пытаясь освободиться от ее цепких объятий; — Ты как здесь очутилась?

— Не серчай, хозяин, — поклонился до земли Никола, — только я не мог с ней Ничего поделать.Она тайно выскользнула из землянки, выследила меня и пристала как банный лист: веди, говорит,меня к Андрею и Медведеву, и все тут! Я, говорит,точно знаю, что ты с ними в сговоре…

— А что я — дура совсем, что ли?! — восклик­нула Варежка. — Да ты же смотрителем был на дороге в Березки. Медведев мимо тебя пройти незаметно в лагерь не мог — ну так ведь? Не мог… И все думали, что он тебя убил, но когда я тебя живым увидела — ты с Епифанием в кустах шеп­тался, — я сразу все поняла. Значит, ты его про­пустил, и, стало быть, вы теперь заодно? А ты, Медведев, вообще-то — молодец! Ты славно с этим сбродом разделался. Я заметила — батюшка на тебя всегда посылал самых злых, кого недо­любливал. Он часто говорил, что надо половину отряда разогнать. Мы с отцом бедных не обижа­ем. Мы только у злых людей добро и деньги заби­раем… А многие в округе сами нам помогают. Мы тут на нашей стороне Угры со всеми дружим. Правда, батюшка на ту сторону давно уже соби­рается. Так что скоро никто тебе тут мешать не будет. А я, вообще-то, — она обернулась к Анд­рею и-взяла его за руку, — пришла с тобой по­прощаться. Ты мне много интересного рассказы­вал, и я твоих уроков никогда не забуду, Я уже могу немного по-литовски говорить и по-поль­ски, как ты меня учил… Батюшка собирается от­дать меня в какой-то дорогой монастырь в Литве, чтобы меня дальше учили всему. Но если там бу­дет очень скучно, то я…

—  Варежка! — раздался вдруг совсем недалеко взволнованный голос Антипа.

—  Ну вот, — с досадой сказала Вар^ежка, — за­метили все же„. А я думала вернусь тихонько… —

И вдруг неожиданно закричала звонким детским голоском на весь лес: — Да здесь я, батюшка, здесь!

Медведев мгновенно закрыл ей рот, прижав к себе, но было уже поздно.

Из белого утреннего тумана на поляну выплы­ла большая группа вооруженных людей во главе с Антипом.

— Всем стоять! — резко скомандовал Антип. —

Не стрелять! Варежка! Ты где, доченька?

Медведев вздохнул и посмотрел на Андрея. Ан­дрей кивнул и придвинулся к нему, встав плечом к плечу. Никола побледнел и перекрестился.

Медведев поправил Варежкины волосы, будто погладил по голове, и сказал негромко:

— Ну что ж теперь делать… Ответь батюшке.

— Я здесь, — крикнула Варежка, и они вышли из кустов на открытое место.

Антип и его люди застыли неподвижно.

В десяти шагах от них стояла* Варежка, за ее спиной — Медведев, держа руки на ее плечах, а по обеим сторонам Андрей и Никола — с обнажен­ными саблями.

Несколько секунд никто не шевельнулся и не произнес ни звука,

— Какого выкупа ты хочешь за мою дочь? -г- су­рово, но спокойно спросил, наконец, Антип.

— Никакого, — ответил Медведев. — Она при­шла сюда по своей воле — по своей воле и уй­дет.

Он убрал свои руки с ее плеч. Варежка повер­нулась к Андрею, бросилась ему на шею и поцело­вала его. Потом кулачком вытерла слезы, улыбну­лась и побежала к отцу.

Антип своей единственной рукой обнял дочь.

— Ну что ж, Медведев, — сказал он с легкой иронией, — считай, что победил ты злых лесных разбойников… И остаешься тут теперь полным и единовластным хозяином. А мы отправляемся на ту сторону. Некоторые из моих людей решили ос­таться с тобой. Дай нам пару часов на сборы, и перед уходом я хотел бы с тобой поговорить. Жди нас с миром у себя дома в полдень. А пока отпус­ти Николу.

Никола вопросительно взглянул на Медведева, тот кивнул, и парень направился к бывшим това­рищам.

Взошло солнце. /

Медведев с Андреем отыскали оставленных в лесу лошадей и после часа неторопливой езды по солнечному утреннему лесу подъехали к полураз­рушенному медведевскому дому.

— Что это? — удивился Андрей.

— С недавних пор моя усадьба и родовое гнез­до всех будущих Медведевых.

— Вижу, тебе предстоит хороший кусок рабо­ты. Я погощу у тебя до полудня — мне хотелось бы убедиться, что Антип действительно покинет

эти места, — а потом с твоего разрешения дви­нусь в путь.

— Как пожелаешь. А пока, я думаю, неплохо бы вздремнуть часок-другой после бессонной ночи, если, конечно, дадут; я заметил, что эти места об­ладают странной особенностью — только собира­ешься уснуть, непременно что-нибудь начинает происходить.

И точно. -Не успели молодые люди задремать, располо­жившись на сене в бывшей баньке, как из лесу по­слышался глухой топот. Не было сомнений — к дому на всем скаку приближался довольно боль­шой отряд всадников.

Молодые люди вскочили на ноги и приготови­ли оружие.

Но на этот раз тревога оказалась напрасной. Во главе неплохо вооруженного отряда из двух десятков людей скакал Федор Лукич Картымазов.

Уже в первый день своего пребывания здесь Медведев обратил внимание на забавную особен­ность. Вдоль дороги, ведущей от монастыря к Картымазовке, изгороди не было, и только каким-то чудом уцелевшие ворота нелепо торчали напро­тив бывшего крыльца бывшего дома. Тем не менее все, кто въезжал во двор, вместо того чтобы ехать напрямик, упорно объезжали дом по дороге и' въезжали не иначе как через эти широко распах­нутые одинокие ворота.

Вот и Картымазов сейчас влетел во двор, лихо повернув коня, но тут же осадил его, увидев перед собой Медведева.

— Здравствуй, дорогой Федор Лукич, — широко улыбнулся Медведев. — Не иначе как на охоту ку­да собрался? Ну что ж, если ты заехал меня при­гласить, я, пожалуй…

— Шутить изволишь? — Картымазов спрыгнул с коня и цепко схватил Медведева за плечи. —А ведь я собрал всех, кого мог, в округе и скакал сюда во весь дух, моля Господа, чтобы еще застать тебя в живых. Впрочем, ты ведь еще не знаешь, ка­кое это горе — хоронить соседей… — Лицо у него по-прежнему выглядело уставшим, а глаза стали еще тоскливее.

Медведев устыдился.

— Прости, Федор Лукич, не хотел тебя оби­деть; я действительно благодарен за добрые на­мерения.

— Ладно, Василий, ты жив и здоров— это главное. Видишь ли, вчера днем у моих людей спрашивали о тебе> вечером я сльшал в лесу гро­хот, а мужики видели вдали .огромный шар огня, который поднялся к небу. Мне доложили, что в Татьем лесу ночью было много шума, и я стал беспокоиться о тебе. Но теперь вижу — все обош­лось?

— Разумеется. Все именно так, как я тебе обе­щал, помнишь — не пройдет и недели, как Татьего леса не будет. Нынче начинается третий день, а Татьего леса больше нет. Через несколько часов Антип навсегда покидает наши места.

Картымазов с недоверием взглянул на Медве­дева.

— Ты шутишь?! Что же заставило его сделать это?

— Я доказал ему свои права.

— Каким образом?

— Единственным хорошо мне известным. Ко­торый, кстати, является путем наиболее простым, коротким и убедительным. Путем меча.

— И он… не спорил?

— Спорил. Но, потеряв полторы дюжины лю­дей, признал мои доводы достаточно вескими.

г- Полторы дюжины?* И ты сделал это один?

— Не совсем. Вот, позволь тебе представить — князь Андрей Святополк-Мирский. Мой добрый сосед Федор Лукич Картымазов.

Андрей учтиво поклонился.

— Василий преувеличивает. Он все сделал один и попутно спас мне жизнь.

Картымазов вежливо поклонился в ответ.

— Все это звучит невероятно. Постой, как ты сказал? Святополк… Случайно, не сын князя Ивана?

—   Совершенно верно, — подтвердил Андрей.

—   Мы познакомились с твоим отцом лет пятна­дцать назад, и произошло это как раз здесь — вон на той стороне Угры. Твой батюшка гостил у сво­его доброго друга Алексея Бартенева, который также и мой друг.

—  Вот как? — воскликнул Андрей. — А ведь именно к Бартеневу я и направлялся, когда эти разбойники схватили меня. Надеюсь, Алексей Петрович здоров?

—  И я надеюсь, — отвечал Картымазов. — Дело ,в том, что несколько дней назад он отправился в Москву по каким-то делам, связанным с наследст­вом. Да! Это было как раз утром того дня, когда на нас напали…

—  Так это, наверно, его я встретил, когда ехал сюда?! — Медведев вспомнил всадника, ко­торый почему-то странно запомнился ему. —

Такой крупный, седой мужчина,; благородной осанки на сером коне с расшитым татарским седлом…

—  Совершенно верно! — подтвердил Картыма­зов.

—  Какая досада! — воскликнул Андрей. — Зна­чит, я не застану его!

—  Ну почему же? Он должен через неделю вер­нуться. А ты тем временем погости у меня и по­знакомься с детьми Алексея — они замечательные ребята. Василий уже знаком с Филиппом — он сейчас, правда, ранен…

—  Как его здоровье? — спросил Василий.

—  Ты знаешь, то ли благодаря твоему чудодей­ственному бальзаму^ то ли его мощному здоро­вью — но он быстро идет на поправку. Горячку сняло как рукой. Вчера мы перевезли его в свой дом на ту сторону, и он уже начал ходить.

— Спасибо за приглашение, — отвечал Анд­рей. — Но, к сожалению, я не смогу столько ждать,хотя день-другой погощу у вас.

— Что слышно о твоей дочери? — спросил

Медведев.

Картымазов нахмурился.

— Ничего. Есть новые косвенные подтвержде­ния, что она в Синем Логе. Молю Бога, чтоб была жива, и жду требования выкупа. Два года назад у Савелова — это мой сосед с северной сторо­ны — сына малолетнего увезли. Две недели ника­ких вестей, а потом письмо подбросили — куда и как, значит, деньги доставить. Савелов выполнил все, как было сказано, и сына вернули живым и здоровым. Тут ведь никак не докажешь, кто увез.

Вот я почти наверняка знаю, что Кожух — управ­ляющий Синим Логом, а как доказать? Чуть что —убьют девочку и никаких следов! Раньше хоть была надежда, что… — Он не договорил и махнул рукой.

— Какая надежда? Договаривай, Федор Лукич.

— Да неважно. Теперь уже неважно. Значит, го­воришь, Антип уходит… Да-а-а… — Федор Лукич тяжело вздохнул.

Медведев внимательно глянул на негр.

— Ты как будто не рад этому?

—  Как тебе это объяснить… Путь меча — он действительно самый простой и короткий. Но всегда ли верный? Понимаешь, Василий: меч жи­ вет хмельной минутой схватки. Меч не думает о завтрашнем дне.

—  Я тут чего-то не понимаю… — начал было Медведев.

— Вот это верно! — перебил его Картымазов. — Это верно. Погоди немного… Позже поймешь… Ладно, оставим это. Надо, работать, молиться, и все будет хорошо. Я вижу, господа мои юные; у вас красные глаза — вы, верно, всю ночь не спали. Ложитесь-ка, а я постерегу ваш сон. Подождем, пока Антип уйдет, коль он и вправду так решил. А пока пусть мои люди отдохнут, укрывшись в дуб­няке по ту сторону дороги. На всякий случай — мало ли что. Береженого Бог бережет.



Глава восьмая «С ЭТИМ ТЫ, ПОЖАЛУЙ, СПРАВИЛСЯ…» | Дворянин великого князя | Глава десятая «САМОЕ ГРЯЗНОЕ И КРОВАВОЕ ДЕЛО..:»