home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33

Когда я очнулась, перед глазами у меня были белые занавеси над кроватью Жан-Клода. На лбу у меня лежала мокрая тряпка, а где-то рядом слышался спор. Несколько секунд я полежала, промаргиваясь. Как я сюда попала – неизвестно. Последнее, что я помнила, – как меня выбросило из Дамиана. Выбросило как захватчика, непрошеного гостя, от которого надо защищаться. Коснувшаяся меня сила не была злом. Со злом я сталкивалась и раньше и узнала бы его. Но это не была и благая сила. Что-то более нейтральное.

Спорили Жан-Клод и Ричард. И спорили обо мне. Удивительно.

– Как ты мог оставить ее умирать, когда мог бы спасти? – кричал Ричард.

– Я не думаю, что она умирает, но даже если бы это было так, я никогда больше без ее разрешения не вторгнусь в ее разум.

– Даже если она будет умирать?

– Да, – ответил Жан-Клод.

– Я этого не понимаю!

– Тебе и не надо понимать, Ричард. Анита бы со мной согласилась.

Я сбросила со лба тряпку, хотела было сесть, но на это надо было слишком много сил.

Ричард сел ко мне на кровать, взял меня за руку. Я не знала, хочется ли мне этого, но останавливать его тоже сил не было.

Жан-Клод встал у него за спиной, глядя на меня. Лицо его было непроницаемо и прекрасно – идеальная маска.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Ричард. Ответ получился со второй попытки:

– Пока не могу понять.

Доминик встал так, чтобы я его видела. Он мудро не стал ввязываться в этот спор. Кроме того, он уже и так был человеком-слугой вампира. Что бы он мог сказать? Что метка – это зло или что не надо делать из мухи слона? В любом случае – ложь.

– Я очень рад видеть вас в сознании.

– Меня оттуда выбросило, – сказала я.

– Да, понятно, – кивнул он.

– Что ее выбросило? – спросил Ричард.

Доминик посмотрел на меня, я пожала плечами.

– Когда сила, которая делает вампира живым, вернулась и обнаружила Аниту все еще внутри тела, эта сила выбросила ее оттуда.

– Почему? – нахмурился Ричард.

– Мне там быть не полагалось.

– Это вернулась душа, и вы ее коснулись? – спросил

Жан-Клод.

– Мне случалось испытывать прикосновение души. Это

была не она.

Жан-Клод поглядел на меня. Я на него.

Первым отвел глаза он.

Ричард потрогал мои волосы, мокрые от положенной на лоб тряпки.

– Плевать мне, душа это была или привидение. Я боялся тебя потерять.

– Я всегда остаюсь в живых, Ричард, кому бы ни пришлось при этом умереть.

Он помрачнел. И пусть его.

– Как там Дамиан? – спросила я.

– Кажется, нормально, – ответил Жан-Клод.

– А о чем вы тут спорили?

– Доминик, вы теперь не могли бы нас оставить? – попросил Жан-Клод.

– С охотой, – ответил Доминик. – Мне не терпится сообщить Сабину. Завтра вы сможете его поднять, и вы, Анита, – он чуть коснулся моего лица, – сможете его исцелить.

Мне не нравилось, что он меня трогает, но на его лице было почти благоговение. И потому трудно было на него гавкнуть.

– Сделаю все, на что способна.

– Мне кажется, вы во всем так поступаете.

С этими словами он откланялся и вышел.

Когда за ним закрылась дверь, я повторила вопрос:

– О чем вы тут спорили?

Ричард обернулся на Жан-Клода и снова посмотрел на меня.

– У тебя на несколько секунд прекратилось дыхание. И сердце не билось. Я думал, ты умираешь...

Я повернулась к Жан-Клоду:

– Расскажите вы.

– Ричард хотел, чтобы я снова поставил вам метку. Я отказался.

– Умненький вампир, – сказала я. Он пожал плечами.

– Вы в свое время очень ясно высказались, ma petite. Я никогда больше не дам повода себя обвинить, что вторгся в вас силой. Ни в каком смысле.

– Кто-нибудь делал искусственное дыхание, массаж сердца?

– Ты сама начала дышать, – ответил Ричард, сжимая мою руку. – Ты меня до смерти перепугала.

Я отняла у него руку:

– Значит, ты предложил меня ему в слуги.

– Мне казалось, мы согласились на триаду силы. Может быть, я не понял, что это значит.

Я хотела сесть, но не была уверена, что у меня получится, поэтому ограничилась тем, что нахмурилась, глядя на Ричарда.

– Я буду делить силу с вами обоими, но никогда не дам Жан-Клоду меня пометить. Если он когда-нибудь опять позволит себе сделать это насильно, я его убью.

Жан-Клод кивнул:

– Попытаетесь, ma petite. Это танец, который мне не хотелось бы начинать.

– Я дам ему себя пометить сегодня, перед тем как идти к стае, – сказал Ричард. Я уставилась на него:

– Что ты такое сказал?

– Жан-Клод сегодня пойти со мной не может. Он не член стаи. Если мы будем соединены, я смогу вызвать силу.

Я попыталась сесть, и если бы Ричард меня не подхватил, упала бы. Я лежала у него на руках, впиваясь пальцами в его плечи, стараясь заставить его себя слушать.

– Ричард, ты навеки станешь его слугой.

– Соединение Мастера и зверя – это не то, что соединение Мастера и слуги, ma petite. Совсем не такое... интимное.

Вампира мне не было видно за широкими плечами Ричарда. Я попыталась подняться, и Ричарду пришлось мне помочь.

– Объясните подробнее, – потребовала я.

– Я не смогу посредством Ричарда ощущать вкус еды, как было с вами. Это небольшой побочный эффект, но, правду сказать, его мне недостает. Я бы был очень рад снова ощутить вкус твердой пищи.

– Что еще?

– Ричард – вервольф альфа. В некоторых отношениях его сила равна моей. Он сможет контролировать мое проникновение в его мысли и сны. И сможет меня не допускать.

– Чего я не могла, – сказала я. Он глядел на меня.

– Даже в те времена, когда вы еще не узнали своей силы в некромантии, управлять вами было тяжелее, чем должно было быть. А сейчас... – Он пожал плечами. – Сейчас я не знаю, кто из нас был бы хозяином, а кто – слугой.

Мне удалось сесть самой. Постепенно мне становилось чуть лучше.

– Вот почему вы не поставили мне метку, когда могли это сделать и свалить на Ричарда. После того, что я сегодня сделала, вы боялись, что слугой будете вы, а хозяином – я. Это так?

Он чуть улыбнулся:

– Быть может. – Жан-Клод сел на кровать с другой стороны от меня. – Не для того я двести лет старался стать Мастером и хозяином своей территории, чтобы отдать свою свободу кому бы то ни было, даже вам, ma petite. Вы были бы не жестоким хозяином, но весьма требовательным.

– Это не просто отношения хозяина и слуги. Я помню по Алехандро. Он не мог мною управлять, но и я им тоже.

– А вы пытались? – спросил Жан-Клод. Мне пришлось задуматься.

– Нет.

– Вы его просто убили, – уточнил Жан-Клод. В. его словах был смысл.

– И я действительно могла бы вами командовать?

– Я никогда не слыхал о вампире, который выбрал бы себе слугой некроманта вашей силы.

– А Доминик и Сабин?

– Доминику до вас далеко, ma petite.

– Если бы я согласилась на первую метку, поставили бы вы ее? – спросила я.

Жан-Клод вздохнул, глядя в пол.

– Если бы мы действительно соединились, никто бы не устоял против нас. Такая сила – огромный соблазн. – Он внезапно поднял голову, давая мне посмотреть ему в глаза. Возбуждение, страх, вожделение – и, наконец, просто усталость. – Мы бы оказались связаны навечно. Связаны тройной постоянной борьбой за главенство. Не слишком приятная мысль.

– Жан-Клод мне сказал, что не будет моим хозяином, – вставил Ричард. – Мы будем партнерами.

– И ты ему поверил?

Ричард кивнул со страшно серьезным видом.

Я вздохнула.

– О Господи, Ричард, тебя ни на минуту нельзя оставить одного.

– Это не ложь, ma petite.

– Ага, так я и поверила.

– Если это окажется ложью, – сказал Ричард, – я его убью. Я посмотрела ему в глаза.

– Ты серьезно?

– Да.

Что-то шевельнулось в его карих глазах, низкое, темное, не человеческое.

– А ведь когда решишь кого-нибудь убить, других уже убивать проще? – спросила я.

Ричард не моргнул, не отвернулся.

– Да, но здесь не в этом дело. Я не буду никому слугой. Ни Жан-Клоду, ни Маркусу, ни тебе, ни Райне.

– А ты понимаешь, что, когда возникнет связь, ты будешь чувствовать его боль? И, убивая его, ты можешь убить себя?

– Лучше быть мертвым, чем в кабале.

Посмотрев ему в глаза, я поняла, что он все для себя решил.

– Ты убьешь этой ночью Маркуса.

Ричард посмотрел на меня, и на его лице мелькнуло выражение, которого я раньше не видала. Свирепость, от которой сила плеснула по комнате.

– Если он не отступит, я его убью.

И я впервые ему поверила.


предыдущая глава | Смертельный танец | cледующая глава