home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пятница, 30 октября

Мальчишки из шестого «Б» стояли, выстроившись в шеренгу у входа в школу, дожидаясь учителя физкультуры Авилу. В руках у каждого был пакет или сумка со спортивной одеждой — упаси господь кого-нибудь забыть форму или прогулять урок физкультуры без уважительной причины.

Они стояли на расстоянии вытянутой руки, как физрук научил их на самом первом занятии в четвертом классе, когда ответственность за их физическое воспитание, до тех пор входившая в обязанности классной руководительницы, легла на его плечи.

— Выстроиться в шеренгу! На расстоянии вытянутой руки!

Во время войны физрук Авила был пилотом. Пару раз он развлекал мальчишек рассказами о воздушных боях и экстренных посадках на пшеничном поле. Это произвело впечатление. Физрука уважали.

Класс, считавшийся сложным и неуправляемым, послушно выстроился, мальчишки стояли на расстоянии вытянутой руки друг от друга, хотя физрук еще даже не появился. Все знали: если строй покажется ему недостаточно ровным, он может заставить их стоять на месте лишние десять минут или отменить обещанный волейбольный матч, заменив его подтягиванием и отжиманиями.

Оскар, как и все остальные, его побаивался. Вряд ли физрук, с его коротко стриженными седыми волосами, орлиным носом, спортивным телосложением и железными мускулами, способен был полюбить или хотя бы понять слабого, полного, забитого ученика. Но, по крайней мере, на уроках физкультуры всегда царил порядок. В присутствии учителя ни Йонни, ни Микке, ни Томас никаких вольностей себе не позволяли.

Юхан вышел из строя и бросил взгляд на школу. Затем вскинул руку в нацистском приветствии и произнес:

— Строй, смирно! Сегодня у нас пожарный подготовка! С веревкой!

Кое-кто нервно засмеялся. Физрук обожал пожарную подготовку. Один раз в четверть ученикам приходилось лезть по веревке в окно, пока учитель засекал время секундомером. Если им удавалось побить предыдущий рекорд, на следующем занятии им разрешалось поиграть в «Море волнуется раз». Но это еще нужно было заслужить.

Юхан нырнул обратно в строй — и вовремя: через пару секунд в дверях школы возник физрук и стремительным шагом направился к спортзалу. Он шел, глядя прямо перед собой, и даже не удостоил шеренгу взглядом. Пройдя полпути не замедляя шага, он махнул ученикам: «За мной!» — и даже не обернулся.

Они двинулись строем, стараясь выдерживать расстояние. Томас, шедший вслед за Оскаром, наступал ему на пятки, так что задник одного ботинка соскочил, но Оскар продолжал идти, не оборачиваясь.

После истории с розгами они оставили его в покое. Конечно, извиняться перед ним никто не стал, но, пока на его щеке алел свежий шрам, они, наверное, сочли, что этого достаточно. На время.

Эли.

Поджав пальцы, чтобы не потерять ботинок, Оскар вышагивал к спортзалу. Где же Эли? Он вчера весь вечер простоял у окна в ожидании, что она вот-вот вернется домой. Но вместо этого он увидел, как около десяти Эли вышла из дому. Потом он с мамой пил горячий шоколад с булочками и, возможно, пропустил ее возвращение. Но на стук она так и не ответила.

Класс проследовал в раздевалку, строй рассыпался. Физрук Авила дожидался их, сложив руки на груди.

— Так. Сегодня силовая подготовка. Турник, прыжки через козла, скакалка.

Общий стон. Физрук кивнул:

— Если все хорошо, если вы как следует поработать, в следующий раз мы играть в вышибалы. Но сегодня — силовая подготовка. Шагом марш!

Разговор был окончен. Приходилось довольствоваться обещанием игры в вышибалы, и класс начал торопливо переодеваться. Как всегда, прежде чем снять штаны, Оскар повернулся ко всем спиной. Трусы из-за ссыкарика сидели несколько странно.

В спортзал уже вовсю выкатывали снаряды и устанавливали штангу. Юхан и Оскар вытащили маты. Когда все снаряды оказались на своих местах, физрук дунул в свисток. Упражнений было пять, и класс поделили на пять пар.

Оскар оказался в паре со Стаффе, что не могло не радовать, поскольку он был единственным в классе, кому гимнастика давалась хуже, чем самому Оскару. Силы Стаффе, конечно, было не занимать, но гибкостью он не отличался. Он был толстым, толще Оскара. Но его при этом никто не доставал. При одном взгляде на него становилось ясно — тот, кто попробует до него докопаться, сильно об этом пожалеет.

Физрук снова свистнул, и они приступили к занятиям.

Турник. Вверх, подбородок, вниз, снова вверх. Оскар подтянулся два раза. Стаффе — пять, после чего спрыгнул с турника. Свисток. Приседания. Стаффе как ни в чем не бывало валялся на матах и смотрел в потолок. Оскар старательно делал вид, что приседает, пока не раздался новый свисток. Скакалка. С этим у Оскара было хорошо. Он принялся скакать, пока Стаффе путался в скакалке ногами. Потом были обычные отжимания. Что-что, а отжаться Стаффе мог сколько угодно раз. И наконец козел, этот чертов козел.

Вот когда Оскар в очередной раз порадовался, что оказался в одной группе со Стаффе. Он украдкой поглядел, как Микке, Джонни и Улоф с легкостью перелетают через козла, отталкиваясь от пружинящего мостика. Стаффе взял разбег, сорвался с места, оттолкнулся от мостика так, что тот затрещал, и все равно не смог запрыгнуть на козла. Он развернулся, чтобы возвратиться на исходную, но тут подошел физрук.

— Надо запрыгнуть!

— Я не могу.

— Не можешь прыгать — пользи.

— Что?

— Пользи. Пол-зи. Залезай!

Стаффе обхватил руками козла, залез на него и, как пьяный, сполз с другого конца. Физрук махнул рукой: давай! — и Оскар побежал.

Пробежав несколько шагов, Оскар внезапно принял решение: он попробует.

Физрук когда-то объяснял ему, что главное — не бояться препятствия. Обычно Оскар слишком слабо отталкивался, боясь потерять равновесие или удариться о снаряд. Но на этот раз он решил прыгнуть в полную силу, представив, что ему все по плечу. Физрук не сводил с него глаз, и Оскар что есть мочи побежал к мостику.

Он даже не заметил момент прыжка, думая лишь о том, как бы перескочить через козла. Впервые он по-настоящему оттолкнулся от мостика, не притормаживая, и тело само взмыло в воздух, руки взметнулись вперед, нашли опору и вытолкнули тело на другую сторону. Он перелетел через козла с такой скоростью, что потерял равновесие и покатился кубарем. Но у него получилось!

Оскар обернулся и посмотрел на физрука. Тот хоть и не улыбнулся, но одобрительно кивнул:

— Молодец, Оскар. Только держи равновесие.

Физрук свистнул, объявляя передышку перед новой попыткой. На второй раз Оскару удалось не только перепрыгнуть через козла, но и удержаться на ногах.

Очередной свисток возвестил конец урока, и, пока убирали снаряды, физрук удалился в свой кабинет. Оскар разблокировал колеса козла, закатил его в комнату для инвентаря, похлопав по боку, как послушную лошадь, которую наконец-то смог укротить. Задвинув снаряд на место, Оскар направился к раздевалке. Ему нужно было поговорить с физруком.

Однако не успел он дойти до двери, как ему пришлось остановиться. Петля из сложенной вдвое скакалки скользнула по плечам и натянулась на животе. Кто-то его держал. За спиной он услышал голос Йонни:

— Но, Поросеночек!

Оскар развернулся на сто восемьдесят градусов, так что скакалка оказалась на пояснице. Йонни стоял прямо перед ним, держа в руках ее концы. Он подергал их, как вожжи, причмокнул:

— Но! Пошел!

Оскар обеими руками ухватился за скакалку и дернул так, что Йонни выпустил ручки. Скакалка со стуком упала на пол за спиной Оскара. Йонни указал на нее:

— А теперь подними.

Оскар взялся за середину скакалки, раскрутил ее над головой так, что ручки застучали друг об друга, крикнул: «Лови!» — и отпустил. Скакалка со свистом рассекла воздух, и Йонни инстинктивно поднял руки, загораживая лицо. Она пролетела над его головой и повисла на шведской стенке.

Оскар вышел из спортзала и сбежал вниз по лестнице. Сердце стучало в ушах. Началось! Он перепрыгнул сразу через три ступеньки, приземлился на лестничную площадку, пересек раздевалку и вошел в кабинет физрука.

Физрук сидел в своем спортивном костюме и разговаривал по телефону на каком-то иностранном языке, — наверное, на испанском. Единственное, что Оскару удалось понять — это слово «perro», что, как он знал, означало «собака». Физрук знаком предложил ему сесть. Пока учитель говорил, несколько раз повторяя слово «perro», Оскар услышал, как Йонни вошел в раздевалку и начал что-то возбужденно обсуждать с друзьями.

К тому времени, как физрук наговорился про свою собаку, раздевалка уже опустела. Он повернулся к Оскару:

— Ну, Оскар. Ты что хотел?

— Я только хотел спросить… тренировки по четвергам…

— Да?

— Можно я тоже буду на них ходить?

— Силовая подготовка в бассейне?

— Да. Мне нужно записаться?

— Не надо записываться. Просто приходи. Четверг, семь часов. Хочешь качаться?

— Да, я… да.

— Хорошо. Занимайся. Научишься подтягиваться… пятьдесят раз!

Физрук изобразил в воздухе подтягивание. Оскар покачал головой:

— Да нет. Но… я приду.

— Тогда до четверга. Хорошо.

Оскар кивнул и хотел уже уйти, но вместо этого спросил:

— Как там ваша собака?

— Собака?

— Да, я слышал, вы говорили «perro». Разве это не «собака»?

Физрук на секунду задумался.

— А! не «perro». «Pero». Это значит «но». Например: «но не я». Это будет «pero yo no». Понимаешь? Ты и испанский тоже хочешь учить?

Оскар с улыбкой покачал головой, объяснив, что пока с него хватит и тренировок.

Раздевалка была пуста, не считая его одежды. Оскар снял спортивные трусы и застыл. Брюк не было. Ну конечно! Как он сразу не догадался? Он поискал в раздевалке, в туалете. Брюки исчезли.

По дороге домой ноги кусал мороз. Пока они занимались физкультурой, пошел снег. Падающие снежинки таяли на его голых ногах. Во дворе он остановился под окнами Эли. Жалюзи были опущены. Внутри не было никакого движения. Крупные снежинки ласкали его запрокинутое лицо. Он поймал одну на язык. Она оказалась приятной на вкус.


предыдущая глава | Впусти меня | cледующая глава