home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Воскресенье, 8 ноября (вечер—ночь)

На часах половина девятого, вечер воскресенья.

В то время, как «скорая» с Виржинией и Лакке несется по мосту Транебергсбрун; в то время, как начальник полицейского управления Стокгольма демонстрирует фотографию преступника журналистам; в то время, как Эли выбирает платье из гардероба мамы Оскара; в то время, как Томми выдавливает клей в пакет и ноздри его наполняются парами сладкого оцепенения и забвения; в то время, как белка — первое живое существо за четырнадцать часов — видит Хокана Бенгтссона, Стаффан, один из его преследователей, наливает себе чаю.

Он не замечает, что носик чайника треснул и большая часть воды вытекает на стол. Он что-то бормочет и еще больше наклоняет чайник, так что чай выплескивается, а крышка падает в чашку. Крутой кипяток брызжет ему на руки. Он роняет чайник, опускает руки по швам и перебирает в уме буквы ивритского алфавита, чтобы сдержаться и не засандалить чайником в стену.

Алеф, бет, гимель, далет…


Ивонн вошла в кухню и увидела Стаффана, склонившегося над раковиной с закрытыми глазами.

— Что с тобой?

Стаффан покачал головой:

— Ничего.

Ламед, мэм, нун, самех…

— Ты расстроен?

— Нет.

Кофф, Реш, Шин, Тафф. Так, уже лучше.

Он открыл глаза, указал на чайник:

— Дурацкий чайник.

— Почему это дурацкий?

— Да из него все мимо льется.

— Никогда не замечала.

— И тем не менее это так.

— Не думаю, чтобы дело было в нем.

Стаффан сжал губы и выставил перед собой обожженную руку, будто говоря: Мир. Шалом. Молчи.

— Ивонн. Я сейчас испытываю невероятное желание тебя… ударить. Поэтому прошу тебя: больше ни слова.

Ивонн отступила на полшага назад. В глубине души она была к этому готова. Она никогда не позволяла этому смутному подозрению овладеть ее сознанием, но все же чувствовала, что за благообразным фасадом Стаффана таится сдерживаемая ярость.

Она скрестила руки на груди и сделала пару глубоких вдохов, в то время как Стаффан неподвижно стоял, уставившись на чашку с плавающей в ней крышкой. Затем спросила:

— И что, ты всегда так?

— Как «так»?

— Поднимаешь на других руку, когда что-то не по-твоему?

— Я тебя ударил?

— Нет, но ты сказал…

— Вот именно, сказал. И ты меня услышала. И теперь все у нас хорошо.

— А если бы я не услышала?

Стаффан, казалось, совсем успокоился, и Ивонн расслабилась и опустила руки. Он взял ее руки в свои и легонько поцеловал тыльную сторону ладоней.

— Ивонн. Люди должны друг друга слушать.

Чай был разлит по чашкам и выпит в гостиной. Стаффан про себя отметил, что нужно подарить Ивонн новый чайник. Она спросила его, как проходят поиски в Юдарнскуген, и Стаффан рассказал последние новости. Она изо всех сил старалась увлечь его разговором на отвлеченные темы, но в конце концов последовал неизбежный вопрос:

— А где Томми?

— Я… не знаю.

— Не знаешь? Ивонн…

— Ну, он у приятеля.

— Хм. И когда он появится?

— По-моему, он собирался там заночевать.

— Там?

— Ну да, у этого, как его…

Ивонн лихорадочно перебирала в голове имена друзей Томми. Ей не хотелось говорить Стаффану, что она не знает, где ночует ее сын. Стаффан строго относился к вопросам воспитания.

— У Роббана.

— Значит, у Роббана. Это что, его лучший друг?

— Да, пожалуй.

— А как его фамилия?

— Альгрен, а что? Ты что, его знаешь?

— Нет, так, подумалось…

Стаффан взял ложку, постучал ею по чашке. Раздалось мелодичное позвякивание. Он кивнул:

— Хорошо. А вообще, знаешь, я считаю, надо позвонить этому Роббану и попросить Томми зайти домой на минуточку. Хочу с ним побеседовать.

— У меня нет его телефона.

— Ну а фамилия-то на что? Ты же знаешь, где он живет? Поищем в телефонном справочнике.

Стаффан встал с дивана. Ивонн покусала нижнюю губу, чувствуя, что строит лабиринт, откуда становится все сложнее и сложнее выбраться. Он вытащил телефонный справочник их района и, встав посреди комнаты, принялся его листать, бормоча:

— Альгрен, Альгрен… Хм. Какое там название улицы?

— Я… Бьёрнсонсгатан.

— Бьёрнсон… Нет. Тут нет никакого Альгрена. Зато есть на Ибсенсгатан. Может, это он?

Ивонн не ответила, и Стаффан ткнул пальцем в страницу и сказал:

— Попробую, пожалуй, ему позвонить. Как там его, Роберт?

— Стаффан…

— Что?

— Я обещала ему не рассказывать.

— Стоп, ничего не понимаю.

— Томми. Я ему обещала не рассказывать, где он.

— Значит, он не у Роббана?

— Нет.

— Так где же?

— Я… я же обещала.

Стаффан положил телефонный справочник на журнальный столик, подошел к Ивонн и сел рядом. Она отхлебнула чай, задержав чашку у губ, будто пряча за ней лицо, пока Стаффан дожидался ее ответа. Ставя чашку на блюдце, она заметила, что руки ее дрожат. Стаффан положил руку ей на колено.

— Ивонн. Ты должна понимать, что…

— Я обещала.

— Я просто хочу с ним поговорить. Ты, конечно, извини, но мне кажется, что именно вот это твое неумение решать проблемы вовремя и есть причина того, что сейчас происходит. Мой опыт показывает, что с подростками дело обстоит так: чем быстрее реагируешь на их поступки, тем больше шансов, что… Взять, к примеру, героинщика — если бы кто-нибудь отреагировал, пока он еще курил анашу…

— Томми такими вещами не занимается.

— Ты в этом совершенно уверена?

Повисла тишина. Ивонн понимала, что с каждой секундой ее «да» в ответ на этот вопрос становится все более неубедительным. Тик-так. Теперь можно считать, что она ответила «нет», не произнеся при этом ни слова. Иногда Томми действительно вел себя странно, придя домой. У него было какое-то странное выражение глаз. А что если он…

Стаффан откинулся на спинку дивана, зная, что сражение выиграно. Оставалось лишь оговорить условия. Глаза Ивонн поискали что-то на столе.

— Что ты ищешь?

— Мои сигареты, ты не видел?

— На кухне, Ивонн.

— Да. Да! Только не ходи к нему сейчас.

— Ладно. Тебе решать. Если ты считаешь…

— Завтра утром, перед школой. Обещай. Обещай, что не пойдешь туда сейчас.

— Обещаю. Хм, ну и что же это за таинственное место?

Ивонн все ему рассказала.

Потом ушла в кухню, выкурила сигарету, выдувая дым в открытое окно. Закурила еще одну, уже не сильно заботясь о дыме. Когда Стаффан вошел в кухню, демонстративно разгоняя дым рукой, и спросил, где лежит ключ от подвала, она ответила, что забыла, но, возможно, вспомнит завтра.

Если он будет хорошо себя вести.


предыдущая глава | Впусти меня | cледующая глава