home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 4. О "новой дипломатии"

Дипломатия наших дней, естественно, существенно отличается от дипломатии времен Талейрана и Бисмарка. Автор ряда фундаментальных трудов по дипломатии Г.Никольсон в своей наиболее популярной, отмеченной высоким профессионализмом и переведенной на ряд языков, работе "Дипломатическое искусство" (Никольсон Г. Дипломатическое искусство. М., 1962) объявляет отцом "новой дипломатии" президента США времен версальского мира Вудро Вильсона, а ее метод — "американским методом" в отличие от греческого, итальянского и французского методов "старой дипломатии". Вместе с тем Г.Никольсон критически оценивает один из ключевых постулатов концепции В.Вильсона, провозглашавшего, что "дипломатия будет действовать откровенно ина виду у всех". Что же касается деклараций Советской власти об "упразднении тайной дипломатии", и задач проводить "честную народную, действительно демократическую внешнюю политику" (увы, не всегда находивших подтверждение на практике), то Г.Никольсон в принципе отказывает ей в качествах, свойственных дипломатии как таковой ("Я ни на минуту не преуменьшаю ни ее силу, ни се опасность, но это не дипломатия, а нечто другое"). Упоминавшийся выше американский профессор Г.Моргентау с позиций "политического реализма" утверждает об "обесценивании" современной дипломатии, ввиду того, что в ней не придается такого, как прежде значения секретности.

Несмотря на острую критику "дипломатии телевидения и громкоговорителей", раздающуюся из уст приверженцев "классической школы", практические чиновники внешнеполитических ведомств стран Запада стремятся в своей работе опираться на общественное мнение или по крайней мере учитывать его, особенно при работе над документами, рассчитанными на последующее опубликование. А видный государственный деятель Канады Лестер Б.Пирсон готов даже признать ныне за дипломатией определенную пропагандистскую функцию. Американский автор Джон Э.Харр приходит к выводу, что традиционные методы дипломатии потеряли эффективность в условиях новой международной обстановки и настоящей чертой дипломатии становится оказание своего влияния везде, где это ей представляется целесообразным. Другой видный политолог из США Джон Стоссинджер, разделяя в принципе сомнение относительно целесообразности ведения переговоров под "прожектором публичности", тем не менее утверждает, что "быстрое развитие науки и техники, а также средств связи радикально изменило характер дипломатии" и, что "было бы чрезвычайным упрощением возлагать вину за обесценение дипломатического общения исключительно, и тем более в первую очередь, на пороки открытой дипломатии" (цит. по: Ковалев Ан. Указ. соч., с. 15—20).

Было бы, однако, грубым упрощенчеством, отвергая "тайную дипломатию" как таковую со всеми ее недостатками и даже пороками, одновременно отказывать в праве на существование таким подчас просто необходимым условиям переговорного процесса, как доверительность и конфиденциальность. Огромное число встреч, бесед государственных деятелей и дипломатов по традиции ограничивается стереотипным упоминанием о вопросах, "представлявших взаимный интерес". Существуют закрытые каналы связи, ведется конфиденциальная переписка, средства массовой информации держатся на "голодном пайке" — и все это ради того, чтобы уберечь намечающееся соглашение от постороннего, нередко недоброжелательного или корыстного вмешательства, не ставить под угрозу срыва подчас многолетние титанические усилия дипломатов, шаг за шагом вынашивавших путь к взаимопониманию. Дипломатия как и политика — искусство возможного, искусство, основанное на уступках, компромиссах, сближении точек зрения и т.п. На практике "новая" дипломатия разумно предполагает последовательное сочетание закрытых переговоров с обнародованием их принципиальных промежуточных итогов и, само собой разумеется, конечного результата. Влюбом случае — при достижении соглашения и при провале усилий добиться его — у общественности соответствующих стран, у членов парламентов, которым нередко приходится ратифицировать те или иные международно-правовые документы есть возможность составить собственное мнение о ходе переговоров, о реальных позициях его участников, об их заинтересованности или, напротив, незаинтересованности в достижении положительных результатов.

Глобальные изменения в мире, происходящие в последние годы, развал мощного идеологического барьера, порождавшего во многом недоверие и враждебность, появление в то же время на месте прежней конфронтации новых угроз для стабильности международных отношений, экологический кризис вплотную подводят человечество к драматическому выбору между нахождением объединенными усилиями путей продолжения своего существования или самоуничтожением. Надо ли говорить, как резко возрастают роль и значение дипломатии в ядерно-космическую эру, призванной привести в действие все свои рычаги и возможности, накопленный веками опыт, чтобы найти единственно разумный выход из критической ситуации, решить насущнейшую задачу выживания.


§ 3. Историческая природа дипломатии | Протокол и этикет дипломатического и делового общения | § 5. Специфика профессии дипломата