home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





4


Однажды вечером Василий Федорович засиделся допоздна за описанием новых разновидностей растений и животных, встреченных им в последней самостоятельной поездке. Неожиданно дверь тихо скрипнула и в горницу вошел Ксенофонт. Он молча закурил трубку и тихонько сел в угол, ожидая, когда Зуев окончит. Но не выдержал и позвал:

— Василий Федорович!

Зуев оторвался от письма, повернулся к чучельнику.

— Гайнана нашего не забыл? — спросил Ксенофонт.

— Что ты! Как можно! Ты о нем что-нибудь слышал?

— Слышал. Только бы лучше не слышать.

— Это почему же? — встревожился Василий.

— В колодках его привезли. Завтра на площади перед народом кнутом бить будут, а потом под караулом повезут в другую крепость. Так и будут возить, пока до смерти не забьют.

— Да ты что? Как можно!

— Эх, вы только зверей да птиц и видите. А что кругом делается не знаете. Не вытерпели башкиры несправедливости да грабежа, ну и поднялись. А Гайнан, говорят, отрядом командовал. Теперь расправа и идет. Хорошо хоть Никифор вовремя ушел. Пойдете завтра на площадь попрощаться с Гайнаном?

— Не знаю. Боюсь, не выдержу...

— Я пойду...

На другое утро после обедни весь народ согнали на площадь крепости. Специальная команда пригнала башкир из ближайших деревень. Василий и Ксенофонт стояли в стороне. На площади, около соборной церкви, гудела большая толпа. Вдруг послышалась дробь барабана. Окруженная солдатами к помосту, сколоченному вчера, подъехала подвода. На ней закованный в тяжелые цепи сидел, опустив голову, Гайнан. Вот, гремя цепями, он медленно поднялся на помост. Офицер вынул бумагу, прочитал приговор. Ксенофонт, оставив Василия, протиснулся вперед. Одет он был по-господски, поэтому протиснулся к помосту беспрепятственно. Гайнан голову держал гордо. На толпу смотрел смело. И вот их взгляды встретились — Гайнана и Ксенофонта. На Ксенофонта смотрел уже не веселый, задорный парень, дитя лесов и гор, а суровый воин, познавший и радость побед, и горечь поражения. Пытки наложили печать на молодое лицо, врезались резкими морщинами. Гайнан узнал Ксенофонта. На миг в его глазах вспыхнул огонек прежней молодой удали. Он еле заметно кивнул головой и снова посуровел его взгляд, устремленный вдаль, туда, где кутались в синюю дымку родные горы.

Затрещал барабан. Два подручных палача опрокинули Гайнана, оголили ему спину и принялись полосовать ее кнутом.

Василий все это видел издали. У него не хватило сил подойти ближе...

Когда окровавленное тело Гайнана двое солдат сволокли с помоста и бросили на телегу, Василий не выдержал и побежал прочь. Он бежал и плакал, как ребенок. Почему жизнь так сурово отняла у него друзей? Сначала Никифора, а потом Гайнана.





предыдущая глава | Следопыт Урала | ЭПИЛОГ