home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





3


25 июля экспедиция вышла к Карскому заливу. Вечером версты за три-четыре вдали Зуев, увидел цепочку костровых огней, вытянувшуюся вдоль залива. Кто это мог быть? Самоеды? Они такие костры не жгут, ватагами не собираются. На всякий случай Василий наказал дежурным казакам бдительнее нести караульную службу.

Рано поутру к месту стоянки экспедиции подплыла лодка. Из нее поднялись шесть кряжистых поморов с обветренными и просоленными морским ветром лицами и неторопливой походкой, вразвалку направились к палаткам. Зуев принял их радушно. Поморы, несколько смущенные молодостью начальника, сели в кружок, приняли угощение и постепенно разговорились.

— Пустоозерские мы. Вот на рыбный промысел сюда пришли. Нас в ватаге-то 40 человек будет, — рассказывал самый старый из поморов, видимо, старшина.

— А что промышляете? — поинтересовался Зуев.

— Из красной рыбы — семгу, из белорыбицы — омуля. В сеть навага идет, но мы ее не берем, нестоящая, самоедская да остяцкая еда. Рыбу солим в бочках да морем в свою сторону везем. Но попутно, конечно, и с самоедами торг ведем. Мягкую рухлядь да рыбий зуб у них берем.

— А как лов?

— Лов ноне ничего.

Воспользовавшись случаем, Василий Зуев выехал с рыбаками на их лодке к месту лова. И лов посмотреть любопытно, и добыть морских животных и рыб для коллекции неплохо. Поездка была удачной. Коллекция экспедиции пополнилась новыми образцами. Стали готовиться в обратный путь. Резко похолодало. Выпал снег. На первую ночевку остановились в лесочке.

Сидя у костра, Василий наблюдал за проводником Ункой. Из кусочков китового уса он острым ножом отделял узкие пластинки с заостренными концами. Потом нарезал ленточки тюленьего жира. Гибкую пластинку свертывал в спираль, перевивал ее ленточкой жира. Скрученный шарик время от времени опускал в растопленный жир, который сразу же застывал на морозе. Так он приготовил четыре жировых шарика величиной с куриное яйцо. Завтра с ними пойдет на медвежью охоту.

Утром за Ункой увязался и Зуев. Они вышли на берег и разбросали шарики-приманку. Не прошло и часу, как показался белый медведь. Передвигался он быстрыми прыжками, нелепо подкидывая зад. Вдруг насторожился — почуял запах ворвани. Мигом разыскал шарики и проглотил их. Обнюхав все вокруг и убедившись, что больше съестного ничего нет, медведь направился дальше. Зуев и Унка последовали за ним в отдалении. И вот медведь резко замедлил бег, остановился, стал жадно хватать ртом снег. Потом закрутился на одном месте. Заревел так, что у Зуева мурашки по спине забегали. Зверь обезумело метался из стороны в сторону, рвал когтями живот и хрипел. Охотники обождали, когда он перестал двигаться и приблизились к нему. Распрямившиеся китовые пластинки распороли желудок медведя. Унка принялся ловко снимать шкуру. Зуев взял для коллекции череп и острые когти.

Отдохнув, двинулись в путь. Олени по свежему морозному воздуху бежали легко и свободно. Через семь дней показалась серая церквушка, а потом и приземистые домики самого Обдорска.





предыдущая глава | Следопыт Урала | cледующая глава