home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





3


Паллас направился в Главное горных дел правление сибирских, пермских, казанских, оренбургских заводов. В полутемных узких коридорах со сводчатыми потолками и в зале с узкими, вытянутыми окнами сновали мелкие чиновники, просители из купцов и горных смотрителей, мужики-рудознатцы.

В уставленных столами залах тесно сидели копиисты и подканцеляристы. Толкая друг друга продранными локтями, они старательно писали что-то на длинных листах бумаги, но молниеносно вскакивали на окрик старшего письмоводителя и быстро семенили к начальнику.

В углу, у загородки, в нерешительности топталась группа мужиков. Наконец, один из них подошел к столу и выложил полтину. Сидящий с краю писчик незаметным движением смахнул полтину к себе в карман и, как ни в чем не бывало, продолжал писать. Перебелив бумагу и отнеся ее старшему переписчику, чиновник подошел к жавшимся в углу мужикам и снисходительно стал слушать их.

Паллас направился в дальнюю часть здания, где по одному и по два в отдельных комнатах сидели старшие чиновники и ученые горных дел мастера, как правило, из немцев. Академик рассчитывал на радушный прием земляков, но ошибся.

В комнате, пуская из трубок кольца дыма, сидело три обрюзглых немца. Паллас радушно поклонился им, но они сделали вид, что не заметили его.

— Петр Симон Паллас, академии действительный член и профессор по делам академической экспедиции, — несколько вызывающе, обиженный таким приемом произнес ученый.

— Э-э, — обернулся к нему один из трех, — имеете просьбы? Где ваше прошение?

— Прошение не имею, но желал бы ознакомиться с материалами Горного правления по описанию розысков руд и минералов.

— Сие возможно при соизволении надворного советника и кавалера Карла Францевича Шумахера, на предмет чего и надлежит подать соответствующее прошение.

— Но, господа, дела экспедиции... я обременен недостачей времени... прошу доложить господину Шумахеру о желании личной встречи...

— Карл Францевич сегодня быть в присутствии не соизволит. Прошу в обычном порядке подать прошение, — и высокомерно взглянув на молодого «выскочку», чиновник повернулся к своим собеседникам.

Паллас стремительно вышел из комнаты и зашагал по коридору.

Только захлопнулась дверь за незваным гостем, толстый немец заговорил вполголоса:

— Мальчишка! Уже академик и профессор. Выскочка! Настоящие ученые в такую даль не поедут.

— Кем вы осведомлены, герр Пеффер?

— О, мне говорил сам Карл Францевич. Он получил эстафету из Берг-коллегии от статского советника Будберга, который специально предупреждал о приезде этого выскочки.

— Опасен?

— Молод, горяч, наблюдателен, а главное непреклонен в правдивости описания виденного и узнанного.

— О, тогда его к нашим делам допускать нельзя!

— Так и решено. Карл Францевич сказался больным. Прямо ведь отказать нельзя, едет по именному указу, а как его здесь из комнаты в комнату помотают, так не вытерпит и уедет ни с чем.

Табачный дым трех трубок заполнил комнату.



предыдущая глава | Следопыт Урала | cледующая глава