home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







1


С самого раннего утра в воеводском доме начались шум и беготня.

— Марфа! Начали гусей-то щипать? — неслось из кухни.

— Ахметка! Ты какие дрова несешь, болван? Нежели такими дровами сегодня печь топить будем? Тащи березовых...

— Анна Алексеевна, Спиридоныч рыбу принес, посмотреть извольте...

То воевода Исецкой провинции, статский советник Власий Ильич Веревкин готовился к приему гостей. Еще бы! Из самого Санкт-Петербурга приехала экспедиция императорской Академии наук. Событие для Челябинска значительное. Именитые жители города с нетерпением готовились к этому приему. Из окованных сундуков доставали слежавшиеся, пересыпанные табаком праздничные платья, кафтаны, мундиры. Они проветривались, чистились, подновлялись. Особенно много хлопот было у единственного в городе цирюльника воинской команды Сидоровича. Поручик Преображенский откомандировал его с утра по домам городской знати. Дамам нужно было соорудить прически, привести в порядок парадные парики дворян, чиновников, приглашенных в воеводский дом.

После пополудни к дому воеводы потянулись гости. У крыльца чернели две чугунные пушки, около которых маршировали солдаты. В сенях в ожидании поручений толпились молодые казаки.

Академика Палласа воевода встречал в сенях. К этому времени в парадной зале собрался весь цвет города. Рядом с Веревкиным в залежалом кафтане елизаветинских времен хорохорился товарищ воеводы Василий Иванович Свербеев, маленький, сухонький старичок с лисьей мордочкой. Тут же блистал выправкой поручик Преображенский, смирно стоял отставной сержант Новгородского полка Ахтыров, два казачьих есаула. Толпилось несколько купцов и мелких чиновников. С ними были жены и дочери.

В стороне уединилась кучка польских ссыльных конфедератов. Они даже здесь не потеряли шляхетской спеси и гонора. Хотя они и были сосланы в Челябу как государственные преступники, но воевода привечал их к дому за скудностью в городе дворян и чиновников.

Пригнувшись в низких дверях, в горницу вошел Паллас в простом коричневого цвета, но хороши сшитом кафтане и белом пудреном парике. За ним вступила Амалия Карловна, в скромном, но также хорошо сшитом платье. Она мило улыбалась. Оба непринужденно ответили на приветствие хозяина и присутствующих. За ними следовали молодые ученики Никита Соколов и Василий Зуев. Никита Соколов только недавно вернулся из самостоятельной поездки.

Гости и хозяева сразу шумно стали размещаться за большим столом, который весь был уставлен едой и питьем. Тучный воевода любил покушать, любил и угостить.

Василий Зуев поначалу попал на середину стола. Рядом с ним усадили дочь местного благочинного, пухлую, как сдобное тесто, поповну. Затянутая усилиями девок в нарядное атласное платье, перекупленное у ссыльных конфедератов, она сидела смирно, не в силах перевести дух. Василию было смешно и жалко ее. Поповна ничего не ела, по лицу ее стекал пот. Но скоро Зуева позвал Паллас. Академик, слабо зная русский язык, никак не мог столковаться с Веревкиным. Зуеву пришлось помогать. Он то подсказывал Палласу по-немецки, то поправлял его коверканную русскую речь. Разговор велся о богатстве местного края, о торговле, горном промысле, занятии населения.

— Бога гневить нечего, — навалившись на стол телом, говорил Веревкин, — наша Исецкая провинция, сударь мой, богата. Леса дремучие, богатств горных невесть числа. Хлеб родится хорошо. Скота? Да его у башкир или у орды хоть даром бери, хоть сам по степи разводи. Только людишек мало.

— А почему? — полюбопытствовал ученый.

— Где их возьмешь, людишек-то? — оживился воевода. — По России-матушке почти все мужики по помещикам розданы. А помещики за Урал-камень поселяться боятся. На казенные заводы гонят каторжников да приписных. А те, чуть что, в Сибирь норовят бежать. Солдат мало, а казаки — народ не шибко надежный.



предыдущая глава | Следопыт Урала | cледующая глава