home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





2


Экспедиция остановилась на полдник около небольшой деревни Поликарповки. Стали разбивать лагерь и обнаружили, что нет подводы с хлебом. У телеги сломалась ось и ее где-то в пути чинили.

Хлеб решили достать в деревне. Пошли туда сразу Амалия Карловна, Паллас, Соколов и Зуев. Лучший хлеб, конечно, водился в богатой избе. Но в деревушке все избы ершились обтрепанными соломенными крышами, окна подслеповатые, закопченные дымом — избы топились по-черному, без труб.

Пустынно. Даже ребятишек не слышно. Возле одной избы остановились. Перед проезжими выросла старуха. Увидев господское платье, поклонилась до самой земли.

— Здравствуйте, бабушка! — обратился к ней Зуев. — Проезжие мы. Хлеба бы нам достать.

— И-и, родимые, — кланяясь, нараспев протянула старуха, — разве наш хлеб исть будете? У нас вся деревня с. Вознесения одну лебеду ест. Хлеб-то барину идет. Барщина у нас по четыре дня на неделе. Вот разве у Марфы. У них, кажись, еще хлеб ноне был. Эвон их изба-то, — и она показала своей сухой коричневой рукой с распухшими ревматическими суставами на взгорье, где стояли более исправные избы. На зов из избы вышла молодая, но уже надломленная тяжелой работой женщина. Отвесив низкий поклон, она на просьбу о хлебе с готовностью отозвалась:

— Слава те господи, мы с хлебом живем, мужик-то мой у барина в кузне.

Она вынесла и подала Амалии Карловне початый каравай.

— Весь тут, матушка барыня, не обессудь. Ежели мужик сегодня муку принесет, печь буду. Берите.

Амалия Карловна растерянно держала в руках плоский, плотный кусок, больше напоминавший камень, чем хлеб. С трудом отломив кусочек, она взяла его в рот. Отщипнул хлеб и Паллас. Василий и Никита хлеб не пробовали, такой хлеб им был знаком с детства.

— С корьем хлеб-то? — спросил Никита у хозяйки, которая с нескрываемой радостью бережно приняла возвращенный Амалией Карловной каравай.

— С корьем, с корьем. А кто же нонче из одной муки-то печет. Разве мы баре?

Так и возвратились в лагерь без хлеба. Василий и Никита рассказали Палласу и Амалии Карловне о том, что в непросеянную ржаную муку крестьяне добавляют высушенную и измолотую березовую кору. К роще шли молча. Паллас, недовольный тем, что не удалось достать хлеба, Амалия Карловна, пораженная нищетой, Никита и Василий, взволнованные воспоминаниями о своем детстве.

Тронулись в путь, так и не поев, в надежде, что через несколько верст встретится барская усадьба.

Дни бежали незаметно. Наступала осень. Василий освоился в экспедиции. Паллас отличал его за исключительное усердие, сноровку и любовь к знаниям.

— О... очень хорошо, очень хорошо! — торжественно произносил он, принимая от Василия описание растений или выслушав его мнение о прочитанной книге. — Наука любит труд. Вы есть способный ученик, я рад видеть в вас свой помощник!



предыдущая глава | Следопыт Урала | cледующая глава