home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Русский север — земля сказок и чудес

Чем была бы земля

Без зеленых лесов островерхих?

Чем была бы земля

Без раздольных лесов голубых?

Потому навсегда

Сохранится в любом человеке

Уваженье к земле

Как к кормилице предков своих.

Есть богатство в лесах —

Это ягоды, птицы и звери.

Сколько рыбы в озерах и реках —

Поди сосчитай.

Много люди хранят

О природе чудесных поверий.

И природе о людях

Известно достаточно тайн.

Октябрина ВОРОНОВА, саамская поэтесса

Русский Север по-прежнему хранит память о своем гиперборейском прошлом — в том числе в форме закодированных образов эпического и сказочного фольклора. Сказанное относится ко всем народам, населяющим в настоящее время приполярные и заполярные территории современной России — от Кольского полуострова до Чукотки. Но то же самое можно сказать и обо всех других этносах, проживающих на просторах Евразии. Некогда их далекие прапредки в поисках более благоприятных условий навсегда переселились с севера на юг в места нынешнего проживания, однако в своих преданиях навсегда сохранили воспоминания о древней арктической прародине. За примерами не надо далеко ходить. Обратимся выборочно к фольклору четырех, на первый взгляд, мало чем связанных между собой народов — российских ненцев (самодийская языковая семья), эстонцев (финно-угорская языковая семья), латышей (индоевропейская языковая семья) и калмыков (монгольская языковая семья).

Вот как, к примеру, в одном старинном ненецком сказании рисовалась блаженная и процветающая жизнь в Арктике, где в далеком прошлом царил Золотой век:

«Очень давно это было. Много лет тому назад солнце над ненецкой землей не скрывалось с неба. Озера и реки тогда, словно вода в котле, кипели, столько в них было рыбы. От берегов морей до самых лесов паслись оленьи стада. Голубых и белых песцов не переловить было капканами. Каждой весной тучами налетали гуси, утки и лебеди. Весело жилось ненцам в тундре. <…>»

(Текст приводится по книге «Сказки народов Севера» (М., 1959). С. 114–115).

Страна счастья и благоденствия, где царит Золотой век, запечатлена в сокровенных сказаниях прибалтийских народов — эстонцев и латышей, относящихся к разным языковым семьям. К «цветущему берегу счастья, красоты непреходящей», окруженный огнедышащими горами, направляет свой челн герой эстонского эпоса великан Калевипоэг:

За горами ледяными,

За холмами снеговыми

Есть прекрасный светлый берег —

С долгим летом, с теплым морем,

Без огня там жарят мясо,

Яйца в дюнах запекают <…>

По существу тот же самый маршрут, к полярным пределам мира, проделывает и любимый герой латышского народа Лачплесис. Здесь он достиг Алмазной горы, возвышающейся посреди океана (коррелят индоарийской вселенской горы Меру):

К берегам горы алмазной

Их корабль приблизился.

Будто солнцем залитая,

Огненными гранями

Ярко та гора блистала,

Мраком окруженная.

Вот корабль к горе причалил,

Люди вышли на берег.

Всем узнать хотелось, что там

На горе находится.

Но хоть витязь запрещал им,

Все ж один ослушался

И на гору влез и крикнул:

«Боже, как прекрасно здесь!»

И, как бы потвачен ветром,

Улетел, пропал из глаз.

А за ним второй взбирался,

И, добравшись доверху,

Крикнул: «Боже, как прекрасно!»

И пропал за первым вслед.

Не дождавшись их возврата,

Мореходы третьего,

Привязав к веревке длинной,

Отпустили на гору.

На горе и тот воскликнул:

«Боже, как прекрасно здесь!»

И бежать, как оба первых,

Дальше порывался он.

Тут друзьями за веревку

Был он сташен на землю,

Но не мог он им не слова

Рассказать о виденном <…>

Комментарии, как говорится, излишни. Здесь же перед Лачплесисом открыл свое гостеприимство Остров блаженных — Гиперборейская земля:

Далеко, у края неба,

Где играло зарево,

Высился крутой скалистый

Остров, льдом заваленный.

И корабль, вкатив на отмель,

Здесь они причалили.

Вышли на берег высокий

Моряки за девушкой.

Замок сказочно роскошный

Там они увидели.

Башни, стены замка были

Изо льда прозрачного.

В зеленеющий, цветущий

Свежий сад вошли они.

Среди сада был колодец,

В пекло опускавшийся.

Из колодца вечно пламя

Извергалось до неба.

Это было пламя сердца

Мира, и одно оно

В сад прекрасный превращало

Середину острова.

Отягченные плодами,

Там стояли яблони.

Под ветвями их журчали

Речки сладкоструйные <…>

Вот ударила Хозяйка

В звонкий щит мечом своим —

Отовсюду к ней сбежались

Человечки малые,

Жители пределов мира,

Сказочного Севера.

Накрывать столы для пира

Дочь Зимы [Севера. — В.Д.] велела им <…>[11]

Вот ее поэтический описание:

Дик ее нежно-румяный,

Словно отсвет сполохов,

А глаза — как свод небесный

В ясный день на севере.

Ниже плеч переливались

Косы цвета золота.

Стан ее высокий стройный,

В одеянье радужном.

Такова была она,

Та, что, как гласит преданье,

Управляет бурями,

Та, что в небо поднимаясь

Далеко на севере,

Водит воинов убитых

Полчища великие <…>

Образ Дочери Севера имеет общемировое значение и, несомненно, гиперборейское происхождение. Красной нитью пронизывает он и другой великий народный эпос — карело-финскую «Калевалу», где все ее главные герои поочередно ездят (точнее — плавают) в далекую северную страну Похъёлу (коррелят Гипербореи) сватать Дочь (Невесту) Севера (рис. 142), прозванную здесь «красотой земли и моря» (Калевала, XIII, 236). Судя по всему, именно ее под именем Девы Снежных Гор, олицетворения Мировой Красоты, намеревался вывести Александр Блок в своей неосуществленной (точнее — уничтоженной) пьесе «Дионис Гиперборейский».


Тайник Русского Севера (с иллюстрациями)

Приведенные факты свидетельствуют об общем древнем источнике, откуда были почерпнуты приведенные сведения. И подобными рассказами изобилует легендарная история многих народов. Особенно интересны предания ирландцев — наследников древних кельтов (и гиперборейцев, естественно), которые после многовековых морских и сухопутных миграций оказались там, где проживают теперь. Вот что рассказывается, к примеру, в саге о плавании Брана, сына Фебала:

<…> Есть далекий-далекий остров,

Вокруг которого сверкают кони морей [волны — В.Д.],

Прекрасен бег их по светлым склонам волн.

На четырех ногах стоит остров.

Там неведома горесть и неведом обман

На земле родной плодоносной,

Нет ни капли горечи, ни капли зла.

Всё — сладкая музыка, нежащая слух.

Без скорби, без печали, без смерти,

Без болезней, без дряхлости,

Вот — истинный знак Эмайн [одно из названий чудесной страны. — В.Д.],

Не найти ей равного чуда.

Прекрасна страна чудесная,

Облик ее любезен сердцу.

Есть и другие ирландские названия этого чудесного острова (или земли). Особенно привлекает Земля девяти орешников Буан из саги «Приключения Кормака в Обетованной стране». По объяснению комментаторов, Ореховая страна названа так в честь жены одного из королей древней Ирландии, умершей от горя после гибели мужа. На ее могиле и выросли девять волшебных орешников, считавшихся источником Абсолютного Знания. Специалисты по ирландскому фольклору не могут объяснить происхождение данной мифологемы, связанной ко всему прочему еше и с таинственным Иным миром. Мне же представляется всё достаточно простым, если, конечно, не зацикливаться на раннем Средневековье, а обратить свой взор к глубинным пластам индоевропейской истории, когда культура и язык кельтских, славянских и других народов были общими.

Имеется большой соблазн провести параллель между ирландским именем Буан и созвучной с ним русской мифологемой Буян. Если это на самом деле так, то не название Обетованной земли из ирландской саги вторично по отношении к имени королевы Буан, и, напротив, последнее производно от некоторого первичного топонима, которое звучало, как Буан (Буян), откуда самоотверженная героиня ирландского эпоса могла быть родом — сама или ее предки. Более того, Ореховая обетованная земля ирландских преданий очень уж хорошо сопрягается с одной русской поморской легендой, записанной будущим известным литературным критиком Александром Константиновичем Воронским (1884–1943) во время его ссылки на Север. Старый беломорский помор Тихон поведал тогда молодому еще революционеру о том, что где-то далеко за Ледовитым морем есть чудесная Ореховая (!) земля, где на деревьях растут орехи с человеческую голову. Расколешь такой орех, а в нем — мука, сразу можно хлеб печь. Многие поморы пытались доплыть до той Ореховой страны, и, говорят, были такие, кому это удалось.

О плавании к Чудесной стране повествуют и средневековые ирландские легенды — и не только мифические. В «Житии святого Брендана» повествуется о его путешествии по Кронидскому морю (одно из позднеантичных и средневековых наименований Северного Ледовитого океана) в край, где все лето не заходило солнце (полярный день!). Там он достиг Обетованного острова, где увидел не только много чудес, но останки каких-то древних сооружений.


Когда-то мы были счастливы | Тайник Русского Севера (с иллюстрациями) | * * *