home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Человек на земле



ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ. Человек берет от природы все необходимое для жизни, она — основа материального производства и удовлетворения потребностей людей и одновременно — источник их здоровья. Ну а что она получает взамен? Истощенные земные недра, сокращение площади лесов, эрозию почвы, загрязнение воздуха и воды, уменьшение рыбных запасов и численности животных.

Активное воздействие человека на природу наблюдалось всегда, однако особенно интенсивный характер оно приобрело в наш век. Не надо ходить далеко за примерами — взять освоение целинных и залежных земель. За короткий срок в республике без какого-либо учета экологической обстановки было распахано свыше двадцати миллионов гектаров ковыльно-разнотравной степи. А вскоре начались пыльные бури, когда ветер поднимал в воздух верхний незащищенный слой почвы, и день превращался в ночь. Сколько потребовалось усилий, чтобы остановить беду!

Сегодня, постигнув сущность допущенных ошибок, мы стали умнее и зачастую более осторожно подходим к вопросам охраны природы и рационального использования ее ресурсов, стремимся сохранить существующее равновесие. В этих условиях особое значение приобретает так называемый ландшафтный принцип охраны окружающей среды. Эта форма сохранения существующих в том или другом районе условий охватывает одновременно весь комплекс природных компонентов — от геологического строения и рельефа местности до растительного мира и обитающих здесь животных. Охране подлежат типичные ландшафты, достопримечательные объекты живой и неживой природы как эталоны нетронутых природных условий отдельных зон, ценные в научном, культурном, познавательном, оздоровительном и эстетическом отношениях. На первый взгляд, те районы республики, через которые протекает Ишим, весьма бедны «редкими и достопримечательными объектами», ведь эти земли давно уже освоены и обжиты — какие уж тут редкости! Но это не так. Достаточно вспомнить о подлинной жемчужине республики — примыкающем к Приишимью и неотделимом от него Кургальджинском заповеднике, раскинувшемся в степях Целиноградской области. Он создан двадцать лет назад в целях сохранения в первозданном виде природного комплекса озер и болот и прилегающей к ним полосы типчаково-ковыльной равнины.

Основная часть заповедника — свыше ста тысяч гектаров — это вода и густые тростниковые заросли. Причем последние раскинулись на обширных пространствах. На озере Кургальджин, например, они занимают до восьмидесяти процентов поверхности, имеющей площадь триста тридцать квадратных километров. Можно представить, какое это раздолье для птиц, особенно для гусей, уток, лебедей, чаек, которые селятся здесь целыми колониями.

Заповедную территорию облюбовали для своих летних гнездований редчайшие птицы нашей фауны — розовые фламинго. Они — гордость заповедника, символ его. Не случайно на памятном значке заповедника изображена птица «из сказки» — стоящий на одной ноге изящный фламинго.

В отличие от заповедников, где земля навечно изымается из какого-либо хозяйственного пользования, природные заказники имеют более скромный «статус». В них запрет накладывается лишь на определенный вид деятельности. Здесь устанавливается режим, который предусматривает ограниченное использование части природных ресурсов и лишь в определенные сроки. В зависимости от объектов, подлежащих охране, заказники бывают охотничьими, геологическими, ботаническими, озерными, болотными и так далее. Все они представлены в Приишимье — их добрых два десятка.


Первая попытка детального научного обследования верховьев Ишима и прилегающих к реке районов была предпринята в 1815 году. Однако из-за сильной засухи, которая превратила степь в пустыню, экспедиция вынуждена была свернуть работу. Только в следующем году эта идея была воплощена. Общее руководство экспедиционным отрядом осуществлял атаман Сибирского казачьего войска Ф. Набоков, а научное — горный инженер И. Шангин.

Экспедиция выступила 1 мая 1816 года из крепости святого Петра (г. Петропавловск) и двинулась к озеру Зеренда и далее на юг — к Нуре и окрестностям горы Акмола. Отсюда курс был взят в сторону Балхаша. По пути обследовались природные богатства края, описывался быт кочевников, флора и фауна Приишимья. Был собран ценный материал по геологии, зафиксированы многие памятники истории и культуры этих мест.

Спустя четыре года описания путешествия и собранные материалы были опубликованы в журнале «Сибирский вестник». Отмечалась большая познавательная ценность сведений, которые привлекли внимание ученой общественности. Не потеряли они своего значения и по сей день.


В верховьях Ишима, там, где река только набирает силу, расположен Белодымский зоологический заказник, занимающий в Осакаровском районе Карагандинской области три тысячи гектаров. Он раскинулся по увалисто-холмистой равнине и мелкосопочнику, где встречаются редкие, а потому особенно радующие глаз березово-осиновые колки. Гораздо чаще можно наткнуться на заросли черной ольхи, в которых жаркой летней порой отдыхают, пережидая зной, косули. Изредка попадаются архары. Из наиболее ценных пород птиц здесь обитают тетерева и куропатки, которые столь неожиданно и шумно взлетают прямо из-под ног, что душа уходит в пятки.

Основная задача Белодымского заказника — сохранение древесной растительности, имеющей большое почвозащитное и водоохранное значение, а также местной фауны. И в основном она решается успешно.

Из других заказников можно отметить прежде всего Атбасарский государственный, который также во многом характерен для Приишимья. Он раскинулся на 75 тысячах гектарах в Целиноградской области, где преобладают ландшафты увалистых равнин Казахского мелкосопочника. Растительность здесь бедна и довольно однообразна — ковыль да полынь, правда, встречаются заросли караганы и таволги, которые несколько оживляют общую скупую картину природы. Значительную площадь занимают каменистые пустоши.

Но хотя эта местность и не радует взора разнообразием, безжизненной ее не назовешь. Пользуясь введенными человеком ограничениями на активное вмешательство в природные процессы, оживился животный мир. Прежде сокращавшиеся колонии сурка-байбака вновь стали расширяться — порой на одном квадратном километре селятся до трехсот и более зверьков.

Постоянно обитают в этих местах другие четвероногие — в частности, лисица, корсак. Встречаются и волки. В последнее время отмечено появление дрофы — птицы, которая в свое время почти полностью исчезла.

Чем дальше продвигается на север Ишим, тем богаче природа. Орлиногорский ботанический заказник, например, раскинувшийся в Кокчетавской области на границе Западно-Сибирской низменности с мелкосопочником Казахской складчатой страны, не идет ни в какое сравнение с каменистыми россыпями Атбасарского или суровой красотой недавно созданного в Тургайской области Сарыкопинского заказника с его типичным озерно-степным пейзажем. Здесь обильно представлены березовые колки, местами — с примесью сосны. Богат и разнообразен травяной покров.

Определенный колорит местности придает гранитная Орлиная гора, расположенная в северной части района. Она поднимается на 372 метра над уровнем моря — высота, конечно, небольшая, но на фоне окружающей равнины она выглядит внушительно.

Разнообразнее становится и животный мир. В лесах обитают косули, зайцы, белки, тетерева, куропатки. Из соседней Северо-Казахстанской области нередко забредают сюда лоси.

А в самом Северном Казахстане имеются свои заказники. Типичный из них — Согровский, занимающий площадь в 130 тысяч гектаров. Местные ландшафты представлены почти плоскими равнинами Западно-Сибирской низменности. В речных долинах встречаются сосновые леса, а на водоразделах — березово-сосновые колки.

Здесь множество пресных и соленых озер, как правило, они мелки и по берегам густо покрыты тростником. Тут в изобилии водится рыба и дичь — водоплавающая и болотная. В лесных массивах обитают разнообразные животные — лоси, косули, белки, лисицы, зайцы. Водятся волки. Немало и боровой дичи, среди которой «первенство» держат глухари и тетерева. Водятся также рябчики, лесные кулики и другие пернатые.

Но рассказ о заказниках Приишимья окажется неполным, если не упомянуть еще об одном заповедном уголке — Ерментауском горносопочном массиве, расположенном на юго-востоке Целиноградской области. Это удивительно красивая местность: необъятная степная ширь, своеобразная красота древних гор и разноцветье покрытых богатыми травами долин. Здесь в гармоничном единстве слились необъятные дали, бескрайний простор, живительная свежесть воздуха и тишина. Это отмечают все, побывавшие тут.

Главное своеобразие местности — в горах, которые представляют собой самую значительную часть Казахского мелкосопочника. Они очень древние, время придало удивительные очертания скалистым вершинам, гривам, увалам и сопкам — для геологов здесь неисчерпаемый кладезь познаний.

Разнообразен растительный мир Ерментау — в этом районе выявлено около пятидесяти видов деревьев и кустарников. Какой бы путь здесь ни выбрал, повсюду тебя сопровождают осиновые и березовые колки, ольховые рощицы, редкие сосняки. К слову, последние особенно ценны: специалисты выделили местную сосну в особый почвенный экотип и назвали ее «казахстанской».

Небольшие леса занимают в основном долины рек, а также горные ущелья, где они тянутся узкими длинными лентами. Здесь часто можно встретить реликтовую черную ольху. Она растет в тесном соседстве с ивой, черемухой, шиповником и малиной, образуя такие густые заросли, что через них невозможно пробраться.

На горных склонах, скалах и приречных обрывах растет арча — красивый вечнозеленый кустарник из семейства можжевельников. Эти низкорослые растения удивительно стойки к невзгодам. В старые времена они широко использовались в народной медицине, их применяли при лечении параличей, припадков и других тяжких недугов.

Произрастает в местных горах курильский чай, смородина каменная, боярышник кроваво-красный, часто встречаются заросли нескольких видов шиповника, пламенеющего кизильника — любителя живой природы здесь ждет немало открытий.

Приишимские заказники — особо охраняемая территория, которая представляет большую ценность в научном, культурном и хозяйственном отношении. Ее эксплуатация запрещена законом — полностью или частично. Это сделано с целью сохранения и обогащения флоры и фауны как в самом заказнике, так и на смежных участках, изучения жизни, повадок зверей и птиц, а также условий произрастания тех или иных трав, кустарников, деревьев и их взаимоотношений с окружающей средой.

Если говорить об истоках этого дела, то заповедные места существовали в нашей стране еще в стародавние времена. Однако тогда все сводилось к запретам «черному» люду охотиться в определенной местности, принадлежащей царю, великому князю или еще кому-то из высшего сословия.

Настоящие заповедники, при организации которых опирались на твердые научные принципы, были созданы незадолго до Великого Октября. В царской России их оказалось два — Лагодехский и Баргузинский. В 1919 и 1920 годах по инициативе Владимира Ильича Ленина создали первые при Советской власти Астраханский и Ильменский (на южном Урале) заповедники. А вскоре был подписан декрет «Об охране памятников природы, садов и парков», в котором был сформулирован порядок организации заповедников и основные условия режима их деятельности. Главные из них сохранили свое значение по сей день.

С этого и началось в нашей стране заповедное дело, постепенно приобретавшее все больший размах. Сегодня только в Казахстане семь заповедников, а заказников разного типа — около сотни. К изучению вопросов, связанных с охраной природы, подключились тысячи специалистов различных областей знаний. Занимаются этим и целые производственные коллективы. Впрочем, о них разговор особый.


ЗАКРЕПЛЕНО ЗА КОЛЛЕКТИВОМ. Красиво озеро Логуново. Оно вплотную подходит к райцентру Соколовка и связано с ним тысячами незримых нитей. Родившийся и выросший здесь человек не может представить родного села без этого голубого чуда, на берегу которого прошла жизнь многих поколений. Здесь они учились плавать и приучались к рыбалке, делали первые шаги на пути приобщения к природе.

Но нет ничего неизменного. Несколько лет назад Логуново начало быстро мелеть. Возникла реальная опасность, что озеро исчезнет совсем. Это не могло не вызвать тревоги у местных жителей. В борьбу за озеро вступил коллектив — рабочие, специалисты, служащие Соколовского ремонтно-механического завода. Они решили использовать воду Ишима, который, миновав Петропавловск, устремляется дальше на север.

У коллектива промышленного предприятия имеется огромное преимущество: его специалисты могут выполнить необходимые расчеты, рабочие — воплотить их в конкретные изделия.

Общими усилиями был проложен водовод от Ишима до озера. Теперь в засушливый период в Логуново подкачивают речную воду. Постепенно его уровень восстановили до прежних отметок. А вместе с ишимской водой в озеро попали мальки, обогатившие его рыбные запасы.

Держат теперь под контролем водоем и в зимний период. Чтобы рыбу не поразил замор, регулярно проводится аэрация. Человек помог озеру, и озеро еще многие годы будет служить людям.

Эту историю, как довольно типичную для здешних мест, рассказал мне председатель правления Северо-Казахстанского общества охотников и рыболовов Василий Николаевич Терехов.

— Раньше считалось, что охрана природы — дело ихтиологов или биологов, — сказал он, — а на других людей смотрели как на потенциальных браконьеров. Лишь недавно поняли, какую неоценимую помощь в сохранении окружающей среды они могут оказать... Василий Николаевич знает о чем говорит. За обществом, которым он руководит, закреплено в области 440 озер, Сергеевское водохранилище, река Ишим и ее пойма протяженностью 560 километров. Плюс охотничьи угодья. Ну а штаты у общества известно какие — 14 егерей, на каждого из которых приходится 70 тысяч гектаров — в семь раз больше нормы. Без активной помощи общественников эффективно работать было бы невозможно.

А совместными усилиями сделано немало. За последние годы запущены ценные породы рыбы, в том числе сиговые, в озера Убиенное, Федосейкино, Половинное, Колдарь, Кушкуль и другие. Уже снят и первый «урожай».


Приишимье


Обществом приняты меры по спасению озера Мусино. Разработан проект и начата прокладка для подпитки водопровода от Ишима. С окончанием работ здесь будет создано озерно-рыбное хозяйство с выростным прудом.

Много сил и внимания уделяется охране охотничьих угодий, учету животных, расселению ондатры, которое является, кстати, весьма хлопотным делом. Ведь нужно не просто перевезти зверьков с одного места на другое, но и создать им определенные условия — в частности, смастерить им хатки непосредственно в воде.

А искусственные гнездовья для водоплавающих? В Северном Казахстане я впервые увидел, как они делаются.

Для гусей архитектура «домика» довольно примитивна. В густых зарослях камыша накладывают на сплавину кучу веток и сухого тростника диаметром в основании полтора-два метра и высотой около метра. И гнездо готово принять новоселов, которые, к слову, не задерживаются.

Утки более привередливы. Простота сооружения их не устраивает. Для них приходится мастерить гнезда с шатром. Делается это так. На сухом участке расчищают круг диаметром 50—60 сантиметров и устилают его камышом. Стоящий вокруг тростник связывают над гнездом пучком и получается своеобразный шалаш. Гнезда делают обычно на расстоянии двадцати-тридцати метров друг от друга, а в густых зарослях — наполовину ближе.

В общем, работа эта нелегкая, особенно если учесть, что счет идет не на штуки. Хаток для ондатр, например, ежегодно мастерят до двухсот, а искусственных гнезд — свыше полутора тысяч. В этом деле неоценимую помощь штатным сотрудникам общества охотников и рыболовов оказывают активисты. Они помогают также в заготовке сена для зимней подкормки животных, устройстве кормушек и солонцов.

И все же дело охраны флоры и фауны приобрело размах лишь после того, как за совхозами области, промышленными предприятиями, строительными организациями стали закреплять свободные земельные участки и водоемы, не имеющие серьезного народнохозяйственного значения.

Истинными их хозяевами стали первичные организации охотников и рыболовов. О масштабах этого дела говорит такой факт: совхозы Северного Казахстана сегодня «опекают» свыше 150 озер. Хорошие базы возвели на своих участках трест «Петропавловсксельстрой», завод имени Кирова, ТЭЦ-2 и другие предприятия.

Что собой представляют такие базы? Обычно это несколько домиков, сооруженных в каком-нибудь живописном месте на берегу речки или озера. В одном из них постоянно проживает сторож, одновременно исполняющий обязанности егеря, а в других размещаются приехавшие сюда на отдых рыбаки и охотники. К их услугам — лодки, различный спортивный инвентарь.

Но рыбалка и охота разрешены лишь в строго определенное время. А в обычные дни члены общества, которые по графику заезжают сюда, выполняют уже знакомые нам обязанности: заготавливают грубые корма для диких животных на зиму, мастерят кормушки, искусственные гнезда, помогают егерю в охране угодий. К слову, попасть сюда можно только по одной дороге, чтобы лишний раз не пугать животных. В охотхозяйствах создаются даже специальные зоны покоя, а также воспроизводственные участки, где добыча животных и пернатых запрещена круглый год. Под такие участки в охотхозяйствах Северо-Казахстанской области отведено девяносто тысяч гектаров.

Многое делается по сохранению и закреплению за производственными коллективами водоемов. В их обязанности входят контроль за водным режимом, снегозадержание, зимняя аэрация озер, посадка зеленых насаждений по берегам.

Можно назвать десятки хозяйств, которые добросовестно исполняют взятые обязательства. Это совхозы «Ульяновский» и «Образцовый», Петропавловский домостроительный комбинат и многие другие.

Но, к сожалению, встречаются и иные факты. Так, в течение ряда лет только брали с озера Никульское члены общества охотников и рыболовов, работающие на заводе имени Ленина в областном центре. Естественно, угодья оскудели. И тогда руководители предприятия «пробили» разрешение и за ними закрепили другое озеро — Большое долгое. Здесь история снова повторяется. Увы, таких примеров тоже немало.

Такое же положение наблюдается и в других зонах Приишимья. В Кокчетавской области, например, кроме государственных заказников большая работа по сохранению природы ведется в 25 приписных охотничьих хозяйствах. Все озера, которые не имеют важного хозяйственного значения, «расписаны» за трудовыми коллективами. Аналогичная картина и в Целиноградской области.

Как видим, охрана природных богатств стала сегодня важной заботой для многих тысяч тружеников. Характерны такие цифры. В членах Кокчетавского областного отделения охраны природы состоит свыше 155 тысяч человек, Целиноградского — 218 тысяч, не меньше людей приобщились к этому делу и в других областях региона.

Не все они имеют равный вклад, кто-то делает больше, кто-то меньше, кто-то совсем ничего не делает.

Но главное в другом — все в определенной степени имеют отношение к защите окружающей среды, флоры и фауны. То есть дело, которое раньше считалось уделом специалистов, сегодня вовлекло в свою орбиту сотни тысяч человек. И пусть пока у них не все получается — даже имеющиеся, пока еще скромные, достижения позволяют с надеждой смотреть в будущее.

А теперь хочется поговорить о нашем зеленом друге...


СЛОВО О ЛЕСЕ. В древности люди считали лес живым существом и нередко отождествляли человека с той или иной породой дерева. Если сравнивали кого-то, например, с яблоней, то этим подчеркивалась твердость характера. От березы «переходило» к человеку постоянство, от дуба — мужество, тополя — стройность, ели — терпение. Мы можем, конечно, говорить в данном случае о примитивном мышлении и наивности древних, но нельзя не признать, что отголоски их верований сохранились по сей день.

Представление о лесе, как о живом существе, вполне объяснимо. На протяжении тысячелетий он кормил, одевал и обувал, давал жилье, обогревал людей и даже лечил, снабжая их лекарственными травами, кореньями и листьями. Мог ли проявлять такую заботу бездушный природный «механизм»? И отнюдь не случайно человек отвечал лесу уважением и любовью. За ним ухаживали, оберегали от порчи и пожаров, в крестьянской семье по старым обычаям никогда не брали лесных даров сверх самого необходимого. И уж совсем за великий грех считалось развести костер близ ствола дерева и опалить его корни или без нужды отломить ветку от живого побега.

Но это — в прошлом. А как сегодня? На каких основах строит современный человек свои взаимоотношения с лесом?

В Приишимье леса занимают мизерную долю. В Карагандинской области они составляют менее одного процента общей площади. Если двигаться дальше на север, то эта цифра постепенно возрастает, но крайне незначительно — от 1,4 процента в Целиноградской области до 8 — в Северо-Казахстанской.

Тут гораздо привычнее степь. Порой едешь и час, и другой, а вокруг расстилается однообразная, скупая на яркие краски равнина, или занятая под пашню, или покрытая полынью да ковылем. Зато какая отрада глазу, когда на этом фоне вдруг возникает зеленая, почти изумрудная стена...

Леса здесь обычно бывают трех «сортов». Наиболее богатые поднялись в долинах Ишима и впадающих в него речек. По размерам они невелики. Общая площадь пойменных лесов Казахстана составляет около 160 тысяч гектаров. Из них самые обширные располагаются вдоль Урала и Иртыша, они занимают свыше 150 тысяч гектаров. Оставшиеся 10 тысяч приходятся на все остальные пойменные леса республики — в том числе и на те, что тянутся узкой лентой вдоль Ишима.

Берега реки на значительном протяжении низменные, а весной заливаются водой. Потом она спадает, оставаясь лишь в глубоких промоинах, где и заболачивается, постепенно зарастая камышом, который занимает большие площади и заходит даже в основное русло, где и стоит в воде, покачивая на ветру тяжелыми длинными султанами метелок.

Чуть повыше — ивняк. Растет густо, кустами и через эти заросли трудно, а порой и невозможно пробраться. Приходится огибать такие колонии, пространство между которыми покрыто травяным ковром. Он настолько плотен, что даже земли не видно, а тропу замечаешь лишь потому, что в этом месте растительный покров примят к почве.

Порой среди кустов высится одинокая старая ива. У нее мощный дуплистый ствол, который настолько коряв и вывернут, что диву даешься и невольно спрашиваешь себя: а не выкручивали ли дерево специально?

Чуть выше по берегу, где вода в половодье задерживается меньше всего, встречаются различные породы деревьев и кустарников. Тут растут тополь, карагач, вяз, клен, акация, колючими колониями греется на солнце шиповник, рядом черемуха. Повсюду кусты непритязательной волчьей ягоды, которая не ведает неурожаев.

Многие деревья растут не в ствол, а дают многочисленные побеги и ответвления, которые быстро сохнут. Странное впечатление остается от такой картины, когда на одном кусте зеленые стебли тесно переплелись с высохшими. И тополя не могут набрать силу — у них, еще молодых деревьев, скоро отсыхают вершины, хотя средняя и нижняя часть ствола зеленеют вовсю и с наступлением тепла дают жизнь новым побегам.

В конце мая — начале июня вовсю цветет шиповник. Сначала на колючих коричневых ветках появляются редкие розовые чашечки цветов, а затем они осыпают весь куст, который словно светится, будто в середину его поместили фонарик.

В это же время акация выбрасывает стручки, похожие на ножны, только внутри находится не кинжал, а наливающиеся силой семена. Вскоре ножны распирает до предела. В такую минуту только дотронься до стручка — он лопается, разбрасывая семена, которые падают в траву, чтобы на следующий год выбросить вверх крошечный росток. А омертвевшая кожица стручка бессильно свисает двумя витыми лентами, постепенно меняющими цвет от ярко-зеленого до темно-коричневого.

Рядом высится другое дерево — клен. У него семена растут гроздьями и похожи на спаренные лопасти. Они тоже зеленого цвета с добавкой розовых тонов. Но постепенно зелень исчезает, и семена, сначала незаметные на фоне листвы, начинают выделяться густеющим красным цветом, который к осени приобретает коричневый оттенок.

Гроздья к этому времени высыхают и замирают на ветках в ожидании налетающего из степи сильного ветра. Он срывает семена и уносит прочь. Но некоторые остаются, не в силах оторваться, и зимуют на ветках. Потом приходит весна и пора нового цветения. Появляются молодые семена, гроздья которых повисают рядом со старыми: картина привлекательна своей необычностью.


Почвы являются зеркалом ландшафта. Специалисты государственного проектного института Целингипрозем изучили и нанесли на специальную карту различные типы почв, имеющихся в Северном Казахстане. Когда глядишь на нее, невольно приходит на ум сравнение с пестрым персидским ковром — такое разнообразие красок и оттенков открывается глазу. Ученые определили 567 типов почв!

Наибольшей контрастностью структуры почвенного покрова отличается северная часть области. Здесь можно встретить оригинальные и редкие для региона лесостепные почвы, зафиксированные на карте в виде желтых островков. Привлекательно выглядят на ней ареалы зеленого цвета, отражающие гидроморфные почвы, наиболее ценные из которых лугово-черноземные. Солонцы окрашены в яркие розовые цвета — большими и малыми пятнами они разбросаны по всей территории области.

Пойма Ишима характеризуется весьма своеобразными по своей природе аллювиальными почвами. Они особенно хороши для выращивания трав и кормовых смесей. Но особое значение имеют, конечно, черноземы, занимающие свыше шестидесяти процентов пашни. Они составляют главное богатство здешних совхозов, которые получают с поля максимальные урожаи.


Пойма обильна различными травами. Мурава, осот, лисохвост, золотые капли одуванчика, серебристая полынь — чего тут только нет. Вот выкинула вверх свои длинные листья осока. Ее твердые и острые перья режут кожу, словно бритвой. Рядом скромно стоят, робко светясь, розовые огоньки лесной гвоздики. Над ними высится овсюг. Его тонкие ноги с трудом держат султан семян на макушке, и овсюг постоянно кланяется — даже при малейшем колебании воздуха.

Весь травостой густо переплел своими вьющимися стеблями мышиный горошек. Он цветет вовсю, и его многочисленные, словно вывернутые наизнанку, цветы ярко рдеют в густой зелени трав. По своей яркости они соперничают только с вездесущим чертополохом, который и здесь растет в изобилии.

К слову, а почему чертополох получил столь странное имя? И почему он должен пугать чертей? Оказывается, все далеко не случайно. Согласно народным поверьям, он помогал избавиться от нечистой силы. Исследователи народных обычаев отмечали, что «чертополох употребляют для изгнания бесов из дому». Использовали его и для лечения некоторых болезней. Во время припадка вокруг больного очерчивали круг и нещадно «парили» человека чертополохом.

Среди просторов целинной равнины встречаются небольшие, буквально в пятачок, лесочки. Обычно эти зеленые островки размещаются в еле заметных глазу низинах, куда с весенних полей стекает талая вода. Запасов этой влаги хватает, чтобы поддерживать жизнь маленькому сообществу берез и осин да подлеска, в котором преобладает шиповник. Иногда встречаются и сосны, но это редко, они, как известно, предпочитают сухую песчаную почву.

Мне не раз приходилось бывать в степных колках. В них практически не приходилось видеть мощных деревьев со стволом в обхват, которые уверенно стоят на земле, пронизав ее насквозь своими корнями.

Все объясняется природными условиями. Бедные почвы, постоянный дефицит влаги, суровые и малоснежные зимы, а летом — нередкие засухи... В такой среде обитания можно лишь удивляться жизненной стойкости деревьев, которые растут наперекор всем невзгодам и, более того, способствуют возникновению под своей сенью особого микромира, который так сильно отличается от окружающего.

В тени березово-осиновых колков прохладно, свежо даже в жаркий день. В воздухе витает неповторимый аромат, настоянный на прошлогодних листьях и свежей землянике, которая в изобилии растет на опушках. А в глубине — там, где на землю не падают солнечные лучи, рдеет крупная, похожая на малину, костяника, похожая по форме, но никак не по вкусу — терпкому, кисло-сладкому.

На солнцепеке, меж кустов шиповника, усеянного побуревшими плодами, трава чуть ли не в пояс. Много цветов — особенно колокольчиков, ромашек, лесной гвоздики. Повсюду из переплетения стеблей выглядывают красные головки клевера, над ними с утра до вечера гудят неутомимые пчелы, собирая привычную летнюю дань.


Приишимье


Ближе к осени, когда прольют поздние августовские дожди, — теплые, как парное молоко, в таких лесочках пойдут грибы. И каких только ни встретишь! Растут здесь грузди и сыроежки, белые и маслята, подберезовики и опята — на все вкусы. Не случайно в этот период сюда съезжаются грибники. И редкий любитель тихой охоты уйдет с пустым лукошком.

Народнохозяйственное значение таких колков вообще трудно переоценить. Хотя деловой древесины отсюда не получают, но ведь лес, как известно, ценен не только ею.

Однажды в Японии специалистов попросили оценить имеющийся в стране лесной массив Аршиями. Подсчитав все плюсы и минусы, пришли к выводу, что доход от прижизненной пользы леса в шесть раз больше стоимости древесины.

Не будем проводить прямых аналогий и прикидывать, сколько ягод и грибов, лекарственных трав и просто сена дают целинные рощи. Напомним лишь, что они являются другом земледельца, надежным защитником сельскохозяйственных посевов от засух, суховеев, пыльных бурь. Улучшая микроклимат и водно-воздушный режим почвы, лес оказывает положительное влияние на культурные посевы. Он надежно защищает реки, озера, искусственные водоемы от обмеления и заиливания, закрепляет овраги и балки.

В верхнем течении Ишима, где колки встречаются нечасто, их влияние на окружающую среду не так уж и заметно. Однако на севере Целиноградской, в Кокчетавской и особенно в Северо-Казахстанской областях площадь под естественными зелеными массивами постепенно расширяется, и колки переходят в сплошной лес. И тут его влияние на сельскохозяйственное производство бесспорно. Ведь не случайно именно в этих районах получают самые большие и стабильные урожаи на целине. Поэтому внимание, которое люди уделяют здесь своему зеленому другу, постоянно растет.


ВНОВЬ О ЛЕСЕ. В Целиноградской области 1,4 процента от общей площади составляет 173 775 гектаров. Именно столько здесь занимают леса, которые закреплены за десятью лесхозами. Чем же они занимаются? Этот вопрос я и задал своему собеседнику — главному инженеру областного управления лесного хозяйства Николаю Ивановичу Курбатову.

— Именно сейчас, в данную минуту? — спросил он, взглянув на часы. — Или вообще?

— А вы можете с точностью до минуты? — удивился я.

— Пока еще нет, — вздохнул собеседник. — Могу лишь сказать, что в хозяйствах приступили к рубкам ухода, и сейчас в каждом лесхозе заняты именно этим делом.

Рубки ухода — это общее название прополки леса. Насчитывается пять видов такой рубки: осветление, прочистка, прореживание, проходная и санитарная. Первые три проводят в молодых лесах, которым до 20—60 лет. Основная их цель заключается в том, чтобы не дать деревьям ценных пород зарасти лесным сорняком. Главное, к чему стремятся в данном случае лесоводы, — это добиться на лесных участках такого сочетания пород, которое наиболее выгодно для данной местности и продуктивно.

Проходная и санитарная рубки преследуют несколько иную цель. Из леса, который достиг своего среднего возраста, убирают самые плохие деревья, создавая тем самым благоприятные условия ценным в хозяйственном отношении деревьям. То есть производится своеобразная массовая селекция, в результате которой сохраняются лучшие и наиболее полезные деревья. Таким будет и их потомство.

Рубки ухода ведутся ежегодно по определенному графику. Обрабатывают за год около трех тысяч гектаров покрытой лесом площади. Почти такую же территорию очищают от хлама.

— Но этими рубками далеко не ограничивается круг забот целиноградских лесников — продолжал рассказ Николай Иванович. — Большое внимание уделяем борьбе с пожарами. С этой целью в области создано десять пожарно-химических станций. Своими силами только за год проложили пятнадцать километров новых дорог противопожарного назначения и вдвое больше реконструировали старых. Много времени отнимает контроль за совхозами, которые при обработке полей химикатами допускают потравы лесных культур. Большие усилия затрачиваем на проведение обширной программы биотехнических мероприятий по охране и воспроизводству фауны — имеется в виду заготовка сена и веточного корма для диких животных, изготовление кормушек, искусственных гнездовий, ремонт плотин на ручьях и речках и многое другое.

— Особое внимание коллектив уделяет расширению площади лесов, — говорит главный инженер. — Есть у нас свои питомники, где растут саженцы сосны, березы, вяза, плодово-ягодных деревьев и кустарников. В целом по области ежегодно высаживаем лесных культур до тысячи гектаров. Их приживаемость около 80 процентов. Правда, эти цифры в засушливые годы несколько снижаются.

Создали мы и плантацию, где выращиваем ели. Однако эта порода деревьев предназначена только для новогодней продажи населению. Она постоянно обновляется — каждый раз закладываем по девять гектаров зеленых красавиц.

— Ну а как ведется борьба с лесными вредителями?

— Об этом можно рассказывать бесконечно. Печальный результат дали нам последние засушливые годы. В борах появилась сосновая пяденица, и лесоводы потеряли покой. Знаете, что такое сосновая пяденица?

Знаю и видел. Видел, как кружились в кронах златощеких красавиц-сосен мелкие и на вид весьма невзрачные бабочки. Это и была «знаменитая» пяденица.

Впрочем, сама по себе она не представляет опасности, да и век ее короток: судьба отпускает ей жизни не более чем на четыре или пять дней — что она может за этот мизерный срок? Но, оказывается, многое.

Мне подсказали — следи внимательнее! Я пригляделся и заметил, что там, где опускалась эта бабочка, на хвое появлялись мелкие, сверкающие под солнцем, как капельки утренней росы, яички. Потом из них появлялись гусеницы, которые и были истинным бичом соснового бора, потому что объедали на дереве всю хвою, оставляя от него лишь голый скелет.

На помощь пришли лесные врачи — лесопапатологи, вооруженные мощными аэрозольными генераторами — МАГами. Ранним утром по тесным, извилистым лесным дорогам, просекам медленно тронулись эти установки, а за ними потянулось белесое, словно легкий туман, облако аэрозоля; оно цеплялось за колючие сосновые лапы, колыхалось и порывами легкого прохладного ветерка уносилось в глубь бора.

Когда из-за горизонта выглянуло отдохнувшее за ночь солнце, все уже было кончено. Операция прошла успешно: гусениц в лесу не осталось. К этому надо добавить, что лесопатологи очень ответственно подошли к выбору аэрозоля, нашли такой, который оказывал максимальное воздействие на пяденицу и минимальное — на полезных насекомых, которых в каждом бору видимо-невидимо.

Вот такая борьба с вредителями развернулась в Сандыктавском лесхозе, расположенном на границе Кокчетавской и Целиноградской областей и занимающем 26 тысяч гектаров, 20 тысяч из которых покрыты лесами.

— Эти места удивительно красивы, — сказал в конце разговора Николай Иванович Курбатов. —Обязательно побывайте там, не пожалеете.

И мы поехали в Балкашино, а затем в Атбасар.


СЛОВО О ЛЕСЕ (окончание). Машина выскочила на бугор и остановилась. Внизу лежало видимое, как на ладони, большое вытянутое село. Справа оно было зажато сопками с соснами по гребню, а слева расшириться райцентру мешало небольшое водохранилище. Протекающую здесь речку Жабай — приток Ишима, в который она впадает близ Атбасара, здесь перегородили плотиной, вода разлилась, образовав множество мелких заливчиков, заросших густым непроходимым камышом. Там, где он отступал, водную гладь заполнили цветы кувшинок. Их было так много, что издали вода в пруду казалась желтой. На той стороне Жабая тоже высились леса.


Приишимье


На обилие в этих местах леса я обратил внимание еще по дороге в Балкашино. Мы проезжали деревни Викторовка, Красиловка, Сандыктав и у каждой росли, перемешавшись, березы и сосны. Они теснили поля, засеянные пшеницей или кукурузой, а вдали, у самого горизонта сливались в единый, тянущийся на многие километры лес. Эта картина была непохожа на те, что мы наблюдали южнее, ближе к Целинограду, где порой и рощица в три дерева — событие.

Лесное изобилие этих мест было заметно и по чисто житейским приметам. В Балкашино, например, множество деревянных домов, деревянные штакетники и ворота, перед которыми там и здесь навалены груды березовых поленьев — хозяева загодя готовятся к зиме. Но это наблюдение попутное, главный же интерес вызывают балкашинские леса — разбросанные по невысоким сопкам веселые, жизнерадостные сосняки, насквозь пронизанные солнечным светом, заросли сумрачного можжевельника и шиповника. И, конечно же, знаменитые местные черничники, ведь тут создан даже ботанический заказник — «Черничный лог».

Впрочем, любителя природы в Сандыктавском лесхозе ждет немало сюрпризов. Они начинаются с первых же шагов, когда останавливаешься в изумлении перед зданием конторы хозяйства, которая размещается в заботливо сохраненной старинной усадьбе. Ровесник ей — большой и прекрасный парк, заложенный в начале нынешнего столетия. Здесь высятся, подпирая небо зеленой кроной, могучие лиственницы, под стать им — чуть ли не вековые тополя и вечнозеленые ели, чьи стволы у основания покрыты многолетним мхом.

Особенно красив парк теплой весенней порой, когда в деревьях начинают пробуждаться жизненные соки. В эту пору зацветают сирень и рябина, набрасывают на плечи белую косынку яблони, а в неподвижном воздухе медленно тает аромат начинающей распускаться черемухи.

Создание этого парка связано с именем Павла Лейкова — одного из первых лесничих в здешних местах. Именно он успешно осуществил мечту — вырастил тут деревья, которых прежде местные жители даже не видели. И сам того не подозревая, этот человек заложил основу традициям, которые коллектив Сандыктавского лесхоза не только бережно поддерживает, но и успешно развивает. Одна из главных — всемерное приумножение богатств природы, ее совершенствование.

В этом деле у старого лесничего оказалось много последователей. Благодаря их усилиям в созданном здесь питомнике освоили выращивание саженцев лиственницы, которые затем переносятся в открытый грунт. И вот уже на территории хозяйства созданы новые массивы, на которых поднялись и набирают мощь эти деревья.

Но, пожалуй, наиболее значительный успех выпал на долю инженера лесных культур Лидии Григорьевны Ткаченко и помощника лесничего Галины Станиславовны Марчинской. С их именами связано появление в этих местах сибирского кедра — дерева, как известно, хотя и не капризного, но достаточно требовательного к местообитанию.

Все началось почти четверть века назад, когда в хозяйстве приступили к созданию лесосеменного участка. Тогда и родилась идея привить на сосну черенки кедра. Так и поступили, выписав из Восточного Казахстана необходимые черенки. Как и надеялись, опыт оказался удачным.

Нужно отметить, что сама идея о подобном симбиозе не была нова. Лесоводы страны, перед которыми стояла задача расширения ареала сибирского чудо-дерева, давно уже высказывали подобные соображения, а в некоторых местах и реализовывали свои планы. Опыт показал, что привитые на сосне кедры развиваются быстрее, они более устойчивы к неблагоприятным природным воздействиям. Теперь это предстояло доказать и казахстанским специалистам, что они с успехом и сделали.

Теперь те первые деревца превратились в высокие и стройные кедры, шумящие на ветру густыми кронами. Но работа в этом направлении продолжается. Правда, дело, которое прежде было по силам лишь специалистам, теперь освоили и рабочие питомника. А сейчас тут приступили к очередному этапу работы — пытаются вырастить саженцы кедра естественным нулем — из семян. И первые результаты обнадеживают.

Но доводить это дело будет, видимо, уже молодежь. Кстати, такой путь избрал для себя и сын Галины Станиславовны Марчинской — Александр: школьный класс — школьное лесничество — Казахский сельскохозяйственный институт — лесовод. И кто знает, не доведется ли сыну завершать дело, у истоков которого стояла его мать...

И тут хотелось бы сказать несколько слов о школьных лесничествах — организациях, без которых трудно представить наше лесное хозяйство и борьбу за сохранение зеленых богатств страны. Мало кто знает, что эти ребячьи формирования имеют давнюю историю, которая уходит корнями в первый год Октябрьской революции. Напомним ее.

В 1918 году по инициативе Владимира Ильича Ленина при Народном Комиссариате просвещения был создан Государственный комитет по охране природы. Ленин считал, что без просвещения народа законы о сохранении природных богатств окажутся малодейственными. Важно не столько запрещение и административное принуждение, сколько разъяснение и повышение сознательности людей.

Эти идеи получили дальнейшее развитие. Вскоре в Москве возникает первое детское учреждение — станция юных любителей природы, при которой создаются детские кружки юннатов. В 1919 году действовало тринадцать таких кружков, объединяющих около трехсот учащихся.

Через год объем работы станции юных любителей природы значительно возрос. Вскоре она была переименована в Центральную биостанцию юных натуралистов имени Тимирязева, а с 1922 года стала учреждением общереспубликанского значения.

В июне 1924 года в Москве состоялся первый Всесоюзный съезд юных натуралистов, который принял резолюцию о Дне леса и его проведении в стране. По инициативе биостанции стал проводиться другой праздник — День птиц. Тогда же было организовано и Всероссийское общество охраны природы.

Кружки юных любителей природы начинают действовать повсеместно, и круг их деятельности постепенно расширяется. Возникает даже своеобразная специализация, свои исследования проводят юные зоологи, ботаники, краеведы, орнитологи, лесоводы, фенологи, метеорологи. Круг интересов школьников, как видим, обширен. Для удовлетворения их запросов ведутся поиски новых форм работы, позволяющих ребятам быть ближе к природе и труду. Задачи трудовой подготовки и профориентации учащихся стали успешно решать ученические производственные бригады. От них был всего лишь шаг до создания школьных лесничеств.

Первые такие организации возникли в шестидесятых годах в разных концах страны и очень быстро доказали свою эффективность. Школьные лесничества по сравнению с другими формами внеклассной работы отличаются более совершенной структурой и методами труда. В них полнее реализуется принцип соединения обучения с производительным трудом.

Были созданы такие лесничества и в Казахстане. Сегодня только в Целиноградской области их двенадцать, объединяющих несколько сот учащихся шестых — девятых классов. За ними закреплены лесные массивы и питомники. Ребята разводят лес, организуют его охрану от пожаров, вредителей и болезней, многое делают по воспроизводству флоры и фауны.

В чем конкретно выражается эта работа? По моей просьбе главный инженер областного управления лесного хозяйства Николай Иванович Курбатов познакомил меня с итогами наиболее типичного года. Вот они.

Весной школьники изготовили и развесили 565 гнездовий для перелетных птиц, а также расселили и огородили 50 муравейников. В период лесопосадочной кампании коллективы школьных лесничеств области отсортировали 4730 тысяч саженцев различных пород деревьев и отправили их к месту посадок. Они заняли 163 гектара, обработка которых полностью произведена ребятами. В период месячника «Лес и сад» — таков его девиз — в населенных пунктах высажено 1030 деревьев и кустарников. В осенний и зимний периоды заготовлено 601 килограмм семян деревьев и 15 — лекарственных растений. А еще школьники очищают родники, подкармливают животных и птиц, выполняют многие другие работы, приучаясь с юных лет с уважением относиться к природе.


Среди лесников случайных людей мало, а Умытхана Жатакбаева и вовсе отнести к ним нельзя — более двадцати лет он на своем посту. Его кордон, приписанный к горному лесничеству, расположен в удивительно живописном месте, у Александровского ключа. Родник убегает в лес, где разливается чистым озерцом Жугериколь. Вокруг высятся двадцатиметровые сосны, трепещущие осинки и белоствольные березы.

Забот у лесника много круглый год. Зимой он занимается подкормкой диких животных, весной — посадкой деревьев, летом — заготовкой грубых кормов, осенью — сбором семян. И это далеко не полный перечень его обязанностей. А главная одна — следить за сохранностью леса, оберегать его обитателей. Поэтому и совершает Умытхан ежегодные обходы участка, который за годы работы изучил полностью. В лесу для него секретов нет.

Мастерство лесника, его огромный опыт охотно признают товарищи по работе. Они часто прибегают к его советам и помощи, а между собой зовут уважительно — орман досы, что означает — друг леса, его защитник.




Здесь течет Ишим | Приишимье | Объяснение в любви