home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

Я пришла в себя от мурлыканья. Почувствовав мое состояние, Обри подошла и стала лизать мою щеку под ухом. Ее усы терлись о мою кожу. Было щекотно. Я слегка пошевелилась, открыла глаза и, к собственному изумлению, увидела свет, цвет и фигуры – правда, смазанные и искаженные.

– Вижу, – пробормотала я Обри и попыталась сесть.

Тут же мое тело пронзила боль. Двигаться было трудно. Я лежала на диване, укрытая старым афганским пледом.

– Конечно, видишь, – известил меня холодный голос Джерома. – Хотя слепота хороший урок тебе. О чем ты думала, глядя на ангела во славе?

– Нет. – Я прищурилась и посмотрела на расхаживавшую передо мной фигуру в темной одежде. – В смысле ни о чем не думала.

– Оно и видно.

– Перестань, – лаконично сказал Картер откуда-то сзади.

Я выпрямилась, осмотрелась и увидела его нечеткую фигуру, прислонившуюся к стене. Питер, Коди и Хью тоже находились в комнате. Полная семейная идиллия. Я невольно рассмеялась.

– И вы здесь, и вы здесь…

Коди сел рядом, нагнулся и стал внимательно изучать мое лицо. Он потрогал кончиком пальца мою скулу и нахмурился.

– Что случилось?

Я перестала смеяться.

– Что, так ужасно?

– Нет, – солгал он. – Хью досталось сильнее. – Бес, стоявший в другом конце комнаты, только крякнул.

– Я уже знаю, что случилось, – бросил Джером. Даже не видя лица демона, можно было сказать, что он злобно смотрит на меня. – Но не понимаю, почему. Ты нарочно создала самую опасную ситуацию изо всех возможных? «Посмотрим, посмотрим… темный переулок, никого вокруг…» Так, да?

– Нет! – выпалила я. – Я об этом не думала. И вообще не думала ни о чем, кроме возвращения домой. – Постаравшись изо всех сил, я описала события вечера.

Начиная с шагов за моей спиной и заканчивая появлением Картера.

Когда я замолчала, Хью сел в кресло напротив и задумчиво спросил:

– Значит, с перерывами?

– Что?

– Ты сама сказала, что тебя били с перерывами. Первый удар, пауза, второй удар, пауза, а затем третий. Верно?

– Да, а что? Разве дерутся как-то по-другому? Наносят удар, потом отводят руку и наносят следующий. Кроме того, эти перерывы продолжались не больше секунды. Вздохнуть не успеешь.

– Со мной было не так. Непрерывный поток ударов. Выше человеческих сил. Что-то сверхъестественное.

– И со мной было то же самое, – возразила я. – Поверь мне, я не могла с этим бороться. Если ты намекаешь, что меня бил смертный, то ошибаешься. – Хью только пожал плечами.

Последовало молчание. Я повернула голову, прищурилась и посмотрела на беса.

– Они многозначительно смотрят друг на друга, верно?

– Кто?

– Картер и Джером. Я это чувствую. – Внезапно я испугалась, что моя вечерняя поездка оказалась напрасной. – Ты не спас заодно мой пакет?

Ангел подошел к стойке, взял пакет и бросил мне. Я, еще не пришедшая в себя, не смогла поймать его. Пакет ударился о диван, упал на пол, и из него выскользнула книга. Джером тут же схватил ее и прочитал название.

– Ну, Джорджина, мать твою… И из-за этого ты таскалась по темным углам? Из-за этого тебя чуть не убили? Я же велел тебе перестать заниматься самодеятельностью!

– Хватит! – бросился на мою защиту Коди. – Никто из нас больше не верит в охотника на вампиров. Мы знаем, что это делает ангел…

– Ангел? – В голосе демона послышались изумление и насмешка.

– Ни один смертный не смог бы сделать со мной такое! – выпалила я. – Или с Хью. Или с Люсиндой. Или с Дьюаном. Это был нефилим.

– Нефи-кто? – изумился Хью.

– Это что, персонаж из сериала «Улица Сезам»? – впервые подал голос Питер.

Какое-то мгновение Джером молча смотрел на меня, а потом спросил:

– Кто тебе рассказал? – Не дожидаясь ответа, он повернулся к ангелу. – Знаешь, тебе не следовало…

– Это не я, – спокойно ответил Картер. – Похоже, она сама догадалась. Ты не слишком веришь в своих людей.

– Я действительно дошла до этого сама, но мне помогли.

Я коротко пересказала все.

– Дерьмо, – пробормотал Джером, выслушав мою речь. – Следопытка хренова…

– О'кей, – сказал Питер. – Расследование расследованием, но ты еще не ответила, кто такой этот нефилопогус.

– Нефилим, – поправила я, а потом нерешительно посмотрела на Джерома. – Можно?

– Ты спрашиваешь у меня разрешения? Небывалый случай.

Расценив это как знак согласия, я робко начала:

– Нефилимы – потомки ангелов и людей. Помните тот отрывок из Библии, где говорится, что падшие ангелы брали в жены дочерей человеческих? Нефилимы – результат таких браков. Они обладают определенными способностями… какими именно, точно не знаю… силой и властью… как древнегреческие герои.

– Скорее как главные нарушители общественного порядка, – горько добавил Джером. – Не забывай.

– Как это? – спросил Хью.

Когда Джером не ответил, я продолжила:

– Ну… в той книге говорится, что они вызывали распри и войны между людьми.

– Да, но этот тип охотится не на смертных, – напомнил Питер.

Картер пожал плечами:

– Они непредсказуемы. Не подчиняются никаким правилам. Честно говоря, мы не знаем, каковы его намерения. Ясно только одно: он играет с нами в какую-то игру. Нападает на отдельных бессмертных и при этом посылает Джорджине записку.

– Две записки, – уточнила я. – Вторую он послал мне еще до смерти Люсинды, но я всю ночь провела у Сета и получила ее только на следующий день.

Хью и вампиры уставились на меня во все глаза.

– Ты провела ночь у Сета? – поразился Коди.

– А это еще кто? – спросил Хью.

– Писатель, – буркнул Питер.

Бес с интересом посмотрел на меня.

– И что ты там делала всю ночь?

– Вопрос, конечно, интересный, но, может быть, мы перестанем обсуждать личную жизнь Джорджины? – Джером смерил меня взглядом. – Если только этот Сет не обладает высокими моральными принципами и ты не решила воспользоваться его жизненной силой для выяснения мотивов преступника.

– Первое верно, второе – нет.

– Черт побери, мне нужно выпить.

– Хозяйничайте сами.

Джером подошел к мини-бару и начал исследовать его содержимое.

– И как мы можем обнаружить этого нефилима? – спросил Коди, возвращая нас к теме разговора.

Я нерешительно посмотрела на Картера и Джерома. Подробности были мне неизвестны.

– Вы никак, – жизнерадостно ответил ангел.

– Значит, они тоже могут становиться невидимыми. Как высшие бессмертные.

Картер кивнул мне.

– Да, они обладают худшими чертами обоих родителей. Огромной силой и псевдоангельскими способностями, к которым примешиваются мятежность, любовь к физическому миру и неумение владеть собой.

– Какой силой? – спросила я. – Они ведь наполовину люди, верно? Следовательно, и силы у них должна быть только половина.

– Необязательно. – С бокалом джина в руке Джером выглядел совсем не таким мрачным. – Разброс такой же большой, как у самих ангелов. Ясно одно: нефилимы унаследовали куда больше половины силы своих отцов, хотя могут и не проявлять ее. Однако ее вполне достаточно, чтобы прибить каждого из вас. Именно это я и пытался вдолбить в ваши глупые башки.

– Но не каждого из вас. – Слова Питера прозвучали не как вопрос, а как утверждение, хотя и не слишком уверенное.

Ангел и демон промолчали. В моем мозгу что-то щелкнуло, и еще один кусок головоломки встал на свое место.

– Вот поэтому вы и маскируетесь. Вы тоже прячетесь от него, – сказала я.

– Это всего лишь необходимая предосторожность, – возразил Джером.

– Он убежал от вас, – напомнила я Картеру. – Наверное, вы сильнее, чем он.

– Возможно, – согласился он. – Честно говоря, меня больше волновала твоя судьба, так что в этом вопросе я не разобрался. Ангел во славе может напугать большинство бессмертных, а смертного это зрелище просто убьет. Так что кто из нас сильнее, сказать трудно.

Этот ответ, мне не понравился. Совсем не понравился.

– Кстати, как вы там оказались?

На лице ангела появилась саркастическая улыбка, его товарный знак.

– А ты как думаешь? Я следил за тобой.

Я вздрогнула.

– Что? Значит, я была права… в тот день у Эрика…

– Боюсь, что так.

– О боже, – с изумлением сказал Питер. – Джорджина, выходит, ты не ошиблась. По крайней мере, в том, что он следил за тобой.

Я почувствовала себя наполовину отомщенной, несмотря на то, что теперь считать Картера преступником было нельзя. Хью оказался прав, обвиняя меня в пристрастности. Я действительно хотела, чтобы виновником нападений считали Картера, это стало бы ему наказанием за бесконечные насмешки надо мной. То, что ангел возник в темном переулке, только изменило к худшему мое мнение о нем. Картер объяснил:

– Когда я понял, что первую записку прислал тебе нефилим, то решил, что имеет смысл походить за тобой, поскольку наш друг, кажется, проявлял к тебе особый интерес. Я собирался застать его – или ее – врасплох, а не помогать тебе, однако рад, что сумел сделать это. Кроме того, тогда у Эрика…

Картер посмотрел на демона. Тот развел руками.

– Конечно. Почему бы и нет? Скажи им. Скажи им все. Они уже и так слишком много знают.

– У Эрика, – напомнила я.

– Этот тип… нефилим… – Картер сделал задумчивую паузу. – Он поразительно много знает о нас и о сообществе бессмертных.

– А разве было не так, как вы говорили? – спросил Питер. – Нефилим нашел одного из нас, отправился за ним и обнаружил остальных.

– Нет. Точнее, это возможно, но факты доказывают, что он знает о нас куда больше, чем мог бы выяснить с помощью простой слежки…

– Ради Христа, – бросил Джером, – если уж ты начал, то рассказывай все. Не говори загадками. – Демон повернулся к нам. – Он хочет сказать, что этот нефилим пользуется утечкой информации. Кто-то снабжает его сведениями о здешнем сообществе.

Мы с Коди одновременно поняли намек.

– Вы думаете, что это делает Эрик?

– Он – подозреваемый номер один, – смущенно признался Картер. – Эрик живет здесь много лет, и у него нюх на бессмертных.

– И все это время был с вами в хороших отношениях, – с ужасом пробормотала я. – Нет, вы ошибаетесь. Это не он. Не Эрик.

– Не торопись его защищать, Джорджи. Он не единственный. Есть и другие.

– Думаешь, мне это нравится? – добавил ангел. – Но такую возможность исключить нельзя. Мы должны нейтрализовать угрозу со стороны нефилима, причем как можно раньше. Добраться до него мы не можем. Приходится анализировать его связи, а это всегда головная боль.

– Тогда почему вы не позволяете вам помогать? – воскликнула я. – К чему эта секретность?

– Ты что, глухая? Это делается для твоей же безопасности. Встреча с нефилимом могла кончиться для тебя Армагеддоном! – Джером залпом допил свой джин.

Но я не обратила на это внимания. На кону стояло нечто куда большее, чем наши жизни. Джером все еще чего-то не договаривал.

– Да, но…

– Заседание окончено, – ледяным тоном прервал он. – Прошу остальных оставить нас с Джорджиной наедине.

О, черт… Я беспомощно посмотрела на своих друзей, надеясь, что они останутся и защитят меня, однако все быстро удрали. Трусы, подумала я, но тут же опомнилась. Когда Джером говорил таким тоном, никто не мог ему перечить. В том числе и я.

Но Картер не ушел. Похоже, к нему приказ не относился.

– Джорджи, – осторожно начал Джером, когда мои друзья ушли, – в последнее время мы сталкиваемся с тобой чаще, чем раньше. Мне это не нравится.

– Это нельзя назвать столкновениями, – заметила я и слегка поежилась, вспомнив о представлении в больнице и угрозу загнать меня в тартарары. – Просто в последнее время мы расходимся во мнениях.

– Из-за этого расхождения тебя могут убить.

– Джером, может быть, дело вовсе не в этом…

– Хватит.

В меня ударила волна энергии и прижала к спинке дивана. Это напоминало аттракцион, в котором люди стоят у стенок круглой площадки, которая вращается все быстрее и быстрее, пока инерция не прижимает человека к стене. Пошевелиться было невозможно. Я даже дышала с трудом, чувствуя себя Атлантом, держащим на своих плечах всю тяжесть мира.

Голос Джерома гремел у меня в голове, я проклинала его дешевые фокусы и в то же время трепетала от страха.

– Я хочу, чтобы ты выслушала меня без своих обычных пререканий. Перестань всюду совать свой нос. Ты только привлекаешь к себе внимание, а этот нефилим и так проявляет его к тебе предостаточно. Мне не нужен новый суккуб. Я привык к тебе, Джорджина, и не хочу тебя потерять. До сих пор я относился к тебе намного снисходительнее, чем следовало. Позволял то, чего не позволил бы ни один архидемон. Пока что я смотрел на твои выходки сквозь пальцы, но могу передумать. Особенно если ты будешь продолжать нарушать субординацию. Могу отправить тебя в другое место, где ты не сможешь поддерживать удобную иллюзию человеческой жизни. Могу связаться с Лилит и сообщить ей о твоем поведении. Я уверен, что она с удовольствием займется твоей переподготовкой.

При упоминании о королеве суккубов у меня сжалось сердце. Я видела ее только однажды, когда вступила в ряды ее подданных. Эта встреча и созерцание Картера во всей его ангельской славе не относились к тем моментам, которые мне хотелось бы пережить еще раз.

– Ты поняла меня?

– Д-да.

– Это точно?

Давление усилилось, и я только слабо кивнула. Внезапно психическая сеть распалась, я качнулась вперед и начала жадно хватать ртом воздух. Но прикосновение его силы продолжало ощущаться, как временная слепота после фотовспышки.

– Я рад, что ты меня поняла. И все же я верю тебе не до конца. Ложь у нас в натуре.

– Вы хотите заслать меня в тартарары?

Он негромко хмыкнул. Это прозвучало угрожающе.

– Нет. Пока еще нет. Честно говоря, я думаю, что за тобой нужно немного присмотреть. Я не убежден, что эта твоя встреча с нефилимом последняя.

Я готова была возразить, но прикусила язык: кожу еще саднило.

– Я попросил бы сделать это одного из твоих друзей, но тебе ничего не стоит обвести их вокруг пальца. Нет, тебе нужна сиделка понадежнее. Та, которая не клюнет на твои фокусы.

– Фокусы? И кто же это? – Какое-то мгновение я думала, что Джером имеет в виду самого себя, но потом заметила наглую улыбку Картера. О боже… – Вы шутите.

– Джорджи, это заставит тебя образумиться. Более того, сохранит тебе жизнь.

– Понимаешь, в данный момент ты наша главная ниточка, – объяснил Картер. – Этот нефилим проявляет к тебе явный интерес, хотя в последнее время перешел от записок к нападению.

– Если он попытается завершить начатое, Картер будет наготове. Он также защитит твою квартиру от чужих глаз.

– Но нефилим почувствует его, когда мы выйдем на улицу… – слабо возразила я.

– Не сильнее, чем ты сама, – напомнил мне Картер. – Я буду невидимым. Призраком. Ты даже не узнаешь, что я рядом.

– Джером, пожалуйста, не надо…

– Надо. Или ты предпочитаешь, чтобы я поговорил с Лилит?

Проклятие… Встреча с Лилит была страшнее угрозы отправить меня в тартарары, и он это знал.

– Вот и хорошо. Дискуссия закончена. Я ухожу и предоставляю вам самим во всем разобраться. – Джером взглянул сначала на Картера, а потом на меня. – Да, кстати… Не забудь посмотреться в зеркало.

Я насупилась, вспомнив, как пристально Коди рассматривал мои повреждения.

– Спасибо за напоминание.

– Не забывай, что ты суккуб. Синяки – проявление твоей веры в то, что ты человек. А ты им не являешься. Ты должна их чувствовать, но носить не обязана.

С этими словами демон исчез, оставив после себя слабый запах серы. Я не сомневалась, что это было сделано для показухи.

– Можно занять диван? – весело спросил Картер.

– Идите к черту, – огрызнулась я и пошла смотреть на свое отражение.

– Разве можно так обращаться со своим новым соседом по квартире?

– Я вас не звала…

Я застыла как вкопанная. Последние две недели я подозревала Картера в убийстве и других ужасных вещах. Полвека я ненавидела его как личность. Но он спас мне жизнь, а я даже не поблагодарила его.

Я повернулась, боясь того, что мне предстояло сказать.

– Извините.

Выражение его лица стало таким же, как было у Джерома, когда я попросила у демона разрешения.

– Серьезно? За что?

– За то, что не поблагодарила вас раньше. Вы спасли меня. Да, слежка никому не доставляет удовольствия, но я рада, что вы оказались там. И, конечно, за… свою невежливость.

Лицо ангела осталось непроницаемым.

– Был рад помочь.

Не зная, что сказать еще, я повернулась и пошла дальше.

– Что ты собираешься делать? – спросил он.

Я снова остановилась.

– Посмотреть на себя в зеркало и лечь спать. Я устала. И схлопотала по морде.

– Значит, никакого ночного девичника? Никакого попкорна и переодеваний?

– Знаете, не обижайтесь, но переодеться вам не мешало бы. Вы выглядите как беженец. Почему… – Я обвела его взглядом, проглотила слюну и попыталась найти нужные слова. – Когда я увидела вас там, на улице, вы были… вы были прекрасны. Ничего прекраснее я не видела за всю свою жизнь. – Я перешла на шепот.

Лицо Картера стало серьезным.

– Знаешь, Джером такой же. В своем подлинном виде. Он тоже прекрасен. Ангелы и демоны – близкая родня. Он сознательно выбрал себе внешность Джона Кьюсака.

– Зачем? Зачем он это делает? А вы зачем выбрали себе внешность наркомана или бродяги?

Уголки губ ангела приподнялись.

– Зачем женщине, утверждающей, что она избегает внимания хороших парней, выбирать себе внешность, которая заставляет каждого мужчину смотреть ей вслед?

Я снова проглотила слюну, чувствуя, что тону в его глазах. Но это отличалось от ощущения, которое я испытывала, когда смотрела в глаза Романа или Сета. Просто ангел видел меня насквозь, его взгляд пронизывал до глубины души. Точнее, до ее остатков. Усилием воли я отвела глаза и пошла к спальне.

– Ни одно наказание не длится вечно, – мягко сказал он.

– Да? А мне говорили по-другому. Спокойной ночи.

Я вошла в спальню и закрыла за собой дверь. Когда она захлопнулась, до меня донесся голос Картера:

– Кто будет готовить завтрак?


предыдущая глава | Падший ангел | cледующая глава