home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 41

– Говорила же, они попытаются тебя убить, – шепнула Кэдрин, дернув бровью. Она бинтовала торс Себастьяна. О Рике уже позаботились.

Даша сверлила его затылок пылающим взглядом.

– Думаю, Даша жалеет, что не воткнула мне нож под ребра вместо Рики, – пробормотал он. – И еще повернула бы его.

Кэдрин понимала, что нужно развести Себастьяна и Дашу по разным углам, но не хотела спускать глаз с обоих. Перевязывая Себастьяна, она то и дело посматривала на сестер. Бледная как смерть Рика лежала на диване. Даша мерила комнату беспокойными шагами. Она понимала, что они не исчезнут, но все же.

Себастьян погладил ее по плечу.

– Они снова с тобой, – прошептал он. – Они никуда не денутся.

– Знаю, но все так странно.

Рика и Даша заговорили на смеси древних наречий.

– Что они говорят? – спросил он.

– Они думают, что ты использовал черную магию, чтобы меня завлечь. Теперь, без всякого сомнения, я твоя раба. – Закончив его бинтовать, она встала. – Пойду уложу Рику в постель. Потом немного поговорю с ними. – «И объясню, что, если бы не ты, никого из нас уже не было бы в живых».

От Кэдрин не укрылось, как потемнели его глаза. Он решил, что она уже покидает его!

Хотя, возможно, в данный момент ничего другого ей не оставалось.

Она подняла Рику и сделала Даше знак. Сестра отправилась за ней, одарив прежде Себастьяна ненавидящим взглядом.

В спальне Кэдрин уложила в постель Рику, а Даша снова принялась расхаживать по комнате.

– Ты знала, что он вампир, и все-таки в него влюбилась? Разумеется, он красив, – добавила она, разглядывая одну электронную штучку за другой. Взяла часы, осмотрела стереосистему. – Но ты рискуешь. Вдруг он обратится?

Кэдрин села на постель возле Рики.

Муж Мист не обратился. Так бывает, только если вампир выпивает всю кровь, убивая свою жертву. Поэтому если он пьет кровь бессмертного, который не может умереть от потери крови, он останется невосприимчивым.

Даша отрезала:

– Не хочешь ли ты сказать, что вы с Мист предлагаете себя как корм?

Кэдрин прикусила губу.

– Когда ты так говоришь, это звучит ужасно.

– А как еще можно это назвать?

Рика закашляла. Отрывистый, пугающий кашель, потом слабым голосом спросила:

– Он что, живет здесь с тобой?

Кэдрин кивнула, а Даша сказала:

– Ты похитила нас с поля боя, где мы убивали вампиров, а теперь хочешь, чтобы мы жили под одной крышей с одним из них?

Кэдрин тяжело вздохнула. Сколько можно объяснять, что Себастьян совсем другой. И как они могут в это поверить, если ей самой потребовалось немало времени, чтобы почувствовать разницу?

Даша взяла фен.

– А это что такое?

– Чтобы сушить волосы. – Кэдрин нажала на кнопку, и Даша ахнула. Направила струю сначала на себя, потом на лежащую в постели Рику. Сестры обменялись красноречивыми взглядами, выражавшими нечто вроде «ну и дрянь».

Кэдрин забрала у нее фен. Тогда Даша забралась в шкаф и принялась в нем рыться, отпуская замечания по поводу попадающихся ей под руку предметов гардероба. На полу выросла гора одежды – она хотела все это перемерить.

– А что было с вампиром, который нас убил? – спросила она через плечо, не оборачиваясь.

Бесцветным голосом Кэдрин ответила:

– Я пытала и мучила его, пока он не начал умолять меня позволить ему выйти под солнце. Через полгода я исполнила его просьбу.

Даша обернулась, хмуря брови, а Рика тихо сказала:

– Неужели ты это сделала, Кэдрин?

– Он дорого заплатил за вашу смерть. – «А я много отдала за ваше возвращение».

Конечно, Себастьян это предвидел. Он так и думал – Кэдрин уйдет вместе с сестрами и бросит его одного.

– Мне нужно время. Для них, – заявила она на следующий день после их возвращения. Он со страхом ждал этих слов и совсем не удивился. – Я привела их в будущее, и они совсем сбиты с толку. Нужно помочь им освоиться. Я по-прежнему в ответе за них, даже больше, чем раньше.

Его подмывало сказать ей «нет». Он почти убедил сам себя, что в душе она именно этого ответа и ждет. Но не могла же она выбирать между ним и семьей, и Себастьян не хотел ставить ее перед таким выбором. Кроме того, он понимал, что это не пустой предлог – ее сестрам действительно необходимо помочь.

Когда-то ему тоже пришлось спешно привыкать к другой эпохе.

Разумеется, будущее повергало их в шок на каждом шагу. Но, как на своей шкуре убедился Себастьян, они инстинктивно хватались за мечи в любой непонятной ситуации. Кэдрин была права. Их нужно было спрятать в ковене валькирий, достаточно закрытом от внешнего мира.

Более того, сестры не выносили его присутствия. Достаточно было краем глаза увидеть, как он телепортируется – и Даша впадала в ярость, а Рика замыкалась в мрачном молчании, что было еще хуже. Они всегда были начеку и не спускали с него глаз, даже Рика, которой полагалось спать и выздоравливать.

Поэтому Кэдрин решила увезти их в Валгаллу. После ее отъезда Себастьяну оставалось только ждать. С каждым днем он становился сильнее телом, но духом слабел.

– Она спрашивает обо мне? – поинтересовался он у Мист неделю спустя.

– Себастьян, она очень занята, – уверяла его Мист. – У ее сестер совершенно жуткий английский, и они с мечом в руках бросаются на любой непонятный предмет. Кэдрин объявится, как только они попривыкнут.

Кэдрин ни разу о нем не спросила. Ни разу не позвонила. Было похоже, что она вообще решила его забыть. Вероятно, сестры напомнили ей о вековом раздоре с вампирами, убедили, что жить с вампиром – сущее безумие.

– Купи поместье поблизости от ковена, – посоветовал Николай. – Это послужит жестом доброй воли для нее, да и тебе будет чем заняться.

– А у меня достаточно денег, чтобы купить имение? И жить там с удобствами, соблюдая осторожность?

– Среди твоих богатств есть византийское золото. Целый сундук.

– То есть?

– То есть ты сказочно богат. К тому же Мердок делал кое-какие инвестиции. У него талант.

Себастьян поспешно отвернулся – не хотел, чтобы Николай видел, как он краснеет. Оба брата всегда помогали ему, ничего не прося взамен.

– Мердок все еще обитает в крепости стойких? – Нужно будет съездить к брату и поблагодарить его.

Николай кивнул.

– Только вчера он напал на многообещающий след, чтобы разыскать Конрада. Ему не терпится проверить догадку, но каждое утро он возвращается в крепость. Когда уладишь дело с Кэдрин, можешь отправиться к нему вместе с ней, если хочешь.

Себастьяну вдруг ужасно захотелось вновь увидеть Мердока, еще больше – принять участие в розысках Конрада. Захочет ли Кэдрин отправиться вместе с ним…

Иногда он телепортировался в Валгаллу. Стоял снаружи дома, недосягаемый для духов-стражей, и в окне видел Кэдрин. Она танцевала с сестрами, закидывая голову в беззвучном смехе, или играла в видеоигры, и тогда ее лицо прини мало серьезный и сосредоточенный вид. Однажды ночью он увидел всех трех на крыше дома, беззаботных, сидящих плечом к плечу. Кэдрин указала на звезду, и тогда младшая положила голову ей на плечо.

Должно быть, в их время ночное небо выглядело совсем по-другому.

Как он может соревноваться с ними за ее любовь?

Сестры постигали новое время, и Кэдрин была их наставницей. Но и сама она узнавала жизнь заново.

Она обнаружила, что может реветь перед экраном телевизора, внимая страданиям героев телесериалов. Ей нравилось заплетать в косу волосы Никс – они отросли за считанные недели. Кривлянье Реджин иногда смешило ее до колик.

Реджин обожала передразнивать староанглийский Даши и Рики, хотя обе осваивали современный язык с поразительной быстротой.

– Благодаря твоей пиявке у нас теперь две новые валькирии, да и ты воскресла из мертвых. А его брат спас Эммалайн. Если бы нашелся такой выключатель… чтобы отменить миллион лет ненависти… я бы, пожалуй, подумала.

На том они и порешили.

Единственное, что омрачало счастье Кэдрин, – это отсутствие Себастьяна. Она знала – он наблюдает за домом в надежде ее увидеть. Он ее любил, но сестры переживали трудное время. При каждом их промахе Кэдрин снова чувствовала себя виноватой.

Поэтому она решила выждать, чтобы выбрать момент и сообщить им о своем решении. А пока нужно быть заботливой и понимающей после всего, что им пришлось вынести.

Нужно было держать их в бархатных перчатках, а затем выпустить в большой мир.

Себялюбивая девчонка! – крикнула Мист, приперев Дашу к стене и держа ее за горло. – Тебе не понять, как жила Кэдрин все эти годы. Она заслуживает счастья. Ты и понятия не имеешь насколько! А вы обе только и делаете, что презрительно фыркаете каждый раз, когда речь заходит о ее вампире.

Рика лягнула Мист под колено, вынудив отпустить сестру.

Потирая шею, Даша сказала:

– Тебе легко рассуждать, потому что ты сама живешь с вампиром.

– Легко ли, трудно ли – не в том дело, – заявила Мист. – Вам нужно просто признать ее право быть с ним – ради самой Кэдрин. Она нашла счастье в любви сильного доблестного воина, который ее обожает, а вы стоите на ее пути.

– Мист, даже мы могли бы примириться с ее выбором, – сказала Даша. – Но ты забываешь, что всего две недели назад мы были на поле боя вместе с фурией. Мы помним ее имя, оно для нас не пустой звук, не то что для тебя. Когда фурия окажется на свободе, неужели ты думаешь, что оба ваших мужа уцелеют?

Рика прибавила:

– Что, Кэдрин побежит вместе с ним? Станет изгнанницей? Мы рискуем никогда больше не увидеться с сестрой.

Мист покачала головой. Ей и самой было тревожно.

– Выбирать Кэдрин. Пусть они с Себастьяном решают, стоит ли рисковать. – Она сверлила сестер взглядом. – Кэдрин и Себастьян не могут жить друг без друга. Поверьте мне на слово – они оба просто тянут время.


Глава 40 | Любовь грешника | Глава 42