home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Всякое путешествие когда-нибудь да кончается. Ты терпишь невзгоды, преодолеваешь преграды, борешься и страдаешь — всё ради далёкого, а на самом деле такого близкого финиша. Однако не успел оглянуться, как ты уже у цели. И на миг наваливается растерянность: как быть, что делать дальше? До той поры, пока на горизонте не вырастает новая цель и не начнётся новое путешествие.

Сейчас, разглядывая с холма Старый Гиварт, К’ирсан испытывал нечто вроде растерянности. Давно, ещё в бытность капитаном баронской дружины, он мечтал о том, как окажется в Западном Кайене, прикидывал свои первые шаги. Много позже, уже на борту пузыря, строил грандиозные планы. Но то всё были бестолковые умствования, нечто вроде мечтаний лентяя, готового, не вставая с кровати, решать проблемы вселенной. Сейчас пришла пора действовать, и стало… страшновато, что ли. Навалились сомнения. По силам ли дело задумал, не надорвётся ли и чем всё закончится? Смешно, но после всего пережитого дала о себе знать паскудная привычка интеллигента: бояться неудачи больше самой работы. Дурак не знает сомнений — он берётся и делает. Зато каждый второй умный отказывается поверить в себя и потому так и сидит у разбитого корыта. Оттого-то миром и правят энергичные тупицы.

— Командир, чего ты там замер?! Каша стынет! — Жизнерадостный голос Тёрна вывел из раздумий.

Пока К’ирсан занимался самокопанием, остальные разбили лагерь. Руорк натаскал хвороста, Гхол на пару с Тёрном кашеварили, а Гарук увлечённо орудовал иглой, ушивая куртку для успевшего освоиться в отряде паренька-бродяги. В первые дни тот всё ныл и норовил сбежать, но чем дальше уходили от Ког Харна, тем спокойнее он себя вёл. А как пересекли границу с Западным Кайеном, так и вовсе думать забыл о побеге.

Звали мальчика Канд, и было ему то ли пятнадцать, то ли шестнадцать лет, он и сам не знал толком, однако выглядел сущим ребёнком. Чем беззастенчиво пользовался. Родителей своих пацан не помнил, а обратно рвался лишь из-за страха перед главой городских нищих. В столице Харна у них имелось нечто вроде гильдии, и уйти из неё было непросто даже с выкупом. Видно, страху тамошние воротилы нагонять умели, раз Канд так долго отказывался поверить в свою безопасность и ждал подручных своих разъярённых хозяев.

Сейчас, умытый, накормленный, в новой одежде и в окружении друзей, он выглядел если не счастливым, то близко к этому. Руорка и Гарука он считал друзьями, гоблина воспринимал как ровесника-приятеля, Тёрна уважал, а самого К’ирсана… наверное, всё-таки боялся. Каждый раз, когда капитан подходил к мальчику, тот ощутимо напрягался, а в ауре отражалась буря чувств. Кайфат пока не разобрался, в чём дело, но дело было точно не в ответственности К’ирсана за похищение мальчика. Неужели кровь отзывается на Древнюю магию, а страхи Канда происходят из-за его неспособности разобраться в собственных ощущениях?

К’ирсан мысленно кликнул Руала. Зверёк отозвался откуда-то из кустов и, довольно пофыркивая, направился к мальчику. Тот засмеялся, подставил руку, помогая взобраться на плечо. Зажмурив глаза, Канд уткнулся в мягкую шёрстку.

Капитан поймал взгляд Тёрна и улыбнулся. У него на парня большие планы, и Прыгун поможет поскорее наладить с ним отношения. С некоторых пор Кайфат старался предусматривать даже такие мелочи. Кто-нибудь скажет, что нельзя быть таким практичным, но… пошёл он к мархузу, этот советчик.

— Завтра будем в городе, — сообщил Тёрн, протягивая приятелю его миску. Остальные уже вовсю работали ложками. — И что дальше?

— Дальше будет самое важное, — ухмыльнулся К’ирсан уголком рта. — Но сначала… план такой. Первым в город пойдёшь ты с Гаруком. Снимешь комнату поприличней на постоялом дворе и потихоньку начнёшь искать в Верхнем городе дом на продажу.

— Ого, ты решил не мелочиться и устроиться здесь основательно.

К’ирсан помотал головой:

— Нет, это ты решил здесь обосноваться. Ты, Тёрн лин Согнар. Безземельный дворянин, долгие годы скитавшийся по миру и решивший вернуться на землю предков. Денег у тебя более чем достаточно, а значит, и жить ты будешь на широкую ногу. Купишь дом, приведёшь его в порядок, начнёшь устраивать званые вечера и балы. Скажем, раз в пять-шесть седмиц. Параллельно подашь в королевскую канцелярию прошение на получение подданства…

С каждым словом лицо Тёрна всё больше вытягивалось, да и у остальных были не лучше. На Кайфата смотрели так, словно у него на голове выросли рога или вытянулись уши.

— Погоди, погоди… Ты серьёзно, что ли?! Какой из меня дворянин?! Нет, отец вроде как из благородных, но… я ж бастард. Я его и не видел ни разу!

— Справишься. Гарук останется при тебе кем-то вроде денщика или личного слуги. Через него будем держать связь.

— То есть как это? А ты где будешь?!

— А я с остальными войду в город после тебя и выберу гостиницу попроще. Потрусь среди местных, но постараюсь особо не мелькать. Как только ты нормально здесь осядешь, а я разгребу дела, заберусь в какую-нибудь глушь…

Тёрн взъерошил волосы, затем помассировал виски.

— Ничего не понимаю. Ладно, я устроился здесь. Мягко сплю, сладко ем. Распускаю хвост перед местными дворянчиками. Ты же лезешь в самую глухую дыру этого хфургового королевства. Смысл всего этого?!

— Сейчас… — К’ирсан ожидал вопроса и уже копался в своём мешке. Наконец он достал кипу исписанных листков, отделил нужный: — Держи.

— Что это? — удивился Тёрн, начал читать вслух. — Так… обустроиться на новом месте, постараться как можно быстрее врасти в новое общество… Дальше… Налаживать связи, искать выходы на людей из армии, стражи. Особое внимание уделять молодым дворянам. Искать недовольных королём… Ты что, задумал копать под правителя?! Как его там…

— Мишико Свили Первый, — сообщил Кайфат с усмешкой. — Если верить харнским газетам, то особым умом не блещет, склонен к истерикам. Преклоняется перед Нолдом, но из-за излишнего рвения больше вредит, чем приносит пользы. Любит смазливых девчонок и вино. Экономикой не занимается, все дела спихнул на советников. Однако, странное дело, казну они не наполнили, а вот налоги увеличили. Удивительно, да? В народе Мишико особой популярностью не пользуется, но и ненависти тоже нет.

— Да ты, я смотрю, подготовился, — присвистнул Согнар.

— Пока кое-кто в трактирах вино трескал, хозяин с бумагами работал, — подал голос лопоухий ург. Последнее время в их войне с Тёрном наметились серьёзные сдвиги. Гхол больше не терпел нападок и норовил укусить сам.

— Видал, как обнаглел, а? — тут же взвился Тёрн. К’ирсан поморщился. Обычно пикировка друзей его забавляла, но сейчас у них шёл серьёзный разговор.

— И не надоело вам, а?! — Дождавшись тишины, Кайфат продолжил: — Что до подготовки… Я ожидал много худшего. С этим кандидатом сильно повезло: большей бездарности во власти найти сложно. Ну да ладно, это мы слишком далеко заглядываем. К цели лучше идти длинным, но надёжным путём, чем коротким, но рискованным.

— Кто спорит… — согласился Тёрн. — Кроме как вертеться в высшем свете этой задрипанной страны и изображать из себя богача, у меня есть ещё какие-то задачи?

— Разумеется. Найдёшь мастера фехтования — и пусть он подтянет тебя до уровня Мечника. Нам нужны сильные бойцы, а с ними лучше сойтись через фехтовальные школы. Жаль, законов никто не менял и заниматься там могут либо рубаки с рангом, либо местные. Тебя же трудно отнести как к тем, так и к другим. Вот и придётся тебе заниматься в индивидуальном порядке.

Новость заставила Тёрна побагроветь. Он молчал — лишь разевал рот и вращал глазами. Со стороны это выглядело по-настоящему смешно, но если К’ирсан с бойцами лишь тихо захмыкали, то Канд на пару с Гхолом откровенно заржали.

— Какое ещё фехтование?! — прорвало наконец Тёрна. — Да мы на одном гарлуне разоримся!

— Ничего, здесь он подешевле… Ах да, на тот случай, если вздумаешь филонить, иногда мы всё же будем встречаться, так сказать, лично. Обмениваться новостям, корректировать планы, заодно прослежу, как ты будешь продвигаться в учёбе.

Тёрн разразился было ругательствами, но, покосившись на Канда, замолчал. Впрочем, мальчик его не слушал, увлёкшись вознёй с попискивающим Прыгуном.

— Командир, а мы чем займёмся? — спросил Руорк, запинаясь. При Кайфате он сильно робел и редко лез с инициативой.

— А мы займёмся почти тем же самым, что и Согнар. Только он будет крутить роман с официальной властью, а мы — с ночной. Как тут недавно выразился Тёрн, копать под короля непросто, разумно браться за дело сразу с разных сторон…

Оглядев лица своих соратников, Кайфат мысленно усмехнулся. Сколько они теребили его насчёт дальнейших планов, а как узнали подробности — так сразу и растерялись. Определённо, от лишнего знания одни проблемы…

Расстались они уже следующим утром. Перед уходом мрачный Тёрн обнялся со всеми, зачем-то похлопал по плечу гоблина. Выглядело это так, словно сержант отправлялся на эшафот. Отвыкшего от беззаботности К’ирсана зрелище это несказанно развеселило. Он едва сдерживался, чтобы не засмеяться в голос. Заметивший его гримасничанье Согнар насупился ещё больше: отчего так пугала его роль дворянина, понять было невозможно. Гарук, наоборот, смотрел виновато. Мол, он уходит отдыхать, а остальных ждёт тяжёлая и опасная работа. И ведь не поспоришь.

Сам К’ирсан вошёл в Старый Гиварт во главе поредевшего отряда ближе к полудню. Больше половины золота отдали Тёрну, но и им осталось немало. Чтобы как-то объяснить происхождение ящиков, Кайфат решил назваться книжником. Более очевидная роль торговца на деле несла одни лишь сложности. Наверняка стража пожелает получить таможенный сбор за товары, а потом сама же и сдаст королевским мытарям или купцам-конкурентам. Нет, лишняя головная боль им ни к чему.

Любопытный вояка у входа в город всё же поинтересовался, какого хфурга принесло книжника в столицу, но у К’ирсана был заготовлен ответ. Он горестно поцокал языком и посетовал на жестокость властей Харна, откуда человеку просвещённому пришлось бежать в более благостные места. Сказал и кинул в карман бдительного стража целый келат. Больше вопросов не появлялось.

Как он и планировал, остановились на постоялом дворе в северной части Нижнего города, недалеко от порта. Надо сказать, Старый Гиварт оказался знатной дырой, где даже не было пузырной переправы, а под портом понималось несколько пирсов и здоровенное здание склада. Ничего, кроме рыбацких шаланд и нескольких шхун, там никогда не появлялось.

В самой таверне при постоялом дворе — К’ирсан даже не удосужился выяснить его название — собирался всякий сброд. Спускали скудный заработок рыбаки, загружались выпивкой матросы, иногда заглядывали спаянные команды гуртовщиков или лесорубов. Последних привлекала возможность почесать кулаки да проявить удаль без особого внимания стражи. Иных слов, кроме как «гнусная дыра», место это не заслуживало. Потому появление «книжника» с тяжёлыми ящиками, навьюченными на лошадей, вызвало неподдельное оживление среди аборигенов.

Лезть в драку К’ирсан запретил, но и спуску давать тоже. Коли сунутся — бить так, чтобы встали не скоро. Наверное, потому к ним и не приставали. Отребье всегда знает, с кем можно связываться, а с кем чревато неприятностями для здоровья.

Хоть они и сняли комнату, но собрались на сеновале при конюшне. Места больше, нет клопов, да и груз под присмотром.

— К-командир… — сказал Канд с опаской. Похоже, он не знал, как же ему следует обращаться к К’ирсану: «дяденька» — несолидно, по имени — опасно. Решил повторять за остальными, а поняв, что Кайфат не возражает, заметно приободрился. — Командир, а как мы собираемся с ночными связываться, а? Ну, вы говорили, что король… с двух сторон… Может, я по городу тогда помотаюсь — вдруг кого замечу? У меня на них глаз намётан.

Желание парнишки быть полезным позабавило К’ирсана.

— Рад, что ты готов к работе, но… К чему бестолковые метания? Кому нужно, тот сам нас найдёт. Наживка мы жирная, кто-нибудь да клюнет. Там весь клубочек и размотаем.

Блеск в глазах выдал желание мальчика обязательно участвовать в затее К’ирсана. Но тот и не собирался отказывать. Надо приучать парнишку к работе.

Дежурить у золота решили в две смены. Одну ночь Кайфат с Кандом, вторую — Гхол с Руорком. Пока кто-то спит на кровати в комнате, другой устраивается на конюшне. Первую ночь К’ирсан определил себе. Напомнив Канду, чтобы затаился как мышь, сам он зарылся в душистое сено и погрузился в неглубокий транс. Теперь мало кто смог бы пройти мимо него незамеченным.

Кайфат не слишком рассчитывал на удачу в первый же день. Вполне возможно, что сначала пошарить в вещах попробует кто-нибудь из обслуги, а значит, нужного человека придётся ждать достаточно долго.

Но он ошибался.

Ближе к полуночи дверь тихо скрипнула, внутрь просочился мужичок невысокого роста. Замерев на пороге, он постоял, чутко прислушиваясь, а потом заскользил прямо к багажу отряда. В темноте он немного не рассчитал и ушиб ногу о ящик, немедленно обругав всё и вся вполголоса. Когда немного успокоился, достал из-за пазухи хитро изогнутую железяку и примерился сорвать крышку. Но позволять уродовать свои вещи К’ирсан не собирался.

Бесшумно выбравшись из стога сена, он вплотную подобрался к воришке и одним броском отправил его в сторону каменной стены конюшни. Немного не докинул, что показалось Кайфату весьма обидным, а несчастному вовсе даже наоборот. Пока ошеломлённый ударом о землю пленник пытался восстановить дыхание, К’ирсан не спеша к нему подошёл, схватил за воротник и отволок-таки к стене.

И сразу же от души врезал.

— Ты чего творишь?! — зашипел пленник.

— А что хочу, — выдал К’ирсан.

Сейчас он очень жалел, что любитель шарить по чужим вещам не может видеть его лица. Как показывал опыт, это сильно налаживает взаимопонимание. Очевидно, о чём-то похожем задумался и Канд. Он завозился в темноте, раздалось чирканье кресала, и через минуту в руках у него зажёгся факел.

— Не подпали здесь всё.

— Я осторожно. — Голос мальчика чуть подрагивал. При свете оживился и вор. Щуплый, похожий на крысу парень с прыщавым лицом, он настолько походил на мелкого жулика, что это было даже подозрительно. Шрамы К’ирсана его действительно впечатлили, он заметно трусил и, судя по напряжённой позе, готовился сбежать при первой возможности.

— Да кто вы такие? — визгливо спросил он. — Не имеете права!

— Ты ещё стражей пригрози… — скривился Кайфат. Отчего-то сейчас его одолели сомнения: а нужная ли рыба попалась в сети? Может, обычная шантрапа с улицы, ни с какой бандой не связанная. Как тогда быть?

Выручил Канд. Бочком подобравшись к К’ирсану, он зашептал:

— Командир, надо бы метку на руке посмотреть. Наши говорили, что кайенские воры на плече метку ставят. По ней всегда можно понять, кто перед тобой…

— Да, удобно…

Именно этот момент пленник посчитал удачным для побега. Стрелой взвившись с места, он выхватил из рукава нож и ткнул им в живот Кайфата. Вернее, попытался ткнуть. Рука вдруг попала в тиски захвата, а сам он свалился на пол, сбитый подсечкой.

— Пусти-и, хфурга тебе в глотку! — завыл вор, ощущая, как трещат кости.

К’ирсан невозмутимо оголил ему левой рукой плечо и довольно хмыкнул. Там синело изображение местного падальщика вроде шакала. Надо сказать, наколка соответствовала сути носителя.

Подмигнув Канду, Кайфат сформировал над ладонью давно заготовленное плетение. Так, ничего особенного: парочка рун Истинного алфавита, энергетический каркас для надёжности и несложный узор иллюзорных чар. Последняя часть относилась к классической магии, К’ирсану удалось её подогнать под свои способности ещё на службе у барона. От заклятия требовалось, чтобы оно оставляло в Астрале метки, по которым можно было проследить путь вора, а при наложении формировало чёрную змейку, зарывающуюся под кожу жертвы. Выглядело страшновато. Исказившееся от ужаса лицо пленника показало, что он оценил талант своего мучителя.

— Здорово! — Впрочем, Канду тоже понравилось. Увидев его горящие глаза, К’ирсан усмехнулся: мальчишка! Его не интересуют могущество или власть — пугает сложность хитросплетений заклятий. Гораздо сильней в этом возрасте манят страшноватые тайны или ужасные иллюзии. — А что это?

Кайфат подмигнул Канду и с деланым удовольствием пояснил:

— Жуткая штука. Так в древности всякое ворьё казнили, пускали негодяю под кожу магического червя и отпускали на свободу. У того был час на то, чтобы подготовиться к переселению в Нижний мир или… расправиться с палачом. Тогда червь оставлял жертву в покое.

— Правда? Но зачем давать преступнику шанс?

— Божий суд… — К’ирсан пожал плечами. — Хотя при таком раскладе тогдашние палачи наверняка были крепкими ребятами.

Наскоро придуманная история произвела на воришку неизгладимое впечатление. Он не отрывал взгляда от того места на руке, где растаяла иллюзия. С досадой К’ирсан подумал, что с перепугу тот мог просто впасть в ступор. Чтобы подтолкнуть ошалевшего пленника к действиям, схватил его за шкирку и пинком отправил к выходу из конюшни. Выкрикнув какую-то бессмыслицу, тот рванул в темноту.

— Так, если он не полный болван — обязательно помчится за помощью к своим «старшим» товарищам. — С сомнением посмотрев на мальчика, К’ирсан сказал: — Пойдёшь со мной. Считай это началом своего обучения.

Новость застала Канда врасплох, но вопросов он задавать не стал. Упрямо поджал губы и кивнул.

Кайфат оставил четвероногого приятеля в комнате и теперь мысленно попросил его привести остальных. Скоро с улицы послышались шаги, а в распахнутые ворота влетел шипящий Руал.

— Малыш, охраняй вещи. Поможешь Гхолу с Руорком, если вдруг в наше отсутствие заявится кто-нибудь ещё, — погладил К’ирсан расстроенного зверька. Тот пищал и даже слабо укусил его за палец. — Ну, ну. Будь умницей.

Кивнув зевающему гоблину и сосредоточенному Руорку, капитан активировал заклятие поиска и выбежал на улицу. От руки следом за воришкой словно протянулся невидимый обычным зрением поводок. Канд мрачно сопел за спиной.

Их жертва успела удивительно далеко уйти. Путеводная нить провела через две улицы, пересекла мост и запетляла по дворам. Приходилось прыгать через заборы, нырять в скрытые лазы и даже забираться на крышу какого-то сарая. К’ирсан успел пожалеть, что взял мальчишку. Пацан быстро сдал — в трудных местах его просто пришлось тащить на себе. Зато не выглядевший достаточно крепким вор, страшась гибели, показывал чудеса выносливости.

Наконец они свернули в тупик, упиравшийся в заброшенный дом с заколоченными окнами и висевшими на честном слове дверьми. Однако Кайфат ясно чувствовал метку где-то внутри.

— Держись ближе и ничего не бойся, — шепнул он Канду и, одним ударом выбив скрипящую на ветру створку, ворвался в здание.

Глаза переключились на магическое зрение, чувства обострились. Он сразу же ощутил громилу слева от входа и вырубил его одним ударом. Тело не успело упасть, как К’ирсан перехватил руку метнувшегося из-за угла коротышки и с размаху приложил его головой о косяк: после такого быстро поднимаются лишь в сказках. Затем стремительно пересёк разорённую прихожую, рывком распахнул дверь и оказался на пороге большой комнаты, освещённой светом нескольких факелов. У стены напротив сидело семеро мужиков самой что ни на есть бандитской наружности, увлечённо режущихся в кости, слева на потрёпанном ковре с бокалами вина расположились ещё трое, а перед ними на коленях стоял незадачливый воришка и о чём-то просил. Ещё один занимал лавку около двери и любовно полировал дубинку.

Появление К’ирсана стало для всех полной неожиданностью.

— Это он! — взвизгнул недавний пленник. — Проклятый колдун!

— И ты его сюда привёл, так?! — рявкнул русоволосый мужик, отставляя бокал. — Хфургов сын!

Не вставая, он пнул провинившегося бандита. Тот повалился на пол, скуля и моля о пощаде. Внутренне усмехнувшись, К’ирсан активировал заклинание Щита. Силы по-прежнему целиком ещё не восстановились, однако колдовать он уже мог без особых проблем. Несколько коротких вспышек — и в стену рядом срикошетили две стрелы из миниатюрных арбалетов, нож и два коротких дротика. Вполне ожидаемая реакция. Чтобы перехватить инициативу, Кайфат сделал шаг вперёд и, не вынимая меча из ножен, врезал разбойнику с дубинкой. Тот сдавленно охнул и сполз на пол.

Замычав, точно раненый бык, от стены отлепился очередной здоровяк и, расставив руки, попёр на К’ирсана. С этим он тоже церемониться не стал. Взмах раскрытой ладонью вызвал руну концентрации, и в бандита ударил жгут Силы. На миг Кайфат ощутил сопротивление, но почти сразу оно исчезло. Похоже, у мерзавца было нечто вроде амулета Мирта, однако на такую магию он рассчитан не был. Разбойник отлетел, сбив с ног ещё троих.

— Уважаемые, вы точно хотите беседовать по-плохому? — спросил К’ирсан.

Вокруг левой кисти заплясали языки зелёного пламени. Разбойничьи рожи вокруг испуганно замерли. Многие смотрели на лежащего без сознания собрата. Из-за ворота его рубахи вывалился треснувший медальон.

Внезапно захохотал белобрысый мужик, пинавший бывшего пленника Кайфата. Смеялся он самозабвенно, полностью отдаваясь этому занятию, кашляя и хлопая по коленям.

— Ну ты, колдун, дал! Надо же, по-плохому… Не мы к тебе пришли — сам на огонёк зашёл. И остолопов этих ты к Юрге на корм не отправил. Знать, живыми мы нужны, а может, и вовсе целыми и невредимыми. Что делать станешь, коли волшбой всех убьёшь? — спросил он, наконец отсмеявшись.

Услышав его слова, расслабились и остальные. Некоторые и вовсе заулыбались.

То, как повёл себя главарь, К’ирсану понравилось. Сразу видно, мужик хваткий, умеет быстро вникать в ситуацию и поворачивать её к своей выгоде. Кажется, с этой бандой капитану действительно повезло.

— В твоих словах есть доля правды, — сказал К’ирсан и демонстративно сжал кулак. Огонь тут же погас. — Лови.

Главарь рефлекторно поймал брошенную ему монету.

— Ого. Полновесный фарлонг. И как понимать сей щедрый жест?

— Как предложение к сотрудничеству. Деньги у меня есть, дела задумываются большие, но людей не хватает. Вот подумываю о найме ночных хозяев столицы.

Главарь перебросил монету сидящему рядом помощнику и принялся сверлить К’ирсана взглядом:

— Какого рода работа требуется?

— Разная. В основном по вашему профилю, — покрутил Кайфат в воздухе пальцем. — Грабежи, разбои… В общем, отъём неправедно нажитых средств у разного рода мерзавцев и прочей сволочи.

— Мы случайно говорим не о благородных? — проявил догадливость бандит.

— О них самых, уважаемый.

— Тогда… — Белобрысый выдержал паузу, высматривая что-то на лице К’ирсана, и рубанул: — Не интересует. Слишком уж несёт от этого дельца политикой.

Собеседник нравился Кайфату всё больше и больше. Он совершенно не ожидал встретить среди местного отребья столь проницательную и осторожную личность.

— Не беда, думаю, мы сможем договориться… Канд, заходи. Тебе сейчас будет полезно посмотреть на некоторые вещи.

Мальчик, давно притаившийся под дверью, опасливо вошёл и сел на лавку. Он еле переставлял ноги и был бледен как смерть.

— Канд, старайся ничего не пропустить. Зрелище обещает быть небезынтересным, — сообщил Кайфат с полуулыбкой. Напряжённые позы разбойников его ничуть не волновали. Он смотрел на одного лишь главаря. — Раз уж вы отказываетесь, то придётся провести небольшую демонстрацию.

К’ирсан поднял руку ладонью вверх и вызвал ещё одно заготовленное заранее плетение. Как и в случае со змейкой, оно состояло из двух частей. Одна отвечала за очень качественную иллюзию с разнообразными сопутствующими эффектами, а вот вторая создавала скрытый астральный канал, связывающий носителя заклинания с Кайфатом. Получалось нечто отдалённо похожее на ту связь, что существовала между ним и Руалом.

Стоило энергии наполнить плетение, как в воздухе появился зелёный шар размером с мелкий друл. Через секунду по всей его поверхности пошли точки, из которых проклюнулись шипы в треть пальца длиной. Затем открылись красные прорези глаз, а из раскрытой пасти вылетел язычок пламени. К’ирсан решил не мудрить с иллюзией и опять выбрал образ колючего колобка из Запретных земель.

— Это что за хфургова тварь? — Белобрысый подобрал под себя ноги и теперь нашаривал что-то на поясе.

— Чей-то оживший кошмар, — сообщил К’ирсан и уронил колобка на пол.

Раздался глухой стук, и со звуком катящегося металлического шарика магическое создание направилось к ближайшему бандиту. На свою беду, им оказался тот самый воришка, которому уже досталась змейка. Бедняга завыл, пытаясь отползти подальше, но творение Кайфата увеличило скорость, затем подпрыгнуло и приземлилось на ногу жертве. Попытки стряхнуть его ничего не дали. Оставляя на штанах выжженные точки, колобок добрался до живота, оттуда дополз до груди, закрутился на месте и вспыхнул маленьким смерчем.

— А-а-а-а! — закричал разбойник, лёжа на спине и боясь двинуться. — Тварь, убил!!!

На его рубахе появилась здоровенная дыра, сквозь которую виднелась грязная кожа с необычайно чётким изображением красного круга с исходящими из него шипами.

— Заткнись, Аврил, — приказал главарь, и бандит действительно перестал вопить. — И как это понимать?

— Что предыдущий ответ был неправильным. Впрочем, даже будь иначе, ничего бы не изменилось.

К’ирсан свёл ладони вместе и сосредоточился. Если бандиты сейчас решатся на атаку, то у него будут проблемы, отвлекаться нельзя. Он собирался сотворить заклинания для всех остальных воров разом. Вряд ли те будут ждать, пока Кайфат будет их по очереди зачаровывать — могут разбежаться, — а потому стоит покончить с этим делом одним махом и быстро.

Между пальцами заплясали искры, кисти окутались насыщенным зелёным светом, и он резко развёл руки в стороны. Между ними полыхнула дуга колдовского разряда, оставившая после себя гирлянду шаров. На мгновение они зависли в воздухе, после чего дружно посыпались на пол. Безбожно гремя, натыкаясь на препятствия и сталкиваясь друг с другом, колобки рванули каждый к своей цели. Парочка шустро выкатилась в прихожую. В комнате воцарился бедлам.

Заревев ранеными шестилапами, бандиты заметались в поисках спасения. Половина ломанулась к заколоченным окнам, ещё трое попытались прорваться через дверь, где стоял К’ирсан, однако именно они первыми и попали под удар. Колобки упругими мячиками взвились в воздух, каждый находя свою цель. Следом пришёл черёд выбравших другой путь для спасения.

В первый момент устояли только двое — белобрысый и его помощник. Третий их товарищ быстро оказался на ковре, прижимая ладонь к груди. Но к моменту, когда К’ирсан обратил на них своё внимание, на ногах остался один главарь. Он не без успеха отбивался кинжалом от творения Кайфата. В магическом зрении на лезвии горели золотом две руны — это всё объясняло.

Капитан поднял стаканчик для игры в кости и без замаха метнул в шустрого вора. Тот отбил его играючи, но отвлёкся и пропустил атаку колобка.

Всё, вербовку отряда можно было считать законченной.

— Господа, спешу вас проинформировать: вы только что вступили в мою личную дружину. С чем вас и поздравляю, — объявил К’ирсан, присаживаясь обратно на лавку. — Условия найма простые. Вы выполняете мои приказы — взамен получаете достойную оплату. И, кроме того, сохраняете свои никчёмные жизни.

— Как работает твоё заклятие, колдун? — спросил главарь, несмотря ни на что оклемавшийся раньше всех. Да и вопрос он задал самый правильный.

— О, ничего особенного, у него две функции. Теперь я всегда смогу найти любого из вас, а при нужде и отправить на тот свет. Ещё вопросы?

Лежавший под лавкой громила неожиданно очнулся и с криком попытался уколоть Кайфата ножом в пах. Надо сказать, капитан рассчитывал на подобное безрассудство. Хватало одной мысленной команды, чтобы тело разбойника выгнуло дугой от боли. Почти сразу приступ прошёл.

— Пока я не хочу никого из вас убивать. Но, если понадобится, сделаю это без малейшего сожаления. Вы — отбросы общества, и вам придётся доказать мне свою полезность. — К’ирсан легонько пнул разбойника носком сапога. — Убежать вы не можете: заклинание достанет даже в Маллореане. Снять его тоже никто не сможет. Как только печать ощутит направленную на неё магию, она сразу же оборвёт жизнь владельца… Ладно, с вводной частью закончим. У вас время до утра. Думайте, решайте. Кто пойдёт ко мне на службу, а кто — на суд к Зархру и Юрге.

Кайфат встал, отряхнул брюки. Встретившись взглядом с несколько растерявшим гонор белобрысым, спросил:

— Как зовут?

— Храбр.

— Тебе подходит. — Уже в дверях К’ирсан добавил: — Приходи утром в таверну… Идём, Канд.

Лишь на улице, когда за спиной остался целый квартал, Кайфат позволил себе немного расслабиться. Что-то после воскрешения роль жестокого негодяя удавалась ему необычайно легко. Он и раньше-то мягкосердечием не славился, но теперь, кажется, превзошёл самого себя. Он на полном серьёзе был готов раздавить всех этих мерзавцев как тараканов. Без сомнений и жалости. Неужели он так устал от постоянного бегства, что теперь собрался поставить на кон саму жизнь и ни в коем случае больше не отступать? Надо это хорошенько обдумать. С вывертами собственной психики следует разбираться сразу, пока не стало слишком поздно. Не хотелось бы превратиться в кровожадного маньяка, жадного до чужой крови.

Впрочем, пока можно отвлечься.

— Канд, ты всё хорошо разглядел?

— Не всё, но… — Мальчик отвечал с осторожностью. После увиденного он вряд ли перестал бояться К’ирсана.

— Отлично. Тогда начнём первый урок. Сейчас ты мне всё хорошенько опишешь, а потом скажешь, где я обманывал бедных бандитов, а где говорил правду. — Кайфат осторожно сжал плечо паренька. — Магия — это не только умение повелевать сверхъестественным, но и умение разбираться в людях. Чтобы стать настоящим повелителем волшебства, ты много должен будешь понять.

— Но я не хочу… — вдруг пискнул набравшийся смелости Канд.

— Хочешь ты того или нет, но я сделаю из тебя первоклассного чародея, — отмахнулся К’ирсан и обезоруживающе улыбнулся.

Сам он только сейчас окончательно понял, что давно вынашиваемая идея начала претворяться в жизнь. Пусть сделан лишь первый шаг, но кто мешает сделать второй, третий, и сколько там понадобится ещё?!


* * * | Владыка Сардуора | Глава 4