home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Покушение на льера Бримса поставило на уши весь Нолд. Были приняты немыслимые ранее меры безопасности: введён контроль за перемещениями чужеземцев, с помощью артефактов слежения организовано наблюдение за главными улицами Семи Башен и Муара, государственные учреждения и особняки Мастеров накрыли мощнейшие защитные поля, а от нагромождения заклинаний вокруг резиденций Архимага и трёх его Магистров у всех проходящих мимо магов начинало ломить виски.

Нолд усвоил урок и ждал новых сюрпризов.

Встречу Архимага и глав Наказующих решили провести в тайном бункере на окраине Семи Башен. Попасть внутрь можно было лишь через несколько секретных стационарных порталов, а артефактная защита там была такова, что без серьёзной и долгой осады пробиться к его обитателям не мог никто. Ни эльфы, ни драконы, ни сами Истинные.

— Когда подписывал распоряжение о начале строительства этих казематов, даже не думал, что когда-нибудь придётся ими воспользоваться, — сказал Архимаг, разглядывая серый камень стен. Внутри отсутствовал даже намёк на роскошь: всё строго функционально, как и положено резервному командному центру на случай большой (а может, и вовсе последней!) войны.

— Тебе повезло. Я этого момента ждал лет восемьдесят. Ещё при твоём предшественнике начал готовиться. Как только выявил закономерность в гибели самых сильных наших магов и обнаружил эльфийские уши практически в каждом мало-мальски значимом событии в современной истории.

— Угу. И едва уцелел. Бримс пожал плечами:

— У Перворождённых была хорошая практика. В тайных войнах они далеко обогнали весь Торн.

— Да, далеко… И мы, как и все, в рядах отстающих. В Маллореан не удалось проникнуть ещё ни одному нашему агенту, а значит, мы не сможем даже отомстить.

— Ну, допустим, в мире полно миссий Длинноухих, всегда можно найти возможность грохнуть парочку их магов. Только какой в этом смысл?

— Тоже верно. — Льер Виттор провёл по крышке тяжёлого дубового стола, подровнял стопку бумаги и переложил палочку для письма. Архимаг никак не мог скрыть нервозности. — Как думаешь, выльются эти покушения в войну или нет?

Бримс устало вздохнул. Точно такой же вопрос ему задавал Олег. Но что простительно для молодого мага, весьма предосудительно для его гораздо более могущественного коллеги. Да, зарос Виттор жирком, зарос. Лет сто назад никто бы не сказал про одного безбашенного юнца, лезущего в каждую драку, что однажды он испугается самой большой заварушки за последние две тысячи лет. Хотя и его можно понять.

— А по мне, так всё идёт неплохо. Мы долго сетовали на отсутствие серьёзного противника, а он оказался под боком. Но теперь маски сброшены, у нас появился враг, против которого можно будет натаскивать молодых и жадных до ратной славы чародеев. Главное — не скатиться до такой глупости, как… кто-то из иномирян рассказывал, такое необычное слово… точно: геноцид! Главное — не довести до геноцида, а там разберёмся. Сейчас важно не позволить уничтожить наших лучших магов, вычислить сочувствующих Перворождённым и восстановить боевой потенциал.

Архимаг зажёг на пальце крохотный огонёк и принялся катать его по ладони.

— Удивляюсь я, Бримс. После покушения тебя словно подменили: жизнь так и бьёт ключом. Когда хочется схватиться за голову, ты начинаешь излучать неумеренный оптимизм.

— Людей вроде меня смертельная опасность бодрит лучше любых чар. Есть противник — есть цель, а риск… ха, риск — это всего лишь пряная приправа, — рассмеялся Магистр. — Помнишь, как всё начиналось? Как мы собирались поиграть в большую игру с пророчеством, как подбирали исполнителей, как ошибались и узнавали новое?

— Помню, — буркнул Архимаг и погасил огонёк, сжав пальцы в кулак. — А ещё помню, как влезли в такой гадюшник, что до сих пор расхлебать не можем. Всё перемешалось: эльфы, гномы, иномиряне… Теперь у нас другие игры.

— Не совсем. — Льер Бримс положил перед верховным магом листок с текстом. — Мои знатоки языка Древних расстарались и перевели текст из храма под Гамзаром.

— Ну-ка… «Плачьте, рыдайте, грядёт час испытаний, боли и крови, Обжигает свет Красной Звезды, всё и вся разъедает дыхание Врага. Нет от них спасения. Весь Торн станет полем битвы в войне Небесного Огня и Вестника Спящих, никто не останется в стороне. Вновь вернётся в мир Истинная магия, и будет коронован наследник трёх великих Сил…» — вслух прочитал Архимаг. — Кали тебе в жёны, Бримс, ты умеешь испортить настроение. Нашей тёплой компании только разборок врагов вартагов не хватало. Я к таким посланиям из прошлого хоть и отношусь скептически, но и совершеннейшими глупостями не считаю.

— Вот-вот, а тут ещё и старый знакомец выплыл. К’ирсан Кайфат собственной персоной. Заявился в наше посольство в Западном Кайене и предложил не мешать свергать тамошнего королька.

— Хаффов сын! — восхитился Виттор.

— Звучит, конечно, возмутительно, но в его кандидатуре на троне есть свои плюсы. К тому же посол лично стал свидетелем драки К’ирсана со служителями Бездны. На него произвело впечатление…

— Погоди, так, может, именно об этом в пророчестве и говорится? Но тогда какой из него Враг… Непонятно.

— Кто знает. Драка в подворотне на битву эпического масштаба точно не тянет. В Старый Гиварт я написал, чтобы не вмешивались в свару. Пусть Мишико сам разбирается с бунтовщиками, если сможет. — Льер Бримс усмехнулся уголком рта. — Если наш шустрый иномирянин так уж жаждет стать корольком в этой дыре, пусть попробует, а мы понаблюдаем. Заодно и Маллореан подразним. В одиночку-то на Сардуор они не полезут: слишком велик риск перейти дорогу Тёмным собратьям.

— А мне твоя идея не по душе. Я бы скрутил наглеца и привёз сюда. Думаю, он немало интересного нам поведает, — сказал Архимаг недовольно. — Проще надо быть и не городить сложных комбинаций там, где можно действовать в лоб. А то мы так дошутимся: эльфы нами в открытую помыкать начнут.

Бримс нахмурился:

— Проще?! А ты уверен, что нам вообще удастся его взять — живым и относительно целым? Даже Олег ухитрился набрать немалую мощь, а про Кайфата и говорить нечего. Запретная магия плюс богатая практика кого угодно сделают серьёзным противником. Тем же эльфам справиться с ним не удалось. Сейчас от него хоть какую-то пользу можно получить, — мёртвым он никому не нужен. Да и никто не мешает нам в будущем наладить взаимопонимание…

Льер Виттор собрался возразить, но его прервал треск переговорного артефакта. Кто-то срочно вызывал Магистра Наказующих. Тревожно переглянувшись с Архимагом, Бримс активировал встроенный в стол обсидиановый шар. Воздух над ним задрожал, возникло изображение мужчины в лётных доспехах.

— Чего тебе, Клаус? — спросил Магистр.

— Магистр, только что с патрулирования района Головы Змеи вернулся разведчик. Там происходит нечто странное…

— А подробнее?

— Кто-то убивает пиратов, — как-то обескураженно сказал помощник главы Наказующих.

— Давай запись, — вздохнул Бримс и покосился на Архимага. На лице у того также было написано недоумение.

Клаус немедленно пропал. Прошло несколько минут, затем раздался мелодичный звонок, и над шаром выросла четырёхгранная пирамидка сообщения. Бримс нетерпеливо её активировал, и над всей поверхностью стола развернулась качественная иллюзия…

Запись велась с большой высоты. Под гондолой лёгкого пузыря неторопливо проплывали облака, в разрывах которых виднелась далёкая земля. Привычное зрелище для любого, кому хотя бы раз посчастливилось путешествовать по воздуху.

Картинка не менялась минут пять, не меньше. Архимаг уже начал недовольно ворчать, когда Бримс вдруг предупреждающе поднял руку.

— Вот оно!

Прямо по курсу пузыря появилась чёрная туча, окрашенная в бордовые тона вспышками разрывов. Звука не было, но нет никаких сомнений, что пилот прекрасно слышал страшный грохот.

Летучий корабль ускорился и стрелой полетел в сторону необычного явления.

— А ведь неслабо там полыхает… — удивился льер Виттор. — Словно драконы вышли порезвиться.

Но это были не драконы. Пузырь резко пошёл на снижение, стало хорошо видно, что творится на земле.

А там вовсю шёл бой. Восточные окраины города пиратов, однажды неудачно атакованного флотом Нолда, полыхали огнём, а широкие улицы оказались запружены сражающимися людьми…

Из-за мощного восходящего потока тёплого воздуха пилоту пришлось запустить корабельный движитель на полную мощность, и иллюзия пошла характерной рябью. Но через минуту всё вновь пришло в норму.

Наблюдатель поработал с настройками кристалла памяти, приблизил изображение, и стали лучше видны подробности творящегося внизу беспредела. Теперь хватило одного взгляда, чтобы Архимаг и Бримс дружно помянули мархуза.

Чернокожие пираты бились с нежитью.

Мертвяки демонстрировали поразительную боевую эффективность. Сильные, живучие, стойкие к чарам и лишённые страха смерти, они ужасали. Чтобы справиться с одной тварью, требовалось три, а то и все четыре бойца. Да и то не всегда. Было хорошо видно, как один из неупокоенных одним ударом снёс голову хлипкому пирату с саблей, ногой отшвырнул второго, и лишь третий развалил его на две части ударом абордажного топора.

Какой-то шаман принялся бить в бубен и закружился в танце. Во все стороны от него ударило кольцо белого тумана, разрывая в клочья оказавшихся поблизости живых мертвецов. Но порадоваться победе он не успел: из толпы нежити к колдуну рванули сразу две стремительные тени. Когти, шипы, роговая броня по всему телу — это точно не обычные мертвяки.

Архимаг вопросительно посмотрел на Бримса.

— Упыри. В молодости сталкивался с такими в Сууде. Один маг нашёл записи какого-то некроманта и увлёкся экспериментами с Тьмой. Правда, у него они были гораздо менее шустрыми.

Тем временем шаман и его противники остались позади. Кристалл теперь демонстрировал схватку белокожего воина, вооружённого двумя мечами, сразу с десятком мертвяков и одним упырём. Клинками пират владел как бог и рубил тварей в ралайятский григ. Сзади его поддерживал молниями какой-то мальчишка — то ли ученик шамана, то ли просто самоучка — главное, Сила Бездны била из него ключом.

— Да, с культом Спящих срочно надо что-то делать, — сказал льер Бримс, не отрываясь от иллюзии. — Могущества у них хоть отбавляй. Если ещё и знаний поднаберутся — станут проблемой. Хотя о чём это я — они уже стали проблемой!

В какой-то миг начало казаться, что пираты справятся с неизвестно откуда взявшейся напастью. Среди капитанов немало Мечников и Мастеров Меча, не сдаются шаманы, да и простые моряки бьются изо всех сил — куда там мертвякам, пусть даже и необычайно сильным. Но у тёмного воинства имелся предводитель.

Сначала Магистр и Архимаг увидели полосу Тьмы, слизнувшую со стены сразу двух лучников. Какой-то колдун ответил сгустком Силы, бросив её в толпу мертвяков, но магический снаряд на полпути встретил Щит Мрака. Неупокоенные дисциплинированно разошлись в стороны, и на адепта Спящих налетел рой из чёрных искр. Через пару ударов сердца на землю упала высохшая мумия.

— Лич!!! — вскричал Магистр и ткнул пальцем в какое-то существо с голым черепом. — Светлый Оррис, их ведёт лич!!!

В отличие от Архимага, льер Бримс за свою жизнь немало помотался по свету, разыскивая следы Древних. Свой интерес к наследию былых владык Торна, к полузабытым магическим практикам и мифическим существам он тщательно скрывал, благодаря чему и дожил до нынешних времён. Так вот, в своих поисках ему приходилось сталкиваться с самыми разными созданиями, порой окончательно забытыми в современном мире. Но даже он впервые видел самых известных тварей тёмного бестиария собранными вместе.

— Лич? Да ещё такой силы… Откуда он взялся? — удивился Виттор.

— Кто теперь скажет…

Дальше за ходом сражения Бримс следил молча, о чём-то глубоко задумавшись. Лишь когда пузырь свернул к заливу, где его обстреляли из метателей, помянул мархуза: вдоль берега курсировали сразу шесть призрачных кораблей…

Наконец сообщение закончилось, иллюзия погасла.

— Там пролилось столько крови, что мархузов лич сможет создать собственный флот и набрать вдесятеро большую армию, — протянул льер Виттор.

— Вряд ли. Сила решает далеко не всё: важно, сколь многих он сможет контролировать. Умерший некромант всегда могущественнее своих живых собратьев, но в разумных пределах, — отмахнулся Бримс. — Меня больше волнует, сможет ли он создать Костяных Птиц. Тогда с воздуха его голыми руками уже не возьмёшь.

— Так чего ждать? Собрать флотилию — и выжечь там всё дотла.

— Давай не будем спешить. Пусть мертвяк пощиплет обитателей Змеиного — нам же потом меньше мороки. Главное — не дать ему на Сууд высадиться.

— Опять мудришь, — замотал головой льер Виттор. — Поверь мне на слово, добром всё это не закончится.

Но спорить дальше не стал. Бримс знал, что он согласится. Если есть возможность уничтожить врага чужими руками, то упускать её нельзя. Иначе ломаный гильт цена им как политикам.

Несчастен тот народ, лидер которого станет править не по уму, а по совести. Да, мораль, честность, открытость — это некий абсолют, на который должен равняться каждый человек. Недостижимый, но одно стремление к которому возвышает над тварным миром, делает чуточку лучше. Однако то, что верно для конкретной личности, смертельно для общества. Ведь государство есть инструмент защиты своих граждан, их интересов. Настоящий вождь должен пойти на всё, но дать своим чуточку больше, чем чужим. Хорошо, если это не противоречит законам чести и нравственности, но, увы, так бывает не всегда.

Впрочем, льер Бримс и льер Виттор с вопросами морали разобрались давным-давно.


Глава 20 | Владыка Сардуора | Глава 21