home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Старая мудрость гласит, что некоторые победы бывают горше иных поражений. Раньше её глубинный смысл как-то ускользал от Кирсана, но разгром гвардейцев под Рогно быстро всё расставил по своим местам. То, что поначалу воспринималось как огромное достижение, совсем скоро стало досадным промахом.

Спрашивается, ну чего ему стоило послушаться Храбра и увести отряд на восток?! Нет, поспешил, поддался эмоциям, захотел утереть Мишико нос. И что теперь? Весть о Защитнике, малыми силами разгромившем королевских головорезов, прокатилась по Западному Кайену и… всколыхнула страну. Семена смуты упали на благодатную почву. Власть Свили Первого оказалась на деле ещё менее устойчивой, чем казалось со стороны. Бездарный правитель, он и советников подобрал себе под стать, ухитрившись довести собственный народ до крайней нищеты. Зато интересы Нолда король, пожалуй, защищал лучше самой островной республики.

Но его подданные, наученные горьким опытом прошлых восстаний, продолжали терпеливо ждать. И вот теперь, когда на горизонте появилась новая фигура, способная дать по зубам Свили Первому, недовольные снова подняли голову. Само собой, свою роль сыграли и многочисленные выступления менестрелей, подготовленные К’ирсаном, и старательная работа над образом борца с угнетателями, но… слишком рано всё началось. Кайфат был совершенно не готов к большой буче. Мало бойцов, нет подготовленных магов, ещё непаханое поле работы над новыми заклятиями, а уже вот-вот навалится на плечи роль главного врага королевской власти.

М-да, ну почему все крепки задним умом?! Что стоило при составлении планов копнуть чуточку поглубже, лучше оценить реакцию властей, прикинуть сроки — может, и не пришлось бы тогда ломать голову, как выкручиваться из сложившейся ситуации.

Но одно было ясно: прежде чем совершать какие-либо телодвижения, следовало хорошенько разведать обстановку и прозондировать почву со стороны сил, забыть о которых не смог ни один заговорщик на просторах от Сардуора до Сууда. Потому-то через седмицу после победы под Рогно К’ирсан послал в столицу письмо с просьбой о встрече, а через день отправился и сам.

Против поездки возражал Храбр. Тактично напомнив, как именно развлекался колдун последнее время, он поинтересовался шансами быть схваченным властями. На его взгляд, легенда с исследователем Стеклянной пустыни с некоторых пор не выглядела надёжной. Но К’ирсан был непреклонен. Визит в Старый Гиварт откладывался и так слишком долго.

Однако кое-какой результат разговор этот всё же принёс. Ручной зверёк главаря мятежников являлсячересчур яркой приметой, потому в город Кайфат отправился один. Руал остался с гоблином и Кандом. Однако, чтобы добиться такой простой вещи, пришлось выдержать битву едва ли не более тяжёлую, чем сражение с гвардией Свили Первого. После долгих уговоров Прыгун всё же пообещал хозяина не искать и изобразил нешуточную обиду. Мелкий поганец!

…До столицы К’ирсан добирался несколько дней. Иногда пешком, иногда присоединялся к небольшим крестьянским обозам. Неброско одетый, с простой котомкой за спиной, он мало отличался от сотен крестьян, ремесленников и просто путешественников, бредущих по дорогам Западного Кайена. С разговорами ни к кому не лез, но глаза и уши держал открытыми. Потому по пути удалось узнать немало интересного. Пусть сплетни редко бывают источником достоверных сведений, однако позволяют оценить настроения в народе. Иногда полезно узнать всё самому, а не через помощников.

Так, спокойно, не торопясь, К’ирсан добрался до Старого Гиварта, но вместе со всеми входить в город не стал. Дороги оказались перекрыты армейскими кордонами, в предместьях курсировали многочисленные патрули — шерстили всех приезжих. Встречаться с озверевшей от каждодневных проверок стражей радости было мало, а потому Кайфат остановился в небольшом трактире в паре вёрст от столицы и оттуда через переговорный амулет вызвал Щепку, не забыв порадоваться собственной дальновидности, заставившей отослать вору лучшее своё творение. Если обычные артефакты обеспечивали устойчивую связь в пределах пары вёрст, то радиус действия этого составлял немногим меньше мили.

Глава гивартовской разведки К’ирсана приехал через полтора часа. Предыдущий урок он усвоил хорошо и попыток взбрыкнуть больше не предпринимал. Работал на совесть. Кайфат же поставляемыми сведениями был доволен, а потому не забывал регулярно снабжать несостоявшегося предателя деньгами. Можно сказать, теперь их сотрудничество строилось на взаимовыгодной основе, а смертельная печать стала чем-то вроде договора.

Однако нынешний визит высокого начальства явно стал для Щепки неприятным сюрпризом. Похоже, вор решил, что к нему нагрянули с проверкой и теперь потребуют отчёт по каждому потраченному медяку. Наверное, поэтому за стол к Кайфату он садился бледный как мел, с выступившими на лбу бисеринами пота, а разговор начал с оправданий.

— Твоё колдунство, ну никак раньше приехать не мог. Надо было успеть с парочкой нужных людей встретиться, деньжат им подкинуть. Мы же ночей не спим, твои приказы выполняем. Я вон уже и этот… отчёт подготовил. На днях отсылать собирался.

Щепка достал из-за пазухи несколько исписанных листов бумаги и протянул К’ирсану. Рука заметно подрагивала. Кайфат кивнул и не глядя сунул их к себе в котомку.

— Хорошо, потом посмотрю. Ты лучше скажи, что там с въездом в город: этот вопрос решить можно?

— М-можно, отчего нельзя? — Щепка изо всех сил старался не смотреть в глаза Кайфата. Он прекрасно понимал, что с ним случится, если его вдруг хотя бы заподозрят в новом предательстве. Ещё одного шанса он точно не получит. — Я и снасть эту бабскую привёз. Как обещал. С городом только неувязочка имеется, твоё колдунство, человек мой лишь вечером дежурит. Подождать придётся.

— Ну, это я переживу, — хмыкнул К’ирсан, пододвигая к себе протянутую Щепкой коробку с «бабской снастью».

Белила, румяна и прочие вещи, нормальному мужику ненужные, а порой даже неизвестные. Открыл и пробежал взглядом по рядам разноцветных баночек, выискивая необходимые.

Неизлечимые шрамы продолжали уродовать его лицо и тело, требовалось хоть как-то их скрыть. И раз привычная маска вызывает подозрения, а морок, наоборот, привлечёт внимание магов, то придётся воспользоваться едва ли не самым древним инструментом обмана. Так что до вечера у К’ирсана будет чем себя занять…

Он оказался прав. Пришлось здорово помучиться, прежде чем Щепка, призванный в качестве эксперта, не перестал скептически хмыкать и закатывать глаза. Отсутствие зеркала не позволяло оценить результат, но Кайфат рассчитывал на приближающиеся сумерки. Тени скроют любые недостатки.

Щепка думал схожим образом, однако беспокоился до последнего момента, пока не вышли к месту встречи с патрульным. Лишь тогда вор смог обуздать эмоции. Что до К’ирсана, то он ещё с Земли терпеть не мог взяточников во всех их проявлениях и, даже когда знакомство с нечистым на руку служителем закона играло ему на пользу, испытывал сильнейшее раздражение. Если подумать, то удивительный выверт сознания получался: разбойник и мятежник ненавидит бесчестных мздоимцев. Смешно!

Сам любитель лёгких денег душевными терзаниями точно не страдал. Сграбастал из рук Щепки кошель с монетами, с удовольствием взвесил в руке, широко ухмыльнулся и протянул взамен бирку-пропуск. На вопрос о безопасном маршруте даже отвечать не стал, лишь махнул в сторону квартала ремесленников. Мол, топайте туда, господа хорошие, да поживее. На том о нём можно было и забыть, если бы не острый, колючий взгляд, которым страж мазнул по лицу Кайфата. Слишком цепкий для рядового взяточника, он словно знал, что искать и куда смотреть. Немедленно заныло чувство опасности… Однако обошлось, отчего К’ирсану пришло в голову, что, похоже, он становится параноиком. Ну и пошло оно всё к мархузу!

Через три квартала Кайфат распрощался с Щепкой и дальше пошёл один. Свою задачу вор выполнил, как дальше сложится — непонятно, а лишний раз мозолить глаза городским охранителям не стоило. К’ирсан, если что, просто уйдёт обратно в леса, а Щепке здесь жить и работать.

У дома Тёрна К’ирсан появился, когда окончательно стемнело. Особняк лжеаристократа располагался недалеко от королевского дворца, и количество патрулей превышало все мыслимые пределы. Чтобы остаться незамеченным, пришлось попотеть, но в конце конце концов он достиг своей цели. После условного стука важный и торжественный Гарук открыл ему дверь и впустил внутрь.

— Рад тебя видеть, командир! — В прихожей, где оказался К’ирсан, уже стоял Тёрн и довольно улыбался.

Заранее предупреждённый о визите, он ждал друга в гости с самого утра.

— Взаимно, Тёрн, взаимно. — Неожиданно для себя старые приятели крепко обнялись, а затем одновременно смутились.

— Да, давненько не встречались. Веришь — нет, но я даже по этому зелёному недоразумению соскучился! По хвостатому тоже…

— Ничего, придёт время — наверстаем, — фыркнул Кайфат.

В комнату заглянул расторопный слуга и пригласил в гостиную, где уже ждал накрытый стол. Тёрн с видом радушного хозяина сделал приглашающий жест.

— Ты тут, я смотрю, совсем облагородился. Скоро о прошлом как о дурном сне вспоминать будешь, — не удержался К’ирсан.

— А что делать? Приходится соответствовать. С этими аристократишками иначе никак… У-у-у, мархузово семя! Всех в Бездну бы засунул на веки вечные, всех! Достали!

К’ирсан только сейчас вспомнил о Гаруке и быстро глянул на бывшего наёмника. Тот тихо стоял в уголке, в разговор не вступал и буквально пожирал его взглядом. Аж мороз по коже.

— Я же тебе говорил, — одними губами сказал Согнар.

Кайфат медленно кивнул. Симптомы были показательные, сильно смахивающие на те, что наблюдались у Руорка. Тихой сапой у них под боком появилось сразу двое фанатиков.

Перебрасываясь ничего не значащими фразами, друзья прошли в гостиную и расселись за столом. Гарук что-то рявкнул сунувшемуся было следом лакею, закрыл за ним двери, а сам сел у порога, всеми силами демонстрируя, что ни один заговорщик не пройдёт мимо его бдительного взора.

Тем временем разговор перешёл в более серьёзное русло.

— Как вижу, у тебя всё получилось, — сказал Тёрн с удовлетворением.

К’ирсан кивнул.

— Да. Хорошенько начистили гвардейцам холку, надолго запомнят. Заодно новую тактику отработал, наставники уже внесли коррективы в программу тренировок. Такими темпами совсем скоро у меня будут одни из лучших солдат в Сардуоре.

— Лучшие… Да, звучит. И ведь уже подумываешь, чтобы замахнуться на большее, да? — сказал Согнар.

— Само собой. А у тебя есть возражения?

— Не то чтобы возражения… Скорей, вопросы.

— Так давай их сюда, не томи. Тёрн усмехнулся краешком рта:

— Ха, не томи… Тут ведь какое дело — разворошил ты осиное гнездо, К’ирсан. Не просто гвардию разогнал: опору из-под трона вышиб.

— Ну, не надо громких слов, один проигрыш ничего не значит. Другое дело, что народ во мне оппонента королю увидел. Это — да, настоящая беда. Больно рано всё началось.

Согнар иронично посмотрел на приятеля:

— Кое-что ты забыл. Власть Свили Первого не абсолютна. Он балансирует между дворянами, стравливая и миря их друг с другом. Гвардия должна была стать основой новой армии, её сердцем. Лучшие бойцы, лучшие доспехи и оружие. Сила достаточная, чтобы вправить мозги любому барону, подумавшему поиграть в свержение власти. Красота! Но что же получаем в действительности?

— Отряд элитных солдат разбила шайка бандитов, — фыркнул К’ирсан.

— Именно! Лесные разбойники вытерли ноги о хвалёную гвардию. А раз это получилось у каких-то крестьян, то что уж думать про настоящих бойцов. Тут сам Светлый Оррис велел заявиться в Старый Гиварт во главе маленькой армии и забрать себе практически бесхозную корону и трон. Сложно не запаниковать. Говорят, когда Свили Первый узнал о проигрыше, то так разволновался, что едва не съел носовой платок, которым вытирал лицо.

К’ирсан не удержался и расхохотался в голос:

— Знаешь, я, пожалуй, вышлю ему от своего лица ещё несколько штук. Вдруг Мишико во вкус вошёл — лишними они тогда точно не будут.

— Смех смехом, командир, а проблемы у нас только начинаются. Кстати, что там за история с Рогно, правда, будто мэр тебе вручил ключи от города? — спросил Согнар.

— О, это вообще комедия какая-то. Чтобы гвардейцев расшевелить, я с бойцами в город вошёл и на их командиров напал. Они как раз в доме мэра расположились. Сработали аккуратно, хозяйского крыла не задели. Одновременно с этим Храбр ударил по казармам. Как солдаты очухались, мы в лес отступили. Там-то нас разъярённые вояки и догнали, на свою беду. В общем, думаю, догадываешься, у них не было ни шанса. Если хочешь, я тебе потом схему боя набросаю… Так вот, часа через полтора после того, как всё закончилось, наблюдатели мне сообщают, что к лесу какая-то делегация подошла. Все расфуфыренные, в золоте и при прочих цацках. Я аж растерялся. Но вышел, поговорил. Оказалось, мэр, переживший разорение собственного дома, как только увидел, с какой скоростью доблестная гвардия драпает из города, решил задобрить победителя. Но, видно, что-то в мозгах у него переклинило — и притащил мне ключи от города, точно генералу вражеской армии. Знаешь, будь у меня в отряде на тот момент хотя бы сотни полторы мечей, обязательно в город бы вошёл и парад устроил. А так… велел положить трофей на полку в лагере.

— М-да, действительно комедия. Только Мишико теперь не успокоится, пока тебя не раздавит… или не умрёт. Ещё бы, такая пощёчина. Сегодня с утра уже пошли разговоры, что он дворян собирает. Захват целого города — дело слишком серьёзное, да и с казнями баронов ты переборщил. Это тебе не купцов на дорогах щипать. — Тёрн потёр подбородок. — А если вспомнить про то, какая о тебе молва в народе идёт, то — всё, готов первейший враг короны. И бунтаря будут давить что есть мочи, пока он не набрал слишком много силы.

— Значит, большое войско станут собирать. Сколько у меня времени? — сказал К’ирсан задумчиво.

— Седмицы четыре, не больше, — пожал плечами Тёрн, — Только что это меняет? Сколько у тебя бойцов — сотня? А против тебя выставят тысячи две. У страха, знаешь ли, глаза велики.

— Это вчера была сотня. Сколько будет завтра — не знаю. Перед самым отъездом ко мне сразу две ватаги присоединились, с востока беглые крестьяне идут. Дай время, я соберу армию не слабей королевской.

— Угу, только кто его даст-то, — буркнул Тёрн. — Я, в общем-то, не хочу обнадёживать, но у меня тоже кое-какие подвижки имеются. Как ты знаешь, из тех дворян, что ко мне захаживают, кое-кто сильно недоволен властью, и, надо сказать, твой захват Рогно им сильно понравился. Они любят удачливых военачальников.

Новость К’ирсана заинтересовала:

— И что, могут солдат подкинуть?!

— Речь об этом пока не идёт, но… кое-какие намёки есть, — скромно сказал Согнар. — Кстати, я тут немного посвоевольничал. Родовитые недоноски поначалу и слышать не хотели о тебе как о претенденте на трон, пришлось кое-что приукрасить. Теперь ты — потомок предыдущей династии. Вроде как сын Опура Третьего, не погибшего во младенчестве от рук отца Мишико, а спасённого верными людьми. И знаешь, новость пришлась по душе многим… Чего смеёшься?!

Узнав о своём благородном происхождении, Кайфат не смог сдержаться и громко захохотал. Планируя захват власти в Западном Кайене, он опирался на знание земной истории — восстаний Болотникова, Разина и Пугачёва. Пусть неудавшихся, но всерьёз напугавших власти. На чужих ошибках не грех поучиться. Однако историю с Пугачёвым, когда того называли Петром Третьим, он как-то подзабыл. А зря! Немногие захотят идти против законной власти, однако поддержать свергнутого наследника — дело другое. Здесь уже речь идёт о восстановлении справедливости.

— Нет, всё нормально. Просто сам знаешь, в последнее время кем меня только не называли. Так и потеряться можно под лавиной титулов.

— Ничего, справишься, — хмыкнул Тёрн.

— Уж постараюсь.

Беседу прервал заглянувший в гостиную слуга, который сообщил о приезде мага Мокса Лансера. К’ирсан не стал скрывать своего удивления. Он не ожидал, что старый приятель столь близко сойдётся с их союзником.

— В это время я обычно тренируюсь. Без мага курение гарлуна даёт непредсказуемые эффекты, вот я и обратился к господину Лансеру, — объяснил Тёрн. — Твоего визита он точно не ждёт.

Так и оказалось. Мокс, быстрым шагом вошедший в гостиную, оказался застигнут врасплох видом мирно сидящего на диванчике К’ирсана Кайфата. По законам жанра грозному мятежнику полагалось сидеть в промозглом сыром лесу, на худой конец в укреплённом лагере, но никак не отдыхать в столице в компании старого друга.

— Откуда такое удивление? Ты же просил о скорой встрече — вот я и приехал, — рассмеялся К’ирсан.

— Просил, да… Светлый Оррис, с кем я связался?! Авантюристы! Ни капли осторожности. Весь город наводнён патрулями, а главный злодей короны пьёт вино неподалёку от дворца.

Для успокоения нервов чародей сграбастал со стола бутылку и набулькал себе полный бокал. На мгновение в комнате повисла тишина, которую нарушил Кайфат:

— Господа, все вы люди опытные, прописных истин никому объяснять не нужно. Сами знаете, ситуация сложилась непростая, а мне сегодня предстоит ещё одна встреча, поэтому не хочу тратить время на пустые разговоры. Сразу перейду к делу. Мокс, в письме Тёрн сказал, что к тебе в башню заглядывал кто-то могущественный, интересовался мной? Лансер скривился:

— Могущественный… неудачное слово для такой персоны. Ко мне в дом заявился представитель силы, на пути которой лучше не становиться. Пришёл, поздоровался и показал слепок твоей ауры. Мол, так и так, нашли в округе следы знакомой волшбы — и теперь хотят узнать, не этот ли умелец наворотил здесь дел. Дескать, они сильно заинтересованы в сотрудничестве.

— А ты?

— А я дал понять, что не понимаю, о ком речь. Но изо всех сил постараюсь узнать.

— Понятно.

— Да о ком речь-то идёт?! — взорвался Тёрн. — Понятно им… А мне вот ни мархуза не понятно!

— О, разумеется. Тихим спокойным вечером ко мне в башню заглянул Тёмный эльф! — с деланым безразличием сказал Мокс.

— Эльф?! — вытаращился Тёрн. Но ещё больше удивился К’ирсан:

— Тёмный эльф?! Не Нолд?!

— Нолдские ищейки ничего не нашли, а вот обитатели Горха сразу начали задавать правильные вопросы.

— Только этого ещё не хватало. Я был абсолютно уверен, что это Нолд… — К’ирсан потёр виски. — Чего им-то надо?! Остаётся порадоваться, что хотя бы их светлые собратья сюда не заявились. Мархуз, как невовремя!

— Угу, — согласился Согнар.

К новым разборкам с Перворождёнными они точно были не готовы.

— Да что вы скисли? Нехорошо, конечно, привлекать к себе внимание затворников с Горха, но и прямой опасности я не вижу. Во всяком случае, вёл гость себя очень вежливо и корректно. Ни тебе угроз, ни щедрых обещаний. Желаем встретиться — и всё!

— То-то и оно… — протянул Тёрн.

— Ладно, разберёмся. Как с ним связаться, он сказал?

— Да, дал адрес одного купца. Тот часто служит посредником в разных делах с инородцами. Тлантос и орки через него обычно торгуют.

— Ясно. Что ж, может, и договоримся о встрече. Настроение К’ирсана резко испортилось. Проблем и так выше Гуур’о’деми, а тут ещё новые появились. Или старые? А, мархуз его знает!

— Думаю, Тёмных оставим на потом. Время позднее, а у меня ещё один разговор впереди… Кстати, Мокс, ты меня не подбросишь до посольства Нолда?

В комнате вновь воцарилась мёртвая тишина. Название островной Республики прозвучало точно троллье ругательство в светском салоне. И если Тёрн, знакомый с предыдущей попыткой общения К’ирсана с государством Истинных, оставался относительно спокоен, то Лансер побелел как полотно.

— 3-зачем тебе Нолд, Кайфат?!

— Бездна! Кто вас учил перевороты устраивать?! Вы что же думаете, столь могущественная страна, весьма заинтересованная в защите собственных интересов в Кайене, вдруг ни с того ни с сего позволит нам резвиться без ограничений? Да вы, братцы, оптимисты! — фыркнул К’ирсан, но затем резко посерьёзнел и остро глянул на Мокса: — Тебе что-то не нравится?

Лансер замялся:

— Ну-у, мне казалось, ты идёшь под лозунгом защиты интересов народа Сардуора. Борьба с угнетателями и всё такое…

— Разумеется. Но это не значит, что я не собираюсь сотрудничать с Нолдом. На первых порах, если они просто не будут мешать, это уже будет победой.

— На первых порах? — ухватился за фразу Лансер. — А потом?

— Видно будет. Что-то мне подсказывает, что если всё пройдёт удачно, то на самотёк дела Истинные не пустят, и у нас состоится новый разговор. Тогда-то всё и начнётся, — сообщил Кайфат. — Так что, подбросишь?

— Придётся, — пожал плечами Лансер.

Идея с каретой пришла К’ирсану в голову неожиданно. Изначально он хотел добираться до посольства пешком, но перспектива встречи с каким-нибудь патрулём показалась ему ненужным риском. Лучше так — и быстрее, и безопаснее. Главное, подъехать не к самым воротам, а остановиться где-нибудь на соседней улице. Нехорошо, если Лансера уличат в связях с бунтовщиками.

Вообще говоря, реакция мага Кайфата удивила. Разговор выглядел так, словно он всерьёз отвёл ему нишу не просто противника действующей власти, но и всего Объединённого Протектората. Недовольство политикой «цивилизованных» государств Кайфат, конечно, учитывал в своих планах, но на первое место не ставил. Видно, зря! С Нолдом воевать он точно не собирался: не дурак.

В экипаже Лансер предпочёл молчать, поглядывая на союзника из-под полуприкрытых век. Как будто в первый раз увидел. Детское желание поиграть с ним в гляделки и посмотреть, кто кого, К’ирсан посчитал совершеннейшей глупостью. Но и продолжать высокомерно молчать было бы ошибкой. Ему нужен этот маг, а потому стоит проявить немного больше открытости. Актёр из него ещё тот, но вдруг получится?

— Знаешь, встреча эта меня немного беспокоит. Вернее, сама её возможность. Как бы представитель Истинных не посчитал верхом наглости, что какой-то заговорщик просто заявился к нему домой. Пусть и отправив загодя письмом просьбу о срочной встрече.

— Думаешь? — Лансер подпустил в голос яду. — А мне почему-то видится, как тебя ловят и передают страже. Это же Нолд! Они не идут на поводу у других и делают лишь так, как хочется им.

— Ну, я рассчитываю на старые связи. Однажды мне уже приходилось иметь непродолжительную беседу с одним Наказующим. Мне предложили сотрудничество, сейчас вернулся к тому разговору, пусть и немного в ином формате.

Лансер собрался продолжить тему, но тут открылось небольшое окошко, и внутрь заглянул кучер.

— Господин, за нами какая-то карета от самого дома следует. Как привязанная.

Слежка?! Но кто?.. Новость оказалась не из приятных. Врагов-то у К’ирсана хватало, и встречаться с кем бы то ни было ему совершенно не хотелось. Однако и ждать, пока неизвестный проявит себя, он был не в настроении. Попросив Мокса не вмешиваться, Кайфат остановил карету и вышел наружу.

Район был весьма приличный, на улице пахло цветами и вечерней свежестью, а вовсе не помоями, как на городской окраине. С удовольствием вздохнув полной грудью, К’ирсан подождал, пока экипаж Лансера свернёт за поворот, и развернулся к преследователю. Его улыбка обещала тому немалые неприятности.

Вопреки всему, драпать шпики не стали. Двери кареты открылись, выпустив сразу троих человек, и те нетерпеливой танцующей походкой направились к Кайфату. Если глаза его не обманывали, в центре тройки бойцов шагал знакомый патрульный-взяточник.

Мархузово семя, взгляд мерзавца сразу не понравился К’ирсану! Теперь бы ещё понять, на кого тот работает…

Тем временем троица незнакомцев продолжала идти ему навстречу. Их экипаж развернулся и уехал, а значит, живьём брать Кайфата никто не собирался. Неужели убийцы? Но кто заказчик?! И почему так бездарно действуют?! К’ирсан прекрасно знал, как сложно подготовить устранение недруга, и столь безалаберный подход к нападению на собственную персону сильно его задел.

Дилетанты проклятые!

— Эй, чего вам надо? — крикнул он первым, переходя на колдовское зрение.

Как оказалось, не зря. При звуках его голоса ауры всех троих пошли волнами и вспыхнули белым пламенем. Начало казаться, будто в огне горит человеческий скелет. Зрелище оказалось настолько знакомое, что вопрос, кто заказчик, отпал сам собой. Жуткую мощь возродившегося Рошага он узнает в любой момент. Разговоры стали бессмысленными, и с руки К’ирсана сорвался пробный пульсар. Откуда здесь взялись приспешники ожившего дракона, можно обдумать и позднее.

Преследователи и не подумали уворачиваться: шар огня врезался одному из них точно в живот. На этом его жизнь должна была закончиться, но… заклинание просто рассыпалось ворохом искр.

Мархуз! К’ирсан бросил тело вперёд и вправо, пропуская нечто жужжащее и смертельно опасное, брошенное в него одним из противников. Угол дома, в который попал непонятный снаряд, шумно обвалился. Ничуть не обескураженные неудачей, все трое остановились, и «патрульный» указал на Кайфата рукой, замысловато крутанув кистью. Сотканная из белесого тумана лента прошлась на уровне пояса, заставив упасть на землю. Энергии, закачанной в заклинание, хватило бы на пару мощных пульсаров или волшбы посущественней. В воздухе разлился аромат чего-то мерзкого и донельзя ужасного.

Провались оно всё в Бездну, что происходит?! Откуда такая силища в руках простого стражника?! Ну, да ему же хуже.

Не поднимаясь с земли, Кайфат сложил пальцы в сложную фигуру и щедро зачерпнул силы в Источнике. Над ним тут же завертелась чародейская воронка, собирая отовсюду энергию. Старый фокус с вытягиванием Силы из противника, который он давным-давно провернул на реке Костяной, получил своё развитие. Увы, эффективность заклинания слабая, магии в него вкладывалось гораздо больше, чем удавалось собрать, но для противостояния сырой волшбе оно подходило идеально.

Противник подтвердил свою низкую квалификацию, повторив предыдущий удар. Полоса тумана рассекла попавшийся на пути фонарный столб и перечеркнула колдовскую конструкцию К’ирсана. Свирепо оскалившись, он ощутил, как рассыпаются связи в чарах «патрульного» и освободившаяся энергия засасывается вихрем.

Новое движение пальцев, и плетение поплыло, трансформируясь в плотный кокон. Запертая внутри Сила ощущалась как скопление вонючего гноя, который следовало срочно удалить. К’ирсан так и сделал: сформировал небольшой канал к троице врагов и выпустил пленённую энергию.

Сумерки рассекло копьё белого света, слабо окрашенное зелёным. Попавший под удар «патрульный» даже вскрикнуть не успел, как его поглотила яркая вспышка. Обуздать пусть родственную, но вышедшую из-под контроля стихию очень непросто, а в данном случае и невозможно.

Но оставались ещё двое его спутников. Закричав что-то яростное, один из них рванул к Кайфату. В руках у него возник кривой нож, а аура вокруг тела уплотнилась, став видимой даже обычным зрением.

После удара плетью Нергала он шаг не сбавил. Любимое оружие дало осечку, но в арсенале К’ирсана имелось немало сюрпризов. На пути приспешника Рошага возникло зеленоватое облако, состоящее из заготовленных кусочков чар. Попади в него лишённый защиты человек, и страшные ожоги — самое малое, что он получил бы. Но противнику это не грозило, и К’ирсан произнёс слово-ключ.

Туча забурлила, фрагменты заклинаний начали соединяться в строго определённом порядке. Через мгновение жгучий туман сменился роем игл из зелёного льда, более крепкого, чем сталь, и более опасного, чем смертельный яд.

Град магических снарядов забарабанил по защите врага, лишая обзора и мешая идти. Колдовской доспех пока держался, но долго так продолжаться не могло. Впрочем, К’ирсан не собирался ждать. В левой руке сформировалась «сосулька», и он с двух шагов влепил её в грудь несостоявшегося убийцы. Этого его броня уже не выдержала. Взрыв — и изуродованные останки отбросило далеко назад.

Остался последний, но с ним творилось нечто непонятное. Вместо того чтобы напасть на К’ирсана, подготовить какое-нибудь смертоубийственное заклятие или, в конце концов, бежать, приспешник Рошага упал на мостовую и начал биться в падучей.

Тьма!

Кайфат по-быстрому осмотрелся. На дороге и стенах домов — следы заклинаний, поваленный столб, два изломанных тела и кровь, кровь, кровь. Как на скотобойне. А уж про взбаламученный Запретной волшбой эфир и вспоминать не стоит. Замести следы точно не удастся.

Вытянув из ножен меч, Кайфат шагнул к припадочному убийце. Но тут из-за поворота вылетела карета Лансера.

— К’ирсан! Давай внутрь — и ходу, ходу! — заорал маг в открывшуюся дверь. — Сюда уже посольская охрана бежит вместе с послом. Он откуда-то возвращался, а тут такое…

— Успокойся, всё в порядке. — Кайфат обвёл рукой поле боя. — Это послужит прекрасной иллюстрацией моих возможностей. А вот ты уходи. Завтра поговорим.

Помянув Бездну, Мокс захлопнул дверцу, и карета умчалась прочь. Не успел стихнуть стук копыт, как на улицу выбежали шесть солдат в форме Охранителей Нолда. Впереди мчался какой-то толстяк в парадной мантии. Судя по ауре, явно «крохобор». Да и кто в такую дыру отправит Истинного?

— Стой, стой! — заорали сразу несколько голосов. К’ирсан с сожалением оглянулся на затихшего уже убийцу и спрятал меч. Не успел!

— Господа, успокойтесь. На меня только что было совершено нападение с помощью Запретной магии, но преступникам не повезло.

К’ирсана быстро взяли в кольцо из обнажённых мечей. Он поправил маску на лице и кончиком пальца отодвинул мешающий клинок.

— Насколько понимаю, я вижу почтенного посла благословенного Нолда в Западном Кайене? Сегодня у меня назначена с вами встреча.

Запыхавшийся толстяк одёрнул мантию, вытер раскрасневшееся лицо:

— Встреча? Что-то не припомню.

— Ну как же! Вы же получили письмо от господина К’ирсана Кайфата? — Открыв лицо, К’ирсан с удовольствием понаблюдал, как вздрогнул один из солдат.

— Мало ли кто нам пишет, если со всеми встречаться… Кругом полно всяких проходимцев, — буркнул посол. — Зато как представителя Республики меня очень интересует…

— А вот Магистр Бримс в своё время очень мною интересовался.

Теперь вздрогнули все. Кайфат слабо представлял особенности внутренней политики государства Истинных магов, но имени грозного главы Наказующих никто не мог оставить без внимания. Лужи крови придавали беседе особенный колорит, направляя мысли в правильное русло.

— Магистр?

— Да, Магистр. Но давайте обсудим это несколько позже. Пока предлагаю разобраться с нападавшими. Скоро здесь будет полно людей с оружием, мне не хотелось бы с ними встречаться. По понятным причинам.

Только сейчас К’ирсан понял, что почему-то до сих пор нет стражи. Райочн словно вымер. И это когда продолжаются поиски бунтовщиков! Или «патрульный» с подельниками заранее позаботились о сокрытии своих делишек?

— Здесь мы решаем, как поступать! — обрубил посол, чем сильно разочаровал Кайфата.

Если нолдец окажется из породы упрямых болванов, то придётся прорываться с боем, что грозит серьёзными неприятностями в ближайшем будущем. Ай, как нехорошо!

Один из бойцов склонился над мёртвым телом и громко выругался:

— Господин посол, посмотрите. Это ковен!

Магия К’ирсана разорвала одежду на убитом, оголив плечо и часть туловища. В свете фонаря стала хорошо видна фигурка человечка на костре, выжженная на коже чуть ниже подмышки.

Во взгляде толстяка, которым тот посмотрел на Кайфата, мелькнул интерес. Личность человека, пусть бунтовщика, который противостоит чёрным ковенам, нельзя оставить без внимания. Особенно в свете объявленной на официальном уровне войны со всеми проявлениями Тьмы. После катастрофы в Гамзаре всюду проходили чистки, и тот, кто раскроет сеть культистов, может рассчитывать на высокую награду.

К’ирсан тонко улыбнулся, видя как заблестели глазки посла. Ну же, давай, заглатывай наживку! Или у тебя совсем честолюбия нет?!

И тут в разговор вмешалась третья сила. Последователи Рошага оказались слишком рано списаны со счётов. Тело единственного не пострадавшего от магии К’ирсана убийцы вдруг выгнулось дугой. Захрустели кости, на мостовую побежали ручейки густой, как смола, крови. Через несколько ударов сердца раздался противный треск, и все три мертвеца вспыхнули тёмным пламенем, вмиг пожравшим искалеченные тела. Клубы вонючего дыма собрались над дорогой в густое облако, принявшее форму черепа дракона. Из его глазниц потоком изливалась сила Бездны.

Через пару ударов сердца, беззвучно клацнув пастью, голова Рошага вся поплыла и быстро трансформировалась в странную полупрозрачную фигуру. Она напоминала женщину в белом развевающемся платье, с копной длинных седых волос и страшной костяной маской вместо лица.

— Дух Бездны!!! — вдруг заорал посол и, цапнув амулет на шее, принялся шептать заклинания.

Солдаты немедленно забыли о К’ирсане и отступили за спину начальства. В некоторых случаях совсем не зазорно оставить поле битвы магам. Сражаться с порождениями мрака — их прямая обязанность.

Кто такой «дух Бездны», Кайфат не знал. Он вообще многого не знал, однако бежать от какого-то призрака не собирался. С недавних пор Рошаг набрал изрядную мощь. Если К’ирсан будет постоянно удирать от прихвостней ожившего дракона, то встречи с ним самим просто не переживёт. К тому же он примерно представлял, как драться с такими бестелесными существами.

Тем временем злобный дух волчком завертелся на месте, после чего раскрыл пасть и издал истошный вопль, подкрепив его извращённой магией. Звуковая волна буквально смела попавшегося ей на пути посла вместе с охраной. Вспыхнувшая вокруг толстяка защита поглотила большую часть удара, но его всё равно отбросило сажени на три назад, прокатив по мостовой.

Пока призрак бил нолдцев, К’ирсан потянулся сознанием в Астрал и зачерпнул там Силы. Магия его Источника плохо противостояла бестелесным тварям, зато вместе с энергией эфира открывала широкий простор для действий. Руки прямо в воздухе выписали вязь из символов Истинного алфавита, нанизав их на тёмно-зелёный жгут плети Нергала. Напоследок окинув своё творение быстрым взглядом, К’ирсан сноровисто захлестнул им беснующегося духа.

Как тот завизжал! Даром что бестелесный — рванул с силой быка. Раз, другой, третий, но цепи для усмирения гостей из иных реальностей порвать не смог. Вновь открыл было рот для вопля, но короткое заклятие заставило его заткнуться.

Хищно оскалившись, Кайфат принялся подтягивать к себе разъярённого духа. Но тварь продемонстрировала некоторые зачатки разума. Немного поупиравшись, она вдруг рванула навстречу, вытянув перед собой руки. Разделявшее их расстояние преодолела в один миг и уже собралась вонзить загнутые когти в грудь К’ирсана, когда тот с поразившим его самого хладнокровием шагнул к монстру и хлопнул раскрытой ладонью прямо в центр маски. Старое доброе заклинание Разрыва нуждалось совсем в небольшом изменении, чтобы его стало возможно применять против лишённых тел. Какая разница, что уничтожать — живую плоть или эфирное тело. Главное, знать, как это сделать, и добавить немного Силы, а уж её-то К’ирсан не пожалел.

С тихим шелестом дух распался на тысячи снежинок, быстро растаявших в воздухе. И Кайфат наконец позволил себе расслабиться, выйдя из Сат’тор.

За спиной послышались тихие стоны, возня и раздался голос посла:

— Говорите, когда-то сам льер Бримс вами интересовался? Что ж, могу поверить. Более того, думаю, нам и вправду есть о чём поговорить.

Губы К’ирсана сами собой растянулись в ухмылке.


* * * | Владыка Сардуора | Глава 19