home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Змеиный архипелаг был по-своему уникален. Не найти больше нигде на Торне ещё одной такой страны, где анархия возведена в ранг абсолюта. Где отсутствуют такие привычные атрибуты государственной власти, как армия и внутренняя стража, школы и больницы, где нет легионов чиновников. Здесь вся власть сосредоточена в руках Круга Капитанов и Совета Шаманов, но за каждым из них стоит свой род, клан, а то и вовсе просто экипаж корабля.

На Змеином немного городов. Пираты предпочитают жить в небольших селениях, тесными общинами, где не увидишь чужака. Несколько крупных кланов, правда, договорились и построили удобные порты, но остальные продолжали прятать корабли в тайных бухтах. Лишь беда вроде большой войны могла заставить морских разбойников объединиться, в остальное время они были разобщены и занимались собственными проблемами.

Не удивительно, что появление лича у берегов Головы Змеи осталось незамеченным. О патрулировании границ здесь даже не думали, отчего корсары и проморгали появление на их земле смертельно опасной твари.

Судно с некогда великим тёмным магом вошло в безымянную бухту, давным-давно облюбованную небольшим пиратским родом, глубокой ночью. Высохших мозгов ожившего мертвеца вполне хватило на такую хитрость. Наследством Маркуса стало лишь местоположение логова морских разбойников, дальнейшее действо было целиком заслугой животных инстинктов самого лича.

Под завязку накачанный магией Смерти призрачный корабль с ходу атаковал две шхуны, экипажи которых ночевали в деревне на берегу. Бортовые метатели несколькими залпами поразили цели. Начинённые заклинанием Гнили снаряды оказались страшнее традиционных огненных пульсаров. Дерево в считаные мгновения превратилось в труху, и грозные морские охотники развалились на части.

Но это было лишь начало.

Отдав приказ топить всех, кому хватит глупости сунуться в бухту, лич просто спрыгнул в воду и поплыл к берегу. В деревне было слишком много живых, чтобы он оставил её в покое. Потребность сеять смерть, где только возможно, давно стала его единственным желанием и смыслом существования. Вложенные в память инструкции Маркуса лишь придавали направление.

Возникни у него такое желание, о скрытности можно было больше не беспокоиться. Даже если кто и не услышал звуков скоротечного боя, стоило личу ступить на берег, как его тут же почуяли все дворовые скорты. Эти пустобрёхи мгновенно узнали запах Смерти и подняли страшный гвалт, окончательно всех перебудив. Их хозяева с оружием в руках уже выбегали на улицу, а самые шустрые и сообразительные бежали к морю.

— Ты кто такой?! А ну стой! — заорали сразу несколько голосов.

Мёртвого мага окружили трое молодчиков в широких шароварах со здоровенными тесаками в руках. Темнота скрывала его лицо и фигуру, а потому лича приняли за обычного чужака, неведомым образом пробравшегося на территорию клана. И приблизились на опасно малое расстояние.

Безумно захохотав, некромант ударил истошно визжащими Пчёлами Смерти. Лишённые защиты пираты не успели даже ахнуть, как серые сгустки чар отправили их в Нижние миры, а жизненная сила пополнила магический резерв убийцы. Упали на песок лишь высохшие мумии.

Укрывшись под заклятием Плаща Ярдиги, лич с размеренностью гномьего механизма зашагал к деревне. Теперь неприятности вроде стрел или слабеньких заклинаний ему не грозили, ничто не могло помешать предстоящему веселью.

Ничто, кроме слуги Спящих.

Дом шамана стоял в самом центре посёлка, рядом со святилищем и жертвенным камнем. Первым встретить агрессора у чернокожего колдуна не вышло — на окраине он появился уже в сопровождении толпы пиратов.

Какой-то особенной мощью маг не обладал. По-настоящему сильного чернокнижника никто не отправит в забытую всеми богами дыру — его ждут богатые кланы, удачливые капитаны и старейшины крупных сёл, зато слабому такое место в самый раз. Но отступать перед адептом Смерти служитель Спящих не собирался.

Что-то тоскливо завыв, он завертелся юлой, прыгнул вверх и вправо, перекатился через голову и, опять выкрикнув нечто невнятное, указал на лича растопыренной пятернёй. Полоса густого, как кисель, тумана ударила его в грудь и в один миг в клочья изорвала защиту. Одновременно с этим над грубой каменной глыбой алтаря возникла корона разрядов, и поток сырой Силы смял ожившего мертвеца, отбросив его далеко назад.

Такая атака могла навредить обычному чародею, но никак не породнившемуся со Смертью личу. Вновь безумно захохотав, он по-вампирьи быстро рванул к врагу. Когтистая рука играючи отбила очередное заклятие, затем ещё одно, и мёртвый колдун оказался совсем рядом с шаманом. Не обращая внимания на град ударов, лич схватил того за горло и прижал к себе, почти уткнувшись сгнившим носом в лицо. Замерев на несколько секунд, наслаждаясь ужасом жертвы, порождение Тьмы раскрыло пасть и исторгло облако дыма, стремительно втянувшееся в рот пирата. Тело забилось в судорогах, и мёртвый маг, словно потеряв интерес, отбросил его в сторону.

Собравшиеся вокруг обитатели деревни, до того гневно потрясавшие оружием, вздрогнули и отступили назад. Численное преимущество после гибели служителя Спящих больше не казалось им гарантией победы. Поклонники древнего зла столкнулись со злом никак не меньшим, как и они сами готовым уничтожать всё и вся. Воздух наполнился миазмами ужаса и страха.

Порождение высшей некромантии шумно втянуло воздух и с глумливым смехом хлопнуло в ладоши. Звук получился негромкий, но какой-то неприятный, неживой.

Шамана в последний раз выгнуло дугой, он вздрогнул, а затем… начал стремительно преображаться. Челюсти вытянулись вперёд, руки удлинились, а на пальцах появились изогнутые когти. С хрустом зашевелились под кожей рёбра, на суставах появились какие-то наросты. Любой некромант Тлантоса узнал бы в новой твари упыря-солдата, и лишь скорость трансформации заставила бы его удивиться. Власть лича над мёртвой плотью оказалась поразительна. Со временем он обещал превратиться в чудовищно могущественное существо.

— Руби его, братцы! — заорал вдруг кто-то, и с пиратов спало оцепенение. Толпа всколыхнулась, забурлила и волной нахлынула на мёртвого мага. Взметнулись вверх клинки… и тут же зазвучали крики боли. — А-а-а-а!

Вспышка ярости прошла, не успев толком начаться. Хмельная злость уступила место страху, когда мечи и сабли увязли в загустевшем воздухе, на волосок не доставая до лича, а люди один за другим начали умирать. Сотворённый монстр ожил и пришёл на помощь хозяину, безжалостно разрывая на части недавних сородичей. Во все стороны полетели брызги крови, по рядам бойцов словно прошлась коса смерти.

Но некроманту и этого казалось мало. Не переставая колдовать, он поднимал на помощь упырю всё новых и новых мертвецов. Злых, сильных, голодных. Вроде бы не было в них ничего особенного — в основе лежали типовые заклятия, — но до чего же могучими получались твари. Переродившийся тёмный маг лишился разума, но взамен стал карающей дланью истиной хозяйки всех миров. Даже простейшие чары некромантии в его исполнении превращались в нечто невообразимое.

Стоит ли удивляться, что через четверть часа с деревней было покончено. Не уцелел никто. Зато в армии лича появилось ещё несколько бойцов, и с каждой новой битвой их должно было становиться всё больше и больше. Призрачные корабли на море и немёртвые на суше грозили серьёзными неприятностями кому угодно.

Но мёртвый колдун не был способен мечтать или даже просто думать о будущем. Он оставался ожившей машиной для уничтожения всего живого, чьё поведение подчинялось строгим инструкциям лорда Маркуса.

Вот и сейчас лич подозвал к себе упыря, положил ему на лоб ладонь, запуская под черепушку невидимые пальцы, которыми принялся грубо и бесцеремонно просеивать воспоминания шамана. Чтобы выудить в мозгу монстра сведения о ближайших деревнях, понадобилось совсем немного времени, и пергаментные губы некроманта растянулись в кровожадном оскале. В скором будущем его армию пополнит немало мертвяков, а потом можно будет взяться и за более серьёзные цели.

Злобная радость заполнила те осколки души советника короля Тлантоса, что ещё сохранились в высохшем теле лича. Скоро, совсем скоро он будет отмщён.


Глава 17 | Владыка Сардуора | Глава 18