home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Канун нового века был пронизан тревожными ожиданиями. Страшные пророчества о всевозможных несчастьях и конце света не сходили со страниц желтой прессы. Эрудиты спорили, какой год считать началом столетия: круглую цифру 2000 или следующую за ней. Вследствие чего и высшие силы, насылающие на людей и страны беды, замешкались и не проявляли себя. Год с тремя нулями прошел спокойно. Первый год нового столетия тоже вселял надежды на благополучие. Наша страна наконец стала выкарабкиваться из ямы кризиса.

Моя семья уже несколько лет была на плаву.

Юра сумел взять себя в руки: непристойное пьянство давно прекратилось. Теперь я была за него спокойна. На легкие выпивки с друзьями по субботам я закрывала глаза. Да и состояние его после этих встреч всегда было нормальным: только легкий запах спиртного да оживленный блеск в глазах. Мое мирное отношение к его субботним расслабонам мобилизовывало Юру, заставляло помнить о личной ответственности перед семьей.

Известно, когда жена начинает пилить мужа, тот превращается в капризного ребенка и перекладывает на нее вину за свои поступки. Юра, в свою очередь, терпимо относился к моему образу жизни. По выходным я часто отсутствовала, так как моя работа с туристами имела скользящий график. Вечерами продолжала учиться в институте – до диплома оставался один год. Так что хозяйство и присмотр за Колей ложились на плечи мужа.

Осень принесла неожиданные заботы – возникли осложнения в нашей турфирме. Директор предприятия сбежал за границу, прихватив часть общих денег. Мы встали перед выбором – всем сотрудникам остаться без работы или заткнуть финансовую дыру собственными средствами. Коллеги предложили мне стать директором компании и внести соответствующий пай. Мы с Юрой долго размышляли, принять ли предложение. У нас были деньги, приготовленные на учебу. Но если я их потрачу на фирму, то окончание института отодвинется по крайней мере на год. Однако учеба могла подождать, а шанс стать владельцем раскрученной туристической компании вряд ли появится вновь. И в случае успешной работы фирмы расходы на учебу перестанут быть для меня проблемой. Юра активно настаивал, чтобы я выкупила пай. Он откровенно радовался, что моя учеба прервется, а то и заглохнет вовсе – у директора фирмы работы выше головы. Удивительно, но факт: мое положение директора и совладельца фирмы смущало мужа меньше, чем мой грядущий диплом. Он уже давно понял, что мое восхождение по ступеням мировой культуры возводит между нами барьер непонимания. Увы. Постепенно Юра уступал прежние позиции непререкаемого авторитета в любой отрасли знаний и очень переживал по этому поводу.

Я внесла пай в уставный капитал фирмы и стала ее директором. Помимо общего руководства, я занялась сектором разработки новых маршрутов.

Под моим началом теперь оказались две бывшие сотрудницы Эрмитажа и несколько женщин без специального образования. Кроме всего прочего, на меня свалилось множество текущих дел, о существовании которых я прежде даже не подозревала.

Какие-то договоры, согласования с властями, с проверяющими организациями. Наша фирма была маленькая, и каждому приходилось работать за пятерых.

Несмотря на то что все мы работали в полную силу, прибыль была скромная. Наша фирма специализировалась на въездном туризме. А массовый турист шел в наш город только в период белых ночей. Но теперь лето и белые ночи были позади.

Поток туристов резко сократился. А тут еще случилось событие вселенского масштаба, враз перекрывшее и этот скромный ручеек.

Одиннадцатого сентября 2001 года планета вздрогнула и застыла в ужасе. Катастрофа потрясла и русских людей, находящихся далеко от места события.

А что говорить об американцах, англичанах и других странах этого содружества! Разом и мгновенно они в испуге отказались летать на самолетах. Дела в нашей фирме застопорились. Ни одного туриста за две недели после трагедии!

Деньги, вложенные в турфирму, прогорали. С учебой я тоже пролетела. Настроение было скверное. И вот однажды, когда я раздумывала, как наладить дела, раздался телефонный звонок. Голос с иностранным акцентом вывел меня из оцепенения.

Незнакомый мне адвокат из Америки сообщил мне, что одиннадцатого сентября в горящем небоскребе погиб мой отец. Он так и сказал – «отец». Адвокат назвал странно звучащую английскую фамилию.

Я переспросила: кто? Он извинился: «Это фамилия, под которой он жил в нашей стране. В его русских бумагах значится: Геннадий Иванович Петров». Я вздрогнула. Снова перед мысленным взором возник человек с белой тряпкой в угловом окне небоскреба, охваченного огнем. Теперь навсегда для меня этот страшный образ и мой отчим будут слиты воедино. «Вы – единственная наследница погибшего, согласно его воле зафиксированная в завещании».

Весть о деньгах меня не обрадовала. Я сказала адвокату что-то невнятное об отсутствии у нас с Петровым родства и вообще отношений. Адвокат не стал вникать в суть моих возражений. Он сообщил, что в ближайшее время вышлет часть предназначенного мне наследства, а после завершения всех формальностей я получу остальную сумму.

Юра, узнав от меня новость, отреагировал иначе. Он посоветовал взять деньги. «Ну и что, что не родной отец. А если я Кольке захотел бы наследство отвалить, разве я не имел бы права? А Петров как-никак до восьми лет тебя растил». Юра не знал пикантных обстоятельств моих взаимоотношений с отчимом, а объяснить их ему я не могла.

Однако после долгих раздумий я согласилась принять наследство. Петров был очень плохой человек, но он погиб в страшных муках и этим как бы смыл грехи со своей души. Полученные деньги решили мои финансовые проблемы. Я смогла внести плату за учебу и продолжить образование. Но эти деньги не принесли мне счастья. Вспоминая впоследствии события этого года, за точку отсчета я брала получение злополучного наследства.


Глава 7 | Завтра мы будем вместе | * * *