home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая

ХАРАЛЬД И КУКША

Викинги подарили конунгу Хальвдану парус для большого боевого корабля и много драгоценных собольих и бобровых шкурок из Гардарики. Конунг весьма доволен подарками. Он предложил всем гостям, у которых нет каких-либо важных и неотложных дел дома, остаться у него на зиму,

Кукша нравится Хальвдану. Старый конунг быстро понял, что викинги не ошибаются, видя в отроке будущего доброго воина. Конечно, в его возрасте все мальчишки любят воинские упражнения и готовы целый день махать деревянными мечами, разбившись па пары или на отряды по нескольку человек. Но такой одержимости в постижении воинского искусства, какую проявляет этот словенский отрок, конунг не видывал, пожалуй, за всю свою долгую жизнь.

У конунга есть сын по имени Харальд. Харальд и словенский отрок примерно одного возраста. Харальду очень полезно иметь для воинских упражнений такого сильного противника.

Мальчики, кажется, уже подружились. В этом тоже нет ничего плохого. Такая дружба нисколько не унижает достоинства будущего конунга. Отрок не раб, хотя и пленник. Сами викинги, похищая Кукшу, не предназначали его для рабской доли. Сказать по правде, из таких зверенышей и не получается хороших рабов.

Мудрый старый конунг, чью власть скоро уже унаследует его сын, знает, как дорог в этом беспокойном мире такой дружинник, который с малых лет привык любить своего вождя и видит в нем скорее друга, нежели господина. От века разумные люди ценят дружбу гораздо дороже, чем службу. А в Кукше хорошо еще то, что у него в этой стране ни роду, ни племени — словом, никаких привязанностей. Такой человек будет особенно предан.

Харальд, гордый и вспыльчивый, на диво сдержанно переносит удачные удары, наносимые Кукшей. Вспыхнет, закусит губу и продолжает сражаться, только делаясь более внимательным и осторожным.

Конунг Хальвдан, который иногда наблюдает за их поединками, с удовольствием видит, как его сын, учась воинскому искусству, одновременно учится житейской мудрости. Да, да, всегда рассчитывать, никогда не поддаваться ослепляющей силе гнева! Что ж, это утешительно, после его смерти власть попадет в надежные руки!

В словенском отроке старые опытные воины сразу отметили, помимо ловкости, ярость, овладевающую им во время боя. Иной раз ему не хватает одного деревянного меча на поединок, он разбивает его в щепки о щит противника. Воины переглядываются и одобрительно покачивают головами. Мурманы ценят и искусство боя, и воинскую страсть.

Гутторм, дядя Харальда по матери, его воспитатель и главный наставник в воинском деле, считает, что воин должен, помимо меча и секиры, в совершенстве владеть копьем и метко стрелять из лука. И Харальд с Кукшей мечут копье, изо всех сил колют им можжевёловый куст и стреляют в цель из лука.

У Харальда есть собственный настоящий меч, хотя Харальд не посвящен пока что в мужчины, и, значит, не имеет права носить меч на поясе, как воин. Меч откован из самой лучшей стали, только размером поменьше взрослого. Мальчики по очереди с азартом рубят прутья Харальдовым мечом.

На родине Кукша слыл среди отроков искусным пращником. Он и здесь не забыл любимую пращу, обучил своему искусству Харальда, и, скитаясь по окрестностям, они редко пропускают какое-нибудь дерево, чтобы не метнуть в него камень, благо камней в Норвегии не меньше, чем на родине Кукши.

Дружба мальчиков крепнет день ото дня. Их редко увидишь врозь. Харальд выразил желание ночевать вместе с Кукшей в гостевом доме, где живут викинги, приплывшие из Гардарики, и отец охотно разрешил ему это — пусть сын побольше бывает с воинами и поменьше с женщинами.

Теперь Харальд и Кукша спят рядом, едят вместе и подолгу где-нибудь пропадают вдвоем. Особенно любят они забираться в огромную сумрачную оружейную. Все стены ее увешаны оружием и доспехами. В потолочные балки, как и в стены, вбиты кованые крюки и гвозди, на них висят панцири, кольчуги и шлемы.

Давно уже не было войн, и оружейную никто не посещает, тут и там виднеются нетронутые кучки земли, это кроты без помех роют свои норы.

Мальчики сидят на древних, источенных жучком и временем сундуках, в которых хранятся смазанные бараньим салом старые мечи, секиры и наконечники для копий. Кукша среди мурманов быстро выучился чужому языку, и теперь они с Харальдом ведут бесконечные беседы, рассказывают друг другу сказки и мечтают.

Кукша видит на балке панцирь, превосходящий остальные размером и более прочих потемневший от пыли и ржавчины. Видно, его перестали чистить сто, а может, и двести лет тому назад.

Харальд говорит, что этот панцирь принадлежал его предку Ингви-Фрейру, богу, от которого произошли Инглинги, род конунгов, правящих в Норвегии и Швеции. Сыновья и внуки Фрейра, люди весьма могучего телосложения, еще пробовали надевать этот панцирь, но всем он оказывался велик, и в конце концов его перестали примерять. Так он и висит теперь без дела.

Харальду нравится, когда Кукша рассказывает о своей жизни на родине. Его рассказы о Гардарики совсем непохожи на рассказы викингов. Оно и понятно, ведь викинги были чужеземцами, а Кукша там родился и вырос.

Особенно оживляется Харальд, если Кукша вспоминает о драках или об охоте. К охоте Кукшу отец начал приучать с малолетства и брал его с собой, даже идя на медведя.

Сам Харальд больше всего говорит о своих мечтах, а мечтает он о викингских походах. Ему нужны несметные сокровища, и добыть их легче всего морским разбоем.

С восхищением рассказывает Харальд о том, как викинги разграбили и сожгли богатые города юга. Знаменитый датский морской конунг Рагнар Кожаные Штаны лет пятнадцать назад поднялся по реке в глубь земли франков и разорил там богатый город Париж. Другие храбрые викинги тоже постоянно разоряют города франков и разных иных народов.

Харальд слышал, что где-то далеко-далеко на юге есть сказочный город Рим, он во много раз больше и богаче Парижа. Считается, что Рим — величайший и прекраснейший город мира. Заветная мечта Харальда — разграбить и сжечь этот знаменитый город. Вот откуда можно привезти богатую добычу и громкую славу!

Харальд сможет отправиться в поход, когда ему стукнет двенадцать лет — с этого возраста мурман считается мужчиной и имеет право носить на поясе меч.

Мальчики часто бродят по лесу с луками и пращами, упражняются в меткости, охотясь на мелкую дичь. Однажды на закате они выходят на поляну неподалеку от королевской усадьбы. На поляне возвышается курган. Харальд говорит:

— Знаешь, кто здесь похоронен? Моя бабка, королева Аса. Она умерла, когда меня еще не было на свете. Говорят, она умерла молодой и красивой.

Помолчав, он добавляет:

— Видишь, какой большой курган? Ее похоронили в корабле, потому что она была знатная женщина, и дали в дорогу все, что нужно для жизни в загробном царстве. Даже любимую служанку закопали вместе с ней.

— Живьем? — спрашивает Кукша.

— Да.

Кукша смотрит на темный курган, за которым пылает желтое закатное небо.

— Как ты думаешь, — спрашивает он, — твоя бабка со своей служанкой и сейчас там?.. Или в загробном царстве?

Харальд задумывается. Такой вопрос никогда не приходил ему в голову. Известно, что знатного человека хоронят в корабле, повернутом носом на юг, к морю, чтобы покойный, когда положено, мог отправиться в путь. Но, с другой стороны, все знают, что покойники иногда выходят из своих могил. Так было, например, и с бабкой Асой.

— Не знаю, — говорит Харальд. — Думаю, что сейчас их там нет. Но, когда надо, они возвращаются.

— А когда им бывает надо? — тихо спрашивает Кукша, глядя на курган.

— Когда дело какое-нибудь есть.

— А какое у них здесь может быть дело? — снова спрашивает Кукша.

— Чудной ты! Разные могут быть дела… Вот, к примеру, в ночь, когда я родился, бабка Аса вышла из кургана. Знаешь зачем?

— Нет.

— Затем, чтобы сказать вису [9]:


Ныне родился

Конунг великий,

Харальдом будут

Звать его люди,

Землю норвежскую

Всю воедино

Он под своею

Рукой соберет.


— Это она про кого? — спрашивает Кукша. — Неужто про тебя?

— А то про кого ж! — отвечает Харальд и приосанивается. — Отец владеет четырьмя областями, а я буду владеть всей страной. Такого конунга в Норвегии никогда еще не было!

Кукша восхищенно восклицает:

— Вот это да!.. Здорово, ничего не скажешь!

Когда они покидают поляну, Кукша оглядывается на курган.

Там зарыт живой человек.


Глава шестая ПОБЕГИ КУКШИ | Необычайные приключения Кукши из Домовичей | Глава восьмая СЕСТРЫ ХАРАЛЬДА