home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПЕРВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

На перемене надзиратель Попочка бегал по коридору и кричал:

— Где Токарев Владимир? Позвать Токарева Владимира!

— Мухомор, тебя Попка спрашивает, — сообщил Медведев. — Рыщет по всей гимназии.

— Меня? — удивился Мухомор.

Подойдя к Попочке, он сказал:

— Вот я.

— К директору!

— За что?

— А там узнаешь.

Ребята окружили Мухомора. Знали — к директору зря не вызовут. Либо жди чего-нибудь приятного, либо грянет над тобой гроза. Однако приятное случалось очень редко. В прошлом году, например, директор вызвал к себе восьмиклассника Веретенникова, папаша которого владел в городе двумя магазинами, баней, гостиницей, и назначил распорядителем гимназического бала. В честь такого торжества Веретенникову сшили новый темно-синий мундир на шелковой белой подкладке. На балу Веретенников задирал нос и назло товарищам, все время танцевал с Лилей Хариной — гимназисткой шестого класса. Лиля носилась бабочкой, сияла, надменно посматривала на подруг. Кружась в вальсе, она подарила Веретенникову розочку. Тот сейчас же приколол ее к своей груди. Но в вихре нового танца розочка откололась и бесшумно упала на пол.

Вяхирев Серафим, верзила из того же восьмого класса, воровато схватил цветок, смял и сунул себе в карман. Веретенников увидел и грозно потребовал немедленно возвратить розу. Вяхирев не отдал. Тогда они пошли в раздевалку за вешалки и там подрались.

Дрались молча и долго.

Напрасно Лиля ждала своего кавалера. Кавалер уныло сидел на полу посреди раздевалки и мрачно рассматривал в зеркальце исцарапанный до крови нос. Предстать с таким носом перед Лилей было выше сил Веретенникова. Он встал, медленно надел шинель, злобно сунул ноги в калоши и поплелся домой, поклявшись отомстить обидчику. А на другой день и ему и Вяхиреву директор делал строгое внушение. Вот это и все, что было «приятного» за последний год. Во всех остальных случаях директор вызывал прямо для нахлобучки. Вот почему, узнав, что Мухомора требуют к его превосходительству, ребята спешили пожать ему руку, подбодряли и желали всяких благополучии. А Самоха сказал:

— Иди, Володька, авось как-нибудь жив останешься. Я и то живой вырвался. Помнишь? Мы еще тогда с тобой в первый раз встретились. Только совет тебе: меньше говори, больше молчи и немного дурачком прикидывайся. Это помогает. Иди, не робей.

— Да я и не робею, — сказал Мухомор, почесывая свой золотистый затылок. — Только понять не могу: за что? Может, наябедничал кто? Может, Амосов или Швабра?

Оправив пояс, куртку, отряхнув с себя мел, Мухомор откашлялся и пошел. Дверь в директорский кабинет открыл ему сам Попочка.

Войдя, Мухомор сделал два шага, шаркнул, сдвинул каблуки и замер перед письменным столом Аполлона Августовича. Тот продолжал рассматривать какую-то ведомость и даже не поднял глаз.

Мухомор ждал.

Директор по-прежнему делал вид, что не замечает вошедшего, сосредоточенно перелистывал бумаги и синим карандашом ставил на полях птички. Прошло минут пять, пока он наконец медленно поднял голову, откинулся на спинку кресла, отложил в сторону карандаш и произнес:

— А… Это ты…

— Я…

— Подойди ближе. Так. Еще шаг вперед. Что скажешь?

— Не знаю, — начал Мухомор. — Вы звали.

— Переводясь в нашу гимназию, ты обещал хорошо вести себя. Помнишь?

— Помню. Но я ведь ничего не сделал такого…

— Ты забываешь, где ты учишься, — строго сказал директор. — Вот что плохо. Где ты учишься?

— Здесь.

— Это не ответ. В каком учебном заведении ты учишься?

— В гимназии.

— Вот именно. У тебя на мундире сколько пуговиц? Девять? А на обшлаге сколько? Две? Что это значит?

— Девять и две? Одиннадцать.

— Замолчи. Всякую гадость ты знаешь, а этого не знаешь. Кто учредил гимназию?

— Нашу гимназию? Вы…

— Глупо. Не я, а императрица Екатерина Вторая. В слове «Екатерина» девять букв, потому и на мундире у тебя девять пуговиц. На обшлаге две пуговицы, это значит «Вторая». Екатерина Вторая. А что из этого следует?

Мухомор переступал с ноги на ногу, потрогал ухо, кашлянул и уставился на письменный стол, где в толстом сафьяновом переплете лежал кондуитный журнал.

— Гимназия, — продолжал директор, — это такое учебное заведение, откуда выходят порядочные люди, а не вольнодумцы и фантазеры. Кто это тебя научил сказать батюшке, что насаждение христианства среди диких племен Америки — плохое, нехорошее дело? Это тебе дома такие мысли внушают? Или, может быть, кто-нибудь из старшеклассников? А? Говори честно и откровенно. Не бойся.

«Поп наябедничал», — подумал Мухомор. Посмотрел на директора, на кондуит…

— Я жду ответа, — закуривая папиросу, сказал Аполлон Августович. — Говори.

— Я… — начал растерянно Мухомор. — Я… — И умолк.

— Ну-ну, продолжай.

— Я это сам… Никто меня не учил.

— А отец твой… Ну, как бы тебе сказать… Он читает какие-нибудь книги?

— Отец? Он редко бывает дома. Он больше на паровозе.

— Ну, а когда приезжает, он читает же что-нибудь? — Читает.

— Что же именно он читает?

— Не знаю.

— Как это не знаешь? Евангелие, например, он читает? В церковь ходит?

— В церковь? Ходит, — соврал Мухомор. И вдруг вспомнил все, что делается у них дома. Отец в церковь совсем не ходит, мать ходит редко, да и то, если пойдет, отец посмеивается. Его, Мухомора, отец тоже никогда в церковь не посылает. Привозит отец с собой какие-то книжки, часто дает их читать знакомым машинистам, кочегарам, рабочим из мастерских и всегда говорит при этом:

— На всякий случай, поаккуратнее, товарищи, чтобы не всякий видел, потому как эти книжки… такие книжки, что и в Сибирь с ними угодить недолго. Читай, другому давай, а глазами туда-сюда поглядывай, посматривай, чтобы, неровен час, какой шпик не разнюхал.

Ему, Мухомору, тоже наказывал:

— Обыск у нас был, помнишь? То-то, брат, держи ушки на макушке, да по ошибке вместо арифметики мою книжку в гимназию не затащи, а то будет Тебе арифметика.

И еще вспомнил Мухомор, что про царя отец всегда говорил сердито и непочтительно. И про хозяев на железной дороге, и про полицию.

Все это молнией пронеслось в его голове, и стало понятно, что и зачем хочет выведать у него директор.

— Отец в церковь ходит часто, и мать ходит часто, — твердо сказал он и тут же прикрасил, будто на крещение мать святой водой все комнаты окропила.

— Вот видишь, — поднял палец директор, — родители у тебя хорошие, а ты в кого? Как это можно так сказать, да еще при всем классе, что дикарей не следует обращать в христианство? Откуда у тебя эти фантазии? С кем ты дружишь?

Мухомор чуть-чуть не сказал: «С Самохиным», да вовремя спохватился. Соврал:

— Ни с кем в особенности, а так… Со всеми… — Почему с Амосовым ссоришься?

«Все знает», — не мог скрыть удивления Мухомор и подумал: «Уже кто-то донес». Сказал осторожно:

— С Амосовым я не ссорюсь, а только он сам по себе, а я сам по себе.

— Почему?

— Так… У него отец важный, а у меня простой, а Амосов это всегда показать хочет.

Вдруг Мухомор покраснел, загорячился. Сказал:

— Я такой же гимназист, как и он. Если он нос дерет, так что? Дерет и пусть дерет, а я с ним дружить не хочу. А трогать я его не трогаю. Не дразню и не бью. А что он ябеда, так это вам весь класс скажет. Его отец на рысаках. Пусть. А мой на паровозе… Так что?

— Ах, вот в чем дело? — криво улыбнулся директор. — Понимаю…

Он покачал головой:

— Да, нехорошо это, Токарев, с твоей стороны. Вижу, вижу, что тебе уже успели внушить разные глупые мысли. Такой же гимназист… Ошибаешься, милый друг, ошибаешься. Гимназия — это привилегированное, понимаешь ли, при-ви-ле-ги-ро-ван-ное учебное заведение, а не для всех и каждого. Это надо знать. А тебе это надо знать в особенности, ибо ты не из привилегированного сословия. Ты должен особенно дорожить тем, что тебя приняли в гимназию, дорожить и помнить, что на твое место найдется много желающих здесь учиться. Заруби это на носу. Дурь выбрось из головы, а перед батюшкой извинись. А если что-нибудь подобное повторится — можешь искать себе другую гимназию. Иди.

Мухомор нахмурился, постоял, медленно повернулся и пошел. Директор резко остановил его и сказал желчно:

— Невежа! Уходя, поклониться надо. Ступай!

Мухомор вышел.

— Ну что? — спросил Самохин.

— Поп наябедничал. И все из-за твоих индейцев, чтоб им…

— А еще что?

— Все. Пилил долго. Про девять пуговиц рассказал.

— Какие там еще пуговицы? — удивился Самохин.

— А такие…

Мухомор передал ему объяснение директора, почему у гимназистов девять пуговиц на груди и две на обшлагах.

Самохину понравилось.

— Постой, — сказал он, — но ведь у нас на мундирах еще и сзади, пониже спины, четыре пуговицы. А это какая Екатерина? Четвертая, что ли? Но ведь такой не было.

— Ты не понимаешь, — засмеялся Мухомор. — Позади у нас не четыре пуговицы, а две и две. Две справа, две слева. Две Екатерины сразу.

— Тю! — заорал Самоха. — Две Екатерины сразу? Значит, мы на царицах сидим? И У Швабры тоже сзади царицы… Как же это она, Екатерина-то, сама на себя такую глупую форму выдумала?

— Не знаю, — гоготал Мухомор, — наверное, она что-нибудь да думала, когда такой мундир сочиняла. Ведь мы же учили, что она была мудрой царицей.

— Ну и мудрая, — покачал головой Самоха. — Я такой глупости сроду не выдумал бы. Я бы спереди шесть пуговиц пришил: С-а-м-о-х-а, а сзади — ни за что ни одной.

А когда насмеялись вдоволь, Самоха сказал:

— Слушай, шутки шутками, а я так понимаю: это тебе от директора первое предупреждение. Это, значит, — держись. Теперь не так чхнешь — и крышка.


ПРО ЦАРЯ ДАВИДА И ИНДЕЙЦЕВ | Первый ученик | САМОХА ТОРЖЕСТВУЕТ