home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII. Операция «Сувенир»

Трюфон рванул штурвал на себя. Выругался сквозь зубы и вскинул руку к кнопкам автоматической защиты: наперерез флайеру неслись два боевых летательных аппарата. От днища одного из них отделилась серебристостальная самонаводящаяся ракета и, набирая скорость, помчалась к его машине. Электронная система слежения, которой был снабжен бандитский флайер, сработала мгновенно: автопилот послал навстречу ракете антиракету. Затем еще несколько антиракет устремилось на перехват крылатых снарядов, пущенных по флайеру.

Бандит резко бросил машину вниз. Этот маневр позволил ему на какое-то время отдалиться от преследователей. Но у них оказалось преимущество в высоте. Теперь они могли свободно расстреливать его…

Однако выстрелов по бандитскому флайеру не последовало. Трюфон стремительно снижался и уже через минуту летел над крышами брельтского города, едва не задевая шпили и флюгера.

Первоначальный маршрут пришлось менять на ходу: увидев, что его преследуют и даже собираются сбить, Трюфон отказался от мысли достичь космодрома из космоса. Теперь его тактика была иной: он шел низко над городами Брепьта, растянувшимися цепью; едва кончались предместья одного города, как начинались предместья другого. Трюфон летел над аккуратными островерхими особняками. Полицейские турболеты выжидали, когда бандит выйдет на пустынную местность. До тех пор, пока внизу жилые дома, Трюфон мог не беспокоиться: стрелять по нему не будут.

Неторопливый полет над городами продолжался минут сорок. Флайер приближался к космодрому. Последним городом на пути к цели был Гарсель. Но вот и Гарсель остался позади. Чтобы достичь космодрома, надо было пересечь довольно обширное пустынное плоскогорье, и уж тут — Трюфон это прекрасно понимал! — с ним обойдутся без церемоний.

Он резко надавил на педаль скорости. Полицейские аппараты рванули следом. Целый сноп ракет устремился к флайеру. Антиракету Трюфона оставалось мало, ясно, что они не смогут перехватить и уничтожить все летящие на него ракеты.

Бандит, взяв драгоценную пластинку в рот, выбрался из кресла и, забившись в аварийный люк, всунул руки в лямки гравитационного буксира. Нажатие кнопки— и Трюфона буквально вышибло из флайера. Закувыркавшись в воздухе, он успел включить буксир — рычаги управления буксиром располагались как раз возле его перехваченных лямками рук.

Буксир представлял из себя небольшую, всего полметра длиной, коническую ракету, позволявшую передвигаться в атмосфере или в безвоздушном пространстве. Трюфон мог направить буксир в ту или иную сторону, и его тянуло за ним, подобно тому, как водолаза под водой тянет баллон, снабженный мотором. Но, в отличие от водолаза, летун на буксире мог развивать несравненно большие скорости.

Удалившись от флайера на несколько десятков метров, Трюфон услышал позади себя оглушительный взрыв: это одна из самонаводящихся ракет попала во флайер и превратила его в груду обломков. Трюфон резко увеличил скорость гравибуксира.

Несколько минут все в нем замирало от страха: заметили или нет? Но полицейские турболеты находились слишком высоко, и Трюфон, снизившись и летя почти над самой землей, оказался вне поля их видимости. Ветер свистел в ушах бандита, разрывал на нем одежду. Всетаки полет на гравибуксире, тем более на сумасшедшей скорости — вещь не из приятных. В первые же минуты полета с Трюфона сорвало сапоги; еще через несколько минут он лишился штанов. Но гартигасец не обращал внимание на подобные мелочи.

Впереди замаячили звездолеты. Их было много — целый лес боевых кораблей возвышался за невысокой оградой, освещенной прожекторами и снабженной полупрозрачной изолирующей сетью, которая задерживает материальные тела. Чтобы преодолеть эту преграду, Трюфону пришлось подняться чуть ли не на километр.

На высоте напряжение изолирующего поля ослабло, и Трюфон оказался над космодромом. Темными грозными башнями высились боевые звездолеты Конфидерации, готовые в любую минуту сорваться с места и унестись на субсветовой скорости к далекому созвездию Деки. Сознание гартигасца, как и всех обитателей планет, попавших под власть Рассадура, было затуманено зловещей силой Владык. Сейчас Трюфон знал только одно: он должен служить им, покорно и ревностно исполнять их приказы, ибо от этого зависела его жизнь. Каким образом такая установка вошла в него, ему было неведомо, да он и не задумывался над этим. Свое рабство у неведомых Владык Рассадура и их Посредников он воспринимал как данность, как естественный порядок вещей. Также воспринимали это и Шшеа, и погибший Зауггут, и тысячи, сотни тысяч гуманоидов, превращенные безжалостными Владыками в убийц, насильников и грабителей.

Сориентировавшись, Трюфон определил, что находится над центром космодрома. И тут он выплюнул Скрижаль, которая полетела куда-то в темноту и, легкая и погасшая, опустилась на бетонном поле между кораблями.

Трюфон злобно расхохотался.

— Теперь дело за кликликом, — пробормотал он. — Если этот малявка запустит мину — а уж он-то ее запустит, будьте покойны! — то через несколько часов космодром превратится в клокочущее месиво, в котором не останется ни одного целого звездолета!

И, дико хохоча, он развернул буксир и полетел прочь.

В те минуты, когда Трюфон вылетал с башни, у запертых дверей гарсельского Астрозоологического музея появилась странная фигура. Это была чрезвычайно высокая старуха с выпученными глазами, опиравшаяся на палку. На плече у нее сидело какое-то экзотическое существо, которому место было скорее в вольере космического зоопарка. Внешне зверек напоминал паука, размером же был не больше крысы. Лапы и круглое тельце его были покрыты перламутровой-шерстью, бусины глаз торчали на концах четырех небольших рожек. Зверек, несколькими лапами вцепившись в плечо старухи, другими беспрерывно почесывал свое брюшко.

Старуха громко заколотила в дверь. В Гарселе была глубокая ночь, город спал, огни на улицах были притушены, за окнами музея царил мрак. Наконец в ответ на нетерпеливый стук поплыл по стеклам дрожащий свет от фонарика ночного сторожа. Слышно было, как за дверью завозились с запором.

Массивная створка приоткрылась и высунулась лысая голова служителя. Он посветил фонариком на старуху и, жмурясь спросонья, пробормотал:

— Госпожа что-нибудь зарыла?

В ответ он получил сокрушительный удар палкой по лысине.

Служитель рухнул замертво. Старуха перешагнула через труп и устремилась в вестибюль, а оттуда — на широкую лестницу.

Остановить незваную гостью было некому. Она мчалась по просторным сумеречным залам, а на плече у нее взвизгивал и подскакивал мохнатый зверек. Встречая на пути запертую дверь, старуха, как танк, таранила ее на полной скорости и дверь разлеталась в щепки. Натыкаясь на витрину, пришелица не искала обходных путей, а рушила ее своей отлитой из чугуна палкой, и сквозь обломки устремлялась дальше, в следующие залы.

Сонная тишина музея взорвалась грохотом и гулом тяжелых шагов. Старуха мчалась как ураган, потрясая палкой; зверек, переместившийся на ее голову, громко визжал и подпрыгивал, взмахивая лапками. В залах то здесь, то там зажигался свет. Сработала система охранной сигнализации, завыла сирена, зазвучали встревоженные голоса ночных сторожей, сбегавшихся на шум.

Старуха ворвалась в последний зал, временно закрытый для посетителей, где днем шли работы по смене экспозиции. В зале была выставлена коллекция чучел, присланная в подарок музею неведомым благотворителем. Тут зверек словно взбесился. Он истошно заверещал, высоко подпрыгнул и щупальцами уцепился за подвешенное к потолку чучело огнеглазого дракона. Старуха между тем продолжала крушить витрины. Звенели разбиваемые стекла, с шумом падали полки с прозрачными сосудами, в которых были заспиртованы чудовищные твари, валились древние скелеты, столбом взвивалась пыль.

Зверек, ловко перебирая лапами, переместился по брюху дракона и, раскачавшись, перепрыгнул на люстру. С нее он перескочил на соседнюю. В том же направлении устремилась и старуха.

Один из сторожей выстрелил в нее из парализующего пистолета. В музее строжайше запрещалось пользоваться автоматическим или лучевым оружием. Все вооружение сторожей составляли лишь парализующие пистолеты, которые могли сделать какого-нибудь разбуянившегося посетителя неподвижным всего на несколько минут. Выстрела старуха даже не почувствовала. Пробегая мимо несчастного охранника, она одним ударом палки выбила у него из рук пистолет, а другим — размозжила череп. Видя это, второй охранник поспешил убраться за дверь.

Зверек, вереща, спрыгнул с люстры на стеклянный шкаф, в котором помещалось чучело астрогимпиоса. Тотчас к шкафу метнулась старуха. Сторожа и глазом не успели моргнуть, как прочное стекло было разбито вдребезги. Старуха, перехватив палку, которая на конце была заточена, как кинжальное лезвие, стремительно вспорола тушу астрогимпиоса сверху донизу.

И тут произошло то, отчего несколько вбежавших в зал сторожей застыли в изумлении. Из внутренностей мерзкой твари вывалился массивный тупоносый аппарат с десятью когтистыми лапами по бокам, внешне похожий на черепаху. В длину аппарат достигал двух метров, толщиной был около метра; впереди вместо морды у него был странный экран, как будто опутанный мелкой сеткой. Тут зверек, оттолкнувшись от крыши шкафа, совершил длинный прыжок и упал точно на аппарат. Его лапы заметались по каким-то кнопкам в задней части аппарата, и вдруг нелепая металлическая черепаха вздрогнула. Тусклым красноватым огнем зажегся экран. Замигали какие-то лампы на ее корпусе… Зверек с визгом отскочил.

«Черепаха» развернулась и приподняла тупоносую переднюю часть. Она словно принюхивалась к чему-то. Затем, видимо, «взяла след»; вновь опустила морду и двинулась к стене. Сторожа в панике кинулись прочь, давая ей дорогу.

«Черепаха» шла по прямой, уничтожая все, что попадалось ей на пути. Экран обладал свойством аннигилировать вещество в десяти сантиметрах от себя, и все, что оказывалось перед «черепахой», мгновенно превращалось в молекулы.

Распахнутые двери были в полуметре от линии ее движения, но «черепаха», раз и навсегда избрав направление, не свернула ни на миллиметр. Она ринулась к стене, в которой немедленно появилось круглое отверстие. Чудовищный аппарат устремился в него. Зверек прыгнул на плечо старухи и та рванулась в дверь следом за «черепахой».

В эти минуты к музею подъезжали патрульные полицейские машины, вызванные по рации сторожами. Одна из них въехала на зеленую лужайку перед боковым выходом из здания, из нее выскочило четверо блюстителей порядка, вооруженных автоматическим оружием и огнеметами.

В изумлении они остановились в двух десятках метрах от стены музея: сбоку от двери внезапно возникло круглое отверстие, из которого сначала высунулся экран металлической «черепахи», а затем и весь кибернетический монстр. «Черепаха» двигалась вперед, не обращая ни малейшего внимания на полицейских.

Один из них догадался пальнуть по ней из бластера, но огненный луч отразился от огнеупорного корпуса, не причинив киберу вреда. Кустарник, который оказался на пути «черепахи», исчез, испарился в воздухе.

— Ты видел? — полицейский толкнул локтем напарника. — Похоже, на её носу установлен мощный аннигилятор!

— Да, а иначе как объяснить, что земля исчезает перед ней?.. Эта кибернетическая тварь — грозное оружие, нам с нашими огнеметами, пожалуй, туг нечего делать…

— Надо срочно вызвать бригаду спецроботов с антианнигиляционными приборами! — воскликнул третий полицейский. — Эта штука может наделать беды!

Но кибер не сделал попытки напасть на полицейских, не двинулся он и в сторону жилых домов. Вместо этого он вонзился в землю, войдя в нее, как нож в масло. Земля затряслась в радиусе сотни метров от того места, куда врылась таинственная «черепаха»; еще целую минуту раздавался гул, удаляющийся под землю.

Наконец гул стих и трясение земли прекратилось. Полицейские подбежали к яме, оставленной странным существом. Монстр в буквальном смысле провалился сквозь землю, породив в душах людей тревогу и страх.

Из замешательства их вывели гулкие шаги старухи, которая со зверьком на плече показалась в дверях музея.

— Вот она! — крикнул полицейский. — Стой! — закричал он старухе. — Стой! Буду стрелять!

Но старуха, не слушая его, быстрым шагом направлялась к невысокой музейной ограде. Ее настиг бластёрный луч; одновременно прозвучала очередь из автомата. Старуха пошатнулась, шаг ее замедлился. Зверек с пронзительным писком скатился с ее плеча, юркнул в кусты и исчез. Полицейские позволили ему уйти, все их внимание было занято старухой.

Получив несколько пуль, она продолжала идти, но походка ее сделалась какой-то вихляющей, автоматической, как у испорченной заводной куклы.

— Это кибер! Определенно кибер! — крикнул один из полицейских.

Они открыли по уходящей старухе стрельбу из всего имевшегося в их распоряжении оружия, и страшное существо, так и не дойдя до ограды, упало в траву, продолжая автоматически передвигать ноги. Из ее прожженной спины повалил черный дым.

Внезапно полицейские увидели, как многоногий зверек снова вернулся к ней. Он подскочил к ее безжизненно откинутой голове, от прикосновения его мохнатой лапки в старушечьем черепе что-то звонко щелкнуло и череп раскрылся, как две створки ореха. Зверек что-то быстро вытащил из черепной коробки кибера.

Бежавшие к старухе полицейские остановились, вскинули бластеры; заметались лучи, опаляя траву; но времени прицелиться не было: зверек, держа в лапах какой-то предмет, запрыгал, уворачиваясь от лучей, и спустя несколько секунд растворился во мраке буйной поросли у ограды.

Блюстители порядка подбежали к распластанной старухе. Теперь, когда от бластерного огня на ней сгорели одежда и верхний покров, имитировавший кожу, в облике ночной посетительницы музея не было уже ничего человеческого. Кибернетические внутренности сплавились; при свете звезд поблескивал голый металлический остов.

Неожиданно из кустов, где исчез зверек, послышалось резкое шипение, похожее на звук взлетающего фейерверочного огня. Полицейские успели заметить, как из зарослей стремительно взмыл к небу огонек, спустя считанные секунды затерявшийся среди звезд. За огоньком, как маленький шлейф, неслась черная тень…

Излишне говорить, что прибывшая к месту происшествия землеройная машина так ни до чего и не докопалась, хотя вырыла по следу «черепахи» внушительной длины туннель.


Глава VII. Два бандита | Дарт и агенты Рассадура | Глава IX. Неожиданная развязка.