home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VI. Башня в Регеборских скалах

Через тридцать минут стремительного полета флайер начал сбавлять скорость. Он летел над мрачной, пустынной местностью, усеянной островерхими скалами и изрезанной пропастями.. Это был хаос скал, как будто море внезапно окаменело во время неистовой бури и его взметнувшиеся валы застыли гигантскими, устремленными ввысь гранитными глыбами. И среди этих разметавшихся каменных волн угрюмыми рифами возвышались горы. Одна из них, похожая на статую скорчившегося великана, называлась Мабор, к ней и направлялся, снижаясь, полицейский флайер.

Голубоватый диск Карриора скрылся за горизонтом и океан скал поглотила черная, брельтская ночь. Свет звезд выхватывал лишь вершины, которые, подобно островам, выступали из моря тьмы. На флайере не стали включать фары— свет могли увидеть с башни. Путь в скалистых нагромождениях прощупывался с помощью локаторов. На пульте управления флайером мерцали экраны, на которые в инфракрасных лучах проецировались изрезанные трещинами стены ущелий, куда бесстрашно, на полной скорости устремился летательный аппарат. Как видно, его пилоту была хорошо известна дорога к башне.

— Через двести метров — наблюдательный пост, — сказал Феллет. — Оттуда наши люди ведут круглосуточное наблюдение за башней.

— Они уверены, что сейчас там никого нет? — спросил Дарт.

Феллет пожал плечами.

— Полной уверенности нет. Но, по всем признакам, Трюфон находился там один… А вот и башня. Видите, вон там, слева?

Флайер пробирался среди массивных гранитных нагромождений, ныряя из одного ущелья в другое, и шпиль башни, то и дело скрывавшийся за скалами, рассмотреть было нелегко. Однако Дарт заметил его слева от склона Мабор.

Башня тянулась ввысь тонкой линией, имевшей почти одинаковую толщину на всем протяжении, и лишь вершину ее увенчивало небольшое утолщение с узкими окнами, в которых, похоже, горел огонь.

— Верхушка башни— плоская, — пояснил Феллет. — Там устроена посадочная площадка для флайеров. А под площадкой находится единственное жилое помещение…

— Метров сто над землей? — прикинул Дарт.

— Сто пятнадцать, — уточнил Феллет. — Башня древняя и давно заброшена. Ее построили почти тысячу лет назад первые карриорские поселенцы. Поначалу она служила радиомаяком, потом здесь был пост космического наблюдения… А потом надобность в этом сооружении отпала и оно стояло необитаемым лет, наверное, пятьсот. Впрочем, оно с самого начала не было предназначено для жилья. Весь его ствол снизу доверху состоит из одной лишь винтовой лестницы…

Флайер замер на дне ущелья, где его уже поджидали двое полицейских из группы наблюдения. На них были защитные комбинезоны и круглые шлемы, тела окутывала светящаяся оболочка силовой защиты.

Феллет, перед тем как покинуть флайер, тоже надел шлем и включил индивидуальную защиту. Дарту ничего этого не требовалось. Он вышел из машины вслед за Феллетом и обменялся с полицейскими словами приветствия.

— Вход в башню находится в трехстах метрах отсюда, — заговорил лейтенант Гирк — старший в группе наблюдения, — но Трюфон и его люди никогда им не пользовались. В их распоряжении были два флайера, которые они держали на верхушке. На флайерах они сюда прибывали, на флайерах же и отправлялись…

— Два дня назад они нанесли визит на Карриор, — мрачно молвил Дарт,

— Мы уже знаем об этом. Но мы и предположить не могли, что они так опасны, иначе бы их аппарат не ушел далеко.

— Когда Трюфон вылетел с башни?

— Тридцать пять минут назад, вскоре после того, как к нам поступило сообщение о новой диверсии на космодроме. Мы постоянно держим вершину башни под наблюдением чувствительного прибора, лучи которого проникают сквозь ее каменные стены. Прибор показывает, что сейчас там никого нет.

— Хорошо, — сказал Дарт. — Проводите меня ко входу в башню.

— Постойте, комиссар, — вмешался Феллет. — Как вы намереваетесь проникнуть в их логово: по винтовой лестнице или по наружной стене? Мне кажется, второй путь безопаснее. У нас имеется альпинистское снаряжение со специальными присосками, благодаря которым можно быстро и без малейшего риска подняться по вертикальной поверхности.

— Не говоря о том, что можно подлететь туда на флайере, — добавил Гирк. — Вы ничем не рискуете, комиссар, ведь башня пуста.

Дарт отрицательно покачал головой.

— Вряд ли Трюфон оставил свое логово без охраны, — сказал он. — Если он откуда-то и ждет незваных гостей, то наверняка с посадочной площадки или с наружной стены, откуда до него доберется любой полицейский в одежде с присосками. И меньше всего он готов к встрече с ними в самой башне, ведь путь по винтовой лестнице долог и опасен, не так ли?

— Но это действительно так! — воскликнул обескураженный Феллет. — Там есть провалы и рухнувшие ступени, а многие участки лестницы растрескались до того, что держатся буквально на честном слове… Я бы не советовал вам подниматься по ней.

— Подлетев к вершине башни на флайере, мы можем спугнуть Трюфона, — возразил Дарт. — Уверен, что там есть фиксирующие приборы, которые тотчас пошлют гартигасцу радиосигнал. И тогда бандит исчезнет, а вместе с нимединственная ниточка, которая может помочь нам распутать всю паутину… Со стороны лестницы меньше шансов наткнуться на электронного сторожа, поэтому я и выбираю этот путь. Идемте, — добавил комиссар. — Не будем терять время.

В сопровождении Гирка и Феллета он прошел под нависшей скалой. Дальше простиралось расчищенное от скал пространство, в центре которого возвышалась башня. Крупные необработанные глыбы, из которых она была сложена, покрылись трещинами от ударов мелких метеоритов. Приблизившись к ней, Дарт увидел метрах в десяти от земли черное зарешеченное отверстие. Когдато в незапамятные времена к отверстию вела лестница, но к настоящему времени от нее осталась лишь куча камней.

— Можете возвращаться, — сказал Дарт, обращаясь к своим спутникам. — Дальше я пойду один.

— В случае чего — немедленно радируйте. Флайер сразу поднимется на площадку, — ответил Феллет.

Они с Гирком скрылись в темноте.

Дарт надел на руки специальные перчатки с присосками и такие же наколенники, подошел к башне и прижался к ее стене руками и ногами. Автоматические присоски, послушные сигналам, исходящим от его мозга, тотчас прикрепились к камням. Дарт быстро полез вверх. Присоски прикреплялись и отлеплялись, удерживая Дарта на вертикальной стене; без помех ^достигнув входного отверстия, комиссар сдвинул решетчатую дверь ровно настолько, насколько было необходимо, чтобы протиснуться внутрь.

За дверью обнаружилось круглое помещение с низким потолком. Во лфаке глаза Дарта видели так же хорошо, как я при свете дня, и он сразу разглядел ступени каменной лестницы. Опустив руку на приклад автомата, висевшего на груди, комиссар прислушался. На изгибающейся лестнице, круто уводившей верх, царила тишина.

Дарт начал подниматься. Повсюду валялись камни и обломки, отвалившиеся от стен, на потолке зияли трещины. Ступени крошились, а иные с шумом рушились, когда Дарт ставил на них ногу. Некоторых ступеней не было вовсе и разломы приходилось перепрыгивать.

«Тут запросто может произойти грандиозный обвал, — думал карриорец, пробуя ногой прочность очередной ступени. — Лестница рухнет и меня погребет под обломками. Феллету и его людям придется немало повозиться, чтобы вытащить меня из завала, а Трюфон к тому времени смоется… Может быть, действительно стоило подняться по наружной стене?»

И все же он продолжал неторопливый подъем, чутко прислушиваясь к тишине. Минут через двадцать он связался по наручному радиотелефону с Феллетом. Майор доложил, что вокруг взорванного «Стремительного» бушует пламя, но пожарной бригаде удалось его локализовать. Через пару часов огонь будет потушен. Трюфон, как и в прошлый раз, снует в толпе зевак, глазеющих на пожар.

— Распорядитесь, чтобы наблюдали за каждым его шагом, — сказал Дарт, хотя это приказание, конечно, было излишним. Люди Феллета прекрасно знали свое дело.

Дарт выключил радиотелефон. Пройдя несколько лестничных маршей, он остановился. Ему показалось, будто кто-то тихо идет впереди…

С минуту он прислушивался, затем двинулся дальше. Шаги слышались уже совершенно отчетливо. Кто-то шел впереди него, точнее — уходил, приноравливаясь к скорости Дарта. Стоило комиссару ускорить шаг, как быстрее начинал двигаться неизвестный; когда Дарт останавливался, звук шагов замирал.

Дарт вынул из-за пояса бластерный пистолет. Нащупав пальцем спусковую кнопку, он стремительно зашагал по круто изгибающейся лестнице. В какой-то момент ему показалось, что незнакомец, шедший впереди, замешкался, и он ринулся вперед, перескакивая через две ступени.

Взбежав на площадку между двумя лестничными маршами, комиссар успел разглядеть только ноги удирающего незнакомца. Видел он их доли секуизды, но и этого короткого мгновения ему хватило, чтобы полоснуть по ним бластерным лучом. Грохот падения впереди показал, что он не промахнулся.

Но таинственный незнакомец упорно продолжал уходить. Даргу пришлось одолеть еще несколько лестничных маршей, прежде чем он увидел хрупкую на вид фигуру около метра ростом, лишеннную одежды, тело которой отливало металлическим блеском. У фигуры была небольшая, абсолютно круглая голова, на которой по периметру располагалось с десяток глаз. При взгляде на его подбитые ноги Дарт тотчас понял, что это — кибер. Видимо, это охранник, которого бандиты поставили сторожить вход в свое логово со стороны лестницы. Кибер полз на передних конечностях, неуклюже волоча перебитые ноги. Убидевшись, что Дарт неминуемо догонит его, он перевернулся на спину и замер, поджидая комиссара. Дарт вновь пустил в ход бластер. Огненная струя несколько минут сверлила металлическое тело охранника, оплавляя его и прожигая в нем черные дымящиеся отверстия.

Кибер дергался — видимо, в его внутренностях выходили из строя какие-то жизненно важные части. Наконец он обмяк и безжизненно растянулся на ступенях.

Решив, что с ним покончено, Дарт засунул бластер за пояс и продолжал путь. Лестница была узкая, распластанного кибера пришлось перешагивать. И в тот момент, когда Дарт занес над ним ногу, коварное создание подняло свои не задетые бластерными лучами руки и из их ладоней молниеносно выдвинулись кинжальные лезвия длиной в полметра каждое. С разлету они пронзили комиссара насквозь, выйдя из его спины.

Руки кибера оказались необычайно сильными. Взмахнув ими, он с размаху швырнул комиссара на каменную стену. Чудовищной силы удар об нее показался Дарту пустяком; из неудобного положения он открыл по киберу стрельбу из автомата. Несколько разрывных пуль окончательно доконали металлического сторожа. Внезапно в нем что-то взорвалось. Взрыв был такой мощный, что Дарта сорвало с лезвий и отбросило вперед на несколько ступенек. С потолка посьшались камни; Дарту на миг показалось, что рушится вся башня…

Лишь через четверть часа все окончательно стихло. Ниже по лестнице, где лежал кибернетический карлик, произошел страшный обвал, рухнул целый пролет, отрезав Дарту путь назад.

Комиссар двинулся дальше. Вскоре чувствительный датчик, укрепленный на его поясе, зафиксировал близость какого-то электронного прибора. Дарт замер. Впереди мог находиться второй кибер, или какая-нибудь ловушка, установленная бандитами.

Осторожно переставляя ноги, Дарт поднялся еще на несколько ступенек и снова остановился, разглядев во мраке тонкие, почти прозрачные нити, протянутые над лестницей в разных направлениях.

Дарт ползком пробрался под некоторыми из них, но нитей было так много, что он все же задел одну нить локтем. И неожиданно невзрачный каменный обломок, каких немало валялось на ступенях, раскрылся, словно бутон цветка, и из него стремительно выполз тонкий стержень антенны.

Дарт среагировал мгновенно. Разрывная пуля ударила точно в цель, разнеся в куски бандитский передатчик.

Теперь Дарт мог беспрепятственно продолжать путь, не обращая внимание на нити, с которыми был связан передающий аппарат: Трюфонтак и не успел получить предупреждающий радиосигнал.

Впереди лестница была свободна, но Дарт поднимался по ней, не ослабляя бдительности: кто мог знать, какие еще ловушки подстерегали его на пути к логову бандитов?

Пройдя еще с десяток витков, Дарт оказался перед стальной дверью. Здесь лестница кончалась. Он надавил на дверь и она отошла, пропустив его в просторный и пустой сводчатый зал.

В большом старинном камине у стены горел огонь, перед камином стояло несколько грубо сколоченных кресел. Пройдясь по залу, Дарт обратил внимание ца панель с кнопками и экраном; предназначение панели еще предстояло выяснить, но комиссару показалось, что одно из ее отделений должно выполнять функцию передатчика субпространственной связи. Точно такой же он видел на корабле Зауггуга. И вообще вся эта панель очень походила на пульт управления сверхскоростным звездолетом…

Каменный пол в нескольких местах был оплавлен, словно здесь горело пламя необычайно высокой температуры. Похоже, пятна образовались совсем недавно, одно из них было еще теплым.

У стены валялись тюфяки и спальные мешки, тут же стояли коробки с концентратной пищей. На полке выстроились в ряд пластиковые бутыли. Пламя камина заливало пол и стены колеблющимся багровым светом, от которого фигура комиссара отбрасывала длинную изломанную тень.

На плоскую крышу башни вела лестница; комиссар собрался было подняться по ней, как вдруг услышал гул приближающегося флайера. Кто бы это мог быть? Трюфон? Дарт бросил взгляд на запястье и застонал от досады: радиопередатчик был раздавлен в лепешку во время удара об стену! Связь с Феллетом прервалась.

Возможно, это был полицейский флайер. Феллет, обеспокоенный его молчанием, мог направить сюда летательный аппарат с отрядом своих людей… Но это могли быть и бандиты!

Дарг взбежал по ступенькам. Не выходя на крышу, он осторожно выглянул из люка. В эту минуту флайер, надрывно скрежеща, опустился на абсолютно ровную плоскую площадку, автоматически выпустив четыре стойки с присосками на концах. Так и есть— Трюфон! Дарт спрыгнул с лестницы. Его взгляд заметался по залу, выискивая место, где бы можно спрятаться. Но зал был пуст. Он подскочил к вороху тюфяков, но, передумав, бросился к камину.

На крыше послышались шаги гартигасца. Тяжело громыхали его магнитные подошвы.

Дарт нырнул в огонь и зарылся в уголья. Пламя скрыло его от глаз бандита, зато самому комиссару сквозь огненные языки был отлично виден и зал и появившийся в нем Трюфон.


Глава V. Дарт приступает к расследованию | Дарт и агенты Рассадура | Глава VII. Два бандита