home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава III. Бой в воздухе

Протаранив крышу, он свалился на одного из бандитов и задавил его насмерть. Несколько мгновений все, кто находился во флайере, в том числе и сам Дарт, пребывали в оцепенении. Первым опомнился пилот, он схватился за рычаг управления и выправил полет накренившегося аппарата. Флайер продолжал плавное, набирающее скорость движение между ослепительно белыми небоскребами Эллеруэйна, то попадая в их тень, то вырываясь на солнце и мелькая в его лучах серебристой птицей.

Когда пилот выводил машину из штопора, пол во флайере резко некренился и все, кто находились внутри аппарата, кубарем откатились к стене. И тут Дарт из неудобной позы нанес сильный удар по ближайшему к себе бандиту. Того отбросило к корме, где— находилась дверца. Под тяжестью бандита она распахнулась и тот вывалился из кабины. Его громкий, отчаянный вопль смешался с гудением двигателей и затерялся где-то внизу.

Два бандита остались сидеть у пульта управления машиной, трое других набросились на Дарта. В кабине завязалась драка. Клубок сцепившихся тел швыряло от одной стенц к другой; через несколько минут Дарт был весь утыкан ножевыми лезвиями. Но он лишь смеялся, когда бандиты в слепой ярости всаживали в него кинжал за кинжалом. Он наносил им резкие, точные удары кулаками с обеих рук, а когда на его руках повисали, он изворачивался и с размаху бил ногами. Распахнутая кормовая дверца представляла собой постоянную опасность для всех дерущихся, в том числе и для Дарта. Падение с такой высоты было чревато для бандитов верной смертью, а для Дарта — упущенной возможностью нейтрализовать их и вернуть кассету. Так что все дерущиеся с одинаковой опаской озирались в сторону кормы, стараясь держаться от нее подальше.

— Вы что там, дохлые тараканы, не можете справиться с одним паршивым полипом? — гнусаво заголосил зверского вида зеленолицый бандит, сидевший рядом с пилотом. — Если через минуту в машине не установится порядок, то я вытряхну вас всех вместе с полипом за борт, так и знайте!

— Но, шеф! — взмолился о, щин из бандитов, на котором Дарт сидел верхом, ожесточенно молотя его кулаками. — Разве вы не видите, что этот полип какой-то особенный? Нам никак не удается его прирезать… Он, похоже, резиновый, все время ускользает из рук, как ящерица…

— Сам ты ящерица, Плинк! Скорее кончайте с ним, у нас и без него забот хватает!… Вы видите — за нами погоня?

И действительно, когда бандитский флайер миновал нерту города и полетел над зелеными окраинами, с первой же встречной воздушно-сторожевой базы поднялись четыре полицейских реактивных турболета и, набирая скорость, устремились вдогонку за преступниками.

Дарт воспрянул духом. Теперь он уже не сомневался, что бандитам не уйти. Он одолеет этих трех, что вцепились в него, и доберется до зеленолицего, которого Плинк назвал «шефом». Противники Дарта явно выбились из сил, они уже пасовали перед его молниеносными ударами.

В маленьких, круглых, глубоко запавших глазках зеленолицего мелькнул испуг. Он наклонился к пилоту и что-то зашептал ему на ухо. Пилот кивнул и поправил зеркальце над собой, в котором ему видна была внутренность флайера. И когда Дарт ловким ударом обеих ног отбросил сразу двух насевших на него бандитов и, повернувшись, устремился к пульту, пилот резко вывернул руль и Дарта отшвырнуло к корме, ударив о косяк распахнутой дверцы.

Дравшиеся с ним бандиты тоже не удержались на ногах и один из них с воплем вывалился наружу. В последний момент ему удалось уцепиться за подножку. Дарт попытался ударить его по рукам, чтобы тот оторвался от флайера и рухнул вниз, но на него навалились двое оставшихся бандитов, так что третьему хватило времени подтянуться и с перекошенным от ужаса лицом вползти во флайер.

Полицейские турболеты приближались, беря флайер в кольцо. Их намерения были очевидны: они собирались окружить в полете машину преступников и отконвоировать ее на ближайший аэродром. Но бандит, сидевший за штурвалом управления, не собирался сдаваться. Внезапно бросив флайер вбок, он ударил бортом по крылу турболета, летевшего справа. Тот накренился и задел боком вторую полицейскую машину. Удар был настолько чувствителен, что оба аппарата вышли из строя, задымились и, неуклюже переворачиваясь, пошли к земле. В воздухе распахнулись купола парашютов. Далеко внизу турболеты врезались в бетонированное шоссе, взметнув два столба пламени.

Пилот и зеленолицый разразились хохотом. Предоставив усмирять Дарта своим сообщникам, они все внимание сосредоточили на преследовавших флайер полицейских турболетах. Зеленолицый извлек из-под сиденья большой тяжелый огнемет. Распахнув боковой иллюминатор, он выставил наружу ствол бластера и начал целиться в ближайший турболет.

— Эй, Гибби! — недовольно закричал он пилоту. — Не раскачивай так лоханку! Я не могу поймать прицел!

— А ты попробуй сядь на мое место, Трюфон, — сквозь стиснутые зубы отозвался Гибби, сжимая штурвал обеими руками и вперясь в лобовое стекло. — Нас обходят, я вынужден петлять…

Один из турболетов выпустил в сторону флайера несколько светящихся ракет. Они пролетели в считаных сантиметрах от бокового иллюминатора, едва не задев бластер. Трюфон, выругавшись, нажал на пусковую кнопку, однако огненный луч прошел довольно далеко от турболета — в этот момент Гибби снова развернул флайер, и Трюфон, не удержавшись, ударился головой о бластерный приклад.

Вопли, рев и ругательства продолжались минут пять. Взвыли и бандиты, дравшиеся с Дартом.

— Гибби, не тряси машину! — заорал один из них. — Иначе мы никогда не справимся с полипом…

Им действительно приходилось нелегко. Убедившись в невозможности убить Дарта, они избрали другую тактику: лишить его подвижности, прижать к полу, связать, а еще лучше — вытолкнуть за борт. Но едва им удавалось дружно навалиться на него, как флайер делал очередной резкий вираж, все кубарем летели к противоположной стене, комиссар снова освобождался и набрасывался на своих противников с удвоенной энергией.

— Гибби, ты можешь хоть пять минут придержать флайер в горизонтальном положении? — вопил бандит, которого Дарт пинком отбросил от себя.

Трюфон обернулся к ним и злобно прорычал:

— Трое здоровенных детин не могут выкинуть из машины одного полипа!

— Попробуй сам справиться с ним! — хрипели бандиты, едва успевая уворачиваться от ударов, которыми награждал их Дарт. — Похоже, это кибер! Его невозможно проткнуть ножом и он не устает!…

— Кончайте с ним, каракатицы, слышите, что вам говорят? — огрызался Трюфон, между тем как его глазки испуганно сверкали, следя за полицейским. — Выталкивайте его за борт, мы уже входим в верхние слои атмосферы! Через пять минут все отверстия должны быть задраены, а вы все еще возитесь с ним, прохиндеи?..

В этот момент Гибби вынужден был кинуть флайер резко вниз, чтобы увернуться от грозди светящихся ракет. Клубок дерущихся вновь распался. Дарт, почувствовав свободу, тотчас метнулся к пилоту, но Трюфон успел перехватить его руку, сжимавшую кинжал, и удержать лезвие в миллиметре от шеи Гибби…

И в тот же миг на Дарта снова набросились. Схватка в кабине продолжалась.

— Впрочем, люки можно и не задраивать, — прохрипел зеленолицый. — Я-то обойдусь и так, когда мы выйдем в открытый космос. А вот вы все сдохнете…

Он самодовольно засмеялся.

Трюфон был уроженцем планеты Гартигас, и, как всякий гартигасец, превосходно чувствовал себя практически в любой атмосфере и даже мог довольно долго существовать в безвоздушном пространстве при температуре, близкой к абсолютному нулю. Перелет в разгерметизированном флайере с Карриора на Брельт ему ничем не грозил, но для его напарников, выходцев с других планет, это было чревато гибелью.

— Шевелитесь, сморчки, если вам дорога жизнь! — ревел Трюфон, снова выставляя в иллюминатор бластерное дуло.

На этот раз он сумел прицелиться точнее. Огненный луч вспорол лобовое стекло ближайшего турболета, ранив его пилота. Потеряв управление, полицейская машина закувыркалась в воздухе, после чего камнем пошла вниз. Гибби и Трюфон завизжали от восторга.

Четвертый турболет отстал, отказавшись от намерения преследовать бандитов в одиночку.

В эту минуту Дарт, изловчившись, нанес такой удар кулаком по одному из бандитов, что тот вылетел через распахнутую кормовую дверь за борт. Увидев это, Трюфон резко оборвал смех. Нижняя губа его затряслась, глазки с ненавистью и страхом уставились на Дарта.

Он наклонился к Гибби и стал что-то горячо шептать ему, косясь на дерущихся. Гибби кивал.

Затем Трюфон схватился обеими руками за подлокотники, и через мгновение пилот-резко дернул штурвал. Флайер тряхнуло. Силой инерции Дарта и двух бандитов, которые вцепились в него, отбросило к распахнутой дверце. Миг — и под злорадный хохот Трюфона вся троица оказалась за бортом.

— Туда вам всем и дорожка! — провопил гартигасец.

Но радость его была преждевременной: один из бандитов, вываливаясь за борт, успел вцепиться в бампер на корме флайера. Второй бандит схватил его за ноги. Дарт, уже находясь в свободном падении, дотянулся до ног второго бандита… Таким образом все трое цепочкой повисли за кормой флайера, вцепившись один в другого.

В ушах Дарта свистел ветер, далеко внизу смутными пятнами проплывали поля и леса. Оба бандита верещали от ужаса и проклинали комиссара, когда он начал подтягиваться по их распластанным в воздухе телам к дверце.

Неожиданно из нее высунулась оскаленная физиономия Трюфона.

— Гибби, ты только взгляни?. — заревел он. — Они еще тут!…

Видя, что Дарт уже перебрался со второго бандита на первого и вот-вот дотянется до бампера, он угрожающе взмахнул своим волосатым кулачищем.

— Хочешь жить, проклятый полип? — и мерзко расхохотался, разевая пасть. — Нет, ты подохнешь вместе с этими ублюдками!

Тут взмолились бандиты:

— Трюфон! И это твоя благодарность за сегодняшнее дело? Не бросай нас, помоги… Мы еще пригодимся тебе… Нет! нет! — завизжали они, видя, что Трюфон достал нож и, садистски ухмыляясь, принялся резать вцепившиеся в бампер пальцы. — Только не это! Мы погибнем! Пощади!…

— Вы не справились с полипом, — шипел гангстер, — и потому должны подохнуть. Летите, пташки!

Комиссар так и не успел добраться до флайера: Трюфон вовремя перерезал пальцы своему сообщнику и тот, а вместе с ним и Дарт, и другой бандит, устремились вниз…


Глава II. Дерзкий налет | Дарт и агенты Рассадура | Глава IV. Схватка на земле