home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



The Times, четверг, 23 ноября 1854 г.

ОБЪЕДИНЕННЫЕ СИЛЫ НА ТИХОМ ОКЕАНЕ

Сан-Франциско, 15 октября 1854 г.

Вероятно, к этому времени вы уже услышите о нападении, произведенном союзной французско-английской эскадрой на Петропавловск, российское поселение на восточном берегу Камчатки. Подробности этого дела будут, без сомнения, отправлены в Санкт-Петербург по суше, и оценка его будет неточной и односторонней. Царь, смею предполагать, выдаст все это за победу. Действительно, дело было печальное, ибо мы говорим о потерянных жизнях, включая нашего адмирала, одного английского и трех французских офицеров, и еще около 60 человек, французов и англичан, а также очень много раненых. Сведения принесены в Сан-Франциско французской эскадрой, которая прибыла сюда 3-го и включала "La Forte" (60 пушек, адмирал Де Пуант), фрегат "L'Eurydice" (30 пушек, командир де Ла Грандье) и военный бриг "L'Obligado" (18 пушек, командир де Розенкурт). 25 дней назад они ушли из Петропавловска. Английская же эскадра отправилась к острову Ванкувер и ожидается здесь со дня на день.

Лучший источник из тех, что есть - это из французской газеты "Тихоокеанское эхо", издаваемой в Сан-Франциско, который я привожу ниже, дабы дать понять, что Петропавловск является местом значительной важности, местопребыванием военного наместника с большим гарнизоном, который был значительно увеличен подкреплением из Сибири под командой опытного российского генерала за месяц до того, как объявление войны достигло Тихого океана. Это подкрепление было доставлено вниз по реке Амур к Сахалинскому заливу, а оттуда через Охотское море - к гарнизону. Отряды были перевезены пароходами, для которых Амур оказался судоходным. Город и гарнизон Петропавловск расположен в своего рода внутреннем заливе, поперек которого параллельно городу лежит длинная песчаная отмель, оставляя узкий вход из внешней гавани во внутреннюю. Союзники обнаружили здесь два русских корабля, "Аврору" (44 пушки) и "Двину" (20 пушек), разоруженные и ошвартованные, борта которых использовались как батареи (так мой источник определил их позицию), защищающие вход в гавань. Они были закрыты песчаной отмелью и стали видимыми, только открывши огонь.

Теперь я спешу предоставить вам хронологию атаки.

25 июля союзный флот, составленный из французских кораблей "La Forte", "L'Eurydice", "L'Artemise", "L'Obligado" и английских "President", "Pique", "Amphitrite", "Virago", покинул Гонолулу. 30 июля "Amphitrite" и "L'Artemise" были отправлены к Сан-Франциско. 28 августа флот находился в видимости Петропавловских гор. После разведки бухты на "Virago", 29-го флот вошел в бухту с развевающимися флагами в следующем порядке: "President", "La Forte", "Pique", "L'Eurydice", "Virago" (возле фрегата "President") и "L'Obligado" (возле "La Forte"). При отдаче якоря четыре русских батареи открыли по ним огонь. Эти четыре батареи были: батарея на мысу Шахова - слева от входа в гавань; батарея справа, открытая 12-пушечная на косе, закрывающая вход в гавань, и батарея на полуострове, за которым были видны мачты стоящих в гавани четырех кораблей. Три из них были военные, а также торговое судно.

Это было в половине пятого. "Virago" подошла к полуострову и открыла огонь по русским батареям. Ей ответила мортирная батарея, что около города, но бомбы не долетали, взрываясь высоко в воздухе. На кораблях ночью горели огни, чтобы обмануть русских, которые всю ночь поддерживали на своих батареях костры. Утром все было подготовлено к серьезному сражению. Батарея мыса Шахова имела пять тяжелых орудий, открытая батарея - 12 36-фунтовых, батарея справа была менее опасна и защищена слабыми укреплениями. Английский адмирал предписал старшему артиллеристу "Pique" успокоить одно из их орудий; выстрел поразил орудие, разбил его и вывел из строя. Открытая батарея была, очевидно, наиболее опасна и защищена фашинами диаметром в 12 футов.

"Pique" был пришвартован к правому борту "Virago", а "President" позади парохода; "La Forte" занял положение на левом борту "Virago". За песчаной отмелью был виден русский транспорт и три орудийных порта "Авроры". "Virago" подошла к маяку на дальность пушечного выстрела, орудие выстрелило, и ядро упало возле парохода; "Virago" ответила бомбой, которая ударила по маяку.

В это время (в четверть второго) от "Pique" к "La Forte" подошла шлюпка с его командиром. Французский адмирал со своим адъютантом и хирургом отправился на "President". Только что был смертельно ранен адмирал Прайс - его пистолет качнулся в руке, и пуля пробила сердце... Барабаны пробили "отбой", и изготовления к бою были приостановлены.

Часом позже был замечен идущий по Авачинской губе русский бот, оснащенный на манер каботажного судна. Две шлюпки с фрегата "President" преследовали его и захватили - на борту было девять моряков.

Утром 31 августа батарея мыса Шахова начала стрельбу; "Pique", "La Forte" и "President" ответили тяжелым огнем. "Virago" высадила возле правой батареи десантный отряд; обстрел с батареи мыса Шахова начал спадать; отряды с "Virago" бегом проследовали к правой батарее; "Аврора" задержала их на некоторое время своим огнем; огню сопутствовало громкое шипение, а когда дым рассеялся, обнаружилось, что отряд овладел батареей. Они разрушили орудийные лафеты и заклепали пушки. "Аврора" отрядила 200 человек, чтобы отбить батарею обратно. "Pique" и "La Forte" открыли огонь, чтобы прикрыть своих людей, которые организованно погрузились обратно.

"La Forte" обстрелял открытую батарею зажигательными бомбами, и она отвечала сильным огнем, поразив фрегат четырьмя ядрами в корпус и еще многими сквозь больверк. Спустя полчаса половина русских орудий была непригодна к стрельбе; затем "President" развернулся помочь "La Forte"; по истечении двух с половиной часов батарея умолкла, и русские ушли на борт "Авроры" и "Двины". Канонада прекратилась, и на кораблях ночь была потрачена для восстановления повреждений, полученных в течение дня.

1 сентября "Virago" ходила в бухту Тарьинскую, где было похоронено тело адмирала Прайса. Там же пароходом подобраны трое сбежавших с китобойного судна американских моряков, которые сообщили, как думалось, важную информацию в отношении расположения Петропавловска.

3 сентября на "La Forte" был проведен военный совет, где было решено предпринять вторую атаку на следующий день. Было решено высадить 700 человек десанта от обеих эскадр, включая 176 отборных карабинеров. Каждый человек получил по 60 патронов, а дополнительный боезапас размещался в шлюпках. Командирами десантных отрядов были назначены капитан де Ла Грандье у французов и кэптен Барридж у англичан. День прошел в приготовлениях.

В понедельник 4 сентября в 3 часа утра барабаны подняли всех из кубриков и кают; десантные отряды были приняты на борт "Virago", которая высадила их на низкой части полуострова. Батарея прострелила оснастку "Virago"; "La Forte" ответил и разбил на ней одну пушку; орудия батареи, наводимые мастерски, удвоили свой огонь по "La Forte". Ядра свистели над фрегатом. Одно прошило грот-мачту приблизительно в 15 футах выше палубы; другое попало в середину бизань-мачты. Десант был высажен в 8 часов; эти две батареи были уже выведены из боя. Командир "La Forte" указал на коптильню и пообещал наградить канонира, который сможет ее поджечь. Первый же снаряд поразил цель; тяжелое облако дыма, сопровождаемого ярким пламенем, отметило удачный выстрел. Пожар продолжался в течение шести часов. Отряды вышли на марш, впереди шли английские морские пехотинцы. По достижении батареи ее пушки были заклепаны. Отряды, обойдя батарею, быстрым шагом двинулись на холм и вступили в густой кустарник. Здесь они были встречены беглым ружейным огнем, на который они отвечали на ходу. "Virago", высадив десант, прошла севернее и вела оттуда плотный постоянный огонь. На ручье около города была обнаружена 5-пушечная батарея, которую "Virago" заставила замолчать.

Тем временем в кустах разгорелся очень серьезный бой. Под разорительным огнем русских моряки дрались, как сумасшедшие. Капитан Ч. А. Паркер погиб, будучи во главе английских морских пехотинцев; здесь же пал М. Бурассэ. Лейтенант Лефевр с "L'Eurydice" был убит. Мистер Ховард, адъютант английского адмирала, сломал руку. Неспособный выдержать неравную борьбу, десант был вынужден отойти к своим шлюпкам. Первая цель высадки была достигнута. Батарея была смята, русские артиллеристы лежали мертвыми на своих заклепанных пушках. Дальнейшее продвижение с вытеснением русских из леса, размер которого был неизвестен, потребовало бы серьезных потерь; требовалась осада. Десант отступал не спеша. Группа в 100 человек, скрытая среди развалин батареи, дала залп по продвигающимся русским, и под этим прикрытием англичане и французы вынесли своих раненых.

Плотники на борту "La Forte" была заняты восстановлением повреждений. На следующий день, 5-го, убитые десантники были похоронены в Тарьинской бухте. 6-го эскадра была готова отбыть, а 7-го ушла. В этот день были замечены два судна - трехмачтовое и шхуна. "Virago" взяла шхуну, а "President" взял "Ситку", 800-тонное судно из Аяна, что в Охотском море, с грузом продуктов и оружия для Петропавловска. Груз "Ситки" был оценен в 200 тысяч долларов. 8-го шхуна была сожжена в открытом море.

Таким было сражение в Петропавловске, одно из наиболее кровавых из всех столкновений, имевших место между союзниками и русскими. Хотя действия эскадры и не были полностью успешны, все же было получено несколько важных преимуществ. Русские потеряли множество людей, которых некем заменить в столь отдаленном месте. Также они потеряли множество пушек - заклепанных либо выведенных из строя. Кроме того, они остались без провизии и многих предметов первейшей необходимости, которые были на "Ситке". Далекий от всех видов подкрепления, без надежды получения продуктов, гарнизон Петропавловска отделен от остальной части мира арктической зимой.

Разрушение крепости, изолированной посреди льдов, не было бы никаким достижением. Цель состояла в нападении на русские корабли, а не на укрепления. Фрегаты, пусть не захваченные, по крайней мере, сильно повреждены. Мачты "Авроры" срезаны ядрами "La Forte", палубы пробиты, паруса порваны в тряпки, многие ее пушки выведены из строя. Эти повреждения вынуждают "Аврору" к бездействию в течение зимы - даже если лед и холод не будут препятствовать ее выходу в море.

Потери, понесенные нашими кораблями, не ослабили их и не уменьшили наш энтузиазм. Мы были остановлены не столько неприятелем, сколько препятствиями, преодолеть которые хватило бы духу, но не дало бы адекватного результата. Кроме того, флот был ограничен в продовольствии. Ожидалось, что Петропавловск сразу сдастся и не будет сопротивляться осаде.

В течение всей экспедиции наиболее полно проявилось согласие между французами и англичанами. На земле и в море, в гавани Гонолулу и под огнем Петропавловска офицеры и матросы двух наций в непрерывном общении учились любить и уважать друг друга. Две наших нации, конкуренты во все времена - теперь друзья, единомышленники, чья кровь соединилась на поле боя. В полярных морях Азии и на берегу Бомарше они воодушевляются общей симпатией и общим примером. Храбрый Паркер, что вел наших солдат вперед, погиб вместе с ними, и вокруг него наши офицеры и матросы пали, подкошенные невидимым врагом. Дружба, основанная на взаимном уважении и скрепленная такими воспоминаниями, служит залогом постоянного союза двух самых великих наций на Земле.

Я заручаюсь словом офицера, который был в этом деле, и подтверждаю, что данный отчет, в основном, правилен150.

Имеются различные мнения относительно сил Петропавловска. Один из офицеров говорил мне о восьми батареях и 80 пушках, и, кроме того, два военных корабля, которые стали хорошим подспорьем для батарей; всего 144 орудия. Население насчитывает 2000 человек, считая последнее подкрепление гарнизона. Местность является хорошей позицией, укрепленной самой природой, и способно к сопротивлению превосходящим силам. Силы союзников подсчитать легче. "La Forte" - фрегат первого класса, 60 пушек, из которых 8 80-фунтовых, и 52 30-фунтовые, 500 человек; "L'Eurydice" несет 30 пушек, из которых 4 80-фунтовые и 26 30-фунтовых, 230 человек; "L'Obligado" имеет 12 30-фунтовых пушек и 120 человек. Английские корабли - 50-пушечный "President", 40-пушечный "Pique" и 6-пушечная "Virago" - все вместе несут 208 пушек, которые в совокупности с французскими дают 310 орудий со стороны союзников.

Потери при высадке десанта 4 сентября были следующие.

Англичане: капитан Паркер (Королевская Морская Пехота) и 29 человек убиты; нижеследующие девять офицеров ранены - лейтенанты Ховард, Палмер и Морган ("President"); Блэнд (лейтенант), Робинсон (помощник), Чичестер (мичман), Макколм (первый лейтенант Королевской Морской Пехоты) и Клементс (второй лейтенант Королевской Морской Пехоты), последний очень тяжело - с "Pique", и Уайтлок, боцман с "Virago", которому выстрелом оторвало палец. Все эти потери понесены на берегу. Ни один офицер не был ранен на борту корабля151. У французов три лейтенанта убито на берегу и пятеро офицеров ранено. Кроме того, примерно 147 человек раненых, примерно поровну французов и англичан. У меня не было возможности установить полные потери от начала до конца. Предположительно, 120 англичан и примерно столько же французов. Невозможно оценить потери русской стороны, но предполагается, что они намного больше, чем таковые у союзников. Французские офицеры описывают урон русских во время обстрела как чрезвычайно ужасный. Многие из их были надвое разорваны ядрами с кораблей - куски их тел были видны разлетающимися по воздуху над батареями, и нужно признать, что они дрались расчетливо, с предельной храбростью. Пример неустрашимой храбрости, проявленной ими - это рассказ о русском часовом, в которого было сделано 60 ружейных выстрелов, но ничто не могло сокрушить его дух, он продолжал вышагивать вверх и вниз по валам форта, где был поставлен, и головы не повернул. Он остался жив, поскольку заслужил это, хоть и русский.

Наиболее трагическими были события, связанные с десантом. Люди высадились, ведомые американским проводником, который описал окрестности города как весьма легкодоступные. Но - по его ошибке или по предательству - при продвижении на господствующую высоту силы союзников оказались среди густых зарослей, которые мешали их продвижению на каждом шагу, но в то же время способствовали русским снайперам, которые сидели в кустах в засаде; надежная и почти непроницаемая защита для них, откуда они смертельно разили каждого, кто попадался на глаза. Несмотря на мешающий им огонь, в который они попали и на который не могли эффективно отвечать, отряды действовали с максимальной отвагой, пока схожесть формы англичан и русских не вызвала замешательство в рядах французов, которые боялись стрелять в красные мундиры "морских пехотинцев", опасаясь, что это могли бы быть их собратья по оружию. Восстанавливая ориентировку, они заблудились, и внезапно оказались перед пропастью высотой в 70 футов. Смертельные залпы давили их с тыла, и у них не было другого выбора, кроме как прыгать в пропасть или быть застреленными; некоторые спрыгивали и были убиты, другие искалечены.

Адмирал Прайс умер 30 августа, когда флот готовился к атаке. Корабли немедленно были поставлены на якорь по случаю этого печального события, и все боевые действия были перенесены на следующий день - они пошли в бой с его телом на борту корабля "President". 1 сентября он был похоронен на берегу в местечке по имени Тарьинская, что за несколько миль от Петропавловска на противоположной стороне бухты. Смерть адмирала расстроила весь флот, поскольку он был всеми очень любим. Командование взял французский адмирал, и он вел все действия с момента смерти адмирала Прайса.

Английские корабли были повреждены не сильно - настолько легко, что все было восстановлено в море за три дня.

7 сентября, когда флот покинул бухту Петропавловска, фрегатом "President" после двухчасового преследования была захвачена "Ситка". Она была вооружена, загружена продуктами и военным имуществом для гарнизона. На ней было несколько русских обывателей, спешивших в Петропавловск, и несколько офицеров. "Pique" в тот же самый день взял русскую шхуну, уже упомянутую, тоже с грузом. Это было судно приблизительно тонн на 100. После снятия груза и экипажа она была сожжена. Команда и пассажиры этих двух судов, а также экипаж "Авачи" (малого бота с кирпичами, взятого двумя вельботами фрегата "President" в бухте 30 августа) были все переданы на французские корабли и доставлены в Сан-Франциско. Мирные жители были освобождены французским адмиралом, а военнослужащие все еще содержатся как военнопленные. "Ситка" приведена в Ванкувер для сдачи.

Важно понять, что союзный флот уничтожил бы Петропавловск, если бы не недостаток провизии. Некоторым промахом явилось отсутствие какого-либо судна-склада, приданного флоту, и эскадра была вынуждена из-за недостатка продуктов зайти в порт, где можно было бы пополнить запасы, либо продолжать обстрел до превращения этого места в пепел. Склады английской эскадры - на Сэндвичевых островах. Будет невозможным возобновить нападение этой зимой, так как преобладающие туманы делают навигацию слишком опасной. Например, когда флот продвигался к месту атаки, туман был настолько плотен, что сигналы едва могли быть различимы на расстоянии двух длин кораблей.

Поскольку неудача уничтожения Петропавловска вызвала много комментариев даже в нашем отдаленном месте и бесспорно будет подвергнута критике в Англии и Франции (да мало ли еще где) надлежит упомянуть, что нападение на это место не планировалось заранее. Союзный флот разыскивал русские корабли, а когда подошел к Петропавловску по недостатку воды, батареи внешней гавани открыли по нему огонь прежде, чем союзники сделали хотя бы один выстрел. Союзникам помешало многое - от сильных течений до густого тумана, не подпустившего корабли ближе трех миль до песчаной косы, закрывающей гавань, плюс всего лишь один пароход. Только из показаний пленных с "Ситки" после сражения стало ясно, что русская флотилия находилась в Охотском море, в устье реки Амур, где ей было назначено рандеву.

Корабли Ее Величества "Amphitrite" и "Trincomalee", а также французский корвет "L'Artemise" ушли из Сан-Франциско 23-го и пока не вернулись. По слухам, "Amphitrite" ушла к Сэндвичевым островам. Со смерти адмирала Прайса ею командует кэптен Фредерик152, будучи старшим офицером эскадры.


ПИСЬМО ПРЕПОДОБНОГО ТОМАСА ХЬЮМА, КАПЕЛЛАНА КОРАБЛЯ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА "PRESIDENT" | Забыть адмирала! | The Illustrated London News , 28 ноября 1854 г. ВОЕННО-МОРСКАЯ АТАКА РУССКОЙ КРЕПОСТИ ПЕТРОПАВЛОВСК