home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть III. Рок или ...?

Истинная храбрость заключается в том,

чтобы жить, когда правомерно жить,

и умереть, когда правомерно умереть.

Дайдодзи Юдзана,

"Начальные основы воинских искусств"

Существует несколько проверенных временем методик открытия тайн - от блестяще описанной Стивенсоном, когда "пятнадцать человек на сундук мертвеца", до откровенно парадоксальной - берётся тайна и аргументированно доказывается, что на самом деле никакой тайны нет.

О том, что где-то на берегах нашей бухты когда-то был похоронен некий английский адмирал, я слышал с самого детства. Упоминавшие о нём взрослые говорили весьма туманно, и уже тогда я знал, что здесь скрывается какая-то тайна. На мои расспросы никто не рассказал ничего определённого, но всякому овощу - своё время, и вот, кажется, оно пришло.

О поисках места могилы я постараюсь рассказать в следующей части, а пока попробуем разрешить не менее важный вопрос: что же всё-таки произошло 31 августа 1854 года на внешнем рейде Петропавловска, когда объединённая англо-французская эскадра неожиданно обнаружила себя оставшейся без своего главнокомандующего.

Пытаясь найти ответ на этот вопрос, я постарался перечитать о событиях тех дней всё, что сумел найти в библиотеках Вилючинска и Петропавловска, а также пришлось прибегнуть к помощи Интернета. Здесь мне повезло: я попал в компанию интересных людей, которые старательно изучают историю как раз Крымской войны, причём делают это в своё удовольствие без отрыва от основного места работы, обмениваются результатами, хотя и живут по всему миру. Это "Общество изучения Крымской войны 1853-1856 годов" (The Crimean War Research Society 1853-1856), центр которого находится в Великобритании. Мне представили двух изыскателей - Яна Стоуна и Кена Хортона; последнего рекомендовали как особенно вдумчивого и дотошного исследователя, который действительно умеет работать с гипотезами и документами. По нескольким причинам вышло так, что наиболее плодотворное сотрудничество, переросшее в дружбу, у меня получилось именно с ним.

Кену был семьдесят один год; внешне он представлял собою жизнерадостного солидного пожилого человека в очках, с простым добрым взглядом и открытой улыбкой. Увы, нам так и не удалось встретиться с ним в реальной жизни, но виртуальное общение через компьютер, несомненно, доставило нам очень много приятных и полезных минут. Кен работал архитектором, а ещё был пенсионером Флота Её Величества. Служил в Шанхае, Сингапуре и Гонконге, был связистом; его задачей была передача в Лондон, в Адмиралтейство, всевозможных обобщённых и систематизированных данных. Кен был не офицером, а простым матросом - на фотографии тех лет он запечатлён настраивающим свою аппаратуру, и едва только взглянув на фото, я сделал вывод, что служба службой, а вот красавицы Юго-Восточной Азии однозначно бегали за ним толпами. Кен долго смеялся, когда я сообщил ему о своих подозрениях, а потом смущённо сознался, что не только Азии.

Кен жил в небольшом тихом городке по имени Реддитч, километрах в ста к югу от Бирмингема и, несмотря на свои годы и уже тогда ухудшившееся состояние здоровья, ездил в поисках нужных документов в Лондон, в Уэльс, в Сассекс и в другие места Англии. Супругу Кена зовут Светланой, она родом с Сахалина, а теперь живёт под Севастополем в Балаклаве. Нормально воссоединиться семье мешал идиотизм международных отношений, при котором ни одному из супругов не будут платить пенсию при проживании на территории другого государства. Сын Светланы Алексей был курсантом Высшего Военно-морского училища имени М. В. Фрунзе в Санкт-Петербурге, но, к сожалению, уже будучи третьекурсником, трагически погиб в автокатастрофе под Ялтой.

Вместе со своими соратниками по изучению Крымской войны Кен часто бывал в Севастополе и Санкт-Петербурге, имел множество друзей в России, к числу коих я был рад отнести и себя. Увы, сейчас я вынужден говорить о Кене в прошедшем времени...

Прежде всего, я счёл нужным заявить Кену, что не склонен верить в самоубийство английского адмирала. Где это видано, чтобы британские (да и любые другие) адмиралы стрелялись перед сражением, которое намеревались выиграть, да ещё не объясняя причин, словно не заботясь о своей чести и о будущем своих родственников? Другое дело - после проигранной битвы... Кен согласился со мной, но предложил рассмотреть все доступные аспекты, обменяться информацией, а уж потом выдвигать гипотезы и пытаться их доказать или опровергнуть.


* * * | Забыть адмирала! | * * *