home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПИЩЕВАЯ БАЗА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Всякие рассуждения о высоких материях (а нечто в таком роде заготовлено автором для мужественного читателя) повиснут в общем-то в воздухе, ежели вдруг окажется, что людям нечего есть, что они не смогут прокормиться на оскудевшей или неоскудевшей — все равно — Земле. В данном случае нет необходимости особенно мудрствовать: просто нужно количественно уточнить нынешние и потенциально возможные пищевые ресурсы, которые находятся или будут находиться в распоряжении человечества. В последнее время такого рода соображения и вычисления стали появляться в нашей печати, и я воспользуюсь опубликованными и, вероятно, многим известными материалами.

Но сначала я должен сделать одно предварительное замечание.

Основная ошибка самого Мальтуса, позволившая позднее всяким мальтузианцам построить огромное количество спекулятивных, с откровенным политическим душком «теорий», заключается в том, что он пытался придать своему закону народонаселения абсолютный, вневременный характер. Иначе говоря, несоответствие между ростом населения и увеличением количества продуктов питания, по Мальтусу, — «вечный закон природы», неустранимый закон, снимающий, в силу своей объективности, всякую ответственность с общественного строя, с власть имущих, с богачей и «естественно» обрекающий бедняков на безропотное повиновение, на нищету и вымирание.

Вот против этой абсолютизации и возражали прежде всего основоположники научного коммунизма, которые признавали лишь относительное перенаселение, вызванное конкретными социальными и историческими условиями. Известно, что всякая попытка что-либо абсолютизировать методологически уже порочна, критика Мальтуса поэтому вполне убедительна, и двух мнений тут быть не может.

Стало быть, абсолютного закона нет. Но повседневные дела человеческие, если иметь в виду все человечество, и теперь еще, к сожалению, складываются неблагоприятно. «В мире в целом и особенно в слаборазвитых странах количество продуктов питания увеличивается недостаточно, — констатирует советский исследователь В. Л. Андроников. — По данным ООН, хотя и неполным, объем сельскохозяйственной продукции в мире за 1960–1961 гг. увеличился не более чем на 1 %, а прирост населения земного шара составил 1,6 %». В районах с наибольшим приростом населения дела обстоят так: «Для удовлетворения потребностей населения на Дальнем Востоке необходимо увеличить продовольствие в 4 раза, на Ближнем Востоке в 3 раза, в Африке в 2,5 раза, в Латинской Америке (за исключением Аргентины, Уругвая, Парагвая) почти в 3,5 раза». Короче говоря, «в настоящее время голодает от 1/3 до половины населения всего земного шара».[1]

В чем дело, как возникла подобная кошмарная ситуация?

Тот же В. Л. Андроников пишет; «Империалисты и их социологи пытаются убедить трудящиеся массы, что бедствия и голод связаны с высокой рождаемостью, с эрозией почвы, с убыванием ее плодородия и т. д., но только не с капиталистическими порядками и огромными расходами на вооружение». А начинает он свою статью с сочувственного цитирования слов Ж. де Кастро: «Ни голод, ни нищета не новость для мира».

Я тоже думаю, что не новость: голод и нищета сопутствуют всей истории человечества, с завидной последовательностью переходя из одной социально-экономической формации в другую, и все еще, как видно, не сдали позиций. Голодали, разумеется, первобытные охотники и собиратели. Я не уверен, что досыта кормили рабов, а известный римский лозунг «хлеба и зрелищ» показывает, что и свободный плебс постоянно нуждался в еде.

Целые армии нищих, несмотря на всяческие запреты бродяжничества, странствовали по феодальным государствам… Огромные расходы на вооружение?.. Худо, конечно, и спорить тут не о чем. Однако в те годы, когда Мальтус писал свое сочинение, не существовало того, что сегодня мы называем «гонкой вооружения», но голод и нищета существовали…

Так что же, сославшись на извечный человеческий опыт, можно реабилитировать капитализм?

Отнюдь! Но все гораздо сложнее и трагичнее. В этом плане капитализм безусловно виновен, безусловно преступен, ибо по логике исторического процесса капитализм оказался первой социально-экономической формацией, которая по своему экономическому, техническому, научному могуществу могла бы обеспечить все население земного шара достаточным количеством продовольствия. Могла бы, но никогда не сделает этого, что сегодня уже не нуждается в доказательствах; все упирается в способ распределения материальных благ; накопление материальных благ у одних за счет других — это не тот принцип, который может спасти человечество.

Да, капиталистический принцип распределения материальных благ не избавит человечество от нищеты, но другой принцип — сначала каждому по труду, в дальнейшем каждому по потребности — это уже и другой социальный строй.

Значит, капитализм как бы подготовил техническую, научную и экономическую (в смысле возможного объема продукции) базу для ликвидации нищеты и голода, но внутренние противоречия не позволяют и не позволят ему направить достигнутое на всеобщее благо. Разрешить это противоречие суждено коммунизму, хотя, как показывает исторический опыт, на ранних этапах развития не всегда удается достигнуть желаемого результата.

С научной же точки зрения — стало быть, пока в теории — планетарного масштаба катастрофа не угрожает человечеству, и земной шар может прокормить гораздо больше людей, чем сейчас живет на нем. Все дело в самих людях: если они так самоорганизуются, что придут к справедливому распределению продуктов, то жаловаться на Землю в ближайшее столетие им, наверное, не придется…

А теперь, абстрагируясь от противоречий современных, посмотрим, насколько вообще реальны возможности сельского хозяйства.

Вот какие, например, существуют подсчеты. Общая площадь пашен, плантаций и садов на земном шаре достигает сейчас 1 400 миллионов гектаров, а лугов — 2600 миллионов гектаров. Представим теперь себе, что площади эти останутся неизменными до 2000 года, но урожайность к этому времени в среднем поднимется до уровня, уже достигнутого во многих странах мира: 30 центнеров с гектара пашни и 10 центнеров с гектара лугов. Даже при таком минимальном варианте общая продукция к 2000 году достигнет 6,8 миллиарда тонн в условных зерновых единицах, а этого достаточно, чтобы обеспечить пищей 13,6 миллиарда человек, то есть в два раза больше, чем будет к этому времени обитателей на земном шаре.

А стоит только допустить, что посевные площади увеличатся — это происходит и пока будет происходить постоянно, — как цифры стремительно взлетят… И еще останется океан. Его кормовые ресурсы в четыре раза больше ресурсов суши. Правда, пока все, что океан дает нам, в пересчете на калорийность составляет лишь один процент от общего объема пищевых продуктов.

Короче говоря, на нашей планете может прокормиться народу раз в десять больше, чем сейчас.

Я не буду приводить другие, иногда реалистические, иногда с отчетливыми признаками фантастики, расчеты, — мне для моих целей важно лишь утвердить читателей в мысли, что Земля щедра к нам и все дело в том, чтобы мы, люди, сами поумнее бы организовали свое бытие.

Обратимся теперь к некоторым иным особенностям нынешнего состояния дел на земном шаре.


ВЗРЫВ | Человечество - для чего оно? | «СТРАННЫЕ» СОВПАДЕНИЯ