home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Специфика роли

Мы отметили две ошибки Забелина: отождествление роли человечества в системе природы, функции его — с его целью, а также и утверждение, будто наиболее серьезная причина духовного кризиса, пессимистического взгляда на мир состоит в осознании факта деградации мира, следующего из Второго начала термодинамики. Необходимо подчеркнуть и положительные стороны книги. Прежде всего, книга, содержит массу интересной информации, она будит мысль, заставляя взглянуть по-новому на казалось бы привычные вещи.

А главная ценность книги, безусловно, в самой постановке вопроса о целях. Трудно при современном изобилии печатающейся литературы говорить уверенно, но складывается впечатление, что Забелин явился пионером в этой области, впервые сделавшим попытку поставить этот вопрос на научной основе. Понятно — почему его упрекали в склонности к телеологии: раньше такими вопросами занималась лишь религия и различного рода метафизика. Успехи научного познания позволяют сегодня сделать попытку рассматривать этот «вечный вопрос» на достаточно объективном уровне, а главное — историческая необходимость заставляет делать попытки решения его — хотим мы этого или нет. «Отсутствие поиска, — пишет в связи с этим Забелин, — элементарное незнание — не выход из положения; к бездумью современный человек вернуться уже не сможет.» (стр.190).

Итак, в системе природы жизнь является антиэнтропийным процессом и человечество не избавлено от антиэнтропийного функционирования, хотя и выполняется оно не как цель и смысл существования человечества, но лишь как средство, побочное действие при достижении имманентных целей. Чем же тогда человечестве в этом плане отличается от всей остальной живности?

Прежде всего, необходимо отметить, что единственным известным нам непосредственным преобразователем солнечной энергии в биомассу, первичным антиэнтропийным биологическим феноменом являются растения. Именно они существуют за счет поглощения солнечной энергии, «связывания» ее в химической реакции фотосинтеза. А весь животный мир, существующий за счет пожирания растений и своих же слабых собратьев, хотя и является тоже феноменом антиэнтропийного процесса, но уменьшает энтропию фактически лишь в пределах того уменьшения, которое уже достигнуто растительным миром, не добавляя к нему почти ничего, если не считать содействия опылением, распространением семян и удобрением пометом. Ничего революционного в преобразование природы животный мир практически не вносит; революционером остается растительный мир. Возникшее в животном мире человечество — не является исключением в этом плане: существующее за счет употребления в пищу растений и животных, оно паразитирует в биосфере планеты.

Неверно полагать, конечно, что животный мир существовал на Земле как бы напрасно: именно многообразие животного мира подготовило материальную возможность появления вида «гомо сапиенс». Но, в отличие от животных, человек не случайно, а сознательно расширяет сферу деятельности растительного мира; и в этом первая особенность антиэнтропийной функции человека и человечества. Озеленяются прежде пустынные районы, выводятся новые высокопродуктивные виды растений, в почву вносятся эффективные удобрения, растения выносятся даже за пределы Земли — в космические станции и лаборатории.

Правда, в своей деятельности человек нередко начинает поступать неразумно, хищнически подрывая основу будущей жизни на планете. Но такое «неразумное человечество» автоматически вымрет, исчезнет из системы природы; разумное же выживет. Это своеобразный естественный отбор, где из возможных форм жизни остается существовать более разумная, более высокая.

Если инстинкт самосохранения животного заставляет срабатывать автоматически такие рефлекторные механизмы, которые обеспечивают дальнейшее существование индивида, то человек — единственное животное, которое знает о предстоящей своей кончине — сознательно, разумно направляет свою деятельность на продление существования, как индивидуального, так и рода человеческого. Причем, участвуя в процессе преобразования природы, человечество приобретает свободу выбора именно наиболее оптимального решения, поскольку оно хотя бы мысленно может моделировать различные процессы на базе накопленной за всю историю информации об окружающем мире. «Мы можем выделить еще один антиэнтропийный процесс, наиглавнейший, пожалуй, — пишет Забелин, — это процесс накопления знания… процесс, наиболее полно выражающий феномен человечества».

Забелин рассматривает процесс накопления знания как наиболее специфичную функцию, которая делает человечество в природе явлением столь же революционным, каким мы считаем возникновение и распространение растительного мира — в частности и жизни — вообще. В этом вторая ценность его книги. В самом деле: жизнь характеризуется не только концентрацией энергии — в мире, где энергия, как правило, может лишь рассеиваться; жизнь характерна еще и концентрацией, отбором, передачей, использованием информации. Более того, это такая же неотъемлемая ее черта, как и первая: без передачи и использования информации жизнь невозможна. «В то время, как основной способ связи и соединения компонентов, образующих системы неорганической природы, состоит в передаче, трансмиссии энергии, связь и упорядочение компонентов, образующих системы органической природы, достигаются прежде всего путем передачи информации» (Э.С.Маркарян «Человеческое общество как особый тип организации», в журнале «Вопросы философии» № 10, 1971 г.).

Во всем живом мире, в среде всевозможных растений и животных происходит процесс отбора и передачи наследственной информации, записанной языком генетического кода. Эта информация является программой построения и развития живого существа, программой его поведения в борьбе за существование и продление рода. Человек на Земле впервые явился таким существом, которое пользуется не только наследственной информацией, но и приобретенной им в течение жизни, полученной им от предков или современников, запечатленной не в наследственном веществе, а во внешних символах, посвященной не только той же цели, что и наследственная информация, но и цели познания окружающего мира.

Революционная роль человечества состоит не только в самом факте приобретения и накопления знаний, но главным образом в том, что с помощью знаний человечество может реализовать новые антиэнтропийные процессы. Так, осуществление пока еще фантастической возможности перехода человечества к автотрофному питанию означало бы не только выход человечества из состояния «паразитирования» в биосфере планеты, но и открытие новых способов непосредственного «преобразования энергии в биомассу», способов синтеза питательных веществ помимо единственного известного в настоящее время — фотосинтеза. Антиэнтропийная деятельность человечества, существенно активизировалась бы с широким распространением гелиоэнергетики, которая позволила бы полнее использовать энергию солнца; как известно, в процессе фотосинтеза используется лишь от одного до двух процентов энергии солнечных лучей. Наконец, освобождение атомной и термоядерной энергии вселяет надежды не только на лучшую энерговооруженность человечества, но и на будущую антиэнтропийную деятельность космических масштабов.

Участие различного рода информации в жизни человечества стало настолько всеобъемлющим, что стало возможным говорить о возникновении на Земле сотворенного человечеством информационного феномена — ноосферы, сферы разума. «Ноосфера — это планетизированный непрерывный поток информации, поддерживающий или изменяющий структуру мира, это постоянно возникающее и развивающееся знание, которое воплощается в социальных, идеологических, научных, художественных комплексах, а также в преобразованной человеком природе… Ноосфера зафиксирована в электромагнитных волнах, в книгах, документах, в социальных и научных организациях, в нервных тканях, на страницах газет и журналов, в архитектуре городов, в культурных ландшафтах и парковых ансамблях.» — так определяет ноосферу Забелин (стр.220.)

Это определение было встречено в штыки критиками; они ссылались на определение ноосферы, данное Вернадским, который подчеркивал, что ноосфера — это материальная оболочка Земли, испытавшая воздействие человека. Однако, определение, данное ноосфере Забелиным, более широко: оно включает в себя преобразования геологической оболочки Земли и ее биосферы, которые имел в виду Вернадский. К тому же, если оставить даже для ноосферы определение Вернадского, то информационный феномен, описанный Забелиным от этого не исчезает; он существует независимо от его названия, а называть его «ноосферой» или как-то иначе — это вопрос терминологии.

Далее: поскольку получаемая, накапливаемая человечеством информация, сумма знаний оказывает все большее воздействие на образ жизни человечества, на производство и материальных, и духовных благ, на пути и методы достижения наиболее оптимальных решений самых актуальных проблем человечества, то в обществе резко возросла численно группа людей, занимающихся умственным трудом, интеллигенция. «Мы привыкли к определению интеллигенции как «прослойки», а не как класса, — пишет Забелин, — и это справедливо по отношению к прошлому. Известно, однако, что ныне наука стала непосредственной производительной силой, что возникла мощная интеллектуальная индустрия, и уже поэтому интеллигенция перестала быть прослойкой, но приобрела признаки класса» (стр.165). Тезис Забелина о прогрессивной роли класса интеллигенции, которому суждено стать единственным классом бесклассового общества будущего, также был подвергнут жестокой критике. Думается, что и в этом случае спор шел более о терминологии, чем о сути вопроса, поскольку не требует особых доказательств утверждение о том, что в эпоху научно-технической революции роль умственного труда будет возрастать во всех сферах производства и создатели материальных ценностей будут все более напрягать ум, нежели мышцы. «Превращение в интеллигентов все более широкой массы трудящихся города и деревни диктуется требованиями научно организуемого производства» (Ю.Шейнин «Интегральный интеллект»; изд. «Молодая гвардия», М.1970).

В связи с возрастанием в жизни людей роди информации, знания, мышления, т. е. явлений идеального мира, возникает настоятельная необходимость в науке об идеальном. «До сих пор, — отмечает Забелин, — нет ни одной научной дисциплины, которая изучала бы идеали как таковые, как природные объекты» (стр.222). Действительно, нам еще далеко не известен исчерпывающий ответ на вопрос, всю жизнь мучивший В.И.Вернадского: «Мысль не есть форма энергии; как же она может изменять материальные процессы?» По определению Забелина «ноосфера образована бесчисленным множеством идеалей — знаний, сведений, мыслей, образов — бесчисленным количеством идеальных явлений»; она является сложнейшим объектом исследования науки об идеальном. В разработке начал идеальнологии, безусловно, большая заслуга Забелина; например, привлекают внимание его попытки исследовать функцию искусства в познании не только внутреннего мира человека, но и окружающего мира. Проблемы понимания, наиболее всестороннего отражения действительности, научной интуиции, эвристического мышления, творчества — эти и другие проблемы невозможно разрешить без глубокого анализа той роли, какую искусство играет в жизни человечества и, в частности, в воспитании высокой культуры мышления человека.

Остается отметить третью специфику роли человечества в природе: если любой вид растительного и животного мира относится к другим видам в лучшем случае безразлично, а чаще всего — агрессивно, либо с целью захвата экологической ниши, либо с целью употребления представителей того или иного вида в пищу, то человечество (имеется в виду, конечно, его прогрессивная часть) впервые выступает за сохранение неопасных для него форм жизни и за поддержку высших ее форм. Человечество активно содействует распространению жизни и разума как сейчас — на Земле, так и в будущем — в Космосе. Поскольку эта роль разумной жизни закономерна, то при встрече в Космосе с обитателями других миров можно надеяться более на взаимопонимание, чем на взаимоистребление. Разумная жизнь — феномен уже не планетарного, а космического масштаба; связь и обмен информацией между очагами разума в Космосе приведут ко всестороннему обогащению его обитателей, ко все большим возможностям управления природными процессами для дальнейшего утверждения и высшего развития жизни во Вселенной. Конечно, развитие жизни к высшим ее формам возможно лишь при наличии соответствующих материальных условий, при которых эти высшие формы могут существовать; особенность человечества в том, что оно, во-первых, может намеренно создавать такие условия, а во-вторых, оно может сознательно стремиться к саморазвитию, к высшим формам бытия.



Цель или роль? | Человечество - для чего оно? | Первые итоги