home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15

После полудня дождь временами прекращался, и мокрые улицы блестели под темнеющим небом. На часах было без пяти семь. Фрэнни в плаще терпеливо стояла у музея. Час пик заканчивался, и поток машин редел, но в воздухе Грейт-Рассел-стрит все еще висели тяжелые клубы выхлопных газов. Раздался пронзительный автомобильный гудок, и к тротуару с ревом подкатил автомобиль Оливера.

Она забралась внутрь, Оливер извинился за опоздание, сказав, что застрял в пробке из-за какого-то митинга, а потом поцеловал ее так, что у нее перехватило дыхание и кровь прилила к лицу.

– Ты выглядишь великолепно, – заявил он.

– Ты тоже не так уж плох. – Она оценила его светло-голубую рубашку и оранжевый галстук в полоску.

Фрэнни поцеловала костяшки его пальцев, и они посмотрели друг другу в глаза; мотор деловито урчал. Оливер выглядел умиротворенным и уверенным в себе, беспокойные морщинки, избороздившие его лицо после уик-энда, разгладились.

– Я скучал по тебе, – произнес он.

– Я тоже. – Она знала, что они стоят на виду у всех, кто выходит из музея, но это ее не волновало.

– Эдвард пошел в школу? Все о'кей?

– Да, и казался очень счастливым. – Он поднял палец. – Мне пришлось дать торжественное обещание, что ты будешь в Местоне в субботу, когда он приедет на уикэнд. – Он склонил голову набок и улыбнулся. – Возможно это?

На мгновение печаль по Меридит и недоумение по поводу слов Фиби оставили Фрэнни. Она обвила Оливера руками, опьяненная его искренней теплотой.

– Думаю, это можно будет устроить, – мягко сказала она.

– Как укусы?

– Немного побаливают, но уже гораздо меньше.

Оливер пристроился в поток уличного движения. Фрэнни откинулась на спинку сиденья и спросила:

– Эдвард каждые выходные приезжает домой?

– Да, в субботу после обеда.

– Ты, наверно, скучал по нему сегодня?

– Так как я в понедельник и вторник отсутствовал на работе, сегодня мне пришлось серьезно взяться за дело, и у меня просто не было времени думать о нем.

– И чем ты сегодня занимался?

– Анализировал и обсуждал статистику дорожных происшествий.

Он вел машину агрессивно, на огромной скорости, и Фрэнни подумала, что занятия статистическим анализом ни на йоту не изменили Оливера.

– А для чего это нужно?

– Банк занимается перестрахованием страхователей автомобилей. Нам необходимо принимать решения, основываясь на статистике. – Он знал, о чем она подумала, и замолчал, перестраиваясь в другой ряд. – Как прошли похороны?

– Мрачно. Ее муж держится очень хорошо. Думаю, шок наступит позже.

– Ты вернулась вчера вечером?

– Да. И сегодня мне сообщили хорошую новость на работе. Я буду заниматься новой выставкой, я очень довольна.

– Отлично! Ты молодец!

– По-моему, мне просто повезло. И кстати, я столкнулась с одним довольно интересным совпадением. Это касается твоей семьи, – неуверенно проговорила она.

– Да?

Она рассказала ему про бронзового тигра, но не упомянула, что укололась об него.

– Четырнадцатый маркиз. Уильям Халкин, – задумчиво произнес Оливер. – По-моему, он имел отношение к Ост-Индской компании. И к нашей политике в Индии. Он подарил музеям довольно много произведений искусства.

– А знаешь, когда я увидела эту фигурку, она мне показалась немного жуткой. Похоже, твоя боязнь совпадений начала передаваться и мне. – Ее бросило вперед, когда Оливер резко затормозил у светофора, и ремень безопасности врезался в тело.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты помнишь, по пути в Лондон мы видели аварию?

Он кивнул, выражение лица стало серьезным.

– Ну вот, и как только я вернулась домой, зазвонил телефон и мне сообщили это ужасное известие о Меридит. После твоих слов о том, что совпадения всегда что-нибудь означают, я подумала, что здесь замешано что-то сверхъестественное.

Вспыхнул зеленый свет, и Оливер двинулся с места, на этот раз несколько медленнее.

– Меня тоже в воскресенье вечером ждали не слишком хорошие новости, я не стал говорить тебе по телефону. Чарльз позвонил и сообщил, что еще шесть коров заражены вирусом, и ветеринар запретил нам продавать молоко, пока стадо не выздоровеет.

– Ты много теряешь из-за этого?

Впереди на Черинг-Кросс-роуд движение застопорилось, образовалась пробка. Оливер остановился позади такси, высаживающего пассажиров.

– Да, и страховка этого не покрывает.

– Может быть, гомеопатия, которую вы хотели попробовать, поможет?

– Может быть, – произнес он без особой уверенности в голосе.

Они обогнули Трафальгарскую площадь и очутились на Пэлл-Мэлл. Оливер притормозил, отыскивая место для парковки, и, развернувшись, поставил машину. Фрэнни получила огромное удовольствие от прогулки вдоль белой Георгианской террасы, рука об руку с Оливером, она любовалась последними лучами заходящего солнца, которые пробивались сквозь листву деревьев.

У входа в галерею Оливер показал приглашение, слышался гвалт вечеринки, которая была в самом разгаре. На верхней площадке короткой лестницы стояла официантка с подносом напитков. В воздухе пахло табачным дымом, духами и немного алкоголем. Фрэнни прошла в гардероб, скинула плащ и положила на стойку. Пожилой, седовласый гардеробщик повесил его на плечики и протянул ей пластмассовый кружок.

Фрэнни раскрыла сумочку и кинула в нее номерок. Но вдруг что-то словно ударило ее. Это «что-то» было связано с номерком. Она сунула руку в сумочку и нащупала пластмассовый кружок. На нем стоял номер двадцать шесть.

Когда она вспомнила предостережение Фиби, не свойственный ей тон, по спине пробежали мурашки. Остерегайся этого числа.

К своему удивлению, она заметила, что Оливер тоже прочел число на номерке и нахмурился, лицо его выражало беспокойство. Возможно, он подумал о другом, успокоила себя Фрэнни, положила номерок в сумку и попыталась разрядить обстановку улыбкой. Сегодня вечером она будет развлекаться. И никакой кусочек пластмассы не сможет напугать ее.


Вечеринка представляла собой толпу очаровательных женщин и высоких мужчин в деловых костюмах с яркими галстуками или в свободных куртках поверх футболок. В своем черном хлопчатобумажном жакете, строгих шортах и белой футболке Фрэнни чувствовала себя свободно, хотя и подумала, что ей следовало бы одеться более нарядно. Но Оливеру, похоже, понравилось, как она выглядит, и он с гордостью представлял Фрэнни своим друзьям.

Она познакомилась со специалистом по живописи Джеймсом Шенстоуном, который учился в Тринити-колледже в Дублине вместе с Декланом О'Хейром. Тот попотчевал ее историями о проказах О'Хейра в молодости. Затем он представил девушку самому художнику, чье имя она уже успела забыть и безуспешно попыталась запомнить, услышав вновь. Этот маленький человек выглядел весьма смущенным и несколько раз повторил Фрэнни, что идея устроить выставку принадлежит вовсе не ему. Узнав, что она археолог, он тут же пустился в длинные рассуждения о связи археологии с антропологией и разглагольствовал до тех пор, пока его не утащили фотографироваться, невзирая на сопротивление.

После этого Фрэнни завладел невероятно скучный человек с голосом, похожим на скрежет колес в зубчатой передаче, в течение десяти минут он читал ей лекцию о судебном процессе, в котором участвовал и о котором, как он полагал, она знала из газет. Этот тип так и не задал ей ни единого вопроса, касающегося ее самой.

Наконец к ней подошел Оливер, покровительственно приобнял ее и шепнул:

– Давай сбежим отсюда?

Она с благодарностью кивнула и, послав занудному собеседнику очаровательную улыбку, направилась за Оливером к выходу. Он помог ей надеть плащ, и они вышли на улицу; уже почти стемнело.

– Прости, что этот тип прилип к тебе. А в целом, я надеюсь, тебе понравилось?

– Великолепно. У меня теперь есть оружие против моего босса.

– Да?

– Тот историк искусств, которому меня представили…

– Джимми Шенстоун?

– Да. Они вместе с моим боссом в музее учились в университете. Еще одно совпа… – Она остановилась на полуслове и виновато улыбнулась.

Он прижал ее к себе.

– Ты вполне можешь употреблять это слово; я еще не совсем параноик. Только не часто.

Фрэнни засмеялась:

– Догоняй!

Она вырвалась и побежала вверх по лестнице к Пэлл-Мэлл, перескакивая через две ступеньки. Оливер не отставал от нее. Они остановились наверху, переводя дух.

– Ты сумасшедшая! – сказал Оливер, развеселившись.

Но когда они подошли к машине, его лицо вытянулось.

– Вот черт!

В свете уличных фонарей на листочке бумаги, приклеенном к лобовому стеклу, отчетливо виднелась надпись:

«ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.

АВТОМОБИЛЬ БЛОКИРОВАН. НЕ ПЫТАЙТЕСЬ СДВИНУТЬ ЕГО С МЕСТА».

Ниже красовалась эмблема муниципальной полиции.


Оливер настоял на том, чтобы оставить «рено» здесь, сказав, что разберется с ним завтра утром, и они взяли такси до его дома на Кэдоган-сквер.

Здание имело величественные и одновременно изящные пропорции, но сама квартира была мала и обставлена в основном современной мебелью. На стене висело несколько живописных полотен – явно фамильных ценностей, но остальная обстановка, в том числе и другие картины, была современной. Уютное местечко, подумала Фрэнни.

Она улыбалась, но чувствовала себя подавленной. Слова Фиби Хокинс «Остерегайся этого числа» крутилась у нее в голове, как старый мотив. Она прошла за Оливером в крошечную кухню, оборудованную всевозможными новейшими приспособлениями, и подождала, пока он извлек из холодильника бутылку вина и достал из кухонного шкафчика два бокала.

– Ты не голодна? Может, съешь омлет или еще что-нибудь? – предложил он.

– Если хочешь, я сама приготовлю.

– Не беспокойся, я сам; это одна минута. Давай лучше сначала выпьем. – Он вытащил из ящика штопор и принялся открывать бутылку.

– Тебе не кажется, что существуют различные виды совпадений? – произнесла Фрэнни.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты делаешь какое-то различие между простой случайностью и… ну, я не знаю… чем-то сверхъестественным, что ли?

Он перенес поднос с напитками в гостиную, поставил кассету с джазовой музыкой, незнакомой Фрэнни, и сел рядом с ней на диван. Из окна за спиной доносился приглушенный гул уличного движения.

– В человеке живет врожденная потребность объяснять непонятные явления. Один из сложных физических парадоксов – в хаосе есть порядок. Я говорил уже, что сегодня я работал со статистикой дорожных происшествий. Так вот, в Англии в 1986 году в автокатастрофах погибли 5618 человек. В 1987-м – 5339. В 1988-м – 5230. В 1989-м – 5554. В 1990-м – 5402. То же постоянство наблюдается и в Соединенных Штатах, только там цифры намного выше. – Он в отчаянии развел руками. – Как, черт возьми, они могут повторяться год от года?

Фрэнни изумленно посмотрела на него.

– И ты держишь все эти цифры в голове?

– Угу. – Он наполнил бокалы и протянул один ей. – Твое здоровье. Тебе это не кажется странным? Если проанализировать все комбинации невезения и случайности, которые приводят к авариям, то можно ожидать пиков и спадов – в какие-то годы больше, в какие-то меньше. Но каждый год это почти одно и то же число. Существует определенное число смертей в дорожных происшествиях, укусов собак, авиакатастроф, раковых заболеваний, сердечных приступов. И это касается всех событий и явлений.

– Но почему? – спросила Фрэнни.

Оливер отпил немного вина и серьезно произнес:

– Существует математический закон больших чисел, но я не думаю, что он объясняет все. По-моему, есть еще какая-то сила, управляющая миром, к пониманию которой мы еще даже не приблизились.

– Что-то сверхъестественное?

– Я думаю, совпадения – это признаки того, что в ход событий вмешался высший разум или сознание. У меня нет определенного представления о том, что это – сверхъестественная сила или живое существо, кто-то вроде Бога или же то, что находится внутри нас самих – часть нашей программы.

Музыка убаюкивала ее.

– Так наша встреча была частью хаоса или частью космического порядка?

– Возможно, ни то ни другое. – Слова зазвучали резко, в голосе послышался упрек.

– Разве не существует теории, по которой мы слишком большое значение придаем совпадениям? По которой в бесконечности все возможно? Так что если посадить обезьяну за пишущую машинку, то когда-нибудь она повторит все произведения Шекспира?

– Я не верю в бесконечность. Жизнь конечна; ни люди, ни обезьяны не живут вечно. Было бы гораздо интереснее, если бы три драматурга из разных стран, никогда не встречавшиеся, сели и одновременно написали совершенно одинаковые пьесы.

– Я слышала, что подобные вещи иногда происходят.

– Да, действительно происходят. Происходят любые странные события, но только все они считаются простой случайностью. Люди встречаются на вокзалах и считают это случайностью.

Оливер сделал маленький глоток вина и какое-то время подержал жидкость во рту.

– Когда мы встретились на Кингс-Кросс, мы с Эдвардом должны были успеть на предыдущий поезд; мы опоздали только потому, что я вспомнил о звонке, который было необходимо сделать.

– Эй, я тоже могла успеть на предыдущий поезд! И опоздала, потому что мне позвонили перед самым выходом с работы. – Она пыталась прочесть реакцию по его лицу.

– Мы встречаемся три года назад в кафе твоих родителей. Мы встречаемся через три года на вокзале. Я даю объявление в журнале, который ты не читаешь, и ты замечаешь его. – Он опустил голову и исподлобья поглядел на нее.

– Разве Юнг не верит в значащие совпадения? Как он называет это – синхронизация?

– Ему так и не удалось дать этому объяснение, которое устроило бы его. Мне кажется, он допускал, что здесь какую-то роль играет телепатия. – Оливер провел пальцем по краю своего бокала. – Кто это сказал, что человек подвергает сомнению все, в чем можно сомневаться, и надеется, что остальное есть истина?

– Я не знаю, – ответила она. – Но звучит красиво.

– По-моему, это довольно грустно.

– А разве математики не скептически относятся к совпадениям? Ведь шансы встретить знакомого на вокзале или аэропорту или вероятность того, что человек позвонит тебе в тот момент, когда ты о нем думаешь, намного меньше, чем мы себе представляем.

– Я всегда так думал раньше. – Его зрачки, показалось ей, расширились, внезапно он стал грустным. – Я всегда надеялся, что дело обстоит именно так. – Он обхватил ладонями бокал, держа его у подбородка, и вымученно улыбнулся.

– Прости. Я затронула больную тему.

– Нет, все о'кей. Об этом стоит поговорить.

Фрэнни потянулась к Оливеру, сжала его руку. Холодную как лед. Она рывком отдернула ладонь и посмотрела ему в лицо. В глазах был тот самый страх, который она заметила в машине, когда они первый раз ехали в ресторан. Тогда это выражение было столь мимолетным, что Фрэнни решила, ей показалось. На этот раз она встревожилась, снова сжала его запястье.

– Что с тобой?

Оливер улыбнулся:

– Все в порядке. – Он ответно пожал ее руку. – Все в порядке, – повторил он, затем резко встал и направился в кухню.


предыдущая глава | Пророчество | cледующая глава