home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



38

– Мы слишком ослабли за это время, – сказал Креккелот, – наши силы сравнялись.

– Поэтому победа кого-либо из нас в принципе невозможна, – добавил Бреккелот. – Ну, может, лет через сто, когда мы вернемся в свою прежнюю драконью кондицию.

Братья сидели на обломках, бывших когда-то потолком замковой парадной залы, перевязанные, заклеенные пластырем, чумазые. Они разгромили здесь все, что только было можно, намяли друг другу бока, но ничего не добились. Хотя нет – выпустить пар тоже полезно, а пара за время, прошедшее с момента той исторической битвы, накопилось много. Драконы выглядели… побитыми, больше ничего не скажешь. Мне стало их жаль. Непонятно, ради чего было разводить эту канитель. Вот мы с братьями дрались каждый день, но ведь мы всего лишь тролли – неотесанная деревенщина с грубыми нравами и отсутствием мозгов. А они? Высокоинтеллектуальные существа, обладающие королевскими манерами и тому подобным! Нет, в моих глазах оба дракона изрядно упали.

Бьянка не могла стоять в стороне, и вот сейчас она расхаживала перед драконами, заложив руки за спину, и думала думу. Я стоял поодаль. Тролли из Холщовой Торбы, которые помогали нам привести в чувство обоих братьев после взаимного нокаута, жались к дальней стене залы. Их было полно, но жались они со знанием дела, не занимая много места. Мужчины, женщины и дети – все хлопали глазами. Происходящее было немного выше их разумения.

– Итак, подведем итог, – сказала принцесса. – Я вижу, кому-то просто необходимо расставить все точки над «и». Вы не против, господа?

Драконы посмотрели друг на друга. Сейчас они не были против. Братья выглядели как существа, готовые принять любое руководство.

– Хорошо. Так вот. Мой слуга-тролль, хотя и оказался для чего-то там Избран, не имеет опыта в общении с представителями высших классов, к коим мы с вами, господа, принадлежим. Иными словами, я – принцесса и хочу, чтобы мое мнение было воспринято с фактической точки зрения…

– Принцесса, выражайтесь точнее, – сказал Креккелот, – у меня болит голова.

– Хорошо. Будет вам точнее! – Бьянка покипятилась немного и остыла. – Вы сделаете так, как я вам скажу!

– Почему? – спросил Бреккелот.

– Потому, что это именно тот случай, когда сборищу мужиков нужен женский совет! Посмотрите, что вы натворили! – Бьянка указала на развалины потолка.

– Между прочим, вы, принцесса, собирались оторвать мне башку, – припомнил Бреккелот. – Разве нет?

– Я была неверно информирована, но сейчас все встало на свои места.

– Хотелось бы верить, – отозвался Креккелот, почесывая подвязанную челюсть. – Хотелось бы…

– Вы будете подчиняться моим приказам до тех пор, пока я не пойму, что вас можно оставить на собственное попечение! – сказала Бьянка. Остановившись перед драконами, моя невеста замерла ледяной статуей и некоторое время ощупывала их прожекторами своих глаз. Братцы сникли, съежились, став еще меньше. Я их понимал. С моей невестой лучше шутки не шутить. Если она что-то вбила себе в голову, пиши пропало. Единственный выход – быть преданным, исполнительным и кротким, всячески показывая, что ты восхищен ее умом, свойствами характера и иными достоинствами. Полезность такой тактики могут подтвердить все обитатели королевского дворца в Ламарге. Те, кому удалось не окочуриться от ее выкрутасов.

Драконы, кажется, смекнули, чем дело пахнет. Во всяком случае, у Бреккелота с этим проблем не возникло. Сейчас он был словно котенок в ее ручках (ручищах), и Бьянка могла крутить хозяином замка как вздумается.

Сидя в стороне на обломке колонны, я поедал бутерброды из рюкзака и наблюдал за принцессой и драконами. Тролли из Торбы, сколько я их ни звал угоститься, отказались подойти ко мне даже на десяток метров. Ну и какая польза от Избранности? От меня шарахаются, словно от чесоточного.

– Во всей этой истории нужно навести порядок, – сказала Бьянка. – Кто не согласен?

– Согласны, – ответили драконы. Потом они посмотрели в мою сторону. Я пожал плечами.

– Для начала вы заключите между собой вечный мир. При свидетелях. Здесь и сейчас!

Драконы сглотнули. Такое, кажется, им в головы не приходило еще, поэтому бедолаги перепутались.

– Зачем нам вечный мир? – спросил Бреккелот как самый смелый. – Рано или поздно мы снова передеремся. Может быть, и всю вселенную перевернем!..

– Что? Какую еще вселенную перевернете? Что это еще за разговорчики такие! – Бьянка прыгнула к ним и схватила бы за грудки, но грудков у драконов не оказалось. Вместо этого она ткнула поочередно в каждого тролльским пальцем. – Вы, кажется, не поняли, о чем я говорила выше! Мои приказы следует выполнять буквально! Распустились, ишь! Да вы хоть представляете, сколько из-за вас проблем? Нет? А вы спросите? У него, у тролля, у меня, принцессы, у этих вот умников, которые стоят в углу! Слабо?

Драконы замычали. Ну, в том духе, что ничего плохого они не хотели.

– Не хотели они! – фыркнула принцесса. Мысленно я поздравил ее с успехом. Ей удалось нагнать на чудищ такого страху, какого я давно ни у кого не видел. И дело не в том, что она теперь тролль. Уверен, останься она в прежнем облике, эффект был бы не меньший. Бьянка просто бестия.

– С этой минуты вы двое вообще забываете о вражде, поножовщине, мордобое и тому подобном, что так «украшало» раньше ваши отношения. Чтобы больше я этого не видела и не слышала, понятно?

– Понятно! Но…

– Без «но»! Приказы не обсуждать! Чувствую, к вам давным-давно не прикладывали женскую руку. Так я приложу, не беспокойтесь. Не советую забывать, что я дочь потомственного государственного деятеля и от меня стрелялись лучшие люди этого мира! Я вас достану, поэтому лучше не вставать у меня поперек дороги.

Опять умоляющий драконий взгляд в мою сторону.

– Да, – сказал я, – лучше не вставать.

Бреккелот и Креккелот сдались окончательно. Вероятно, самые могущественные создания этого мира стрелялись от моей невесты наравне с самыми лучшими людьми.

Бьянка победоносно ухмыльнулась. Она была в своей тарелке, она командовала.

– Так-то! Ну, теперь взялись за мизинчики и сказали хором: «Мирись-мирись, больше не дерись! Если будешь драться, я буду кусаться!»

– Вы будете кусаться? – еле выговорил непослушным языком Креккелот.

В образе кота он был явно смелее, но, как я уже говорил, личность Бьянки, в конце концов, сломила его морально не меньше, чем брата.

– Не я… хотя не исключено… Это такое пацифистское заклинание. Беритесь мизинчиками, вот так, словно два крючочка!

Драконы, точно два загипнотизированных кролика, исполнили ее приказ. Наверное, думали, что ничем более идиотским их в жизни не заставляли заниматься.

– И вот мы, свидетели примирения, торжественно заявляем, что отныне у нас имеется на вас, дорогие господа, компромат, – сказала принцесса. – Я не слышу «Мирись-мирись!».

Драконы вздрогнули и произнесли страшное пацифистское заклинание.

– Отлично! Еще раз! – топнула ногой принцесса.

Бреккелот и Креккелот приблизились к такой штуке, которую обычно называют гранью обморока. Я не мог не пожалеть их и подошел к Бьянке.

Пока драконы повторяли еще раз, я шепнул моей невесте, что не стоит на бедняг так сильно давить. Помягче, сказал ваш любимый тролль, они и так пережили стресс. Встреча двух любящих сердец после долгой разлуки – нелегкое испытание…

– Ладно, – проворчала принцесса. – Но допрос еще не закончен.

Драконы сидели с выпученными глазами, держась мизинчиками, и ждали, что будет дальше. И, надо заметить, не ожидали ничего хорошего.

– Довольно! – скомандовала девица. – Итак, ставлю вам – пока – отличную оценку. Теперь, надеюсь, вы оба возьметесь за ум и начнете приносить этому миру пользу. Нечего на меня так смотреть. Пользу, я сказала, а не то, что вы под этим понимаете. С этого момента настает Новая Эра. Вы оба просто обязаны в качестве возмещения ущерба, моральной и прочей компенсации, начать творить добро. Всем и каждому. Исполнять желания, строить мосты, дороги, хижины для неимущих, делать ремонты в школах, организовывать бесплатные столовые, вывешивать зимой на деревьях кормушки, переводить бабушек через дорогу и так далее! А как вы думали, дорогие мои? Вы сколько обитаете в этом мире? На вас что, правила общежития не распространяются? Ошибаетесь!

– Но если мы будем заниматься всем этим, что тогда будут делать короли? – спросил Креккелот.

– С ними я тоже разберусь, не волнуйтесь. Я только начала…

Это заявление повергло драконов в еще больший шок.

– Теперь пункт номер два, – продолжила моя невеста. Поедая черную икру из горшочка (спасибо доброму Чиквасору), я не мог налюбоваться на свою суженую. Она ничуть не меняется, и в этом прелесть… – Насколько я поняла, кто-то из вас в давние времена всерьез обидел племя, к которому я в некотором роде теперь принадлежу. Я имею в виду троллей. Доходит?

До драконов доходило.

– Из-за того, что, видите ли, один тролль отдавил ему ногу, злой и нахальный волшебник наложил на все наше племя Проклятие Непролазной Тупости! Было такое?

Ага, сказали братцы.

– Подумайте, он обиделся, видите ли! Пуп земли нашелся! По какому праву кое-кто здесь решил, что может распоряжаться судьбой целого племени? Да если каждый, кому копыто отдавили, начнет куролесить, знаешь, чего будет?.. Не молчать!

Креккелот не выдержал. Его грызла совесть, его грыз страх перед моей невестой, он готов был провалиться сквозь землю.

Иными словами, он стал совсем другим драконом и прошел духовное или еще какое-то там очищение.

– Это я! – провыл Креккелот. – Я, шакал я паршивый! Злодей я и эгоист!

– Точнее не скажешь! – заметила Бьянка.

– Идиот, тупица, хам… – Креккелот заливался драконовыми слезами и размазывал грязь по физиономии.

– Подобные определения весьма емки, но вопрос в том, как ты собираешься эту проблему решать. А делать это надо быстро, так сказать, немедленно!

– Я решу, я обязательно решу, – промямлил Креккелот, шмыгая носом.

– Сейчас!

– Да, да, я очень сожалею. Фплиф… депутаты из Холщовой Торбы… Я тогда действительно был не в духе, ибо меня бросила возлюбленная…

– И правильно сделала, – вставила Бьянка.

– Я вышел проветриться на славные мостовые столицы Баркарии, хотел в толпе утопить свои печали, развеять мрачные думы, а тут вдруг налетает на меня гора. Ну тролль то есть. И даже не извинился. Так наступил мне на ногу, что я заорал на весь город. Ярость драконова ударила мне в голову, я побежал за этим троллем и кинул ему в спину свое проклятие. Я теперь очень сожалею… Между прочим, я хотел все исправить, как только вернусь…

– Так все и было! – сказал новый голос.

Я посмотрел направо и подскочил, как напуганная из-за угла лягушка. В зале появился старик тролль. Он шел, опираясь на посох, все такой же грозный и неумолимый.

– А вы кто такой? – спросила принцесса.

Креккелот задрожал.

– Это он… – пробормотал дракон.

– Меня зовут Громбумбам, – сказал гость, светясь нежно-белым светом. При желании через него можно было видеть то, что находилось позади. – Пока пробьешься сюда через мистические сферы, окочуриться можно… Я и был тем троллем, который нечаянно заварил всю кашу. Привет, Фплиф. Ты наконец добрался до конца пути. Поздравляю. Вижу, ты обошелся без моих советов, которых все равно так и не слышал.

– Так вы пытались направлять меня? – спросил я. – И потому чуть не лопнули от злости? Мне казалось, что вы просто вздорный старик!

– Да. Чуть не лопнул. С нашим братом, троллем, нужно адское терпение, – ответил старик. – Но я рад, что ты справился. Ты – Избранный. Ты освободишь наше племя от Проклятия.

– Вообще-то этим занимаюсь я, – уточнила моя невеста.

– О! Ваше величество, простите меня за неучтивость. Вы не меньший перст судьбы, чем Фплиф.

Это я знал с самого начала. Бьянка осталась переваривать полученные сведения, а я спросил:

– А почему вы не извинились перед драконом, Громбумбам? Может, дело решилось бы просто!

– Я хотел! Я всегда извинялся! А тут поворачиваюсь, его и нету. А спина чесалась жуть, ну я и забыл про все на свете. Уже тогда начал тупить…

– Мне пришлось телепортироваться к ветеринару, – сказал дракон, – боялся, что нога сломана. И не хотелось мне тогда слушать извинения этого нахала. Простите, уважаемый. Я погорячился.

– Нет, это вы простите меня. Я получил урок на всю жизнь…

– Так сколько же вам лет?

Громбумбам поглядел на меня.

– До того момента, как я дал дуба… словом, много. Однажды мне приснился сон, пророческий, из которого стало ясно, что дело именно в Проклятии. Оно охватило всех моих соплеменников в разных уголках мира. Я много путешествовал, пока не убедился в собственной правоте, а заодно наводил справки, где можно отыскать дракона, которого я нечаянно обидел. Оказалось, его нет в нашем мире.

– Откуда вы узнали, что я вышвырнул брата за пределы этой реальности? – спросил Бреккелот.

– Я занялся магией. На это ушли многие годы, но я оказался способным. Уединившись в горах, я посвятил себя единственному – разгадке Проклятия. Надо было во что бы то ни стало вернуть все назад, избавить троллей от тяжелой ноши, которую они, безусловно, не заслужили. Это был мой долг! И я уже было отчаялся, когда произошел прорыв. Я увидел во сне Фплифа и вас, Ваше величество… И еще много чего. В частности, мне стало ясно, что скоро автор Проклятия вернется в наш мир в образе кота и встреча его с Фплифом произойдет в доме волшебника по имени Чиквасор.

– Чтоб я сдохла, – прошептала пораженная принцесса.

– Значит, обо всем этом вы пытались рассказать мне еще в пещере? При нашей встрече? – спросил я.

Эх, не будь я тогда таким тупым, разве вся эта каша заварилась бы?

– Так оно и есть, мой мальчик. В тот раз я настолько разволновался, что… одним словом, я перешел в иное состояние бытия, которое дилетанты называют Смертью.

– Но как же все сходится! – сказал Креккелот. – Я знал, что кто-то иногда наблюдает за мной незримым взглядом. Это были вы?

– Да, – поклонился Громбумбам. – Мне удалось освоить технику сновидческого путешествия.

– А это ты хитро придумал, – сказал Бреккелот брату. – Прикинуться котом и провернуть такое дельце!

– Это Судьба. Я лишь подчинялся заранее заготовленным лекалам. Так было назначено!

– А свою детскую кличку-то использовал не моргнув глазом. Я ведь сразу догадался.

– Ну у меня была единственная возможность встретиться с Избранным.

– Скажи точнее – пробраться сюда и поквитаться со мной.

– В общем, ты прав. Тогда мною руководили эмоции. Столько лет, сам понимаешь. Это потом до меня стало доходить, что дело не только в конфликте между нами.

– А в чем еще? – спросила Бьянка. – Не пытайтесь обвести меня вокруг пальца, милые, ничего не выйдет!

– Да что вы, что вы! – поспешил ее уверить Креккелот. – Мы даже не думаем!

– И хорошо. То есть надо думать, но о том, что действительно важно! Не знаю, при чем тут на самом деле всякие там Судьбы, но я требую, чтобы Проклятие с троллей было снято немедленно! Иначе…

– Но я же не отказывался! – простонал Креккелот.

Тут вмешался ваш любимый тролль. Любопытство успело почти разодрать меня на части.

– Слушай, Аспарагус, а зачем все эти разговорчики о правах котов, о душе, о чувствах и прочем? Спектакль?

– Ну, побыв в шкуре этого милого животного, я многое понял, поэтому мои тогдашние речи были от сердца. Я дал волю воображению исключительно из деловой необходимости. К тому же мне надо было создать у тебя вполне определенный образ, тролль, а также проверить, подходишь ли ты для моего замысла. Стало быть, подошел.

– А Чиквасор знал, кто живет в его доме и всем руководит?

– Нет, конечно. Ты его видел? Что этот старый пень способен понять? Он всего лишь орудие Рока. К тому же я прятался, а в таком большом сумасшедшем доме даже толстому коту раздолье для партизанских действий.

– А морские свинки?

Мне казалось, это вопрос на засыпку, но дракон не засыпался.

– То, что мы сочинили, отчасти правда. Они действительно потомки свинок, которые жили когда-то у меня и с которыми я дружил. Теперь эти крохи обитают у магистра. В общем, меня ждала приятная встреча и возможность поболтать о том о сем, пока я работал под прикрытием.

– Зачем же тебе понадобился весь этот балаган? Ну, с картой, например? С тайным пролезанием в этот замок? – не отставал я.

– Видишь ли, я не мог принять свой истинный облик вне этих стен. А кот, что ни говори, создание ограниченное. Я использовал его особенности на полную катушку, но мне не были доступны многие вещи. Я не знал, к примеру, как точно пройти к замку брата. Забыл, представь! Возраст и тому подобное! При помощи чар я намалевал карту-инструкцию, выяснив, впрочем, что картограф и художник из меня никудышный. Ты был прав, тролль. А тебя я послал вперед для того, чтобы ты усыпил бдительность Бреккелота. Пока я искал лазейку в магических препонах, созданных когда-то мною самим, ты должен был заговаривать ему зубы. Быть вежливым и смиренным, помнишь?

– Хитер, хитер, – сказал Бреккелот. – Но меня не проведешь! Фплиф, ты помнишь, я ведь сразу вывел его на чистую воду!

– Ну да, что-то в этом роде…

Принцесса прервала вечер воспоминаний:

– Вернемся к нашим баранам! Я уже вся чешусь и мечтаю сходить в баню и переодеться… Креккелот!

– Ладно, приступаю. Еще раз прошу прощения у всех троллей, которые здесь присутствуют.

Тролли, которые здесь присутствовали, ждали Важного Момента с нетерпением. Во всяком случае, те, кто понял, о чем речь. Могу уточнить: я, принцесса и Громбумбам. Депутация из Холщовой Торбы уровнем самосознания не превышала стаю леммингов, поэтому с ними пока никто не разговаривал. Если все получится, они догадаются обо всем самостоятельно.

Видя, как брат разминает пальцы и кисти лап, Бреккелот поспешил отодвинуться. Видимо, он был в курсе того, что бывает, когда Креккелот занимается профессией.

Если хотите знать, ничего особенного не случилось. Не было фейерверков, грома фанфар, битья в невидимые грозные барабаны или других сногсшибательных эффектов. Креккелот сделал руками что-то такое, как если бы рисовал на невидимом листе бумаги невидимые загогулины невидимым пером. Раз загогулина, два, три, четыре… В общем, где-то на десятой загогулине магия закончилась. Дракон издал громкий вздох и провел рукой по лбу, а на месте его художества вспыхнул бледно-розовый узор из переплетающихся линий. Креккелот повел по нему пальцами, и узор рассыпался быстро гаснущей пыльцой.

И все.


предыдущая глава | Невеста тролля | cледующая глава