home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



36

Глядя на мохнатую лепешку с глазами, я решил было, что на этот раз Аспарагус убился окончательно и бесповоротно, но мое предположение тут же опровергла реальность. Кот сказал «чпок» и вскочил на четыре лапы. Встряхнулся, огляделся, словно пьяница, обнаруживший, что угодил в ненужный ему район города.

– Безобразие! Форменное безобразие! – прошипел Аспарагус. – Мне приходится вламываться сюда, точно я вор или взломщик какой-то!

Мы с драконом помалкивали. В воздухе пахло жареным, причем с каждым мгновением все сильнее. Видите, как поднялась шерсть на спине котяры? Это явно не к добру.

– А ты мог бы и сделать что-нибудь, Сельдерей! Знал ведь, что я пришел! – Кот встал на задние лапы и, подобно государственному обвинителю, ткнул в Бреккелота пальцем.

– Креккелот! Чтоб мне провалиться! – вздохнул дракон. – Значит, все правда?!

– Что именно? – фыркнул кот, отряхиваясь.

– Ну… э…

Бреккелот поглядел на меня, но мне оставалось только пожать плечами. Инстинкт подсказывал вашему любимому троллю, что лучше держаться от этой парочки подальше.

– А ты так и остался – наглым, черствым и эгоистичным сукиным сыном! – прокрякал толстый котяра в адрес брательника. – Нет бы подумать: а как я буду встречать единственное во вселенной родное мне существо! Нет, зачем нам это?! Мы лучше наставим вокруг замка целую кучу дурацких барьеров, да? У тебя, надо полагать, было время их установить!

– Да, было! – рявкнул Бреккелот. В его рогатой голове уложилось наконец, что Аспарагус – это его брат, и он понял: настало время дать решительный отпор давнему врагу.

Что касается меня, то я неустанно пятился в направлении боковой двери. Она была открыта, и через нее, если повезет, я сумею добраться до тюремных подземелий, где томится моя любовь. К слову сказать, ее томление было довольно громким. Бьянка пыталась выйти на свободу, и ее, кажется, не интересовало, устоит ли при этом замок. Вот что значит девушка-тролль. Не успокоится, пока не оставит камня на камне.

– Напомнить некоторым, что именно они заперли меня в этой халупе и вообще сами создали эту халупу, а ведь тут был прекраснейший из дворцов!

– Хи-хи-хи! – сказал Аспарагус. – Сейчас помру со смеху! Нечего было вышвыривать меня в дальние измерения! Думал, я не найду дорогу обратно? А вот это видел? – Кот согнул лапу в локте.

– Чего ты мне, шмакодявка, тут показываешь? – взревел Бреккелот. – Нахал! Видать, урок не пошел тебе на пользу. Может, повторить? Живо улетишь у меня далеко и еще далече – чтобы больше не вернуться!

– Ой-ой, как страшно. Я уже все штанишки описал!

– У тебя нет штанишек!

– А это мое дело!

– И как ты надеешься меня победить?

– Очень просто! – ответствовал Креккелот.

– Ты же размером с мой палец! Ты пролез в наш мир в образе кота, сплел заговор, а теперь стоишь и ухмыляешься, как последний идиот! Смешно! Я тебя не боюсь!

– А надо бы! Кое-кто давненько не получал хорошей взбучки! Пожалуй, пора это исправить! Прошли века, и я думал об этой минуте постоянно, я слюной предвкушения чуть не захлебнулся три дня назад, когда осознал, как близка моя месть!..

– Ой-ой, придумай реплику поинтересней, чудила! Не лохмать русалку!

– Ну ладно, сам напросился!

Последнее, что я успел заметить за мгновение до того, как прыгнул в коридор, – это котяру, который стоял на задних лапах и хрипел. Видели, как кошки отрыгивают комки шерсти? Ну вот, Аспарагус изображал то же самое. Я подумал, что момент для него неудачный, – ведь в подобном уязвимом состоянии брат мог сделать с ним все что угодно, – но реальность показала, что я по-прежнему ничего не знаю о драконах.

Аспарагус не отрыгнул шерсть. Он превратился в дракона, почти такого же, как Бреккелот. Перемена была такой быстрой для моего глаза, что я не уловил всяких там промежуточных стадий. Сначала был кот, потом на его месте стоял дракон, вот и все.

– Пришло время, – прорычал Креккелот.

– Ты прав, братец, – прорычал Бреккелот.

И драконы бросились друг на друга. От первого столкновения замок едва не разлетелся на кусочки, и я подумал, что нам с невестой надо убираться подальше отсюда. Какое тут Проклятие? Чушь! Бьянка гораздо важнее тролльих мозгов, вот что я вам скажу. Может быть, это и есть любовь, не знаю, но желание вытащить ее на свежий воздух доминировало над всеми другими.

Сверху доносился грохот – в зале врукопашную сошлись два брата. Снизу тоже доносился грохот – Бьянка пыталась освободиться из подземелья. Нижний ориентир позволил мне довольно быстро достичь уровня, где находилось узилище. По правде говоря, это было и не узилище, а просто бывший винный погреб с массивной дверью. Чтобы добраться до него, мне пришлось пару раз срезать путь, пробив дыры в каменных стенах туннелей.

Когда пыль улеглась, я понял, что уже на месте. Бьянка смотрела на меня через забранное решеткой окошечко.

– Явился! Зачем? Чтобы мучить меня, предатель?

– Я не предатель! Что это еще за намеки?

– Сейчас я выйду и узнаешь!..

Бьянка разбежалась и обрушила на дверь свои новые тролльи телеса.

– Еще немножко, – заверила она, поднимаясь с пола и пошатываясь.

– Ты ничего не поняла, – сказал я. – Бой с драконом ни к чему бы не привел. Мы не в книжке. Здесь все по-другому. Бреккелот не злодей…

– А кто?

– Ну просто – дракон с несчастливой судьбой.

– Теперь и жалеть его будешь? Вместо того, чтобы…

– Быть троллем, Бьянка, не значит всегда применять грубую силу, – сказал я. – Поверь, мне это известно.

– Ох-ох-ох, какие мы сентиментальные!

– Не веришь?

– Я сама тролль!

– Без году неделя!

– Что?

Принцесса приникла к решетке и посмотрела на меня абсолютно не верящим взглядом. Я без труда его выдержал. У Бьянки отвалилась челюсть.

– Пока я хоть чуть соображаю, мне нужно кое-что тебе сказать. Не знаю, для чего ты стала троллем, может быть, из вредности, может быть, по какой-то другой причине, но должен предупредить: если ты не хочешь быть троллем навсегда, лучше брось это дело!

– Фплиф…

С потолка уже падали маленькие камешки, кладка потрескивала, замок раскачивался. Похоже, братья-драконы всерьез решили вышибить друг из друга дух.

– Брось. Это не игрушки. Здесь тебе не дворец. Это, как говорят умные существа, реальная жизнь. Я тролль от самого рождения, и я знаю, что значит быть тупым неповоротливым остолопом, получать обидные прозвища, плевки в спину и камни. Не думаю, что тебе это нужно, принцесса. Ты ничего не выиграешь. Побаловалась – и довольно. Возвращайся к Чиквасору и потребуй, чтобы он вернул тебе человеческий облик! А затем вернись во дворец и иди по той стезе, которую избрала для тебя судьба, – выйди замуж за принца, стань королевой, сделай наконец счастливой своих подданных. Сделай так, чтобы они не проклинали тебя во веки веков за то, что ты сбежала и бросила их на произвол судьбы. Найди смелость взять на себя ответственность. Игры закончились. Я открою дверь, и мы убежим. Похоже, что драконы решили уничтожить друг друга – следовательно, нам тут не место.

– Стой! – сказала принцесса, когда я шагнул к двери, разминая пальцы. – Стой! Ты, дурень, так ничего и не понял?

– Не понял? Что я должен понять?

Где-то наверху грохнуло так, словно уронили здоровенный таз размером с целое королевство.

– Эх ты, увалень, тупой неповоротливый остолоп!

– Бьянка, кажется, времени немного… И потом… Я же сказал…

– Что ты сказал? Думаешь, имеешь право приказывать принцессе?

– Приказывать – нет. Кое-что разъяснить – да. Все-таки именно мне твой отец тебя отдал!

– Подумаешь! Я сама принимаю решения, кем быть, где и когда! – фыркнула Бьянка. В этом она вся. – Ты даже не спросил ничего, а полез с нравоучениями. Думаешь, мозги заполучил, так теперь все можно? Я-то умной была подольше тебя. А насчет судьбы и «стань королевой» – лучше не играй с огнем, тролль, не буди во мне зверя. Я не для того смылась из дворца, чтобы…

Я схватился за решетку и одним движением вырвал толстую тяжелую дверь.

– Погоди… что значит – смылась?

– Ничего! – Бьянка выскочила из винного погреба.

– Но…

– Отставить! – Ну прямо строевой сержант какой-то! Троллька надвинулась на меня, точно грозовой фронт. – Послушай, громила, не думай, что ты тут самый умный, что имеешь право указывать мне, что делать, а чего не делать, кем быть, а кем нет! Я – принцесса, ты прав. Что ты знаешь? Я-то стала троллем, а ты сможешь превратиться в наследницу престола?

Я окончательно повернулся не в ту сторону.

– Бьянка… Может, сначала выйдем отсюда, а потом продолжим безобразную сцену? В безопасном месте.

Принцесса схватила меня за грудки и прижала спиной к стене. Я и ойкнуть не успел, как Бьянка поцеловала меня в губы, оторвалась, потом приникла снова. Падающие с потолка камни были ей нипочем. Впрочем, мне тоже.

– Смирно! – сказала троллька, хватая меня за шиворот. Я превратился в тающий кусок масла. – Тебя что, девушки ни разу не целовали, что ли? Эй!

– Нет…

Она проговорила какие-то слова, в которые сумела вложить все свое удивление, все свое изумление, все свое восхищение и прочие чувства.

– Идем же, идем, тупой увалень! Не хочу быть погребенной в этом дурацком месте! Меня от него тошнит! Упокоиться в такой могиле – стыдобища…

Бьянка волокла меня по коридорам подземной части замка, а я волокся за ней, как мешок. Ну скажите, если она такая сильная, почему сразу не освободилась из погреба? Тут мне пришло в голову, что это нечто вроде проверки или чего-то в этом роде… Только какой смысл?

Оторвавшийся от потолка участок кладки соприкоснулся с моим лбом, и в подземелье стало светло, как днем. Искрами из глаз я осветил узкое помещение, помогая моей невесте найти нужный дверной проем.

– Тебе надо подрабатывать фейерверком на праздниках, – сказала принцесса. Волочась вниз по лестнице, я производил головой ритмичное «Бум, бум, бум!». – Так, мне это надоело! Встать! Чума бубонная и тонзиллит! У тебя что, ноги из воска или как?

Тут я вспомнил, что я мужчина, более того, сынок мамаши Глиббы, которая бы ни в коем случае не потерпела такого слюнтяйства. Подумаешь, поцеловали! Подумаешь, попало по лбу двухсоткилограммовым камешком! Тролль ты или не тролль? Прямо вижу, как Глибба подносит к моему носу богатырский кулак. После такого тебе остается только быть троллем или не быть вовсе никем.

Я выпрямился и прорычал что-то воинственное.

– Вот это да! – сказала принцесса. – Так бы сразу. Вижу, что не прогадала…

– Э? – Я посмотрел на нее, как прежде, когда не слишком блистал умом.

– А знаешь, мне все равно! Пускай и не будет у тебя мозгов, какая мне разница?! – прогремела Бьянка, чем-то воодушевившись. – Может, без мозгов-то и лучше, а? Стоп! А я? – Как в этом хаосе девица успевает задумываться и одновременно расшвыривать тяжелые камни в тех местах, где туннели уже завалило? Что ни говори, моя невеста полна талантов. – Я что, тоже отупею, буду пузыри пускать на луну и по полчаса думать, на какую ногу надеть ботинок? Э-э-э… Не спи – замерзнешь!

– Я…

Троллька дернула меня за руку и заставила бежать за собой. Очень скоро нам удалось выскочить к широкой лестнице, ведущей наверх. Я авторитетно подтвердил, что это она и есть – по ней я недавно спускался.

– Тогда валим.

Мы повалили и выскочили в зал, где драконы занимались силовыми упражнениями. Потолок здесь почти весь рухнул, со стен тоже много чего отвалилось – ложные колонны там, барельефы, лепнины; каменный трон превратился в кучу обломков, и среди всего этого строительного мусора Бреккелот и Креккелот с жаром лупили друг друга. Бьянка остановилась посмотреть.

– Вот те на! Я думала, ты шутишь насчет второго, Фплиф! Откуда он взялся?

– Это его брат, Креккелот, – сказал я.

– Чего? Какой еще Кры…

– Долго объяснять! Бежим!

Вокруг нас валились на пол фрагменты кладки – те, что не успели упасть раньше и ждали только нашего появления. Мы бежали, уворачиваясь от них, глотая облака пыли и стараясь не угодить под горячую руку кому-нибудь из братьев-драконов. Эх, и весело было! Вспоминается бесшабашный и экстремальный во всех отношениях праздник Йоль – особенно прошлогодний… впрочем, рассказывать долго. Замечу только, что после праздника половина населения Вороньего Глаза угодила, как выражаются цивилизованные народы, в реанимацию.

Чудища забыли обо всем на свете и всецело отдались неконтролируемому насилию. Сцепляясь в клубки, словно дерущиеся кошки, они самозабвенно перекатывались из угла в угол, орали, визжали, рычали, хрюкали и пищали. Казалось, во взбудораженном зоопарке дает концерт банда умалишенных флейтистов.

Мы драпали к выходу, а со всех сторон мелькали драконьи хвосты и лапы с коготками величиной со столовый нож. Чуть зазеваешься, и употребить тебя можно будет только в качестве колбасы. А еще огонь. Пыхали братцы им редко, но метко и успели порядком друг друга закоптить. Один сгусток огня врезался в стену прямо над моей головой неподалеку от выхода. Это происшествие придало мне ускорения – и, точно ошпаренный, я прыгнул во дворик замка, под шатер приветливо мерцающих ночных светил.

Чтобы не мешать Бреккелоту и Креккелоту выяснять отношения, я закрыл двери главного здания. Отсюда и не скажешь, что внутри идет суровая битва. Уродливое строение стояло непоколебимо. Странно, однако нельзя забывать о магии, которая пронизывает это место (и всю эту историю, в частности).

Я сел на каменную ступеньку, чтобы немного оклематься. Покрытый пылью и копотью, ваш любимый тролль, должно быть, напоминал самого большого в мире грязнулю. Да и принцесса выглядела не лучше. Посокрушавшись, что теперь ей абсолютно не в чем выйти в люди, Бьянка подскочила ко мне и потребовала объяснений. Мол, откуда взялся второй дракон и с какой стати эти чудовища вздумали драться.

Ну почему эти принцессы такие неугомонные? Почему им все надо знать, причем срочно? Почему бы им не оставить несчастного Фплифа одного?

Бьянка не отставала, и я сдался. Мой рассказ хромал на обе ноги и падал при каждом удобном случае, оставалось жалеть, что Аспарагуса нет рядом – он бы не растерялся, собирая воедино такую кучу сведений. Потом я вспомнил, что кот вроде как занят и что Аспарагус на самом деле дракон, а не пожиратель мышей.

– И ты думаешь, я поверю в эту ерунду? – Принцесса села рядом со мной.

– Поверь. Так и есть.

Бьянка посмотрела на меня. Сейчас никто не узнал бы в ней наследницу престола Баркарии. Замарашка высшей пробы.

Кажется, раньше она хотела приключений и свободы. Так вот они – больше, чем достаточно даже для такой взрывной барышни.

– А я думала, ты сам поумнел, а это все Амулет, – сказала Бьянка.

– Сам не могу. Проклятие никого из нас не спрашивает.

– Почему же я не отупела, когда стала троллем?

– Потому что ты и не тролль!

Бьянка бросила в меня два сверкающих глаза:

– Я тролль! Я хочу быть троллем!

Пришлось с удивлением отметить, что принцесса не шутит.

– Не понимаю.

– Чего не понимаешь?

– Ничего, – ответил я.

Моя невеста стукнула кулаком по истертым каменным ступеням.

– Для меня это единственная возможность… возможность… Понимаешь…

У меня стало складываться впечатление, что да, понимаю. В следующую секунду это понимание вдруг куда-то ушло. Не привык тролль к столь тонким оттенкам смыслов, полусмыслов, намекам и прочему из разряда интеллектуальных развлечений. В нашей среде, среде здоровенных увальней, подозреваю, подобные изыски никогда в ходу не были, даже до Проклятия.

Так или иначе, Бьянка вела себя в последнее время весьма необычно. С того момента, как ей удалось уговорить Чиквасора свершить превращение, все пошло наперекосяк. Возьмите наш разговор у винного погреба. Очень странные вещи говорила моя невеста, вам не кажется? И ведь нет бы сказать прямо, в чем дело! Так она ходит, как все девицы, вокруг да около. Надеется, поди, что я сам о чем-то таком догадаюсь.

А чего стоит этот ее поцелуй! Он-то здесь при чем, скажите на милость? Что мы, дети малые или как?

Во всей этой истории мне одно совершенно теперь непонятно: для чего я ушел из Вороньего Глаза и отправился в это идиотское странствие? Чего не сиделось дома?

Как замечательно было бы прямо сейчас взять и удрать куда-нибудь подальше. Построить хижину на болоте или на озере и жить в свое удовольствие, не ввязываясь в магические дела, не становясь поперек дороги разным волшебным драконам, королям, принцессам и чародеям. Да, хорошо бы. С удовольствием дал бы деру прямо сейчас, но приходилось помнить, что я – Избранный, а от Избранности, как теперь становится ясно, просто так не отделаться.

Правда, теперь ситуация изменилась. Мне вроде как дали отставку. Прибить дракона нельзя, снять Проклятие Бреккелот не может. Что прикажете делать? Может, ухлопать обоих братцев?

– Чего задумался? – Бьянка пихнула меня локтем.

Я сделал вид, что в горло мне что-то попало, и закашлялся. Оказывается, кашлем можно прикрыть смущение. Никогда бы не подумал.

– О том, что будет дальше, – ответил, что пришло в голову.

– Слушай, давай, пока есть возможность, поговорим начистоту!

Бьянка решительно взяла меня за руку, и эта ее решительность заставила меня поджать уши, как говорят кошки. Я струхнул. Пес его знает почему, но не из-за ее же бездонных очей… правда?

Нас прервали, и я возблагодарил мистические силы, что это случилось. Бьянка убрала руку, издавая недовольное шипение, подобно дракорогу, которому мешают спать.

Теперь мы были не одни.


предыдущая глава | Невеста тролля | cледующая глава