home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

Мне снился сон. Будто выхожу я из нашей деревни, Вороньего Глаза, и иду непонятно куда. Когда я прошел уже порядочный кусок в этом направлении, вдруг наступила зима, и это настолько удивило меня, что я сел прямо в снег и стал думать. Занятие не из легких, как вы знаете, но как-то нужно было убить время. Пока я сидел, мой зад замерз до невозможности, а снег шел и шел, превращая Фплифа в сугроб. Так бы я и пропал, если бы не старик тролль, который вдруг появился из снежной круговерти. Он был сердитым – как тогда, в пещере.

– Сидишь? – спросил тролль-шаман.

Я ответил, что вроде бы сижу. Старик затопал ногами, осыпая меня ругательствами. Неужели я успел уже что-то натворить?

– Помнишь об Амулете, который я тебе дал? – спросил старик, отдышавшись.

– Да…

Впрочем, нельзя было определенно сказать, помнил я или нет.

– Это не просто зуб дракона. В нем большая сила. Именно тебе она предназначена. Понял?

Я кивнул. Зачем мне еще сила? Я и так сильный.

– Наша встреча была предрешена, и если бы ты не строил из себя законченного кретина, все пошло бы по-другому!

Старик навис надо мной, его лицо покрыл слой льда, но глаза горели, точно раскаленные угольки.

– Понимаешь ли ты, о чем я говорю, тупица?

Я снова дал утвердительный ответ – зачем расстраивать дедушку?

– Так вот, я скажу тебе то, что не смог сказать в пещере, когда Предки неожиданно позвали меня к себе!..

Стало еще холоднее. Я задрожал.

– Слушай! – гаркнул старик.

И тут мою заднюю часть начал кусать мороз. Если раньше он только пощипывал ее, точно пробуя на вкус, то сейчас просто вцепился зубами. Из-за этого я совершенно не понимал, о чем толкует мне старикан, – а он говорил, да еще как! Изо рта летели капельки слюны, которая мигом замерзала в холодном воздухе. И еще он трясся, словно осиновый лист или, скажем, трусливый заяц под кустиком. Его могучий кулак придвинулся к моему носу, чтобы сыграть роль весомого аргумента, но и это не помогло. Мороз так сильно прихватил мой зад, что я уже не мог терпеть.

Издав могучий рык (позднее я с раскаянием узнал, что из-за него пал смертью храбрых небольшой сарайчик с железной крышей), Фплиф проснулся.

Странное дело – вокруг меня снова было лето, то самое, не другое. Чудеса, подумал я, а затем вспомнил, что просто-напросто закемарил, пока люди обсуждали свои сложные вопросы.

Оглядевшись, я увидел носившихся взад-вперед работников Вузида. Почему они всегда ведут себя так, словно где-то пожар или наводнение? Подозреваю, что никто из них не умеет даже пешком ходить, если вы понимаете, о чем я: медленно переставлять ноги и любоваться пейзажем. Вот и сейчас было то же самое. Все бегали и орали, точно кто-то им сказал, что сюда направляется огромный страшный дракон, и всем с минуты на минуту понадобятся похоронные принадлежности.

– Диарея, почесуха и энтероколит!!!

Это Ее высочество – нет никаких сомнений.

– Вы неправильно делаете! – сказала она кому-то.

Странно – сон кончился, а моя южная сторона все еще подвергалась чьей-то агрессии. Я поглядел в ту сторону и увидел мэтра Чиквасора, который жизнерадостно тыкал в левую часть моего седалища своим посохом. Вот, оказывается, в чем дело! А я-то! Значит, дело не в морозе.

Словно бы не заметив, что Фплиф из Вороньего Глаза уже не спит, а вполне бодрствует, Бьянка выхватила у чародея его посох и проорала:

– Этим его не разбудишь!

Старикан замешкался в поисках слуховой трубы. Принцесса ненадолго взвилась в воздух и бросилась к моей северной оконечности. В руке ее был посох чародея, глаза сверкали, как звезды, на щеках пылал румянец, похожий на рдеющие угли. Не знаю, что на самом деле она собиралась сделать, но подозреваю, что эта волшебная орясина предназначалась для моей головы.

Вдруг, обнаружив, что я не сплю, а пытаюсь сесть, Бьянка остановилась, врывшись каблучками сапожков в землю. Поднялось облако пыли.

– Ах!.. Чума и холера! Ты не спишь? Ну, славно-славно! – Моя невеста закусила губу, еще сильнее покраснев, и начала рассматривать что-то под своими ногами. Затем ее одолел кашель. Я уже заметил, что это Особый Кашель – он нападает на людей очень часто во время смущения и неловкости.

Чиквасор нашел-таки свою трубку, приставил ее к уху и повернулся туда, где уже не было принцессы.

– Я вас не очень расслышал, извините!

Бьянка не могла ему ответить, потому что была в другом месте.

– Слушай, тролль, больше так не делай, – сказала принцесса. – Мы тебя будили минут двадцать. А вообще ты дрых все четыре часа, пока мы собирались… Понял? Это приказ!

– Ч-т-т-то?

– Приказ!!! – завизжала Бьянка.

Чародей отнял трубку от уха и заглянул в нее с широкого конца. Щебеча, оттуда вылетела испуганная насмерть птичка, за ней последовала другая, потом третья. Чиквасор покачнулся, хватая воздух руками, – ведь у него не было посоха, – и свалился на спину, точно сухая коряга. На земле он принялся шевелить конечностями, подобно майскому жуку, и издавать вопли, которых бы не постыдилась и выпь. Слуховое приспособление тоже упало, и еще несколько птиц выпорхнули из его с виду не таких и глубоких недр. Решив, что связываться с ненормальными себе дороже, вольные пташки взяли курс на ближайший лес.

Принцесса стояла и смотрела. Потом она что-то такое сказала в адрес нынешних времен, искусства магии и ее адептов, включая их ни в чем не повинных родственников.

В это время несколько работников Вузида подбежали к магу и подняли его с земли, отряхнули хламиду, после чего Бьянка торжественно вручила ему посох. Ожидая различных каверз со стороны слуховой трубки, Ее высочество все-таки нашла в себе смелость взять ее и передать Чиквасору. Тот поблагодарил и спросил, не соблаговолит ли «прекрасная юная особа» сказать ему, где и в каких краях он находится. Принцесса изменила цвет и прорычала, словно волчица, что, если она скажет, старикан об этом пожалеет. Тогда Чиквасор с вежливой улыбкой приставил трубку туда, куда и раньше, и попросил повторить. Бьянку как ветром сдуло.

Честно признаюсь, от всего этого мельтешения у меня закружилась голова.

Откуда ни возьмись появился Рофиррик. Он сказал, что ему поручили ввести меня в курс дела, и принялся вводить, не объяснив, что это значит. Неподалеку собралась толпа – полюбоваться нашей беседой, во время которой я вежливо кивал. Секредурь потратил много времени, пока добрался до конца своей длинной речи, а потом спросил, все ли я понял. Постаравшись сосредоточиться, я ответил:

– Мы… ед-д-дем? – Для тролля не так уж плохо.

Рофиррик, как мне показалось, стремительно посчастливел. Видимо, ему удалось справиться с заданием, в чем бы оно ни заключалось. Лично я понял следующее: я, принцесса, Рофиррик и чародей Чиквасор – все мы отправляемся в путь. Причем сборы уже закончены, и мне остается только встать и идти. Я встал и пошел, но Рофиррик вцепился мне в руку и повис на ней, издавая пронзительные вопли. Я посмотрел вниз и влево. Тощий и нескладный орал мне, чтобы я остановился и не смел действовать без приказания своей госпожи.

Тут же появилась сама госпожа – принцесса Бьянка. Она отогнала Рофиррика, обозвав его болваном, и велела мне не забыть мой рюкзак и ждать сигнала. Это было совершенно правильно, ибо без рюкзака уйти я не мог. Стоило мне озаботиться этой проблемой, как произошло еще одно маленькое чудо – работники Вузида в количестве не меньше десяти голов приволокли рюкзак прямо к моим ногам. Я улыбнулся, чтобы поблагодарить добрых людей, но их сдуло в мгновение ока. Вот бы мне научиться так быстро ходить по земле! А что, если потренироваться?..

Принцесса изо всей силы подергала меня за рукав. Я посмотрел на нее.

– Слушай в оба уха! – потребовала она, выставив указательный палец. – Запоминай! Наклонись – для лучшего понимания!

Ее глаза горели не хуже, чем у старика тролля, который мне только что приснился (а чего он там такое говорил-то?), поэтому я не мог ослушаться.

– Я поеду на лошади, магистр Почесор поедет в своей тележке, Рофиррику, хотя он этого и не заслужил, тоже выделили клячу. Понимаешь?

Понимаю. Вроде бы.

– А ты идешь пешком за нами. Это значит, что ты будешь все время идти за нами и не терять нас из виду! – сказала моя невеста. – Если мы остановимся, ты тоже остановишься. В общем, требуется от тебя совсем немного, тролль! Просто смотри во все глаза и слушай во все уши. Обещаешь?

Я подумал всего три минуты – так мне показалось. За это время принцесса успела сплясать целый танец.

– Я б-б-бу-уд-д-ду д-д-дел-лать т-т-то, ч-т-т-то н-на-д-д-до…

Бьянка улыбнулась, утерла пот со лба.

– Ну вот, можем, когда хочем… то есть хотим.

Гордый собой, я огляделся по сторонам и постарался приосаниться, как делают иногда люди. Меня приветствовали радостным смехом и хлопаньем в ладоши (до чего же приятно!). Вспомнив, что у людей в ходу воздушные поцелуи, я послал один из них толпе зевак. Нельзя забывать, что я герой, Победитель Дракона все-таки. Без меня, я думаю, здешний люд просто захирел бы на корню и земли опустели от края до края.

Да, а что насчет медали? Неужели никто так мне ее и не вручит?

Что-то укололо меня в коленку, и я посмотрел что. Это была принцесса. Прицелившись ногой, она врезала по ней еще раз.

– Не спать, тролль! И что это за представление? Относись к делу серьезно!

Я пообещал, что буду относиться серьезно, а потом вытер слюни, которыми от волнения забрызгал себе живот.

А потом все тронулись. Впереди ехал возок волшебника, запряженный двумя ушастыми мулами, рядом пристроилась моя невеста на гнедой лошадке, забыв о своих трудностях с верховой ездой. Позади нее ехал Рофиррик, а уж за ним шел я с туго набитым рюкзаком на спине. Была еще одна лошадь – для груза гостинцев, которые дали принцессе местные жители. Что там, я не знал, но думал об этом некоторое время после того, как мы двинулись в путь, и пришел к выводу, что в больших пузатых сумах лежат награда старому чародею и вещи, которые возжелала иметь Бьянка. Совершенно ясно, что она не тот человек, чтобы отказаться от подарков. Все-таки во дворце выросла.

Процессия наша взяла на восток, спустилась по одной дороге, потом очутилась на другой. Горы остались на севере, их вершины я провожал взглядом, пока они не скрылись за высокими деревьями. Дорога теперь шла через лес. Некоторые местные жители сопровождали нас довольно долго, им интересно было, что случится дальше. Но ничего не случалось. Мы просто ехали и шли, а потом снова ехали и шли, потому что заняться было нечем. Постепенно люди отстали, помахав нам вослед, и остались самые упорные из людей – дети. Их шумливая толпа провожала нас еще мили три. Своим галдежом малявки сумели распугать всю живность в окрестностях, всех птиц, всех зверей. Я обернулся. За мной выстроилась целая колонна чумазых коротышек. Они распевали какие-то дикие песни, дрались на палках, канючили, что хотят домой, таскали друг друга за волосы, и самые важные и авторитетные из них утверждали, что пойдут с нами, куда бы ни лежал наш путь. Сами понимаете, такая обстановка не располагает к размышлению. В особенности, когда к тебе обращаются: «Дядя тролль, расскажи сказку!», или: «А как ты укокошил дракона? Расскажи!» – и все в таком духе. Дети иногда напоминают комаров – это открытие для меня было неожиданным! – они вьются вокруг тебя и пищат, пищат, пищат, норовя свести с ума. Внезапно в спину мне начали бросать камешки, кто-то заверещал, что «эта дубина ничего не слышит, надо привлечь его внимание по-другому!» Некоторое время я терпел, надеясь, что дети отвяжутся, но они не отвязывались. Легче, наверное, убрать репей из собачьего хвоста.

Решив положить конец этой кутерьме, я остановился и повернулся назад. Толпа детей замерла, сразу стало тихо, как в глубокой пещере. Может быть, малышня решила, что я расскажу им сказку – иначе почему тогда они так смотрят? С надеждой? Будучи добрым и воспитанным, я бы сделал это, но только мне нужно было идти дальше. Если я задержусь, моя невеста разгневается и опять разволнуется, что ей явно не на пользу. Лучше всего было объяснить детям, что я спешу. Только я приготовился выполнить эту нелегкую задачу, как в нос мне попала какая-то пушинка. Так быстро, что я чихнул в тот же миг, не успев приготовиться.

Раздался треск, несколько веток оторвались от ближайших деревьев и упали, покатившись по дороге. Детский хор протянул нечто вроде: «А-а-а!» – и, когда я открыл глаза, куда-то исчез. Ни одного ребенка рядом не оказалось, – словно по мановению волшебной палочки, – и я не заметил даже самого завалящего мальчугана. Передо мной встала новая загадка. Куда они подевались? А, должно быть, вспомнили о срочных делах у себя дома и ушли, пока я чихал! Что же, вполне разумное объяснение. Да и потом – их родители наверняка будут волноваться, если возлюбленные чада пропустят обед или ужин. Вот моя мамаша очень волновалась в таких случаях. Когда я опаздывал, она орала на всю округу: «А, явился, а я уж думала, ты не придешь!» Она бы очень расстроилась, пропади я пропадом в самый неподходящий момент.

Убедившись, что дети отправились по своим делам, я развернулся и потопал следом за лошадью Рофиррика, чья задняя часть (я имею в виду лошадь) виднелась впереди шагах в семидесяти.

Лес благоденствовал, и если бы его тишину не нарушали вопли Бьянки, разговаривающей с магистром Чиквасором далеко впереди, было бы совсем замечательно.

Так начались новые приключения, о которых я и поведаю далее, если у меня хватит на это мозгов.


предыдущая глава | Невеста тролля | cледующая глава