home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

– Ваше высочество!

Он появился из-за угла и превратился в соляной столб. Мне пришлось срочно остановиться, чтобы не сшибить и не растоптать беднягу, рисковавшего стать мокрым местом. Незнакомец был тощим и нескладным, словно некий предмет мебели, изготовленный неумехой с кривыми руками. Непокорные волосы торчали во все стороны (неужели я его так напугал?), на носу сидела какая-то штуковина – два прозрачных кругляшка с дужками, что цеплялись за уши. На плече тощего и нескладного висела торба, разбухшая от напиханного внутрь хлама. Я даже подумал, как может этот клоп тащить такую тяжесть.

– Ваше высочество! – повторил тощий и нескладный. – Как это может быть? Боги всемогущие! Это же… это же…

– Так, стоп! – сказала Бьянка сверху. – Стоп! Тролль, сними меня!

Я снял. Принцесса подошла к незнакомцу и посмотрела на него в упор, потом уперла руки в бока.

– Ну, отвечай, кто ты такой! Только быстро! Нам некогда! Откуда ты меня знаешь?

– Как же мне не знать? Как? Ведь я Рофиррик!

– Кто-о-о? Таких имен не бывает!

– Как это не бывает, Ваше высочество?! – изумился вышеназванный Рофиррик. – Но ведь меня так зовут…

– Сочувствую, – отозвалась Бьянка заносчиво. – Кстати, не советую орать на всю улицу, что я высочество, понял?!

– Ваше… то есть, будет сделано. – Рофиррик поклонился. Как-то, на мой взгляд, слишком вычурно – есть у людей такое слово.

– Перестань выкобениваться, я сегодня не в настроении, Рурик, поэтому могу и врезать…

– Врезать, – очумело повторил тощий и нескладный.

По всему видно, что встреча с нами произвела на него неизгладимое впечатление. Ничего не понимая, он воззрился на меня. Я робко помахал ему и попробовал изобразить обаятельную улыбку. Тролли, конечно, не мастера по этой части, вы имели возможность убедиться, но я старался.

В свете уличных факелов мне показалось, что Рофиррику сделалось дурно. Он пялился на меня так, словно я вот-вот его съем.

– Так это… п-п-пр-р…

– Еще один заика! – всплеснула руками Бьянка. – Остановись, пока чего-нибудь не случилось!

Она схватила его за грудки. Коленки бедняги слегка подогнулись.

– Итак, ты…

– Значит, это правда! – выпалил он, бледнея, а потом зеленея.

– Что правда?

– Что вы… ваш отец, что Его величество отдал вас первому попавшемуся… И этим попавшимся был тролль! Король запретил говорить об этом, но я слышал, как стражники шептались… Они видели.

– Шептались, значит. – Лицо принцессы не выражало ничего хорошего, ничегошеньки. – А ты кто такой? Нет, ты кто такой, я спрашиваю?!

Рофиррик переводил взгляд с меня на принцессу и обратно. Забавно он смотрелся, это уж точно.

– Я… п-п-п…

– Дыши глубже! – прорычала Бьянка.

Он последовал ее совету.

– Я писарь. Работал в канцелярии первого советника Горомунда. Младший писарь-секретарь! Разве вы меня не помните?

– Тебя? Помнить? Да ты кто такой есть, чтобы тебя помнить? – надулась принцесса.

Пара-тройка зевак остановилась в отдалении, чтобы посмотреть на происходящее, но от моего взгляда все разбежались.

– Я… в общем… Что?

Рофиррик обмяк без сил и привалился к стене:

– Я думал, вас уже нет в живых. Что он… того, в общем, вас сожрал…

– Как видишь, нет.

Я сумел воткнуть в их разговор заинтересовавший меня вопрос. Не тот ли он рыцарь, о котором Бьянка говорила. И должен ли я выйти с ним на бой.

Услышав мои слова, Рофиррик задрожал и чуть не бухнулся наземь. Принцесса поймала его и прислонила к стенке.

– Это не рыцарь, тролль, а всего лишь писарь… Писарь! Секретарь…

– Сек-кр-ред-дурь, – повторил я диковинное слово.

Бьянка махнула в мою сторону. Многие так делают, намекая, что мы, тролли, безнадежны.

Ну не рыцарь так не рыцарь. Драться именно сейчас у меня не было желания. Стало быть, подождем настоящего воителя. Хотя бы покрупнее этого.

Я зевнул. Тянуло спать. Если бы не принцесса, я бы давно выбрался из города и устроил где-нибудь в лесной чаще себе берлогу. А там бы выспался досыта, не обращая ни на что внимания.

– Он вас не съел… И что это значит? – спросил тем временем Рофиррик.

– То, что книжки врут, – сказала девица. – Все до единой. Во всяком случае, по отношению к нему. Он не людоед.

– А кто?

– Просто тупая здоровенная образина. Ты бы видел, что стало с медведем, который хотел на меня напасть, после того как тролль к нему приложился! Ба-бах! Это было круто!

Рофиррик стрельнул в меня глазами и с каким-то недоверием, что ли, перевел взгляд на Бьянку.

– И вот мы таскаемся с ним по Драмтейгу и не можем отыскать себе жилье на ночь. Денег нету. Но даже не в том дело, он бы отработал, – но мест не предвидится из-за наплыва всяких оборванцев. Ума не приложу, что делать. Я голодная и хочу отдохнуть. Знаешь, каково это, ехать весь день на троллевой шее?

Рофиррик был не в курсе. Зато моя шея могла бы сказать, что значит таскать на себе принцессу, пусть и такую легкую, но со скверным характером.

– Я знаю одно место за городом, – сказал писарь. – Таверну. Там есть комнаты. Может, потому, что все ринулись в Драмтейг и тем самым освободили места. Мне удалось найти комнатушку. Если вы захотите отправиться туда… – Голос Рофиррика дрожал, но он боролся с дрожью и почти победил, – я провожу.

– Хотим, правда, тролль? Я бы отдала что угодно за обыкновенную кровать с соломенной циновкой! Не хочу спать на земле! – Принцесса топнула ножкой, словно юная резвая кобылка. – Ну, тролль, пойдешь?

Я сказал, что пойду. В принципе я тоже не возражал против крыши над головой, хотя какие крыши могут найтись у этих малявок для такого парня, как я?

Принцесса не стала забираться мне на шею, а пошла рядом с новым знакомым. Фплиф из Вороньего Глаза шагал позади них, обеспечивая свободный проход. Видя меня, толпа расступалась.

– Как ты здесь оказался, писарь? По служебной надобности, что ли?

Рофиррик покачал головой. Его тревожил мой топот за спиной. Парнишка то и дело оглядывался.

– Не по служебной… То есть я больше… я больше не работаю во дворце, – сказал он.

– Вот как? Вышвырнули, что ли? И чего ты натворил? Бочку с чернилами своровал, да?

– Нет, что вы! Просто… – Снова дрогнувший голос. – Это личное. Личные обстоятельства.

– Между прочим, я почти что твоя королева. Ты должен говорить мне всю правду!

– Я не могу сказать, – отозвался писарь, втягивая голову в плечи.

– Прохвост, прощелыга, поглядите на него! Сбежал из дворца, оставил важную королевскую службу, понимаете ли! И ради чего? Ради каких-то там личных обстоятельств! А может, ты мне дурочку ломаешь? Напакостил и решил дать деру, пока уши не надрали? Признавайся!

Писарь отпрянул, поддавшись такому напору. Он был близок к отчаянию. О да, если моя невеста насядет на кого-либо, пиши пропало!

– Да нет же, нет… Моя совесть чиста. Я не вор. Но мне пришлось убежать. Вот и все!

– Вот и все! – передразнила Бьянка. – Ты просто неблагодарный тип. Я – королевская дочь, а мой отец кормил тебя и содержал, платил жалованье, немалое, поди, а теперь ты даже правду мне сказать не хочешь?

– Это слишком личное, – настаивал Рофиррик.

– Тьфу! С ума с вами со всеми сойти можно! Ну и ладно! Вот умру, будете знать!

– Почему умрете? – не понял писарь.

Конечно, для тролля-недоумка никто не будет говорить помедленней, а потому я почти ничего не понимал из их дружеской беседы.

– Умру потому, что буду думать, думать, думать над этой загадкой, а потом моя голова лопнет, как тыква. И кто за это ответит? Конечно, ты, Рофик!

– Почему я?

– Потому! Только твоя честность спасет меня от ужасной смерти, Руфис…

– Меня зовут Рофиррик.

– Тем более.

Принцесса и писарь гуляли по улице, перескакивая через свежие лошадиные яблоки. Я перешагивал, хотя и не так ловко. Как же здесь мало пространства для маневров! В иных местах улочки достигали такой узины, что надо было протискиваться боком. Я боялся, что, в конце концов, застряну, как тот медведь из сказки.

– Я все равно не могу вам рассказать… – сказал Рофиррик.

Писарь был крепким парнишкой. Принцессе не удавалось вытянуть из него больше, чем он сказал до того.

– Тролль с тобой! – сказала Бьянка. – Как хочешь!

Они шли молча, хотя и недолго.

– Что у тебя в твоей дурацкой сумке? – спросила девица.

Писарь отодвинул свою торбу от ее длинного пальца.

– Ну там… всякие вещи… такие, всякие…

– Не мямли!

– Вещи там. Книги…

– Книги? Книги, значит! Хочешь сказать, что ты еще и грамотный!

– Ну конечно. Я же писарь!

– Ах да… – Принцесса засопела. – Все равно – ты прохвост и скользкий тип…

– Вообще-то, мама мне всегда говорила, что я добрый и умный, – сказал Рофиррик.

– Много она понимает!

– А вот и понимает. Со мной она знакома дольше, чем вы! Вы вон меня даже не узнали, хотя я часто при вас записывал разные документы!

– И что это, по-твоему, значит? Что я должна была кинуться к тебе на шею и облобызать сверху донизу? Никогда на свете!

– Я этого и не прошу, – вздохнул писарь.

– Вот и не проси. Слушай, почему вокруг все такие трудные?

– Потому что это не королевский дворец.

– Ох как тонко замечено! Будь моя воля, я бы тебя, наглеца, взашей выгнала за пределы королевства. Ладно. Когда я снова окажусь на своем месте, приму тебя в канцелярию, а потом при всех с позором выгоню!

– За что? – спросил Рофиррик.

– Найдется! Хотя бы за то, что ты нахал!

Писарь испустил глубокий вздох, который был похож на все мои прошлые вздохи, и произнес:

– Странно, что тролль вас не сожрал! Очень странно!


предыдущая глава | Невеста тролля | cледующая глава